научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/ido-showerama-8-5-90-28312-grp/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Ричард Старк: «Человек, изменивший лицо»

Ричард Старк
Человек, изменивший лицо


Паркер – 02



OCR Денис
«Ричард Старк. Охотник»: Центрполиграф; Москва;
Оригинал: Richard Stark,
“The Man With the Getaway Face”
Ричард СтаркЧеловек, изменивший лицо Часть первая Глава 1 Размотав бинты, Паркер взглянул в зеркало на незнакомое лицо. Кивнул ему, потом посмотрел на отражение доктора Адлера. Паркер находился в клинике немногим более четырех недель. После конфликта с одним из синдикатов Нью-Йорка, особенно после дерзкой экспроприации некоторой суммы, принадлежавшей этому синдикату, или Компании, как они себя называли, Паркеру срочно понадобилось изменить свое лицо. Теперь, после операции, оно совершенно не напоминало прежнее. За новую физиономию Паркер заплатил почти восемнадцать тысяч, и от заработанного у него осталось только девять.Итак, Паркер стоял перед зеркалом, внимательно вглядываясь в чужое лицо. Он увидел длинный, прямой птичий нос, плоские теки, большой, почти безгубый рот, выступающую вперед челюсть. Крошечные швы под бровями оттягивали их немного вниз. Прежними остались только глаза — узкие, холодные, твердые.Работа была выгодная. Платили вперед. И Паркер снова одобрительно кивнул своему новому лицу в зеркале. Потом повернулся и посмотрел на доктора. Тот бросил бинты в корзину для мусора.— Когда отсюда можно выбраться?— В любое время, когда захотите.Доктор Адлер был высок, костляв, седовлас. С 1931 по 1939 год он был членом калифорнийской коммунистической партии, а потом загремел в лагеря. После второй мировой войны он делал пластические операции в Оригоне, потом приобрел частную практику в Сан-Франциско. Но в 1949 году комиссия конгресса вспомнила о его прошлом. И с 1951 года его пластические операции объявили вне закона. Только в больнице штата Небраска, неподалеку от Линкольна, хирург смог продолжить свою работу.Доктор Адлер прошелся по комнате и остановился у двери.— Когда оденетесь, сойдите вниз, в мой кабинет. Для вас там есть письмо.— От Джо Шира?— Наверное, от него.Джо Шир был старым другом Паркера, который поручился за него доктору. Врач ушел. Паркер открыл шкаф, вынул темно-коричневый, ненадеванный костюм, который купил как раз перед больницей. Сбросив белую пижаму, Паркер облачился во все новое и опять оглядел себя в зеркале во весь рост. Он был высок, строен, с квадратными боксерскими плечами и узкой талией. Ноги длинные, крепкие. Огромные ручищи перевиты выступающими венами. Он отнюдь не был похож на человека, который делает деньги, сидя за столом. Новое лицо его не портило, как впрочем и старое. Удовлетворившись своей внешностью, Паркер взял чемодан и спустился вниз. Больница занимала большое здание. Кабинет доктора, приемная, жилые комнаты для персонала были на первом этаже. Палаты для больных — на втором. Больница была рассчитана на 23 пациента. Для обслуживания их нанималось четыре человека: две медсестры, повариха и мужчина для всех видов работ — “мастер на все руки”.В заведении редко бывало больше одного пациента. Иногда вообще не было ни одного. Но больница продолжала существовать.Паркер вошел в кабинет врача.— Оставил свои старые одежки наверху. Можете их выбросить.— Хорошо. Вот письмо. Доктор передал конверт.Паркер распечатал его. Внутри оказалась маленькая, нацарапанная карандашом записочка.“Мистер Ансон!Думаю, вас может заинтересовать скорость продвижения вклада с тройным уровнем защиты, гарантирующим прирост прибыли, по крайней мере, до 50 тысяч в невероятно короткий срок. Если так, то свяжитесь с мистером Ласкером в Цинциннати. Он в “Уорике”. Джо”. Паркер перечитал послание, перевернул конверт, рассматривая, как он был запечатан.— Я получил его незапечатанным, — поторопился предупредить Адлер.— Грубовато работаете, — заметил Паркер и бросил конверт на стол. Врач пожал плечами.— Иногда я получаю письма распечатанными, поэтому, случается, читаю корреспонденцию.— Джо сказал, что вам можно доверять.— В операциях — конечно. Но не в почтовых отправлениях, — проговорил доктор, криво усмехнувшись. — Я — врач, мистер Ансон. И моя работа — это единственное, что мне нужно. Если бы обстоятельства изменились, я стал бы работать в Сан-Франциско с более уважаемыми пациентами и более доходной практикой. И все же, несмотря ни на что, я — врач, и это самое главное. Доктор — не доносчик и не вор. Сейчас вот получу от вас деньги, вы уйдете, и мы, несомненно, никогда больше не встретимся. Тем не менее, можете рекомендовать кого-нибудь еще, если человеку понадобится другое лицо. А это письмо я прочел из любопытства.— И часто у вас возникает такое желание?— Мои слабости и любопытство никогда не вредят моим пациентам, мистер Ансон.Паркер призадумался, наблюдая за собеседником. Джо предупреждал, что доктор немного со сдвигом, но беспокоиться из-за этого не стоит. Паркер пожал плечами.— Ну ладно. А смысл письма вам понятен?— По правде сказать, нет. Но было бы любопытно узнать.— Оно о захвате бронемашины с тремя охранниками. Угон собираются совершить на главной магистрали, ведущей в город. И 50 тысяч — это моя доля в деле.Паркер нагнулся, взял письмо и подал доктору.— Видите, вот здесь?Врач снова медленно прочел письмо, держа его в обеих руках. Руки у него были такие чистые, что просто светились. Врач кивнул.— Да, понятно.— Ваш шофер сможет отвезти меня в город?— Конечно. Попытайтесь найти его на кухне.— Благодарю. Я возьму свой чемодан.— О, конечно. Я совсем забыл.Доктор встал, подошел к сейфу, открыл его и вынул светло-коричневый кейс. В нем хранились восемь тысяч пятьсот долларов. Все состояние Паркера.Паркер взял кейс.— Гора с горой не сходятся, а человек... Еще неизвестно.— А я вот сомневаюсь, — ответил доктор. Когда Паркер ушел, врач еще и еще раз перечитал письмо, и едва заметная улыбка искривила его губы. Глава 2 “Мастер на все руки” доктора Адлера получил в свое время травму головы, хотя на ринге никогда не бывал. В 30-е годы он был лидером партии сельскохозяйственных рабочих-сезонников. И во время стачки штрейкбрехеры “починили” ему мозги. После этого он расстался с политикой. Теперь ему было 54 года, лицо его было изрыто оспой, а около глаз виднелись шрамы. Доктор звал его Стабсом.Паркер действительно нашел его на кухне. Стабс сидел за столом, держа обеими руками белую кофейную чашку. Повариха Мей читала какой-то роман.— Вам приказано отвезти меня в “линкольне”, — обратился к Стабсу Паркер.Стабс метнул в его сторону недовольный взгляд.— У нас только “крайслер”.— А ты случайно не дурачишь меня, приятель?— Нет, — ответила за него Мей и повернулась к Стабсу. — Поезжай в город. Он хочет, чтобы ты его отвез. Она смерила Паркера взглядом.— Это распоряжение доктора?— Конечно.Стабс нехотя отделился от стола.— Никогда не водил “линкольн”. Куда вам ехать? Мей снова вмешалась.— В город, Стабс, в город. Да еще, я думаю, с грузом.— Да замолчишь ты наконец, ведьмища! — не выдержал шофер и повел гостя через кухню к черному ходу. Здание самой больницы было деревянным, а гараж располагался отдельно в кирпичном сарае, слева от главного корпуса.Паркер погрузил на заднее сиденье “крайслера” чемодан и кейс, а сам сел рядом со Стабсом на переднее. Шофер долго возился, чтобы вывести машину из гаража, потом сделал круг почета и, наконец, выехал на дорогу, ведущую в город.Ехали они молча. Паркер курил и посматривал по сторонам. Неожиданно он начал ощущать свое новое лицо. Лоб и щеки стянуло, будто они были намазаны клеем, который стал теперь высыхать.Недалеко от города Стабс вдруг свернул с дороги, остановил машину и обернулся к пассажиру. Лицо его сморщилось от напряжения.— Я провожу беседу с каждым нашим пациентом, когда он уезжает. — Казалось, он с трудом подбирал слова. Паркер вытащил сигарету и ждал.— Однажды некто захотел получить новую физиономию. А когда доктор помог ему в этом, то он решил убить врача. Чтобы никто не узнал, кто скрывается под новым обличьем. Абсурд, конечно. Наш доктор — единственный человек, которому можно доверить свою жизнь. Но тот парень так не думал, поэтому мне пришлось с ним посчитаться. Понимаете меня?Паркер улыбнулся.— Думаете, и со мной можно так же?— Надеюсь, вы не позволите себе ничего подобного, — сказал Стабс.Пассажир внимательно разглядывал шофера. Нет, на хвастуна он не похож.Паркер в задумчивости пожал плечами.— Мой приятель Джо Шир рекомендовал мне этого доктора как порядочного человека. Я верю ему, — заметил он. Стабс кивнул, соглашаясь.— Я только хотел предупредить.— Понятно, — ответил Паркер.Весь остальной путь они молчали. Стабс отвез Паркера на железнодорожную станцию, и тот купил билет на Цинциннати. До поезда оставалось еще три часа. Сдав вещи в камеру хранения, Паркер пошел в кино. Глава 3 Человек, называющий себя Ласкером, сидел на краешке кровати, когда Паркер вошел в номер “Уорика” — четырехэтажного отеля с грязноватым кирпичным фасадом. Комната была с зеленоватыми оштукатуренными стенами и имитацией старого персидского ковра на полу.Настоящее имя Ласкера было Ским. Едва Паркер переступил порог, Ским поднял на него глаза, быстро отставил стакан с виски и полез под подушку.— Разве Джо не предупредил тебя о моей новой физии? — спросил Паркер.Рука Скима застыла, только наполовину вытянув пистолет.— Ты Паркер?— Вот именно. Ским спрятал кольт.— А как тебя звали в Небраске?— Ансон.— Ну и изуродовали же тебя. Я чуть было не выронил от удивления стакан, — проворчал Ским.Паркер подошел к окну. К задам отеля примыкали кирпичные строения с какими-то проржавевшими металлическими конструкциями на крышах. Внизу, под окном, виднелся дворик, заваленный консервными банками и обрывками бумаги.— Неудачное местечко ты себе подобрал, Ским, — заметил Паркер. Ским резко поднял стакан с виски. Несколько капель упало на ковер. Ским в замешательстве взглянул на Паркера.— Мы пока не можем диктовать условия. А эта работа мне нужна. Так что, принимаем то, что предлагают.Паркер знал, что Ским, как и многие подобные ему бродяги, жил случайными заработками. Все заработанное он мгновенно проматывал. Другим хватило бы на пять лет того, что он просаживал за год. Ским ходил ободранный, как нищий. Как ему удавалось все спустить и куда оно девалось, Паркер не имел понятия. Сам он зарабатывал и тратил деньги совсем по-другому. Жил в лучших отелях, одевался модно и дорого, владел парой автомобильных стоянок и бензоколонками.Паркер отошел от окна и плюхнулся в кресло в разноцветных заплатах.— Итак, кто еще в деле?— В основном, мы с Ганди Маккеем. В резерве — Лу Матсон и коротышка Боб Фолей. В дальнейшем, может, еще кто понадобится. Там видно будет.— Ты хочешь, чтобы я финансировал дело, да?— Зато у нас сейчас есть нужные знакомства, Паркер, — отозвался Ским.Когда говорил Паркер, бледно-голубые, водянистые глаза Скима были устремлены на собеседника. Если же Ским сам что-либо произносил, то таращился куда-то в сторону или в угол.— Конечно, — согласился Паркер. — А что это за ищейка?— Она немножко того... “Задается”. Цену себе знает... Но, в общем, девка, что надо, — проговорил смущенно Ским.— Если она раньше никогда не бывала в таких делах, откуда у нее знакомства? — спросил Паркер.— Через меня. Встречался с ней как-то. — Ским еще больше смутился. Внешне он чем-то напоминал кочергу. Кожа да кости. Вместо нормального “шарика” — тощий огурец на цыплячьей шее с узлом адамова яблока посредине. На лице выступали только нос и скулы.— Мы как-то оказались с ней вместе, — продолжал Ским, как бы извиняясь, что лезет со своим свиным рылом в калашный ряд. — Она работает в Джерси в придорожном ресторанчике.— Ничего не знаю о ней, — с сомнением произнес Паркер, закуривая.— Самостоятельная особа. Я видел ее в деле.— Что-то мне все это не нравится.— Слышал, что-то случилось с одной из ваших женщин? Паркер пожал плечами.— Она получила пулю, вот и все. А теперь умерла.— Алма — о'кей, уж поверьте мне.— Меня вообще женщины не устраивают в деле. Натерпишься с ними.— Здесь совсем другое. Алма будет работать со мной.— Ладно, увидим. Как дела?— Все в порядке. Сейчас все покажу вам. — Ским опустошил стакан, подошел к туалетному столику и вытащил из нижнего ящика конверт. Другого стола в комнате не было, поэтому он положил конверт прямо на кровать. Первое, что Ским вынул из него, была подробная карта Нью-Джерси.— Вот здесь, — сказал он и ткнул пальцем где-то поблизости от Нью-Йорка. — Видите? Маршрут “Р” проходит южнее, мили на две ниже Рерта-Амбос.Паркер понимающе кивнул. Палец Скима мешал ему рассмотреть все получше, но он ничего не сказал, не желая смущать собеседника.— На западной стороне дороги находится ресторанчик. Вот там, видите? Между двумя красными линиями, вправо.— Ясно, Ским. И в этом заведении работает официанткой Алма.— Верно! — Палец заскользил дальше по карте. — В городе Элизабет есть банк. Одно его отделение имеется в Ньюарке, другое — в Фрихолде. Каждый понедельник бронеавтомобиль направляется из главного банка в Фрихолд. Понятно?— И они останавливаются в том ресторанчике, — тут же заметил Паркер.— Вот именно! Сам городишко небольшой, а банк вполне солидный. Мы подсчитали, что каждую неделю машина перевозит тысяч пятьдесят, а может и больше.Паркер нахмурился.— Всего-то. Из письма я понял, что только моя доля составит пятьдесят тысяч.Ским был явно смущен и взволнован.— О нет, Паркер! Я никогда не обещал Джо ничего подобного.— Ладно. Возможно, это ошибка. Бывает.— Я имею в виду — как минимум, тысяч пятьдесят. А может, и все семьдесят. Или даже восемьдесят, кто знает? Паркер стряхнул пепел сигареты на ковер.— Значит, если повезет, то чистенькими я получу только восемь—десять тысяч? Игра не стоит свеч.— Зато работа легкая. К тому же другой пока нет. А мне уж очень нужны деньги. Может, у вас есть что-нибудь получше? — спросил Ским, выжидательно приоткрыв рот.— К сожалению, нет.Да. Времена наступили неважнецкие. Наличными у Паркера оставалось только около девяти тысяч. Так дальше невозможно. Надо что-то придумать — иначе деньжат не останется на черный день.— Хотелось бы поработать с вами, Паркер. Знаю вашу хватку, — пробормотал Ским.— Пятерых, пожалуй, не надо, — задумчиво заметил Паркер. — Много людей в бронемашине?— Может, вы и правы. — Ским снова полез в конверт. — Мы собирались провернуть все в ресторанчике. Позвольте показать вам план. Видите, вот здесь заведение. А рядом шоссе, где припарковывается много автомобилей.Паркер с трудом мог разглядеть что-либо из-под пятерни Скима. На листке бумаги толстой карандашной линией был обведен район вокруг ресторанчика. Ресторан, судя по всему, располагался ярдах в шести от шоссе, по обе стороны которого останавливались машины.— Вот сюда они въезжают каждый понедельник утром, между десятью и одиннадцатью. Шофер — и рядом на переднем сиденье — охранник. Другой охранник — на заднем сиденье. Они ездят так уже много лет. Выработалась привычка, которой не изменяют. Появляются в десять тридцать или в одиннадцать, припарковывают машину на стоянке. Видите? Вот здесь.— Все ясно, — буркнул Паркер.— Вот и хорошо. — Ским снова взглянул на чертеж. — Потом шофер и охранник, сидящий сзади, заходят в ресторанчик, пьют кофе, болтают... Возвращаются в машину, и выходит второй охранник. Все делается минут за пятнадцать.Паркер кивнул, Ским перевел дыхание.— Теперь самый ответственный момент: нам нужно два тягача-трейлера, один большой. Тягачи потащат бронемашину вниз, на девятый маршрут. Двое — шофер и охранник — будут в автомобиле. Потом тягачи сожмут бронемашину с двух сторон. Алма позаботится о том, чтобы посетители ресторанчика не приближались к окнам и не увидели, что происходит. Прямо за трейлерами пойдет наш автомобиль.Паркер машинально кивал, но постепенно уже начинал терять терпение: он не любил кустарную работу. Да еще целых пять ртов. И все — на эти несчастные пятьдесят тысяч. Выходило по десять тысяч на нос. Да еще надо оплатить тягачи и автомобиль, которых пока не было в наличии.Ским продолжал:— Дальше мы выхватываем двух парней из бронемашины и тащим в ресторанчик. После его посещения они всегда чуть-чуть подвыпившие, дальше берем третьего, сажаем в свою машину, а бронемашину угоняем.— Понятно, — сказал Паркер.— Вот и ладно, — заспешил Ским, чувствуя, что Паркер теряет терпение. — Отбираем у охранника ключи от сейфа, добываем деньги и тю-тю. Машина с монетами едет по проселочной дороге. Дороги этой на карте нет, она позади ресторанчика, южнее. И ведет к Олд-Бридж. Восточнее ее городка есть старая ферма. Там мы и собираемся. Так что полиция не будет знать, где искать. — Ским выжидающе взглянул на Паркера.— Что скажете?Паркер тряхнул головой, пересек комнату и выбросил в окно сигарету. Потом повернулся к Скиму.— Ты знаешь, что такое бронемашина? Тебе приходилось с ней работать?Губы собеседника дрогнули.— Нет, никогда.— Вот то-то и оно. Автомобиль радиофицирован, детка. Не успеешь смыться — полиция будет тут как тут. И мы — в капкане.Ским взглянул на карту. У него было такое ощущение, что его предали.— Я не знал этого.— Ты и шагу не успеешь ступить, а тебя уже схватят.— Боже праведный! Паркер...— Кто составлял план? Небось Алма?— Да. По большей части это ее идея.— Так я и думал. Много же она потратила времени, склонившись над прилавком, пока в ее глупой головенке созрела подобная чепуха. Как же можно браться за дело, совершенно не зная его сути? Не имея понятия ни о чем, кроме того, как подать кофе!— Что же теперь делать, Паркер?— Мне нужны наличные и работа. Но при одном условии.— Назовите его.— Полный отказ от этого плана. Начнем снова. От печки.Ским судорожно вздохнул, стараясь не показать облегчения. Он никогда раньше не связывался с бронемашинами и не был уверен в себе. Просто поддался на уговоры этой Алмы, которая обещала золотые горы. На деле все это оказалось чушью. Ским хотел работать с надежным человеком, с человеком, который взял бы ответственность на себя.Паркер не спеша закурил.— Дело мы провернем втроем. Пять человек не нужны. Пирог слишком мал для пятерых. Ты, Ганди и я. Этого больше, чем достаточно. А с Алмой можешь разделить свою долю. Если захочешь.— Что, если ей дать десять процентов?— Из своей доли — пожалуйста. Это никого не касается. А какого черта ей вообще надо от тебя?— Не знаю. Спрошу как-нибудь.— Вы же все равно собирались треть взять себе, а две трети оставить четверым мужикам. Так что разницы почти никакой. Свою часть получите.— Вроде бы так, но все-таки посоветуюсь с Алмой, — проговорил Ским с сомнением.— Советуйся хоть с самим дьяволом, только отвечай сразу — да или нет.Ясно было, что Ским взволнован. Он нетерпеливо поглядывал на пустой стакан. Наконец отозвался:— Хорошо, Паркер. Пусть будет по-вашему.— Дай взглянуть на карту. За основу возьмем Ньюарк. Там есть бар под названием “Грин Роз”. Это на Дивижен-стриг. Встретимся в нем в следующий понедельник в десять часов вечера.— Заметано, — сказал Ским и подошел к кровати. — Рад иметь дело с вами. Сейчас пошлю дружкам записку, что обойдемся без них.—О'кей.— А что вы собираетесь делать сегодня?— Надо уладить кое-какие дела. Человечка два в Балтиморе должны мне тысчонки три.— Послушайте, надо ли, чтобы Ганди был со мной в баре? Пусть придет.— Рад работать с вами, Паркер.— Итак, в следующий понедельник в десять ноль-ноль, в “Грин Роуз”. Глава 4 Через реку от Цинциннати, в штате Огайо — город Ньюпорт. Паркер сел в автобус и поехал в публичный дом. Сам Цинциннати — городок чистенький, и поэтому его граждане, стремящиеся в злачные места, отправляются в порочный Ньюпорт.Паркер оказался в Ньюпорте примерно к половине двенадцатого. Часа через два он нашел то, что искал: какой-то изрядно выпивший мужчина, едва держась на ногах, пытался ключом открыть дверцу автомобиля. Это был кремовый “форд” с номерами Огайо. Поблизости не было ни души. Паркер подошел, взял пьяницу под руку и сильно ударил ему поддых. Человек даже не смог вскрикнуть. Паркер выхватил у него ключи от машины. Бедняга молча свалился на асфальт. Паркер открыл дверцу автомобиля и нажал на газ. Он проскочил мост и очутился в Цинциннати, где припарковался около железнодорожной станции. Там из камеры хранения он взял чемодан и кейс и вернулся в автомобиль. Теперь его путь лежал на север, через город в сторону Питтсбурга. Был четверг, три часа дня. Только в понедельник к вечеру ему надо было вернуться в Нью-Джерси с уже обдуманным планом действий. Если все будет так, как обещал Ским, значит — порядок. В противном случае, ему, Скиму, долго придется ждать его в “Грин Роуз”.Почти за семь часов Паркер покрыл путь в триста миль между Цинциннати и Питгсбургом. Не желая заедать в город, он объехал его по кольцевой. Только после десяти Паркер разыскал мотель и обосновался в нем. Он проспал весь день. Под вечер, встав, принял душ, побрился, оделся, прямо на кровати отсчитал три тысячи долларов и снова запер кейс. Деньги ему были во как нужны — поэтому-то он и решил взяться за такое дело. Он спрятал три тысячи в чемодан и отнес вещи к дверям мотеля.Хозяин заведения, коротенький лысый толстячок, сидел за столом Костюм на нем был помятый, белая рубашка обтрепана, галстук жеваный. Вокруг рта залегли морщины. Он всегда очень сердился, когда кто-нибудь из постояльцев заговаривал с ним. Коротышка был один, когда Паркер спустился из номера. Поставив кейс на стол, Паркер обратился к хозяину:— Хотите заработать полтысячи?Тот сердито глянул на гостя и громко взвизгнул:— Убирайся к черту!Паркер, не торопясь, закурил и бросил непотушенную спичку на прилавок. Хозяин испуганно вскрикнул и сбросил горящую спичку.— В один из ближайших дней кто-нибудь продырявит вам башку, — спокойно произнес Паркер.— Тебе было сказано: проваливай отсюда! Ты кто такой, чтобы выставлять мне условия?— Полтысячи. И расписку могу дать, — сказал Паркер. Толстяк поднялся, бросил взгляд на телефон на стене, потом посмотрел на пришельца.— Хочешь втянуть меня в преступление? Я в таких делах не участвую.Паркер открыл кейс.— Видишь? Пять тысяч. И деньги чистые. Хотел бы их припрятать куда-нибудь в безопасное место. Если попридержишь их для меня, получишь хорошее вознаграждение.— Пять сотен? Подумаешь, сумма! Что с ними сделаешь? Мне нужно побольше. А из-за такой мелочи можно испортить всю остальную жизнь себе, — проговорил презрительно хозяин.— Так возьмешь полтысячи?— Ладно. Но если появится полиция, я им сразу же отдам ваши деньги. Не садиться же в тюрьму из-за пяти сотен. Пять тысяч — это было бы другое дело.— Я сказал тебе: деньги чистые. Толстяк посмотрел на банкноты.— Сколько времени держать их? Паркер пожал плечами.— Может, неделю, а может — год.— А если меня обворуют? Гость растянул губы в улыбке:— Вот уж не думаю...— Не знаю прямо, что и делать. А почему бы не положить их в банк? — спросил хозяин.— Не люблю банки. Толстяк со вздохом кивнул.— Ладно, давай расписку.Паркер снова полез в кейс, отсчитал 500 долларов и положил их на стол. Потом передал кейс хозяину.— Как-нибудь вернусь за ним.Он вернулся в номер, взял чемодан, погрузил его в “форд” и отбыл.Далеко за полночь он прибыл в Нью-Джерси. Дальше путь его лежал в Ньюарк. По дороге он сделал две остановки. Первую — для того, чтобы с помощью отвертки снять номера Нью-Джерси с какого-то старого “доджа”. Вторую, чтобы острой бритвой отлепить штрафную наклейку с ветрового стекла с чьей-то машины, припаркованной на безлюдной улице. Потом он вернулся к “форду” и двинулся в Ньюарк. Он менял на машине наклейки городов, номера, раскатывал по разным дорогам то на юг, то на север, и, наконец, остановился в мотеле в Линдене. Там, выпросив у хозяйки гуммиарабик, он заклеил штрафную наклейку на своем “форде” и отправился спать. Глава 5 Сидя за стойкой с чашечкой кофе, Паркер пытался догадаться, какая из официанток — Алма. Ресторанчик был полон — наступило полуденное время, да еще суббота. Официантки сновали, как заведенные. Паркер следил за каждой из четырех женщин. Одна из них — пухленькая, синеглазая, с наколкой в светлых волосах — напоминала пышный распускающийся бутон. Другая, наоборот, худая, даже изможденная, с редкими седыми волосами и тонкими, страдальчески изогнутыми губами. Дома у нее, наверное, дочь-подросток, а может, двое детей, муж уже лет десять как сбежал. Третья — типичная немецкая барменша, со злыми глазами, толстыми лапами и въевшейся привычкой швырять тарелки на стол. У четвертой было нескладное, какое-то по-лошадиному вытянутое лицо, но она, как ни странно, нравилась посетителям — к ней обращались чаще всего. Особа была явно легкого поведения.Паркер продолжал издать каждую из официанток.Цветущая блондинка вполне могла бы продаться за деньги, но если бы это была Алма, она предложила бы Скиму какой-нибудь более сложный план. Изъеденная жизнью особа не стала бы связываться со Скимом: он слишком напоминал бы ей бывшего супруга. А вот барменша-“немка”, наверное, и есть Алма. Алма прошла мимо него, в белой шуршащей блузке и переднике из нейлона, подошла к столику и поставила три чашки с кофе.
1 2 3 4 5 6
 вино chateau mukhrani 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я