https://wodolei.ru/catalog/podvesnye_unitazy/bezobodkovye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поедешь в Нью-Йорк, зарегистрируешься в каком-нибудь отеле, так, чтобы потом у тебя было алиби. Подыщешь там работу, связанную с разъездами. Подробности обговорим позже. Сейчас ты должен иметь общее представление о том, что предстоит сделать.
- Боже мой, Глори, на все это нужны деньги, а мы нищие...
- Не думай сейчас о деньгах, - ответила Глори. - Слушай внимательно. Персонал гостиницы должен запомнить тебя, чтобы потом засвидетельствовать твое алиби. И найди работу, связанную с разъездами: может быть коммивояжером. Потом приеду я, мы с тобой встретимся так, чтобы никто не видел, и я тебя загримирую. Перед тем, как выехать из Нью-Йорка, ты напишешь письма своим друзьям и укажешь на конвертах адреса отелей Канзас-сити, Питсбурга и Миннесоты, а я проедусь по этим городам и опущу конверты в почтовые ящики. Нам нужны неоспоримые доказательства твоей невиновности, и такими доказательствами станут почтовые штемпеля на конвертах.
- Подожди, Глори, - начал Гарри, но она перебила.
- Дай мне договорить. Пойми же, речь идет о самом главном - об алиби! Так вот, потом ты приедешь сюда и встретится с Беном. Ты должен будешь поселиться в каком-нибудь дешевом отеле и постоянно находиться на виду. Чем больше народу тебя запомнит, тем лучше. При каждом удобном случае рассказывай, что ты бывший пилот и ищешь работу. Постарайся быть грубым: такое лучше запоминается. Пойди в какое-нибудь ателье и сфотографируйся, а потом устрой там скандал, откажись платить за снимки или что-нибудь в этом роде. Потом, когда тебя начнет разыскивать полиция и в газете опишут твои приметы, фотограф обязательно тебя вспомнит и принесет снимки в редакцию. Понимаешь, к чему я клоню? Если полиция начнет преследовать некоего Гарри Грина, она не станет искать тебя... А сейчас - подожди минутку.
Глори поднялась, прошла в спальню и вернулась, держа в руках небольшую брошку и золотой браслет, украшенный сапфирами. Она бросила драгоценности на колени Гарри.
- За эти безделушки нам дадут пару тысяч. Я берегла их на черный день.
Глава 2
С тех пор, как Бен Делани расстался с Глори, в его жизни многое изменилось. Обладая исключительным нюхом на наживу, Бен, натолкнувшись на выгодное дело, выдаивал из него все, что мог, а потом кидался на поиски новой авантюры. Остановить его было очень трудно, он не обращал внимания на преграды и, в случае необходимости, хватался за оружие. Но времена переменились, и теперь Бен считал себя удачливым бизнесменом, который вложил свои честно заработанные денежки в разные прибыльные дела. Некоторые из этих дел были действительно законными - два ночных клуба, такси, букмекерские конторы и шикарный мотель на Лонг-Бич, но если бы кто-то захотел копнуть глубже, то обнаружил бы, что эти побочные предприятия финансировались прибылями с основных, менее законных: торговли наркотиками, публичными домами. Бен не пренебрегал и шантажом, а кроме того пользовался известностью самого щедрого скупщика краденого на всем побережье.
Бен Делани жил в роскошном двадцатикомнатном особняке, в правом крыле которого находилась контора, откуда ему было очень удобно править своим криминальным государством. Бену уже ненужно было носить оружие: он вполне мог нанять армию головорезов, которые готовы были защитить его от недоумков, решившихся посягнуть на богатства гангстера. Бена слегка раздражала необходимость тратить огромные суммы на подкуп полиции, но это обеспечивало ему полный покой и невмешательство со стороны властей. Бен вполне довольствовался своим положением, и если бы не пресса, которая, подобно своре гончих, преследующих оленя, старалась побольнее укусить его, глава гангстеров давно бы уже сделался одним из самых уважаемых граждан Лос-Анжелеса.
Много лет назад Бен Делани предстал перед судом по обвинению в убийстве, и, хотя адвокат нашел щелку, достаточно широкую для того, чтобы он смог выскользнуть, газетчики не желали забывать об этом. Кроме того, они прекрасно помнили, что приблизительно в то же время Делани был замешан в деле об изнасиловании девушки-горничной. Правда, его оправдали тогда за недостаточностью улик, но зато теперь, как только газеты начинали задыхаться без новостей, они принимались обсасывать сомнительный факт биографии Бена Делани. Заметки на эту тему обычно заканчивались недвусмысленным намеком, что властям неплохо было бы разобраться не только в прошлом Делани, но и в его нынешней деятельности. Эти шавки позволяли себе рассуждать о своих подозрениях по поводу того, что Бен пользуется особым благоволением полиции, и что не мешало бы провести чистку госдепартамента. Делани, кипя от злости, не раз собирался с особо ретивыми писаками: ведь из-за этих болтунов он, фактически, оставался вне высшего света Лос-Анжелеса, а на вечерах и банкетах, которые он время от времени устраивал, собирались людишки второго сорта, готовые идти куда угодно, лишь бы там была дармовая выпивка. Но, успокоившись, он обычно решал, что связываться с прессой - рискованное занятие, и продолжал делать вид, что все эти мелкие уколы совершенно его не волнуют.
К утру того дня, о котором идет речь, Делани сидел за письменным столом, изучая балланс, составленный для него штатным бухгалтером. Результаты изучения были малоутешительными: прибыли снизились, а расходы возросли. Цифры бесстрастно свидетельствовали, что его люди сорят деньгами, словно пьяные матросы. Мясистое лицо Делани помрачнело, когда он увидел цифру, предназначавшуюся на расходы в этом месяце. Конечно, сумма была не так уж мала, и другой, возможно, удовлетворился бы ею. Но не Делани! По его мнению, у любого процветающего бизнесмена, должна была быть яхта, да не какое-нибудь жалкое суденышко под парусом, а настоящий красавец водоизмещением в пять тонн с танцевальным залом и бассейном. Эта яхта давно уже грезилась Делани по ночам, в своих честолюбивых мечтах он видел, как солидно покачивается ее белый корпус на лазурных волнах, как разрезает могучим форштевнем упругие воды... Обратившись к известным судостроителям Делани получил ответ, повергший его в растерянность: эти разбойники собирались содрать с него астрономическую сумму! Они наперебой предлагали свои услуги, но стоимость этих услуг равнялась миллиону долларов! При теперешнем положении дел Бен не мог вкладывать в свою мечту такие деньги.
Делани с ненавистью смотрел на многочисленные закорючки, заполнявшие графы отчета, думал, что, видимо, ему придется на неопределенное время расстаться с мечтой, и в этот момент на столе вдруг пискнул селектор, и голос секретарши произнес:
- Шеф, вас хочет видеть мисс Глория Дейн.
- Какая еще Глория? Не знаю ее и знать не хочу. Скажите, что я очень занят.
- Слушаюсь, сэр.
И вдруг что-то шевельнулось в памяти Бена:
- Глория? Или Глори? - Он нажал кнопку селектора:
- Ты сказала - мисс Глори Дейн?
- Да, сэр. Она говорит, что пришла по личному и неотложному делу.
Делани поколебался, но вспомнил дни, проведенные с Глори, и сказал:
- Ладно, пусть войдет. Я уделю ей десять минут, а потом ты уведи ее отсюда.
Дверь отворилась, и в кабинет вошла Глори. Бен взглянул на нее и тут же пожалел о своей минутной слабости: неужели эта бледная, худая женщина и есть Глори, с которой ему когда-то было так хорошо? Незачем было ворошить прошлое. Надо поскорей отправить ее отсюда.
- В чем дело? У меня до черта работы, - сказал Делани как можно суше.
Глори вспыхнула, но краска не задержалась на ее лице, и женщина вновь побледнела. Неужели он не мог быть повежливей? Почему бы ему не предложить ей сесть, не расспросить о жизни? И Глори решила ошеломить бывшего любовника еще до того, как он выставит ее из кабинета.
- Тебя интересует партия алмазов стоимостью в три миллиона долларов?
Лицо Бена не изменилось, но Глори хорошо изучила его за время, проведенное вместе, и по тому, как он наклонил голову, поняла, что ее слова не остались без внимания.
- Что ты несешь? Какие алмазы?
- Можно мне сесть, Бен, или простые смертные теперь стоят в твоем присутствии?
- Садись, и все выкладывай, - сказал он, - кивнув на кресло. - И поторопись, Глори, я страшно занят. Что там с алмазами?
Теперь, когда Глори видела несомненный интерес в глазах Делани, она решила не спешить. Протянув руку к лежащей на столе золотой сигаретнице, Глори взяла сигарету и посмотрела на Бена. Тот нетерпеливо сунул ей зажигалку.
- Один мой знакомый, - она сделала глубокую затяжку и выпустила дым через ноздри, - хочет потолковать с тобой. Я не хотела впутываться в это дело, но однажды он помог мне, а теперь он просит свести его с тобой, и вот... - не окончив фразы, Глори развела руками. - У него скоро появятся алмазы, которые стоят три миллиона, нужно будет кому-то их продать. И почему-то он считает, что единственный человек, который может за это взяться - ты.
- Откуда, черт возьми, он возьмет эти алмазы?
- Не знаю и знать не хочу. Я уже сказала тебе, что очень обязана этому человеку, и теперь хочу его отблагодарить. Поэтому я здесь.
- Кто он такой?
- Его зовут Гарри Грин. Он живет в Питсбурге. Это бывший военный летчик. Был ранен, у него есть награды. В общем, боевой парень. А сейчас он работает коммивояжером и живет не очень-то хорошо.
- Ну, а при чем тут алмазы? У него, что, есть копи?
- Напрасно ты иронизируешь. Я не знаю, откуда он их возьмет, но раз он говорит, значит, так оно и будет.
- Похоже, он малость того, - Делани постучал согнутым пальцем себя по лбу. - Знаешь, крошка, мы просто теряем время, а оно у меня действительно дороже алмазов. Нет, все что ты сейчас болтала, просто смешно!
- Я говорила ему, что ты не поверишь, но он очень просил... Прости, Бен, я больше не буду отнимать твоего алмазного времени.
Глори поднялась. Бен собирался уже вызвать секретаршу, чтобы она проводила эту чокнутую, как вдруг его взгляд упал на отчет, лежащий на столе. Три миллиона! Если это не бред, если эти алмазы действительно существуют, тогда все проблемы с яхтой решаются автоматически.
- Не спеши, - ласково сказал Делани и устроился в кресле поудобней. - На этого парня, ты говоришь, можно положиться?
- Конечно. Иначе меня здесь не было бы. Если ты помнишь, я никогда не любила бесперспективных авантюр.
- Так ты думаешь, эти алмазы существуют на самом деле?
- Да. Кроме того, должна тебе сказать: этот парень не из тех, кто понапрасну тратит время, и на него во всем можно положиться. Но если ты действительно так занят, как говоришь, то, конечно, у тебя не найдется свободной минутки для встречи с ним. Я посоветую ему поискать кого-нибудь другого.
Бен задумался, потом пожал плечами:
- Ладно, в конце концов у меня от этой встречи ничего не отвалится. Передай ему: пусть позвонит моей секретарше и назначит встречу, скажем, на завтра.
- Он будет в Лос-Анжелесе не раньше четырнадцатого, - отрезала Глори. - И он не хочет, чтобы его видели возле твоего дома. Поэтому он предложит тебе встречу в каком-нибудь другом месте.
- Слушай, крошка, если этот парень вздумает морочить мне голову, ему придется несладко!
- Пока, Бен.
Глори открыла дверь и вышла.
Бен Делани снял телефонную трубку:
- Берг? Сейчас отсюда выйдет женщина: высокая брюнетка в клетчатом костюме. Ее зовут Глори Дейн. Пусть Треггарт проследит за ней. Я хочу знать, с кем она водится, что делает, ну и все такое. Ясно?
***
Выйдя от Делани, Глори так задумалась, что не заметила на противоположной стороне улицы автомобиль с открытым верхом, а в нем высокого сутулого человека в темном пальто. Смуглое худое лицо, крючковатый нос и тонкие губы делали его похожим на ястреба. Человек смотрел на Глори через ветровое стекло и, когда она села в автобус, тронулся следом.
Глори мысленно хвалила себя за то, что первый в таком опасном деле шаг сделан успешно. Единственное, что омрачало ее радость - насмешливый взгляд Бена, которым он смерил свою посетительницу. Надо же было явиться к нему в таком виде! Неужели трудно было сходить в парикмахерскую, принарядиться... Тогда бы она не чувствовала себя такой беззащитной под этим взглядом. И вдруг, словно молния, сверкнула мысль: Бен мог приказать своим людям выследить ее! Вот глупая - доехала на автобусе почти до самого дома. Еще немного, и она привела бы ищеек Делани прямо к Гарри!
Глори проехала несколько лишних остановок, вышла у торгового центра и нырнула в первый же большой универмаг. Смешавшись с толпой у входа, она резко обернулась: неподалеку остановился маленький открытый автомобиль, из него вышел мужчина с ястребиным профилем и направился, казалось, прямо к ней. Глори быстро прошла несколько отделов и направилась к эскалатору. Поднимаясь на второй этаж, она глянула вниз: высокий мужчина как раз ступал на бегущую ленту. Глори забежала в чулочный отдел, опять спустилась на эскалаторе и подошла к телефонным будкам. В крайней разговаривала женщина и по тому, как уютно она устроилась, было видно, что беседа затянется, но соседняя будка была свободна. Глори вошла туда и, прикрывая сумочкой телефонный диск, набрала свой домашний номер.
Ожидая ответа, Глори посмотрела через плечо: высокий стоял перед витриной и разглядывал электробритвы. Подслушать он не мог, и когда Гарри ответил, Глори быстро заговорила:
- Гарри, все в порядке. Он согласен встретиться. Теперь слушай: за мной следят, думаю, хотят выйти на тебя. Я звоню из универмага Ферье. Нельзя допустить, чтобы люди Делани тебя увидели. Я постараюсь избавиться от "хвоста" и в четверть второго буду ждать тебя на углу улиц Вестерн и Леннокс, знаешь, где газетный киоск. Возьми там такси и потяни время, ну, купи газету или выпей чего-нибудь. Первый не подходи ко мне. Если мне удастся уйти, я сяду к тебе в такси, если нет - поезжай прямо на вокзал. Поезд на Нью-Йорк отходит в два, я постараюсь успеть к отправлению. Если я не приду, жди меня в семь часов вечера в пятницу в холле отеля "Астро". Понял?
- Да, - взволнованно ответил Гарри. - Не рискуй, малышка. Я все сделаю, как ты сказала.
- И еще, Гарри. Выходя из квартиры, будь очень осторожен. Делани, конечно, узнал мой адрес из телефонного справочника. Я уверена, что дом уже под наблюдением.
Положив трубку, Гарри услышал звонок в прихожей. Кто бы это мог быть? Он на цыпочках прокрался в прихожую, запер дверь на задвижку и почти в ту же минуту услышал, что кто-то захватил кончик ключа и пытается его повернуть. Замок щелкнул, на дверь надавили, но она не открылась: мешала задвижка.
Гарри вернулся в спальню, вытащил чемодан и начал швырять туда вещи. Неизвестный понял, что в квартире кто-то есть, и теперь будет караулить под дверью. Гарри посмотрел на часы. До встречи с Глори оставалось чуть больше двадцати минут. Он зашел в ванную, открыл окно и посмотрел вниз: железные скобы пожарной лестницы спускались почти до земли. Гарри вернулся в спальню, достал из ящика шкафа пистолет сорок пятого калибра, зарядил его и сунул в карман. Надев пальто и шляпу, он вылез через окно ванной и стал спускаться по скобам. Гарри знал, что этажом ниже живет подруга Глори Джейн, она работает в аптеке, и сейчас ее не должно быть дома. К счастью, окно ее ванной комнаты было приоткрыто, и Гарри юркнул в спасительную щель. Войдя в квартиру, он прислушался, а потом осторожно открыл дверь: пролетом выше, прислонясь к стене, стоял плотный мужчина. Он равнодушно посмотрел на Гарри и сказал:
- Постой-ка, парень. Ты не знаешь, мисс Джейн дома?
- Откуда я могу знать? Поднимись и сам погляди.
- Я звонил, но никто не отвечает. Она живет одна?
- Да, - Гарри двинулся вниз по лестнице. - Извини, я спешу на поезд.
Мужчина что-то пробурчал, но Гарри уже выбежал на улицу и остановил такси. Подъезжая к углу улиц Вестерн и Леннокс, он заметил Глори, которая, увидев такси, открыла дверцу и села рядом.
- На вокзал, - сказала она шоферу. - Все в порядке, Гарри?
- Да.
Найдя в вокзальном буфете свободный столик, они заказали кофе.
- Твой приятель времени зря не теряет, - сказал Гарри и поведал о случившемся. - Не знаю, как ты теперь попадешь к себе: дверь заперта изнутри на задвижку. Придется тебе подождать Джейн и забраться в квартиру по пожарной лестнице.
Глори энергично замотала головой.
- Я не вернусь туда, Гарри, это опасно. Бен может пустить по моему следу несколько человек, и тогда я уже не сбегу. Мне нужно уехать в Нью-Йорк, но нас не должны видеть вместе. Встретимся в отеле "Астро" в одиннадцать вечера.
***
Вечером 16 января возле гостиницы Лемсона остановилось такси. Это была самая дешевая гостиница во всем Лос-Анжелесе, пристанище проституток и уголовников, недавно вышедших из заключения и нуждающихся хоть в какой-то крыше над головой. Пассажир с трудом, сокращаясь, словно червяк, выпростал свое тело из машины, сунул водителю пятидолларовую бумажку и прохрипел:
- Сдачу возьми себе. Купишь новую машину вместо этой консервной банки.
Водитель ошеломленно смотрел на необычного пассажира: пять долларов, когда за проезд следует только доллар и двадцать центов!
- Это мне?
- Если не хочешь, гони назад, и поцелуйся со своим счетчиком, посоветовал пассажир. Голос его звучал так, словно он говорил с набитым ртом, а желтые зубы так выдавались вперед, что поднимали верхнюю губу, делая незнакомца похожим на кролика, но кролика хищного, если такие бывают.
- Что ж, деньги ваши, - сказал водитель, торопливо пряча ассигнацию в карман. - Благодарю. А может быть, отвезти вас в лучшую гостиницу? Здешние клопы вряд ли станут дожидаться ночи, они набросятся на вас сразу же, а зубы у них, как, - он взглянул на зубы незнакомца и осекся, - в общем, большие зубки.
- Позаботься лучше о своих зубках, - пробурчал пассажир, - а то потеряешь их, если станешь соваться в чужие дела.
Заметно прихрамывая, странный пассажир, опираясь на толстую палку, направился к гостинице. За конторкой сидел сам хозяин.
- Мне нужна комната, - сказал хромой, грохнув чемодан на пол. - Почем здесь лучший номер?
- Полтора доллара в сутки. Лучшая комната - тридцать вторая.
- Беру на четверо суток, - хромой вытащил из кармана десять долларов и швырнул их на стойку.
- Нужно зарегистрироваться, мистер... Этого требует полицейская инструкция.
Незнакомец взял огрызок карандаша, прикрепленный к конторской книге веревочкой, и написал печатными буквами:
"ГАРРИ ГРИН, ПИТСБУРГ"
- Порядок, мистер Грин, - обрадовался хозяин, который почему-то ожидал, что гость не захочет регистрироваться.
- Где у вас тут телефон?
Лемсон кивнул в угол и Грин, зайдя в будку, набрал номер. Ему сразу же ответил женский голос:
- Контора мистера Делани. Кто говорит?
- Гарри Грин. Соедините меня с боссом, он ждет моего звонка.
После долгой паузы в трубке щелкнуло и раздался мужской голос:
- Делани слушает.
- Глори Дейн сказала мне, чтобы я вам позвонил, мистер Делани.
- Да. Вы хотели увидеться со мной? Приходите сегодня к семи. Я уделю вам десять минут.
- Мне это не очень-то нравится.
- Вот как? - в голосе Делани зазвучало раздражение. - А что же вам нравится?
- Будет лучше, если мы встретимся и поговорим в автомобиле, скажем, у Западного пирса. Там нас никто не увидит.
Делани помолчал.
- Слушайте, Грин, если вы собираетесь шутить со мной, то имейте в виду - я не люблю тратить время. Если ваше предложение придется мне не по вкусу, у вас будут неприятности.
- Не надо меня пугать. Я тоже не люблю тратить время. У меня есть предложение, и вам решать, стоит ли на него тратить что-то, кроме времени.
- Сегодня в половине одиннадцатого вечера у Западного пирса, - . - отрезал Делани и бросил трубку.
Грин вернулся к конторке, взял свой чемодан и поднялся по лестнице. Перед дверью с номером "32" он остановился и, вставив ключ в скважину, повернул его. Оказавшись в комнате, он первым делом подошел к зеркалу и принялся себя рассматривать. Перевоплощение было потрясающим. Похоже, Глори превзошла своего знакомого гримера из Голливуда. Она научила Гарри накладывать на лицо рубец лоскуток рыбьей кожи, покрытый коллодием, и усы. На деснах Гарри плотно сидели резиновые накладки, это совершенно меняло его черты, на собственные зубы надевались искусственные, которые сильно выдавались вперед. Гарри переступил с ноги на ногу: каблук на правом ботинке был значительно ниже, чем на левом отсюда хромота. Круглый накладной животик и сутулые накладные плечи завершали картину.
Глори была права: Гарри Гриффи больше не существовало. Появился Гарри Грин - живой и совершенно реальный!
В десять часов Грин, хромая, покинул гостиницу. Шел дождь. Гарри сел на автобус, доехал до конечной остановки и пешком отправился к Западному пирсу. Место это, темное и безлюдное, пользовалось дурной славой: именно отсюда игроки и шулера переправлялись на суда-притоны, которым не разрешалось швартоваться у городских пирсов.
Без двадцати одиннадцать из темноты появился величественный, словно линкор, "кадиллак" горчичного цвета, и Гарри догадался, что приехал Делани. Кроме шофера и босса в машине сидели еще двое. Один из них, высокий и сутулый, открыв дверцу, вышел под дождь.
- Вы - Грин? - резко спросил он.
- Да.
- Садитесь, - он отворил заднюю дверцу, и Гарри, преодолев сопротивление ватного животика, согнулся пополам, уселся на пружинящие подушки, и машина тронулась.
- Грин?
- Да. А вы - мистер Делани?
- А кто же еще? - фыркнул Бен. - Выкладывайте, что там у вас. Я тороплюсь, сейчас не время для автомобильных прогулок.
- Через четыре дня, - начал Гарри, - в самолете Калифорнийской компании из Сан-Франциско будет отправлена большая партия алмазов стоимостью в три миллиона долларов. Я знаю, в каком самолете их повезут, и продумал, как захватить этот самолет. Для выполнения моего плана нужны три человека и водитель с машиной. Одним из этих людей буду я, остальных надеюсь получить от вас. Эту идею я хочу продать вам за пятьдесят тысяч. Все.
- Вы, кажется, считаете меня идиотом? - усмехнулся Делани. - На этих камушках можно сгореть да так, что даже углей не останется.
- Это меня не касается, - ответил Гарри.
- Вы видели алмазы?
- Нет. Но в них нет ничего особенного: обычные промышленные алмазы. Только должен вас предупредить - это то же самое, что наличные.
- Как вы собираетесь это сделать? Захватите фургон с алмазами по дороге к аэропорту?
- Нет, конечно. Алмазы повезут в бронированном автомобиле да еще в сопровождении полиции. Мы не сможем подойти к ним на пистолетный выстрел. Нет, я собираюсь захватить самолет.
- Самолет? Каким образом?
- Очень просто, дело нехитрое. Я заказываю три билета на тот самый рейс. Там будет еще пятнадцать пассажиров, так что никто не обратит на нас внимания. Вылетаем в сумерках, полет длится два часа. Как только отлетим от аэропорта достаточно далеко, я иду в кабину и заставляю экипаж переселиться в салон под опеку ваших парней. Я беру управление самолетом на себя и сажаю его в пустыне. Вы позаботитесь о том, чтобы на месте посадки нас ожидал хороший автомобиль. Я доставляю алмазы по назначению, и делу - конец.
- Вы разбираетесь в самолетах?
- Ясное дело, - нетерпеливо ответил Гарри, - во время войны мне доводилось летать на самых разных.
- Повторите-ка ваши условия.
- Вы получаете камушки и платите мне пятьдесят тысяч долларов.
- Однако, у вас неплохой аппетит. Возможно, алмазы пролежат у меня годы, прежде чем я найду покупателя. Даю десять тысяч!
- Пятьдесят или ничего. Я рискую, вы - нет. Меня будет преследовать полиция всей страны, вас - нет. Если вы считаете, что пятьдесят тысяч долларов слишком большая сумма, скажите мне об этом, и я уйду.
- Тридцать, - предложил Бен, торгуясь, скорей, из принципа. - Тридцать и ни цента больше.
- Вы сами прикажете шоферу остановиться или это сделать мне?
Бен усмехнулся.
- Ладно. Пусть будет пятьдесят тысяч. Вы получите их наличными сразу же, как только вручите мне алмазы.
- Нет. Вы положите эти деньги в банк на мое имя, и в день вылета дадите мне два подписанных чека, каждый на двадцать пять тысяч. Я должен быть уверен, что мои деньги находятся в надежном месте и попадут по назначению, иначе, боюсь, буду работать не слишком старательно.
Высокий худой охранник не выдержал:
- Может прижать слегка этого фраера, босс?
- Заткни пасть, Треггарт! - рявкнул Делани. - Не лезь не в свое дело. - Он посмотрел на Гарри. - Получишь деньги, когда доставишь камни, и точка!
- Нет! Почему я должен вам доверять? - Гарри стиснул кулаки. - Что помешает одному из ваших мордоворотов вогнать мне пулю в затылок, как только вы получите алмазы? Или деньги - в банк, или я не берусь за это дело.
- А ведь у меня есть способ переубедить тебя, - пригрозил Делани. - Не терплю, когда всякие сосунки устанавливают свои правила.
- Попробуй! - повысил голос Гарри. - Попробуй, и увидишь, что напугать меня еще трудней, чем переубедить.
Шофер резко затормозил, и Треггарт замахнулся на Гарри рукояткой пистолета, но Делани в ярости заорал:
- Прекратить! Кто тебе приказал останавливаться? А ну, давай вперед! А ты, Треггарт, не вмешивайся.
1 2 3 4 5 6 7 8
загрузка...


А-П

П-Я