светильники в ванную комнату над зеркалом 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Подонок всадил мне пять пуль в живот, – с усилием произнес Найтингейл. Он попытался опуститься на стул, пошатнулся и чуть было не опрокинулся вместе с ним на пол. Феннер подскочил, чтобы поддержать его, но тот обреченно сказал, клацая, как от озноба, зубами:
– Не надо. Я сам.
Феннер наблюдал, как Найтингейл с трудом опустился в кресло. Пот ручьями стекал с его бледного лица.
– Потерпи, старина. Я вызову врача.
– Бесполезно, – слабо качнул головой Найтингейл. – Новое брюхо он мне не пришьет. Не будем терять времени. Мне нужно кое-что тебе сказать, – с усилием проговорил он, зажимая живот обеими руками.
– Что тут произошло? – спросил Феннер.
– Я пристрелил эту собаку Тэйлора, а подонок Багси достал меня. Я думал, что ему можно доверять, но, как видишь, ошибся. В этом мире нельзя доверять никому, даже себе. Мерзавец всадил в меня пять пуль, прежде чем я успел пришить его.
– Почему ты убил Тэйлора? – спросил Феннер. Найтингейл стиснул зубы и уставился на дверь.
– Они убили Керли, единственного человека, которого я любил. Они подписали себе смертный приговор. Жаль, что я не добрался до Карлоса. Теперь уже не доберусь.
– Они убили ее за то, что вы помогли мне выбраться от них?
– Не только. Тэйлор всегда мечтал убрать ее с дороги. Она слишком много знала. Она и я. Мы оба знали все. И о тебе тоже. Все затеяла Глория. Она и ее китаец.
– Какой китаец? – встрепенулся Феннер.
– Чанг. Которого она подсадила к тебе в офис.
– И ты с самого начала знал об этом? Найтингейл закрыл глаза и скривился от нестерпимой боли. Наконец он сдавленно произнес:
– Да, я знал и об этом. Карлосу стало известно о китайце, о том, что он и Глория ведут двойную игру. Когда Тэйлор взял ее с собой в Нью-Йорк, Чанг тоже тайком поехал. Этот китаец выполнял особые поручения Карлоса. Карлос подозревал о его связи с Глорией – и послал пару своих… Они перерезали ему глотку. Тэйлор приказал подсадить его в твою контору.
Феннер изумленно посмотрел на умирающего:
– Но почему именно ко мне?
– Этого я не знаю, – покачал головой Найтингейл. – Он задумал какую-то слишком сложную комбинацию. Во время той поездки произошло что-то неожиданное… Что-то у них там случилось.
– Чанг? Глория любила его? – возбужденно спросил Феннер, чувствуя, что близок к разгадке.
Найтингейл угасал на глазах. Он делал невероятные усилия, чтобы не застонать. Каждое слово давалось ему с трудом.
– Да… – прошептал он.
– Где она сейчас? – нетерпеливо спросил Феннер.
– Она смылась, как только началась стрельба. Тэйлор выяснял с ней отношения, и неизвестно, чем бы это могло кончиться, если бы не ворвался я. Сейчас я жалею…, что поспешил…, пристрелить его…
Феннер не успел подхватить Найтингейла. Тело гробовщика медленно сползло на пол. Феннер осторожно поднял его голову.
– Гротти – неплохой парень, – слабо прошептал Найтингейл. – Передай ему, что я был с тобой до конца. Теперь мы с ним квиты.
Он хотел сказать что-то еще, но не мог и только печально смотрел на детектива сквозь толстые линзы очков.
– Не волнуйся. Я обязательно ему передам, что ты был верен своему слову.
– С ним мой сын… Достань Карлоса… У него есть нора…, за баром «Виски Джо»… – еле слышно прошептал Найтингейл и затих.
Феннер тяжело вздохнул и осторожно опустил голову гробовщика. Встал, вытер руки платком и подумал, что теперь добраться до Карлоса – это дело принципа.
«Мертвая девушка, которую ты считал Мэриан, по отпечаткам пальцев идентифицирована как похищенная дочь Эндрю Линдсея. Мэриан явно не та, за кого себя выдавала. В полиции о ней нет никаких данных. Пола».
Феннер со злостью смял телеграмму.
– Так вот оно что, – вслух произнес он. – Кажется, теперь я знаю, кто она.
В последний раз взглянув на Найтингейла, он решительно вышел из комнаты.
Так куда могла подеваться Глория? По логике вещей, теперь, когда Тэйлор мертв и она сама едва избежала смерти, она должна была рвануть к своему бывшему мужу Нулену.
Поймав на углу такси, Феннер направился в казино. У входа его окинули внимательным взглядом двое внушительных полицейских с автоматами через плечо. Он прошел в просторный холл, который собирались закрывать. Здесь горела одна лампа и никого из посетителей не было. Двое пуэрториканцов, один вид которых вызывал аллергию, молча убирали со столов.
– Нулен еще у себя? – спросил Феннер, направляясь к его кабинету.
– Он занят, – загородил ему путь один из пуэрториканцов. Феннер со злостью шарахнул ему по челюсти так, что тот спиной распахнул дверь и влетел в кабинет. Брезгливо переступив через находившегося в глубоком нокауте пуэрториканца, Феннер вошел в кабинет под восторженные взгляды Алекса и Кемеринского. Кроме них за столом сидел Нулен, держа в руках бутылку виски, которую он как раз собирался распечатать.
– Как кстати, – проговорил Феннер, присаживаясь к столу. – Кажется, не пил с первого пришествия. Нулен зло посмотрел на него.
– И это ты называешь «одним махом покончить с Карлосом»? – недовольно спросил он. – Шаиф, Скальфони мертвы. Эти двое еле приползли. Я боюсь высунуть нос на улицу…
Феннер угрожающе встал и наклонился над сразу уменьшившимся в размерах Нуленом:
– Заткнись ты, слизняк. В следующий раз мы возьмем тебя с собой. Ишь ты, заныл. Где ты видел войну без потерь? Прикинь лучше, что мы выиграли. Мы пустили все его лодки на дно, сожгли его главную базу. Тэйлор мертв, Найтингейл мертв, Миллер, изменник Багси и еще шесть-семь головорезов отправились к праотцам. Доля этих парней выросла вдвое. Нулен оторопело уставился на Феннера.
– Тэйлор? – не поверил он своим ушам.
– Да, Тэйлор, – передразнил его Феннер. – Остаются Карлос и Рейджер. Ими я займусь лично.
– Он знает, что делает, – вставил Кемеринский. – Я с ним.
– И я тоже, – буркнул Алекс.
– Отлично! Тогда чего же мы ждем? Где находится «Виски Джо»?
– Это – кабак на Ниггер-Бич, – ответил Кемеринский. Феннер повернулся к ошарашенному Нулену.
– Сейчас мы навестим Карлоса. Когда я вернусь, мне надо поговорить с тобой. Жди меня здесь, а вы, – обратился он к Алексу и Кемеринскому, – захватите с собой пару автоматов.
Феннер и Кемеринский вышли из казино и направились к машине Нулена, на переднем сиденье которой Алекс баюкал два «томпсона». Кемеринский сел за руль, и вскоре они были на месте.
Феннер вылез из машины и спокойно направился к бару. Его спутники с автоматами наготове следовали за ним.
– Его берлога где-то позади бара. Не знаете, что бы это могло быть? – тихо спросил Феннер.
– Там сзади есть склад. Может быть, они там? – предположил Алекс.
– Пойду проверю. Будьте наготове, – сказал Феннер, направляясь к большому сараю на безлюдной улочке.
Он двигался бесшумно. Приблизившись к мрачному темному бараку с плоской крышей, Феннер аккуратно попробовал дверь. Она была заперта. Он обошел кругом, стараясь отыскать хоть какое-нибудь окно, и чуть не споткнулся о металлическую лестницу, которая вела на крышу. Вернувшись к своим спутникам, он сообщил:
– Здесь только одна дверь. Ни одного окна. Я, кажется, нашел ход на крышу. Сидите здесь и не спускайте глаз с двери. Каждый, кто будет выходить, – ваш.
Он видел, как в темноте блеснули зубы ухмылявшегося Кемеринского.
– Я залезу на крышу и выгоню этих волков. Смотрите, не прозевайте их а потом смывайтесь. О себе я позабочусь сам, – добавил Феннер.
– О'кей, шеф, – последовал ответ, и двое бесшумно растворились в кромешной темноте.
Феннер осторожно взобрался на крышу, проверяя надежность каждой ступеньки. Бесшумно ступая по крыше, он подошел к круглому открытому люку, через который пробивался свет. Оглянувшись, он убедился в том, что Алекс и Кемеринский заняли выгодные позиции в канаве напротив двери сарая. Держа пистолет в правой руке, тихонько заглянул через стеклянную раму в люк. Комната была очень низкая, и Феннер вздрогнул, увидев в двух метрах от себя Карлоса, Рейджера и какого-то третьего человека, которого он не знал. Карлос лежал на кровати и курил «травку». Рейджер спал, покачиваясь в кресле и пуская пузыри. Третий дремал, сидя на полу, прислонившись спиной к стене.
Феннер потрогал пальцем тонкую раму, проверяя ее крепость, сделал несколько шагов назад и, разбежавшись, прыгнул в люк. Обломки рамы и осколки стекла посыпались на ничего не подозревавших гангстеров, перед которыми вдруг выросла грозная фигура с пистолетом в руке.
Карлос оцепенел и чуть не проглотил свою сигаретку. Сидевший на полу машинально протянул руку к лежавшему рядом с ним автомату, так и не успев как следует проснуться. Пуля вошла ему между глаз. Карлос и Рейджер напоминали застывшие изваяния.
– Чего тебе нужно? – наконец выдавил из себя Карлос. – Я могу дать хорошую откупную, если ты только уедешь и оставишь нас в покое.
– Заткнись! Мне не нужны твои грязные деньги. Настало время тебе ответить за все. Но я не буду пачкать о тебя руки. Вы решите, кому из вас жить, в честном поединке между собой. Победителя я выпущу отсюда, не трону. Возможно, сейчас до вас дошло, что я всегда держу слово. Таково мое условие, или я прикончу вас обоих.
– Ты хочешь сказать, что, если я придушу этого подонка, ты отпустишь меня? – изумленно спросил Рейджер.
– Рейджер! – заверещал Карлос. – Не делай этого! Рейджер медленно встал с кресла. В его глазах появился безжалостный блеск.
– Стойте! – властно приказал Феннер. – Лицом к стене! Рейджер, которым уже овладела жажда убийства, непонимающе уставился на Феннера и сделал шаг к нему. Детектив сильно ткнул его дулом пистолета в ребра. Рейджер, как манекен, повернулся к стене и уперся в нее руками. Феннер вытащил пистолет из его заднего кармана.
– Стой так и не шевелись!
Потом он подошел к кровати, сдернул с нее Карлоса и бегло обыскал его, убедившись, что у того нет оружия.
– Ну что? Так и будете стоять? – насмешливо спросил он, прислонясь с стене. – Разве один из вас не хочет выйти на свежий воздух?
Карлос опять принялся кричать на Рейджера, то умоляя его, то угрожая ему, но по жуткой ухмылке бывшего телохранителя понял, что придется драться. Рейджер принялся гоняться по комнате за Карлосом. Комната была слишком мала, и вскоре Рейджер загнал его в угол и нанес несколько ударов. Карлос принялся бешено колотить Рейджера по голове, царапаться, кусаться. Он быстро выбился из сил и свалился на пол. Рейджер навалился на него; схватил за горло и принялся молотить головою о дощатый пол барака. Он повернулся к Феннеру и торжественно сказал:
– Теперь он мой. Хватит! Поцарствовал.
Последним отчаянным усилием Карлос вонзил пальцы в глаза потерявшего бдительность Рейджера. Тот с воплем отпустил Карлоса, схватившись обеими руками за лицо, зажав одной рукой изуродованные глаза, а другой нанося удары наугад. Карлос откатился в сторону и тихо поднялся на ноги. Когда ослепленный Рейджер поравнялся с ним, он с размаху ударил его ногой в пах, потом сбил с ног и, ослепленный яростью, мертвой хваткой схватил его за горло. Рейджер попытался было оторвать его руки, но отчаяние придало Карлосу силы, и он не ослабил захват, пока Рейджер не замер. Только тогда он встал, дрожа всем телом.
Феннер стоял у стены, с отвращением глядя на взмокшего Карлоса.
– Тебе повезло, – сказал он, не сводя с него пистолета, – Убирайся, пока я не передумал!
Карлос сделал два неуверенных шага к двери, открыл ее и вышел. Феннер прислушался. Тишину ночи взорвали две автоматные очереди. Потом опять наступила тишина. Феннер спрятал пистолет и потянулся за сигаретой.
«Пожалуй, хватит с меня этого чертова города. Пора возвращаться домой и махнуть с Полой туда, где живут нормальные люди. Но куда?» Выходя из барака, он услышал звук мотора. Алекс и Кемеринский точно выполняли его указания. В нескольких шагах от барака он наткнулся на тело Карлоса. Автоматные очереди перерезали его надвое. Феннер отвернулся и зашагал по направлению к казино Нулена.
Когда Феннер вошел в кабинет Нулена, тот поспешно встал ему навстречу.
– Что случилось? – встревоженно спросил он.
Феннер окинул его тяжелым взглядом.
– То, что и должно было случиться. Где Глория?
– Мертвы? Оба? – не поверил Нулей.
– Я спрашиваю, где Глория? – нетерпеливо повторил Феннер.
– А зачем она тебе? – подозрительно спросил Нулей.
– Где она, черт тебя побери? – рявкнул Феннер.
– Там, наверху, – поднял к потолку глаза Нулен. – Оставь ее в покое, Феннер. Теперь я позабочусь о ней. Феннер усмехнулся.
– Решил разогреть вчерашний ужин? Или она – переходящий приз?
Кровь прилила к лицу Нулена:
– Не твое дело. В конце концов она моя жена. Феннер резко встал:
– Вот уж точно говорят, нет дурнее осла, чем влюбленный осел. Ладно, ты еще хлебнешь с Глорией. Мне нужно поговорить с ней.
– Тебе не о чем с нею разговаривать. Только попробуй, и горько об этом пожалеешь.
– Да ну? В таком случае я ухожу и вернусь через час с полицией и ордером на ее арест. Тебя это больше устраивает? Нулен нагло улыбнулся:
– Кончай блефовать. У тебя на нее ничего нет.
– Конечно, ничего, если не считать организацию убийства. Хотя что для вас убийство? Так, небольшая смена декораций.
– О чем это ты?
– Позже узнаешь, – ответил Феннер, направляясь к двери. – Ты убедился, что я не бросаю слов на ветер. Или я увижусь сейчас с ней, или ты будешь долго носить ей передачи в тюрьму.
– Первая дверь направо на втором этаже, – сдался Нулен.
– Я долго не задержусь. Только позаботься, чтобы нам не мешали, – сказал Феннер и закрыл за собой дверь.
Феннер без стука вошел в комнату. Глория испуганно вскочила с кресла. Детектив закрыл дверь и прислонился к ней спиной.
– Не трусь, детка. Я просто зашел к тебе поболтать перед отъездом. Мои дела в этом городе закончены.
Она опять села в кресло и закинула ногу на ногу.
– Не сейчас, парень. Уже поздно. Я очень устала и хочу спать… Сказала же этому борову никого ко мне не пускать, – с досадой произнесла она.
Феннер придвинул к ней стул и сел. Подражая ей, он закинул ногу на ногу, достал пачку сигарет, щелчком выбил две штуки и протянул пачку Глории.
– Убирайся отсюда, хам! Я не хочу с тобой разговаривать. Феннер невозмутимо закурил и с любопытством посмотрел на Глорию, прикидывая, играет ли она на этот раз. Нет, она была явно взволнована.
– Итак, я не дорассказал тебе ту историю. Послушай, а потом я послушаю тебя.
Она соскочила с кресла и бросилась к двери, но Феннер опередил ее. Он схватил ее за руку и резко повернул лицом к себе. Свободной рукой с хищными ногтями она попыталась дотянуться до его лица, но он зажал ее запястье рукой и наотмашь хлестнул ее несколько раз по щекам. Его пальцы отпечатались на ее нежной коже, как красные прутья тюремной решетки.
– Сиди смирно и слушай, шлюха.
– Ты еще пожалеешь об этом, скотина, – угрожающе произнесла она.
– Это ты так думаешь, – спокойно сказал он. – Итак, концовка занимательной истории из жизни одной потаскухи. Поправь меня, если что не так. Сначала о Чанге. Для тебя никого не существовало, кроме него. Когда Карлос убил его, жизнь для тебя кончилась. Отныне ты жила только для того, чтобы отомстить. Я прав?
– Да! Валяй дальше.
– Ты отправляешься с Тэйлором в Нью-Йорк, чтобы поразвлечься, но не можешь вынести даже краткой разлуки с любовником. Чанг приезжает в Нью-Йорк, и ты тайно встречаешься с ним в отсутствие Тэйлора. Одного любишь, другого доишь. Карлос подсылает головорезов-пуэрториканцев, которые подкарауливают Чанга и убивают его. Я ничего не напутал?
– Они ворвались ночью, когда мы были с Чангом вдвоем, – тусклым голосом произнесла Глория. – Один из них держал меня, пока другой перерезал ему горло. Все происходило на моих глазах. Бедняжка даже не сопротивлялся, так как они пригрозили, что пришьют и меня, если он пикнет. Чанг мне улыбнулся… Это было ужасно. Я ничего не могла поделать в тот момент, но поклялась, что отомщу Карлосу, уничтожу весь его гадюшник.
Феннер устало зевнул.
– Не разыгрывай тут передо мной благородную мстительницу за поруганную любовь. Мне тебя ничуть не жаль. Ты всегда думала прежде всего о себе. Если бы в тебе была хоть капля порядочности, то ты бы попыталась отомстить, пожертвовав собой. Но ты побоялась поступиться даже своим благополучием. Ты всегда действовала так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. И разработала план, как расправиться с Карлосом, не потеряв при этом Тэйлора.
Глория принялась тихонько всхлипывать. Феннер продолжал, не обращая на нее внимания:
– Неожиданно Тэйлор нашел себе новую игрушку, ее звали Линдсей. Она приглянулась ему, и каким-то образом ему удалось завлечь ее к себе в дом. Можно только предполагать, что произошло. Он попытался ее изнасиловать. Она отчаянно сопротивлялась. Отсюда и синяки, не правда ли?
Глория продолжала плакать, но и так было очевидно, что Феннер прав.
– Итак, твой садист переусердствовал. Девушка умерла. Когда ты вернулась домой, только что потеряв Чанга, ты застала Тэйлора, таскающего по комнате труп, не зная, куда его спрятать. Так или не так? И перестань лить крокодиловы слезы. На меня это не действует.
– Да, все было именно так, – тихо ответила она, приложив платок к глазам и раскачиваясь в кресле.
Феннер не мог сказать с уверенностью, плакала она или смеялась.
– Ты увидела мертвую девушку с кровоподтеками на спине. И что ты сделала дальше? Рассказывай! Теперь твоя очередь.
– Ты же все знаешь. Зачем спрашивать?
– Все, кроме одного. Какого черта ты заявилась ко мне?
– Я много слышала о тебе. Когда-то о тебе трубили все газеты. И тут я увидела возможность сохранить Генри и разделаться с Карлосом. Я читала о том, что ты – бесстрашный детектив, не останавливающийся ни перед чем, и выбрала тебя в качестве орудия мести. Нацепила черный парик, переоделась и отправилась к тебе.
– Ты представилась мне как Мэриан Дэйли и заявила, что у тебя пропала сестра. Ты правильно рассчитала, что я возьмусь за это дело. В конце концов я должен был выйти на Карлоса и его банду, тем более что ты дала мне наводку, подбросив записку с упоминаниями о двенадцати китайцах. Вы с Тэйлором распланировали подбросить расчлененное тело бедняжки Линдсей куда-нибудь, где бы я мог его найти и принять за труп Мэриан Дэйли. А поскольку Мэриан никогда не существовало, то Тэйлора не могли судить за убийство несуществующего человека. Именно поэтому Тэйлор намалевал синяки на твоей спине, а когда ты пришла ко мне, позвонил, чтобы как-то объяснить твое поведение. Я мельком взглянул на синяки и, естественно, не заметил подлога. Это был подлый и коварный план, и ты могла бы вконец запутать следствие, если бы Тэйлор не наделал ошибок. Он решил расчленить тело и вывезти останки из дома. Ты должна была явиться ко мне как можно быстрее, если бы тело было найдено, патологоанатомы точно бы установили время наступления смерти. Сначала ты должна была посетить меня, затем меня нужно было задержать на день-два, чтобы дать Тэйлору время устроить все так, как он задумал. С этой целью они подсадили мне Чанга. Об этом ты не знала. Полиция должна была задержать меня для выяснения обстоятельств появления в моем офисе трупа китайца. Но я разгадал его замысел, откуда взялись эти пуэрториканцы, разыскал и убил их прежде, чем они успели вывезти расчлененный труп. Это расстроило ваши планы. Вы начали метаться…, и делать новые ошибки. Все было именно так?
– Да, ты прав. Это была сумасшедшая идея, но Генри был так напуган, что согласился сделать все. У меня не было времени для того, чтобы распланировать все более тщательно, но я добилась главного: ты взял след Карлоса. Я была уверена, что ты заглотишь наживку, и поэтому дала тебе шесть тысяч гонорара. Я состряпала это письмо, по пути в отель сбежала от твоей курицы-секретарши. С мифической Мэриан Дэйли было покончено, и я вернулась с Генри в Ки Уэст и стала ждать твоего появления.
Феннер откинулся в кресле и принялся изучать потолок.
– Ты явно перемудрила. Если бы ты просто пришла ко мне и рассказала о преступном бизнесе Карлоса, я бы взялся за это дело. Как бы то ни было, этот негодяй получил сполна.
Глория ошарашенно уставилась на Феннера:
– Ты говоришь так, будто он мертв. Феннер с неприязнью взглянул на нее.
– Мертвее не бывает. Можешь радоваться. Тебе всегда удается найти кого-нибудь, кто бы сделал за тебя грязную работу. Но я с удовольствием отправил его на тот свет. – Глория хотела что-то сказать, но Феннер перебил ее:
– Я честно отработал мои шесть тысяч. Убийца дочери Линдсея мертв, а выяснение подробностей ее исчезновения и гибели – уже не моя задача. Пусть этим занимается полиция. Может быть, им удастся напасть на след Тэйлора, но в этом я им не помощник. С меня достаточно. А теперь можешь сматываться с Нуленом куда угодно. Ты мне противна, детка, так же, как и твой муженек. Век бы вас не видел. Одно могу сказать с уверенностью – ты плохо кончишь, и я буду только этому рад.
Он встал и, не оглядываясь, вышел из комнаты. Нулей стоял в зале и озадаченно смотрел на дверь комнаты, которой только что хлопнул Феннер. Детектив вышел из казино, облегченно вздохнул полной грудью. По обыкновению сбив шляпу на затылок, он решительно зашагал по направлению к аэропорту «Пан-Америкэн».



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я