https://wodolei.ru/catalog/dushevie_paneli/Am-Pm/tender/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ну? Вы согласны или нет?
У меня из головы не выходили пятьдесят тысяч долларов. Возможно, при тщательной подготовке, детально продуманный, ее план мог принести успех.
– Я должен все взвесить. Ответ я вам дам завтра.
Она встала, вытащила из сумки тоненькую пачку денег и бросила их на стол, стоящий между нашими шезлонгами.
– Это вам на оплату кабинки и прочие расходы. Я позвоню завтра.
Она сошла с веранды и, словно привидение, растворилась в темноте.
Я собрал деньги, разлетевшиеся по столу. Десять купюр по десять долларов. Я сложил их в стопку, мысленно умножив на пятьсот.
Часы показывали четверть одиннадцатого. Домой я мог вернуться лишь через пару часов. Я сидел в лунном свете, смотрел на море и обдумывал предложение Реи Марло.
Вскоре после полуночи я принял решение. Далось оно мне нелегко, но обещанная сумма притягивала, как магнит. С такими деньгами передо мной и Ниной открывалась новая жизнь.
Я решил принять ее предложение, если она согласится неукоснительно выполнять мои указания.
Следующим утром я приехал на пляж пораньше и сказал Биллу Холдену, что хочу оставить кабинку за собой еще, по меньшей мере, на день. Холден не возражал, так как я расплатился с ним сразу за два дня.
Я грелся на солнышке, а около одиннадцати вошел в гостиную и сел у телефона. Звонок раздался ровно в одиннадцать. Я снял трубку.
– Барбер слушает.
– Да или нет?
– Да, но при определенных условиях. Я хочу поговорить с вами и вашей падчерицей. Приходите сегодня вечером, в девять часов.
Не дав ей ответить, я положил трубку. Я хотел, чтобы она поняла, кто теперь хозяин и что так будет и впредь.
Вновь зазвонил телефон, но я уже вышел из кабинки, закрыл дверь и запер ее на ключ.
Телефон все еще звонил, когда я направился к моему «паккарду».
На пляж я вернулся чуть позже шести, прихватив из дома нужные мне вещи. К счастью, Нины не было, и мне не пришлось объяснять, зачем я беру с собой длинный провод, чемоданчик с инструментами и диктофон, купленный мною, когда я работал в «Вестнике», и сохраненный Ниной до моего возвращения из тюрьмы.
Два часа, которые я провел прошлой ночью, обдумывая план Реи Марло, не пропали даром. Я сразу понял, что мне необходимы гарантии безопасности, которые не позволят Рее и ее падчерице подставить меня под удар, если произойдет что-то непредвиденное. Я решил записать предстоящий вечером разговор на магнитную ленту. Несмотря на заверения Реи, Марло мог обратиться в полицию, и эта пленка послужила бы доказательством того, что похищение задумано не мной, а женой Марло и его дочерью.
Я отнес диктофон в спальню и поставил в стенном шкафу. Работал он практически бесшумно, но я побоялся оставлять его в гостиной. Я не хотел, чтобы Рея или ее падчерица случайно наткнулись на него. В стене я просверлил маленькую дырочку и продернул через нее шнур микрофона. Затем вернулся в гостиную и через удлинитель подсоединил диктофон к выключателю у входной двери. Теперь диктофон начинал работать одновременно с включением света в гостиной.
Какое-то время ушло у меня на то, чтобы найти место для микрофона. Наконец, я приладил его под стоящим в углу столиком.
К семи часам я закончил все приготовления и проверил диктофон в действии. Магнитная лента фиксировала каждое мое слово.
Меня беспокоило, что женщины не захотят войти в гостиную или попросят выключить свет. Но тут же подумал, что они не решатся на столь важный разговор на улице, где нас мог подслушать случайный прохожий. Что же касается света, я мог вывернуть лампочку, не трогая выключателя.
Пляж уже заметно опустел.
Я собирал инструменты, когда в дверь постучали. Занятый своими мыслями, я даже вздрогнул от неожиданности. На какое-то мгновение я оцепенел, затем задвинул чемоданчик с инструментами под диван, подошел к двери и открыл ее. На пороге стоял Билл Холден.
– Извините, что отрываю вас, мистер Барбер, но я хотел узнать, оставляете вы кабинку за собой и на завтра? На нее есть желающие.
– Я хочу оставить ее на неделю, Билл, – ответил я. – Мне надо написать несколько статей, а здесь хорошо работается.
– Конечно, мистер Барбер. Она ваша до конца недели.
Когда он ушел, я вытащил чемоданчик из-под дивана и отнес в машину. Домой мне не хотелось, поэтому я решил поужинать в ресторане, находящемся в полумиле от пляжных кабинок.
Из ресторана я вышел без двадцати девять. Уже смеркалось. Когда я подъехал к кабинкам, на пляже не было ни души. Я не стал зажигать свет, ощупью добрался до кондиционера и включил его, чтобы заманить женщин прохладой. На веранде было жарко, но я ослабил узел галстука и сел в шезлонг.
Чтобы как-то отвлечься, я думал о том, опоздает Рея на этот раз или нет, как выглядит ее падчерица Одетт, захотят ли они следовать намеченному плану, услышав мои условия.
В самом начале десятого что-то скрипнуло, и, повернув голову, я увидел Рею Марло, поднимающуюся по ступенькам. Она была одна.
Я встал.
– Добрый вечер, мистер Барбер, – поздоровалась она и направилась к шезлонгу.
– Давайте зайдем в дом, – предложил я. – Недавно тут кто-то прошел. Я не хочу, чтобы нас видели вместе. – Я открыл дверь и зажег свет. – Где ваша падчерица?
Она вошла в гостиную, и я закрыл дверь.
– Полагаю, она придет, – ответила Рея, сев в кресло. Она была в светло-голубом, без рукавов, платье и сандалиях на босу ногу. Шарф она сняла, но глаза по-прежнему скрывались за зелеными солнцезащитными очками.
– Я не соглашусь помогать вам, не поговорив с вашей падчерицей, – заявил я. – Я хочу убедиться, миссис Марло, что она знает о вашей затее с похищением и согласна в ней участвовать.
Рея коротко взглянула на меня.
– Разумеется, она согласна. Можете не сомневаться.
– Я хочу услышать об этом от нее самой. – Я сел.
Последующий монолог я произнес лишь для того, чтобы записать его на пленку.
– Надеюсь, вы понимаете, чем это вызвано. Вы сказали мне, что вместе с вашей падчерицей задумали устроить ее похищение. Вам обеим срочно понадобились четыреста пятьдесят тысяч долларов. Вы пришли к выводу, что их можно получить от вашего мужа в качестве выкупа за его дочь, которую якобы похитят. Если я помогу вам, вы заплатите мне пятьдесят тысяч. – Помолчав, я продолжал: – Похищение людей – преступление, карающееся смертной казнью. Я хочу быть абсолютно уверен в том, что ваша падчерица в курсе ваших замыслов и знает, на что идет.
– Разумеется, она знает, – нетерпеливо ответила Рея. – Она не ребенок.
– И вы считаете, что ваш муж не обратится в полицию?
Ее пальцы забарабанили по ручке кресла.
– У вас природный дар тратить время попусту. Мы уже говорили об этом, не так ли?
Часы показывали половину десятого.
– Я не ударю пальцем о палец, не поговорив с Одетт.
– Я велела ей прийти, но она редко делает то, что ей говорят. Не тащить же мне ее сюда.
Я услышал чьи-то шаги.
– Может, это она? Пойду посмотрю.
Я подошел к двери и открыл ее. У ступенек стояла девушка. Несколько секунд мы смотрели друг на друга.
– Привет, – наконец сказала она и улыбнулась.
Небольшого роста, с ладной фигурой, Одетт Марло была в белом кашемировом свитере и пятнистых, словно шкура леопарда, джинсах. Этот наряд предназначался лишь для того, чтобы подчеркивать достоинства ее фигуры. Черные волосы, разделенные посередине, свободно падающие на плечи. Лицо в форме сердечка. Очень светлая кожа. Серые глаза, маленький вздернутый носик. Ей можно было дать и шестнадцать, и двадцать пять лет. Она являла собой образ порочной юности. Такие вот девушки часто встречались в судах для несовершеннолетних.
– Мисс Марло?
Она хихикнула, затем медленно поднялась по ступенькам.
– А ты, должно быть, Али-Баба. Только где все разбойники?
– О, иди сюда, Одетт, – позвала из гостиной Рея. – Оставь эти шуточки для своих бестолковых приятелей.
Девушка скорчила гримаску, подмигнула мне и прошла в дом, нарочито покачивая бедрами.
Я закрыл дверь.
Я думал о диктофоне. Ленты хватало еще минут на сорок. Так что следовало поторопиться, если я хотел записать весь разговор.
– Привет, дорогая моя, – сказала Одетт, усаживаясь в кресло рядом с моим стулом. – Какой роскошный мужчина!
– О, замолчи! – фыркнула Рея. – Сиди тихо и слушай. Мистер Барбер хочет поговорить с тобой.
Девушка посмотрела на меня, подперла рукой подбородок, изобразив на лице серьезность.
– Пожалуйста, поговорите со мной, мистер Барбер.
Я всматривался в серые глаза Одетт. Ее детские ужимки не обманули меня. Глаза выдавали ее целиком. Я видел в них грусть, недоумение, неуверенность в себе, осознание того, что она выбрала неверный путь, но не находит сил свернуть с него.
– Я хочу, чтобы вы сами сказали мне, что согласны участвовать в похищении.
Девушка взглянула на Рею, затем вновь на меня.
– Согласна участвовать? – Она хихикнула. – Да он просто душка, правда, Рея? Да, разумеется, я согласна. Дорогая Рея и я вместе придумали этот план. Прекрасная идея, не так ли?
– Неужели? – Я смотрел на Одетт. – У вашего папаши может быть другое мнение.
– Это не ваше дело, – бросила Рея. – Теперь, раз вам все ясно, давайте поговорим о деле.
– Что ж, поговорим. Когда ее должны похитить?
– Как только мы закончим необходимые приготовления… возможно, послезавтра.
– Итак, мисс Марло исчезла… Куда она поедет?
– Зови меня Одетт. – Девушка выпятила грудь, чтобы я мог убедиться, что она весьма недурна. – Как все мои друзья…
– В Кармеле есть маленький скромный отель, – не дала ей договорить Рея. – Она может поехать туда. Ей придется провести там три-четыре дня, не больше.
– Как она доберется до отеля?
Рея нетерпеливо махнула рукой.
– У нее есть машина.
– Отличная машина, – кивнула Одетт. – «Т. Р.». Летит, как ветер.
– Вы не сможете добраться туда незамеченной, если поедете на своей машине. Местные жители без труда опознают вас.
Она удивленно взглянула на меня.
– Скорее всего.
Я посмотрел на Рею.
– Вы, разумеется, полагаете, что о похищении будут знать только вы, ваша падчерица и муж?
Она нахмурилась.
– Разумеется.
– Думаете, вам так легко исчезнуть? – спросил я у Одетт. – Разве у вас нет друзей? А слуг не удивит ваше отсутствие?
Девушка пожала плечами.
– Я частенько уезжаю.
– В таком случае на месте вашего мужа и отца я бы не торопился заплатить, если б мне позвонили и сказали, что моя дочь похищена, и потребовали выкуп в пятьсот тысяч. У вас лишь голая идея, а надо создать впечатление реальности похищения. На месте вашего мужа я бы даже решат, что это ложная тревога. – Я вдавил сигарету в пепельницу. – И обязательно позвонил бы в полицию.
– Многое будет зависеть от того, насколько убедительно прозвучат ваши слова по телефону, – отрезала Рея. – За это я и плачу вам пятьдесят тысяч.
– Я подберу убедительные слова, но, допустим, он позвонит в полицию? Как вы отреагируете? Скажете ему, что это шутка? Признаетесь, что решили разыграть его, или промолчите, надеясь, что я добуду деньги, а полиция меня не найдет?
– Я говорю вам… – сердито начала она.
– Что вы говорите, я знаю, но с чего вы взяли, что я должен вам верить? Если вмешается полиция, вы скомандуете «полный назад»? Или мы продолжим игру в похищение?
– Продолжим, – ответила Одетт. – Нам нужны деньги.
Нотка алчности, внезапно прозвучавшая в ее голосе, заставила меня повернуться к ней. Но девушка смотрела не на меня, а на Рею.
– Да, нам нужны деньги, – подтвердила Рея, – но, повторяю в сотый раз, полиция ничего не узнает.
– Будет лучше, если мы заранее подготовимся к худшему, – возразил я. – Допустим, ваш муж заплатит выкуп, но когда его дочь вернется, он наверняка пойдет в полицию, и начнется расследование. Человека, заработавшего столько денег, как ваш муж, нельзя держать за дурака. Как вы узнаете, что он не пометил купюры? Зачем они вам, если вы не сможете их тратить?
– Я прослежу за тем, чтобы он этого не сделал, – ответила Рея. – Об этом можете не беспокоиться.
– Да? Мне бы вашу уверенность.
– Мой муж тяжело болен. Он сделает то, что я ему скажу.
У меня похолодело внутри, когда я перевел взгляд с Реи на Одетт. Они обе смотрели на меня. Очарование юности исчезло. Остались лишь жестокость и безжалостность, свойственные ей и мачехе.
– Я убежден, что ваш муж обратится в полицию. Поэтому мы должны планировать наши действия, исходя из этого допущения. Если вы не согласны, скажите об этом прямо сейчас, и мы тут же расстанемся.
Сжавшиеся в кулаки руки Реи лежали у нее на коленях. Одетт, не сводя с меня глаз, покусывала ноготь большого пальца.
Я повернулся к ней.
– Сегодня вторник. К субботе у нас все будет готово. Я хочу, чтобы вы договорились с какой-нибудь подругой пойти в субботу в кино. Вы сможете это сделать?
В ее глазах мелькнуло удивление, но она кивнула.
– Я хочу, чтобы вы пообедали дома и сказали отцу, куда идете. Наденьте что-нибудь нарядное, чтобы окружающие могли вас запомнить и обратить внимание на ваше отсутствие. Вы должны договориться на девять вечера, но подруга вас так и не дождется. Вы поедете в «Пиратскую хижину». Это маленький ресторан-бар в паре миль отсюда. Возможно, вы знаете, где он находится?
Одетт вновь кивнула.
– Вы оставите машину на стоянке и зайдете в бар. Закажете что-нибудь выпить. В это время там полно народу. Но я не думаю, что вы встретите там кого-то из своих друзей. Так?
– Конечно нет, – ответила она. – Мои друзья предпочитают собираться в других местах.
– На это я и рассчитывал. Я хочу, чтобы вас заметили. Опрокиньте бокал или найдите другой способ привлечь к себе внимание. В баре вы проведете максимум пять минут. Ни с кем не связывайтесь, даже не разговаривайте. Моя машина тоже будет на стоянке. Убедитесь, что за вами никто не следит, потом идите к ней. Там вы найдете другую одежду и рыжий парик. Наденьте и то, и другое.
Пока вы будете переодеваться, я сяду в вашу машину и отгоню ее на стоянку в бухте Одиночества. Вы поедете следом. Ваша машина останется на стоянке. Надеюсь, что ее не найдут до тех пор, пока она не понадобится вам.
На моей машине мы поедем в аэропорт. Я закажу вам билет до Лос-Анджелеса. Там вы отправитесь в гостиницу, где вам будет снят номер. Вы никуда не должны выходить, пока я не позвоню, еду вам будут приносить прямо в номер. Вам ясно?
Одетт кивнула. Она уже давно перестала грызть ноготь, мне удалось заинтриговать ее.
– Все это никому не нужно, – вмешалась Рея. – Если она поедет в Кармель…
– Вам нужны эти деньги или нет? – грубо оборвал я ее.
– Сколько я могу повторять?! – взорвалась Рея. – Я же сказала, что нужны!
– Тогда делайте то, что я говорю, или вы их не получите!
– Ну какой же он лапочка! – воскликнула Одетт. – Я сделаю все, что ты скажешь, Гарри… Можно обращаться к тебе по имени?
– Вы можете обращаться ко мне как угодно, если будете выполнять мои указания, – ответил я и повернулся к Рее. – Когда я узнаю, что Одетт долетела без приключений, я позвоню вашему мужу. Удастся ли мне связаться с ним?
– На телефонные звонки обычно отвечает секретарша, – сказала Рея. – Вы скажете, что хотите поговорить с ним о его дочери. Секретарша спросит моего мужа, будет ли он говорить с вами. Я там буду. И позабочусь о том, чтобы он взял трубку.
– Будет уже поздно. Я надеюсь, что подруга Одетт позвонит раньше и спросит, куда та запропастилась. – Я взглянул на девушку. – Как вы думаете, она позвонит?
– Разумеется, позвонит.
– Я хочу, чтобы она позвонила. Тем самым создастся нужная атмосфера. Когда позвоню я, ваш муж будет знать, что вы пропали.
– Она позвонит, – повторила Одетт.
– Вот и отлично. Я скажу, что даю ему два дня, чтобы собрать деньги. Потом я позвоню вновь и скажу, куда их привезти. – Я повернулся к Рее. – Вы должны убедить его не идти ни на какие хитрости. Не просить банк переписать номера купюр, не обращаться в Федеральное бюро, чтобы те пометили деньги. Как вам это удастся, я не знаю, но если вы этого не сделаете, то не сможете потратить деньги.
– Это я беру на себя, – коротко ответила Рея.
– Надеюсь, вы справитесь. Через два дня после первого звонка я позвоню вновь. У вашего мужа хватит сил самому отвезти выкуп?
Рея кивнула.
– Он никому не доверит деньги.
Одетт хихикнула, приложив ладошку ко рту. Рея насупилась, ее лицо окаменело.
– Разумеется, он мне доверяет, – сердито ответила она, – но знает, что это опасно. Он не позволит мне ехать с ним.
– Ну и ладно. – Я достал из пачки новую сигарету. – Я скажу, чтобы он вышел из дома в два часа ночи и поехал по шоссе вдоль Восточного берега. В «роллсе». На дороге в это время машин не будет. Деньги пусть уложит в «дипломат». Где-то по пути ему посветят фонариком. Проезжая мимо, он должен выбросить «дипломат» из окна и ехать дальше. Ни в коем случае не останавливаться. Одетт вернется из Лос-Анджелеса тон же ночью. Она приедет в эту кабинку и подождет меня. Я возьму свою долю и отдам ей остальные деньги. Что вы с ними потом сделаете, меня не касается, но вы должны вести себя очень осторожно.
– О нет! – выкрикнула Рея. – Я не согласна. Нельзя давать ей деньги. Вы отдадите их мне.
Одетт повернулась к мачехе, ее лицо перекосила гримаса ненависти.
– Почему он не может дать их мне? – взвизгнула она.
– Потому, что я не доверю тебе и цента. – Глаза Реи превратились в две щелочки. – Он должен отдать деньги мне!
– Неужели ты думаешь, что я доверяю тебе? – злобно выплюнула Одетт. – Как только ты вцепишься в деньги…
– Хватит, хватит, довольно! – вмешался я. – Мы теряем время. Есть более простой выход. Я набросаю письмо, которое Одетт напишет отцу. Там будет сказано, как отдать выкуп. Далее Одетт напишет, что, выбросив «дипломат», он должен ехать на стоянку в бухте Одиночества, где она будет его ждать. Оп доберется туда не меньше чем за полчаса. За это время вы обе успеете прийти сюда и разделить деньги. Вам это подойдет?
– Но если папуля не найдет меня на стоянке, он может кинуться в полицию, – заметила Одетт.
Это была первая здравая мысль, высказанная одною из них.
– Вы правы. Тогда мы напишем, что на стоянке в бухте Одиночества его будет ждать записка, из которой он узнает о вашем местопребывании. Я положу записку в вашу машину. Там будет сказано, что он должен вернуться домой. Надеюсь, с этим все ясно?
Рея сверлила меня взглядом.
– Нам, разумеется; придется доверить вам все деньги, мистер Барбер.
Я ухмыльнулся.
– Если вас это беспокоит, не следовало обращаться ко мне Возможно, у вас на примете есть кто-то еще. Сейчас самое время подыскать мне замену.
Женщины переглянулись.
– Раз я буду присутствовать при дележе, лучшего предложения у меня нет, – помявшись, ответила Рея.
– То есть она хочет сказать, что доверяет только тебе, – хмыкнула Одетт. – Славная у меня мачеха.
– Она должна доверять мне. А теперь скажите, Одетт, что с вами произошло? Почему вы не встретились с подругой? Каким ветром занесло вас в «Пиратскую хижину»? Кто вас похитил?
Она широко раскрыла глаза.
– Я не знаю. Почему вы спрашиваете меня об этом?
– А надо бы знать. Ваш отец начнет задавать вопросы. Держу пари, после вашего возвращения он обратится в полицию, и вас будут допрашивать. Тамошние парни – профессионалы. Стоит им заподозрить ложь, как они станут рвать вас на куски, пока не доберутся до правды.
От самоуверенности Одетт не осталось и следа, она с надеждой взглянула на Рею.
– Но меня не будут допрашивать! Рея сказала, что не будут!
– Разумеется, не будут! – подтвердила Рея.
– Что-то вы в этом слишком уверены. А я вот придерживаюсь другого мнения.
– Мой муж постарается избежать огласки, – стояла на своем Рея. – Скорее он потеряет деньги, чем согласится иметь дело с газетчиками.
– Извините, но вы меня не убедили. Я не отработаю тех пятидесяти тысяч, которые вы мне платите, если не буду учитывать возможности вмешательства полиции. При необходимости Одетт должна выложить следователям убедительную версию похищения. Я ее подготовлю. – Обращаясь к девушке, я продолжил: – Не могли бы вы прийти сюда завтра вечером? Мы отрепетируем будущий допрос.
– Напрасный труд, – фыркнула Рея. – Сколько раз я могу повторять: мой муж не станет обращаться в полицию!
– Я предупреждал вас, что согласен на эту работу только на моих условиях. Или вы выполняете мои указания, или ищете кого-то еще.
– Я приду завтра в девять вечера, – улыбнулась Одетт.
– Вот и хорошо. – Я встал и повернулся к Рее. – Вот что еще. Вы должны купить ей платье. В недорогом магазинчике, что-нибудь из того, что носят студентки колледжа. И рыжий парик. За ним лучше съездить в Дейтон. Очень важно, чтобы полиция не могла найти вас по этой покупке. Одетт должна исчезнуть, выйдя из «Пиратской хижины». Она там была, все видели, как она выходила, а после этого исчезла без следа. И объявится она только дома, после уплаты выкупа.
Рея пожала плечами.
– Если вы считаете, что это необходимо, я все сделаю.
– Завтра вечером принесите с собой платье и парик, – сказал я Одетт. – К тому времени я подготовлю вашу версию похищения и напишу черновик письма. – Я подошел к двери, открь1л ее, выглянул наружу. На пляже никого не было. – До завтра.
Рея вышла первой, не взглянув на меня. Одетт – следом за ней. Проходя мимо, она улыбнулась.
Когда они растворились в темноте, я прошел в спальню и выключил диктофон.

Глава 4

Следующим вечером, в начале десятого, Одетт выскользнула из темноты и остановилась у веранды. Полная луна освещала ее точеную фигурку в простом белом платье с широкой юбкой. В руке она несла чемодан.
– Привет, Гарри, – сказала она. – Вот и я. Я спустился по ступенькам и взял у нее чемодан. Ее близость возбуждала меня.
– Пойдемте в дом. Миссис Марло не придет? Девушка искоса взглянула на меня и улыбнулась.
– Разве ее приглашали? Так или иначе, она не придет.
Вместе мы вошли в гостиную. Я закрыл дверь, затем зажег свет. Диктофон я зарядил новой лентой. Запись пошла, как только я повернул выключатель.
День выдался трудным. Я обдумал подробности похищения, которые предстояло запомнить Одетт, написал черновик письма, прослушал пленку с записью вчерашнего разговора, которая мне очень понравилась, и отвез ее в банк, где и оставил в сейфе.
Уверенность в том, что мне удастся заполучить пятьдесят тысяч долларов, крепла с каждым часом. Я не сомневался, что девушка и Рея теперь не уйдут от ответа, если что-то пойдет не так, как мы задумали. Феликс Марло не допустил бы суда над женой и дочерью, поэтому я мог чувствовать себя в полной безопасности.
– Начнем, – сказал я. – У нас много дел.
Она прошла к софе и села. Я не мог оторвать от нее глаз, а она расправила юбку и посмотрела на меня. От этого взгляда мне стало не по себе. Эта девушка знала, что делает. Не укрылось от нее и мое состояние.
– Я думаю, Рея очень ловко поймала тебя, так что тебе не осталось ничего другого, как помочь нам. – Она улыбнулась. – Но ты, похоже, умнее ее.
Я замер.
– Никто меня не ловил… о чем вы?
– О, она поймала. Она день за днем наблюдала, как ты спиваешься в баре. Она выбрала тебя, как только прочла заметку о твоем освобождении из тюрьмы. Она специально оставила сумку в телефонной будке, справедливо полагая, что ты клюнешь на деньги. Мне казалось, что ты их не возьмешь. Мы даже поспорили. Я проиграла десять долларов.
Я почувствовал, как кровь приливает к лицу.
– Я был пьян.
Она пожала плечами.
– Естественно. Я говорю об этом лишь для того, чтобы ты помнил, с кем имеешь дело. Рея – змея, ей нельзя доверять.
– Но зачем вам понадобилось столько денег?
Она скорчила гримаску.
– Это не твое дело. А теперь скажи, что я должна сделать? Как мне отвечать на вопросы?
Я смотрел на нее, собираясь с мыслями. Значит, Рея заманила меня в ловушку. Что ж, в следующий раз у нее ничего не получится.
– Вы договорились о субботней встрече?
– Да. Я пойду в «Капитолий» с Мэвис Шин. Она будет ждать меня у входа в кинотеатр в девять вечера.
– У вас есть приятель, с которым вы встречаетесь лишь изредка? Не постоянный кавалер, а такой, с кем вы видитесь время от времени?
– Конечно. Даже несколько.
– Достаточно и одного. Назовите его имя и фамилию.
– Ну… Джерри Уильямс.
– Он звонит вам домой?
– Да.
– Кто подходит к телефону?
– Сабин… наш дворецкий.
– Он узнает голос Уильямса?
– Вряд ли. Джерри не звонил мне месяца два.
– Значит, так. Вы скажете отцу, что идете в кино с подругой. После обеда, где-нибудь без четверти девять, позвоню я и попрошу вас к телефону. Дворецкому я представлюсь Джерри Уильямсом. Тем самым мы пустим полицию по ложному следу, если она ввяжется в это дело. От лица Уильямса я скажу вам, что встретил вашу подругу и вместе со всей компанией мы решили провести вечер в «Пиратской хижине». И приглашаем вас. Предложение вас удивит, но вы согласитесь, хотя никому не скажете об изменении планов, зная, что ваш отец не одобряет посещения таких заведений. Вы приезжаете туда, не находите друзей и уходите. Когда вы пересекали темную автомобильную стоянку, вам на голову накинули мешок и затолкали в машину. Это ясно?
Она кивнула.
– О Господи! У тебя все на полном серьезе!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
загрузка...


А-П

П-Я