научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_poddony/glybokie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Самиздат
Аннотация
Если вкратце, то содержание книжки сводится к такой схеме: «Жизнь до секты – жизнь в секте (в начале было хорошо) – жизнь в секте (все потихоньку сходят с ума) – жизнь в секте превращается в сплошной кошмар – возвращение к христианству». Нечто похожее наблюдается во многих хрюсианских агитках, повествующих о «бывших», примеров на моём сайте уже немало. Лично мне немного жаль эту женщину (если, конечно, всё изложенное является правдой), особенно после слов:
«И как верить в Бога? Ведь я уже не могу не верить. Я все равно верю. Я не могу быть материалисткой – с этим покончено навсегда. Не могу я и жить, не задумываясь ни о чем. Все равно ведь буду задумываться!»
Яна Завацкая
Черная книга или Приключения блудного оккультиста
Часть первая. «Цветок мира»
На чем ты медитируешь,
Подруга светлых дней?
Какую мантру дашь душе
Измученной моей?
БГ.
Четыре года назад наша машина летела по залитому солнцем немецкому автобану. Дети спали на заднем сиденье. Муж сказал мрачно:
– Ладно, я там с детьми погуляю, а ты заседай.
– Мог бы и не ездить, – огрызнулась я, – Кто тебя заставлял?
– Ты что, всерьез думаешь, что я отпущу тебя одну с грудным ребенком к черту на кулички?
Помолчав, он добавил.
– Ты хоть расскажи мне, что это за «Роза мира»… о чем хоть там говорится. Я же не читал…
К тому времени мы жили в Германии уже четыре года, сбежав от мрачного постсоветского настоящего и будущего, от нищеты и безысходности, как многие, «ради ребенка»… Уже смогли как-то определиться, муж нашел хорошую работу. Старший сын болел, и я постоянно находилась с ним дома (а первые годы – и по больницам). Родилась дочь, которой было в тот момент 9 месяцев.
Мы уже совершили переход от атеизма к неопределенной вере «во что-то высшее». Муж, впрочем, давно увлекался «энергетикой», еще в школе и в армии самостоятельно научился снимать руками головную боль. Мои поиски верного пути к Богу стали в последнее время весьма интенсивными. Пожалуй, больше всего тогда меня привлекало учение Блаватской-Рерихов. Но к тому моменту мы находились на той стадии, когда, по выражению одного известного церковного писателя, люди ставят на полку кучу книг по разным религиям и учениям, и время от времени берут почитать то одну книгу, то другую… Не только книги, конечно. К тому времени, мы встречались уже с разными людьми – с баптистами, иеговистами, мормонами, оккультистами разных направлений, даже ездили к самому Лазареву! В какой-то момент меня потянуло в церковь – католическую, поскольку это было ближе всего. Я окрестилась, и это время было в моей жизни самым счастливым, спокойным… С тех пор я иногда посещала мессу, причащалась. Но церковь была для меня просто – приятным местом, такой воскресной игрой, ритуалом. Христианское учение казалось слишком примитивным. И продолжая ходить в церковь, я продолжала и читать книги Рерихов и Блаватской. А что? Главное – это расширять свое сознание… вместить все. Чем больше, тем лучше. Так говорили мои учителя.
При чем здесь, собственно, «Роза мира»? Минутку терпения. Вот при чем.
Наше тогдашнее состояние можно охарактеризовать одним словом – «поиск». Ведь путь, который мы прошли, довольно известен. Сначала человек понимает, что «там что-то такое есть». Ему нужно уяснить для себя, что же «это» такое. И что в связи с «этим» нужно делать. То есть сначала идет поиск Истины. Потом, когда Истина принята, начинается поиск того, каким образом себя этой Истине посвятить и как жить ради нее.
Истину, как нам казалось, мы нашли. В учении Блаватской-Рерихов. А вот как жить ради этой истины? Заниматься магией, «расширением сознания»… к счастью, в тот момент нам еще не встретились любители астральных путешествий и медитаций. А в первоисточнике – у самой Блаватской и у Елены Рерих – строго-настрого запрещено этим заниматься. Я была, так сказать, «ортодоксальной рериховкой» – то есть даже безобидные медитации строго осуждала. Тем не менее, что-то же хочется делать! Ну хоть что-нибудь – ради просветления мира!
Можно над этим смеяться, конечно. Я и сама воспринимаю это сейчас с иронией. Надо же – счесть саму себя уже настолько просветленной, чтобы желать «спасать погрязшее во тьме человечество». Но ведь многие люди и сейчас горят этим желанием, и не воспримут эту иронию. Мне хочется написать так, чтобы поняли они… Так вот тогда я мечтала о просветлении мира примерно в таком плане. Я верила в существование Иерархии Света, Высших Учителей или, по терминологии Д. Андреева, Светлых Братьев… которые, естественно, занимаются спасением, помощью, поддержкой светлых ростков в человечестве, постоянной борьбой с темными силами. И моей самой сокровенной мечтой было – помочь хоть одному из этих самых Братьев, ну хоть как-нибудь… ну хотя бы движением своего сердца (и Агни-Йога уверяла меня, что это вполне возможно).
Так возьми мое сердце!
Возьми и позволь
Разделить хоть на миг
Твою ношу и боль.
Надо сказать, что мой муж относился к жизни гораздо более трезво… что не мешало ему разрабатывать собственную теорию Вселенской Гармонии и с увлечением обсуждать со мной Блаватскую.
В таком состоянии человеку очень свойственно искать единомышленников. В особенности тех, с кем можно было бы делать настоящее Дело. На благо Света. Пока мы не очень в этом преуспели. Подружились с одной молодой парой, такими же искателями, как мы – и все.
И вот однажды в русскоязычной газете я увидела большую статью за подписью… ну, предположим, Александра В.
(имена участников этой истории, за некоторыми исключениями, изменены).
Статья была несколько сумбурная, но, как говорится, «пронизанная светлой энергией». Речь там шла о «Розе мира» (автор тезисно излагал содержание книги) и о том, что в Германии организуется официальное общество «Розы мира». Желающие – пишите автору статьи. Эта самая энергетика – восторженный пафос, искренность автора – заразила меня. Я тут же села и накатала длинное письмо Александру В., который по тексту статьи представлялся мне ровесником, молодым человеком лет 25… Мы обменялись с ним несколькими письмами. С удивлением я узнала, что В. уже за 50, что он профессиональный (бывший) композитор, жил и творил в Питере, что у него взрослые дети… Вскоре он прислал мне официальное приглашение на открытие общества «Роза мира». Я тут же позвонила ему домой, трубку взяла жена В. – я спросила: «Можно ли приехать с грудным ребенком»? Мне разрешили, и тогда я поговорила с мужем. «Ну уж нет, поедем вместе. Я тебя в такую даль по автобану не отпущу».
Сам он был настроен скептически. В Германии это вообще оправдано – здесь так принято разными способами выманивать у людей деньги, что доверие обесценивается. Мой муж подозревал во всей этой затее что-то нечистое. Тем более, видя мой энтузиазм…
– Ну как я могу пересказать тебе «Розу мира»? Это читать надо. Книга сложная…
Но подумав, я начала рассказывать. Это оказалось не таким уж невыполнимым делом. «Розу мира» я прочитала давно, она мне нравилась. Но я прочитала ее уже после Рерихов, и видимо поэтому восприняла как естественное продолжение и расширение рериховского учения. До сих пор не понимаю, почему «розамиристы» так упорно противопоставляют свой «талмуд» теософии и агни-йоге. Основные положения очень и очень похожи… не сходятся только частности – скажем, отношение к Советской власти, кем является в посмертии Жанна Д Арк, и прочие мелочи. И то, и другое – ньюэйджевские учения. Впрочем, анализом «Розы мира» я займусь позже. Сейчас мне нужно только отметить, что для меня было не так уж важно – теософия там декларируется, или «Роза мира»… Это все равно примерно одно и то же, по крайней мере – все это от Светлых Сил. Из одного источника.
Короче говоря, «Розу мира» я мужу пересказала. Мы приехали во Франкенек – деревушку, расположенную в живописном горном курортном районе. Хозяин встретил нас у порога.
Сухонький, невысокого роста, седой интеллигент с острой бородкой и горящими глазами. Он подал нам руку (или даже обнял? – не могу сейчас сказать точно). Красавица жена (назовем ее И.) – высокая, стройная, очень заботливая и хозяйственная – проводила нас вниз, в просторную гостиную, откуда сквозь стеклянную стену открывался ошеломляющий по красоте вид на горную долину. Здесь уже рассаживались будущие члены «Розы мира» – их собралось, навскидку, около двух десятков. Мы принялись знакомиться, вначале робко, потом все смелее.
Мой муж, кажется, совершенно забыл о своем намерении пойти погулять с детьми. Позже он признался, что его ошеломило, во-первых, количество собравшихся – он ожидал увидеть трех-четырех человек. Во-вторых, серьезность подхода Александра к делу.
Тут же началось торжественное собрание, посвященное рождению общества «Роза мира». Был приглашен представитель властей (единственный немец среди нас), общество официально зарегистрировано, внесено в какой-то там список, официально назначены положенные по штату должности (председатель, заместитель, секретарь, казначей, еще кто-то там). Голосовали за все по советской привычке единогласно, дружно поднимая руки (а как еще, когда никого и ничего не знаешь).
После официальной части расселись за стол, пообедали и принялись знакомиться. По предложению Александра знакомство шло по кругу. Каждый кратко рассказывал о себе.
Сейчас я прерву повествование. Мне кажется, наступил подходящий момент, чтобы подробно рассказать о членах общества. Но не так, как они сами говорили о себе тогда (я уж и не помню этого), а просто коротко рассказать их предыдущую «духовную биографию». В дальнейшем обо всех этих людях еще будет идти речь, поэтому немаловажно заранее знать, что они из себя представляют.
Я начну с самого Александра В., создателя и председателя общества «Роза мира».
На собрании он представил свою книжечку, в которой суммировал собственный предыдущий духовный опыт, приведший его к созданию общества. Эту книжечку он уже перевел на немецкий, отпечатал в Питере на обоих языках и теперь просил нас о помощи в распространении. За что мы, конечно, тут же с радостью взялись.
Я просто перескажу вкратце содержание книжечки.
Жил-был советский композитор Александр В. (русский, беспартийный, нет, не был, не привлекался, не имеет). Писал он неплохую, наверное, музыку, в основном, для театра. Был, как все советские люди, атеистом. И вдруг однажды в 1995 или 96 году услышал по радио передачу, в которой читали отрывок из «Розы мира». Книга его заинтересовала, он ее нашел и прочитал. И тут же понял, что вся его жизнь отныне должна измениться! Он обрел Истину. (Дальше в книжечке идет пересказ и комментарий нескольких положений «РМ»).
Тут по сложившимся обстоятельствам пришлось Александру с семьей уехать в Германию (И., его жена – русская немка). В Германии он между делом узнал, что в Мюнхене живет такой старец Тимофей. Этот старец построил своими руками после войны Церковь примирения Запада и Востока, ему уже больше ста лет, и вообще человек это уникальный. Александр с женой тут же поехал к Тимофею. Церковь Тимофея не принадлежит ни одной из конфессий, а построена по требованию Божьей Матери, явившейся Тимофею во время войны. Александр побывал у Тимофея, заснял его рассказ на пленку, восхитился дедушкой и духом, царящим в церкви и записал в книге посетителей: «Это первая церковь Розы Мира» (Правда, Тимофей сам потом возмущался: «Какая еще Роза Мира? Не знаю никакой Розы Мира! Мне как Матушка Царица Небесная сказала, так я и построил»).
Потом Александр узнал, что в Индии есть такой аватар, то есть живой Бог на Земле, зовут его Сатья Саи Баба. И тут же понял, что живого Бога надо увидеть своими глазами. Разве можно упустить такой шанс! Представьте себя во времена Иисуса – Он ходил по земле, а вы упустили шанс Его увидеть! (к тому времени Александр успел стать еще и православным, но об этом он почему-то в книжке не пишет). В общем, будущий председатель «Розы мира» взял билет в Индию и полетел. Увидел своими глазами живого Бога на Земле. Восхитился и самим Богом, и его идеями, очень близкими и созвучными «Розе мира». Повстречался со многими очень интересными людьми. Скажем, Евгением Авербухом (имя подлинное), уникальным целителем, живущим тоже в Германии. И Борисом Гребенщиковым, который как раз находился тогда у аватара.
Вот и все содержание брошюры В… В ней откровенно отражен духовный путь и стаж нашего председателя.
Как раз вернувшись от аватара, В. и взялся всерьез за организацию общества, призванного просветлять мир.
О семье В. упомяну только вкратце. И. – сама музыкантша и преподаватель музыки, блестящая женщина, всю жизнь посвятившая талантливому мужу. В настоящий момент работала и работает в вальдорфской школе аккомпаниатором и дает частные уроки. Дочь, Л., скрипачка и мать очаровательной семимесячной девочки. Ее муж, тоже музыкант (виброфонист). Сын, У., через год уехавший учиться в Петербург.
Ну и остальные члены общества.
Семья Е. и Ю. (плюс двое маленьких детей). Увлекаются восточными учениями, в частности, йогой. Довольно поверхностно. Много читают по эзотерике. (такие же «искатели», как мы). К «духовности» пришли года 2–3 тому назад.
Э., врач, в Германии пока профессионально не устроен. Семья, двое детей. Занимался психотерапией, методиками изменения сознания, увлекался развитием сверхъестественных способностей. Стаж «духовности» – несколько лет.
Ин., ветеринар, разведена, сын. Увлекается всем «духовным» подряд. Много читает по эзотерике.
А., разведена, дочь-подросток. Увлекалась Агни-Йогой, вообще эзотерикой. Довольно давно (лет десять, возможно?) Узнала о существовании Сатья Саи, совершила к нему поездку. Стала убежденной и восторженной последовательницей Бабы. К В. приехала потому, что тот тоже ездил к Саи Бабе.
Семья Ал. и О. (дети взрослые, живут отдельно). Увлекались эзотерикой в широком смысле. Общались с ясновидящими, ходили на разные курсы (еще в России). Серьезных результатов не достигли, но увлечение осталось. Стаж увлечения – лет 5.
Н., бард, довольно талантливый сочинитель песен. интересовался духовностью. В частности, читал Гурджиева, ту же «Розу мира».
Ш., (муж, трое детей) «ивановка» (последовательница Порфирия Иванова). В свое время излечилась от серьезного заболевания по методу Иванова, и с тех пор неукоснительно ему следует. Интересуется также «вообще духовностью».
Ц., разведена, дети взрослые. Художница «духовного» направления. Стаж увлечения духовностью – примерно 5 лет. Основной интерес – «Агни Йога». Посетила Аркаим, и с тех пор обладает слабыми способностями к ясновидению (получает «информацию» свыше, иногда видит прошлые жизни людей). Пишет духовные картины, содержание которых тоже приходит ей «свыше».
Д., самый старший член общества, уфолог (причем с большим стажем – чуть ли не десятки лет). К сожалению, страдал алкоголизмом. Писал Александру восторженные письма такого содержания: «Скоро в нашем обществе будут миллионы людей». Через два года умер от рака. Александр с сожалением вспоминал Д. как «Первого строителя Розы Мира».
Здесь я перечислила только тех членов общества, кто позже играл в нем активную роль. Были и другие, разумеется. Кто-то пришел, кто-то ушел… Это не так уж существенно для моей истории.
Пока нужно отметить следующее – у подавляющего большинства стаж «духовности» составлял от 2х до 6 лет, духовность была размытой и достаточно «всеядной». Не присутствовало ни одного человека, хотя бы регулярно посещающего какую-нибудь церковь, причисляющего себя к какой-нибудь конфессии (два исключения – В. считал себя православным, я – католичкой… но полной воцерковленности не было ни у меня, ни у него). Разброс по возрасту очень большой – от 20 до 70 лет. Разброс по профессиям тоже – от слесаря до композитора.
Я обязательно должна упомянуть еще о двух членах общества, которым предстоит сыграть в нем одну из главных ролей. Это наши друзья, молодая пара (самые молодые члены общества). Их дети на год моложе наших. Эти ребята приехали только на второе заседание общества, наслушавшись наших восторженных рассказов, и сразу пришлись ко двору. Назовем их, скажем, Лена и Костя.
Их путь к «духовности» был примерно таким же, как у нас. Правда, Костя был гораздо более активным, чем мой муж. Он постоянно знакомился с какими-то людьми, ездил на разные собрания, много читал самой разной литературы… Словом – находился в Поиске. Чего-то Большого. Главного Дела Своей Жизни. Лена поддерживала мужа во всем. Добрая, умная девушка, из-за переезда в Германию не сумевшая закончить университет, она горела желанием помогать людям (как и я – просветлять мир). И надо сказать, она умела это делать (в отличие от меня). К ним постоянно ходили знакомые, плакались Лене в жилетку на свою несчастную жизнь. Лена умела слушать, жадно интересовалась подробностями жизни других людей. Поплакаться ей в жилетку было приятно. Она любила людей. Люди отвечали ей тем же. Иногда ей удавалось и реально кому-то помочь…
Итак, мы познакомились. После этого началось, собственно, заседание общества.
Во время официальной части уже был принят Устав (который В. самостоятельно разработал и разослал всем заранее). У меня нет под рукой экземпляра этого Устава, да к тому же я не выношу официальных бумаг. Поэтому я скажу лишь несколько слов.
Устав поражал своим размахом, совершенно не вязавшимся с количеством собравшихся людей и их реальными возможностями (аусзидлеров, наполовину безработных). Стратегические цели приятно удивили меня сходством с таковыми у Теософского общества: – установление на Земле братства всех людей, независимо от цвета кожи и религиозной принадлежности, синтез религий, изучение скрытых способностей человека (я могу что-то путать, помнится уже плохо). Для достижения этих целей наше общество должно было: всячески пропагандировать идеи «Розы мира» и Сатья Саи Бабы (он тоже был внесен в устав), издавать и распространять литературу по этим вопросам, создавать произведения искусства «розамиристской» тематики, создавать школы и больницы и даже строить церкви (!) Я сразу задала себе вопрос, что реально из перечисленного доступно для кучки аусзидлеров, половина из которых не имеет работы, большая часть слабо знает немецкий язык, и естественно, никто не имеет никаких связей в Германии.
Наш председатель взял слово. Говорил он долго. Рассказывал о Тимофее и его церкви. И о том, что он понял – мы должны строить новую церковь на месте Тимофеевской.
(к слову – Тимофей поставил свою церковь на Мюнхенской свалке. Но потом эту свалку расчистили и построили там Олимпийский стадион. Церковь старого чудака при этом пощадили. Теперь она является достопримечательностью Мюнхена и стоит в самом центре Олимпийского Парка. Земля там бешено дорогая и вообще не продается).
Идея безумная, Александр и сам это сразу признал. «Нам остается надеяться только на чудо», – смиренно сказал он. Нам никогда не получить землю в Олимпия-Парке, никогда не получить ни разрешения, ни нужных средств… «Одним из вариантов является привлечение в наше общество миллионеров», – сказал Александр. Я подумала, что это шутка, но позже выяснилось, что Александр был абсолютно серьезен.
Постороннему человеку невозможно понять, почему мы в тот вечер с энтузиазмом поддержали идею Александра. Да! Наше общество будет строить Церковь Розы Мира! Это безумие, но… это благородное безумие!
Даже спустя годы, даже после разочарования в обществе, я входила в эту гостиную – и сразу включалось чувство необыкновенной близости чего-то Высшего… Какой-то запах навсегда остался в этом помещении. Мы видели горящие глаза друг друга, мы слушали замечательные песни нашего барда, мы делились самым сокровенным, самым дорогим… Мы были так счастливы, что наконец-то нашли друг друга!
И еще – у нас было чувство, ясное, четкое ощущение, что мы не одни. «Значит, мы не одни, значит, кто-то невидимый с нами». Мы считали это Божественным Присутствием. Кто-то из Светлых Братьев почтил своим присутствием наше общество. Другие, возможно, считали, что это сам Сатья Саи наблюдает за нами. Или среди нас присутствует дух Даниила Андреева.
Мы были обречены на это общество. Мы были больны им. И в этот день наша жизнь изменилась бесповоротно.
Я помню, как вернулись домой на следующий день, и как я встала с уверенностью, что теперь все будет иначе. Ведь у меня есть Настоящее Дело! Я вела ребенка в садик и размышляла, чем же я могу быть полезной такому замечательному обществу… надо написать статью в ту газету, и еще в эту… надо еще с тем-то связаться. Может быть, вот эти-то заинтересуются?
Правда, потом я передумала писать. Пока не о чем. Ведь никаких дел еще нет, только планы. У дедушки Тимофея я сама еще не была… А что писать о том, что будет – или не будет…
Все равно приподнятое, восторженное настроение держалось несколько дней. Потом оно как-то прошло. Ведь мы жили тогда за 400 км от Франкенека. Александр уже жил своим Делом, жил делами общества. А мы… мы постепенно снова погрузились в будничную рутину.
В бытовые заботы, ссоры (отношения в семье давно не ладились), в детские болячки и прочие проблемы. Когда подошел срок второго собрания общества «Роза мира», нам уже как-то и ехать не хотелось. Мы сами уже не понимали, зачем эта церковь, что за ерунда. Атмосфера забылась, и непонятно, что же там такого привлекательного… Но мы все же поехали.
И снова Александр разворачивал перед нами сияющие перспективы. Мы будем строить церковь! Он искал подходы к бургомистру Мюнхена. Сейчас самое главное – получить разрешение, а там уж видно будет. Тогда же Александр дописывал свою музыкальную мистерию «Роза мира» и собирался ехать с ней в Россию. Попутно были задушевные разговоры, песни под гитару, импровизированный концерт, обмен «духовным» опытом.
Потом снова – домой, снова быт и обыденная, серая жизнь, в которой нет места сияющей розамиристской феерии. Снова ссоры, непонимание, обиды… Не хочу подробно писать о наших проблемах, это все-таки дело духовника, скажу лишь, что проблемы эти были очень серьезными. Были попытки развода… семейная жизнь представлялась нам обоим какой-то страшной беспросветной мукой.
Так продолжалось довольно долго. Собрания были отдушиной, проблеском ослепительного света в нашей жизни – материально обеспеченной, но духовно непереносимой. Мы ощущали присутствие Божественного. Мы наперебой мечтали о будущей Церкви, проектировали ее все вместе. В практику вошли медитации – все садились вокруг горящей свечи и каких-то странных символов, закрывали глаза и – кто во что горазд. Медитировать-то толком никто не умел. Ходили гулять. Ивановки наши на виду у всех бегали босиком по снегу и обливались водой из ведра. Много разговаривали. В общем, все было замечательно! Самая большая роскошь – роскошь человеческого общения. Все наслаждались этой роскошью, как могли. Александр задавал тон и создавал у нас впечатление, что мы делаем Настоящее Дело. По крайней мере, вот-вот, уже сейчас начнем его делать! Вот сейчас… вот напишем еще письмо бургомистру… вот еще подождем…
Но делом занимался один Александр. Он съездил в Россию, и поставил в Иркутске свою «Розу мира» (позже наши ребята помогли ему выпустить ее на СД). Познакомился заодно с вдовой Д. Андреева Аллой Александровной (кстати, замечательная женщина! И в отличие от своего мужа, настоящая православная) Пригласил ее к нам в гости. Ну, и еще в его жизни произошло много важных событий.
Кое-что случилось и в нашем обществе. Н., наш бард, принес «Анастасию», мы все прочитали ее и восхитились… Приезжал на встречу с нами тот самый целитель– саибабист, Евгений Авербух… ну и другие события.
Какой-то общей теоретической концепции у нас не было. Устав никто толком даже не помнил, к нему относились как к чистой формальности. «Роза мира» не являлась нашей Главной Книгой, как и ни одна другая книга или учение не были для нас главными. Мы были Сами По Себе.
Единственное, пожалуй, что у нас декларировалось вслух – это Любовь. В. всегда с удовольствием рассуждал о Любви. Бог есть Любовь. Любовь есть объединяющая, цементирующая сила мироздания. Не любить легко, а любить трудно – давайте любить друг друга. Мы любим друг друга, и это главное. В «меморандуме», подготовленном им для интернета, значилось «создание школ, в которых ученики будут учиться любить друг друга на практике» (к счастью, мы вовремя заметили это весьма двусмысленное выражение). И еще – из поучений В., которые он мне выдал, когда узнал, что я посещаю интернетовский форум и принимаю участие в дискуссиях (с его точки зрения, это исключительно вредное занятие, и он всячески меня убеждал оставить его): Надо ЛЮБИТЬ, а не дискутировать!
Поэтому и в обществе у нас главным считалась Любовь. Друг к другу. Нет, не в пошлом смысле, разумеется. В самом высоком. Любовь – это значило никогда не говорить ничего дурного («не распространять негатив» – типичное выражение), ничего и никого не отрицать, никогда не спорить (спор, дискуссия – это нарушение принципа Любви). У нас проводились «литературно-музыкальные» вечера, и на них часто, наряду с действительно интересными выступлениями Н., семьи В., выступали доморощенные поэты с неграмотными стихами, безголосые певцы, у которых нельзя было ни слова понять – но все очень терпеливо слушали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 вино leyda 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я