https://wodolei.ru/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Андрей Воронин, Максим Гарин: «Ордер на возмездие»

Андрей Воронин, Максим Гарин
Ордер на возмездие


Комбат – 12




«Андрей Воронин, Максим Гарин. Комбат: Ордер на возмездие»: Современный литератор; Мн.; 2001

ISBN 985-456-579-3/985-456-983-7 Аннотация Остросюжетный детектив о раскрытии сотрудниками ФСБ подпольного преступного синдиката, продающего оружие и боеприпасы чеченским боевикам и международным террористам. В какой-то момент расследование заходит в тупик, и поймать преступников с поличным удается лишь с помощью двух бывших бойцов спецназа ФСБ. О том, как удалось перекрыть канал сбыта смертоносного товара, читатель узнает, прочитав этот увлекательный роман.
Андрей ВОРОНИН и Максим ГАРИНОРДЕР НА ВОЗМЕЗДИЕ Глава 1 Четвертый день Сергей Фрольцов, заходя в свой двор, бросал косые взгляды на новенькую темно-синюю «БМВ» 1998 года выпуска. В машинах Фрольцов разбирался так, как редко кто. Ему не надо было заглядывать в техпаспорт, чтобы выдать об автомобиле всю нужную информацию, ему хватало, лишь одного взгляда на машину. Автомобиль уже четыре дня стоял во дворе, дневал и ночевал. Желтые листья с каштанов и лип изрядно облепили тонированные ветровые стекла, набились под дворники, приклеились к темному глянцевому капоту и к кузову. Автомобиль был как игрушечный, словно только что из салона.Фрольцов причмокивал, но близко к машине не подходил. У дворничихи, вечно поддатой Верки, толстой двадцатисемилетней женщины, он поинтересовался, предварительно угостив ее сигаретой:– Верка, что за тачка?– Хрен ее знает! Может, из фирмы, стоит уже четыре дня.– Угу, – промычал Фрольцов.Сергей напоследок бросил еще один оценивающий взгляд, причмокнул и направился в свой подъезд. Он жил на третьем этаже. Окна квартиры выходили не во двор, а на маленькую улицу, немноголюдную, хотя дом стоял почти в центре Москвы.Фрольцов жил с мамой, учительницей младших классов. Жена и дочь от него ушли, когда он оказался в тюрьме. По жене и дочке он не тосковал, ушли, так и хрен с ними. Придя домой, он тут же взял телефон, сел на тахту и принялся тыкать кнопки.Закурил и, держа во рту дымящуюся сигарету, пробурчал в трубку:– Дима, ты?– Я, а то кто же! – услышал Сергей голос своего подельника.– Работенка есть. Я одну штучку присмотрел.– Какую штучку? У меня голова трещит, – Похмелись, выпей граммов сто и приходи ко мне с надеждой на лучшую жизнь.– Ага, вот так, выпью и пойду? Выпить у меня нечего. Слышь, Серый, нечего!– Тогда приходи ко мне, налью.– Если только нальешь, то приду.– Налью, – пообещал Фрольцов, отключая телефон.Через четверть часа Дмитрий Якушев, ровесник и одноклассник Фрольцова уже топтался в коридоре, стягивая с ног разбитые, мокрые кроссовки.– Заходи.– Где Марина Евдокимовна? – учительницу Якушев не мог себе позволить называть иначе, как только по имени-отчеству.– На работе, где же еще. Это мы с тобой бездельничаем, а она пашет, как пчелка, уроки дает дебилам молодым. – Понятно.Дмитрий сел на кухне и принялся барабанить пальцами по столу.– Ты через двор шел, через арку?– Через арку, а как же еще.– Тачку видел под деревьями?– Какую? Темно-синюю «БМВ»? Твоя, что ли? – хихикнул Якушев.И Фрольцов, и Якушев до сегодняшнего дня свято соблюдали один закон: где живешь, не воровать. Но товар стоял прямо на виду, словно специально кто-то его подсунул, чтобы искушать двух угонщиков.– Хочешь хапнуть эту тачку?Фрольцов передернул плечами, вытащил из холодильника начатую бутылку водки, двинул ее к центру кухонного стола, выставил два стакана. Достал из холодильника маринованный чеснок, два бутерброда, приготовленные мамой, налил другу.– Угощайся.Рука Якушева дрожала, он еле-еле смог донести до рта сорокаградусный напиток, закусывать не стал. Он сунул в рот сигарету, не спеша ее раскурил, со смаком затянулся и тут же закашлялся.Сергей смотрел на своего однокашника, понимая, что дальнейшее зависит о того, что скажет Якушев.– Может, не стоит? – отдышавшись, произнес Дмитрий и взглянул на бутылку с водкой так, как смотрят на врача – с нелюбовью, но с надеждой.– Отпустило?– Нет, еще надо минут пятнадцать, чтобы алкоголь в кровь всосался.– Давай подождем, – Сергей принялся жевать бутерброд.– Еще налей.– Налью.Мужчины выпили еще по одной и лишь после этого Якушев произнес:– А что, гараж у меня пустой, можно прихватить, а потом сдать. У меня есть один клиент, давно «БМВ» заказывал, причем, знаешь, Серый, именно такую он и хотел.– Кто такой? Я его знаю?– И не узнаешь.– Бабки у твоего клиента есть?– У него бабок пруд пруди, он такими делами ворочает!– Это хорошо, – Серый разлил водку и друзья-подельники, чокнувшись, выпили. – Значит, решено, а?– Решено, – коротко ответил Якушев.Деньги нужны были и тому, и другому. В деньгах парочка нуждалась постоянно. Когда купюры появлялись, мужчины жили весело, недели две-три гудели, снимали дорогих проституток, веселились на всю катушку. Когда же деньги кончались, жили тягостно и нудно, как большинство населения России.– Ты предлагаешь сегодня?– Сегодня. Выспимся, отлежимся и за дело, – подытожил разговор Фрольцов.– Хорошо, согласен. Водки у тебя, как я понимаю, больше нет.– Если бы и была, я бы тебе не налил.– Я это тоже знаю, – Дмитрий Якушев задумчиво поскреб небритую щеку, крепкий квадратный подбородок. Чертыхнулся, подошел к умывальнику, сплюнул, погасил под струей окурок и пошатываясь двинулся в прихожую.В половине второго ночи, а это самое спокойное для угонщиков время, Фрольцов с Якушевым вышли из подъезда во двор. Они минут пять прислушивались, присматривались, курили на крыльце.Затем, когда сигареты сотлели до фильтра, переглянулись.– Ну? – сказал Якушев.– Чего ты нукаешь? Еще не запряг.– Это не вопрос, Серый, запрячь-то мы ее запряжем. Но дело в том, поедет она или нет?– Поедет, куда денется!– Давай все делать быстро. Ты шуруй к арке и смотри там, а я с тачкой стану ковыряться.– Лады, – ответил Якушев, передавая спортивную сумку напарнику.Якушев подошел к арке, выглянул на улицу. Редкие машины проезжали по дороге, пешеходов – раз-два и обчелся. Ничего подозрительного не заметил. Почти все окна в соседних домах были погашены, только кое-где по стеклу метались серо-голубые сполохи. Люди смотрели телевизоры.– Не спится же им! – пробурчал Якушев, вытряхивая из пачки очередную сигарету и раскуривая ее.Открыть машину любой марки для Серого не составляло труда. Не практиковался он лишь на «ролс-ройсах» и «порше», эксклюзивные модели ему не доверяли. Но даже самые хитроумные серийные замки, задвижки и запоры для него не были тайной. Опыт, талант, природная смекалка сделали свое дело.Серый даже стекло не разбивал. Он открыл центральный замок, опасаясь, что сработает еще одна, тайная сигнализация. Но, на его счастье, сирена промолчала. Он пятерней сгреб со стекол листья, швырнул их под ноги. А вот капот и кузов вычищать не стал. Мало ли кто мог появиться во дворе, мало ли кому могло взбрести в голову подойти к окну, открыть форточку, закрыть? А то и просто высунуть свою рожу и посмотреть, что там делается во дворе.Кроме «БМВ» во дворе еще стояли две дюжины автомобилей. Хороших среди них не попадалось, все больше добитые, десяти– или двенадцатилетнего возраста. Правда, были и реликтовые, постарше самого Фрольцова – две «победы» и «волга» обтекаемой формы с приподнятой мордой. И «волга», и «победы» стояли на сдутых колесах, такие если кто и захочет угнать, то вряд ли сможет.Машину-старушку сможет завести лишь хозяин – тот, для кого доисторический автомобиль стал частью старорежимной души.Дверца открылась даже без щелчка. Серый заглянул внутрь, в темный, холодный салон. На его удивление даже ключ торчал в замке зажигания, и Серому осталось лишь присвистнуть. Он осмотрел педали. Никаких механических противоугонных средств в этом автомобиле не нашлось, хотя сигнализация имелась.Но она не была включена. Тонкий провод антирадара свешивался, пересекая ветровое стекло наискось.– Ты смотри, – буркнул Серый, – антирадар есть.Он уселся на сиденье, протянул руку к соседней дверце, отщелкнул рычажок блокиратора.– Теперь порядок.Он аккуратно повернул ключ в замке зажигания, отжал сцепление. Машина завелась с полуоборота.– Новая, она и есть новая.Смотреть на цифры спидометра Серому не хотелось, при желании он и сам мог выставить нулевой пробег. Он лишь убедился в том, что бензина почти полный бак, мотор работает послушно и исправно. Мягкое, сильное урчание выдавало мощный двигатель.– Порядок.Серый отпустил педаль сцепления, медленно сдал назад, резко вывернул руль, затем чуть-чуть прижал педаль газа. Машина послушно, почти бесшумно, выбросив голубоватое облачко выхлопных газов, покатилась к арке, мягко преодолевая выбоины на асфальте.– Давай, давай, – бормотал Серый, поглаживая обтянутый кожей в мелкие дырочки руль.Якушев поднял руку, давая знать, что все в полном порядке. Когда темно-синяя «БМВ», облепленная желтыми листьями, поравнялась с ним,. он вскочил в салон и тяжело задышал.– Что сопишь, как паровоз?– И ключ был? – удивился Якушев.– Да. Интересно, где хозяин этой тачки? Может, с бодуна поставил во дворе, да и забыл – в каком именно.Кожа сидений приятно поскрипывала.– Печку включи.– Уже включил, – сказал Фрольцов. – А ты ключи от гаража взял?– Конечно.– Ну, тогда с богом. Вперед! – вдавив педаль газа, Сергей Фрольцов вывернул руль вправо и уже только тогда, когда автомобиль оказался на дороге, включил фары. – Вперед, вперед!– Только не нарушай!– Нашелся автоинспектор, мать твою! Зачем мне нарушать? Глянь-ка, лежат в бардачке документы или нет?В бардачке кроме четырех яблок никаких документов не оказалось.– Вот тебе и на!На заднем сиденье машины лежал смятый плащ. Якушев взял его, принялся ощупывать карманы. Зажигалка, сигареты, ключи – вот и вся добыча. Никаких документов не оказалось и в сером плаще. А плащ был хороший, дорогой, с костяными пуговицами.– Давай, давай!Автомобиль мчался по ночным улицам, стараясь держаться осевой линии и не подъезжать близко к тротуару.– Главное не крутиться в центре, там и по ночам ментов хватает, – сказал Якушев.– Сам знаю. Зажги-ка мне сигарету.Якушев закурил сам, зажженную сигарету передал Серому.– Классно идет, ровно, как по маслу. Нигде ничего не свистит, не скрипит, не стучит и не булькает.– Это хорошо. Я думаю, штук семь мы за нее возьмем, как с куста. –Не дели шкуру неубитого медведя.– Не каркай! – резко оборвал подельника Серый. – Вот когда из гаража покупатель ее выгонит, а бабки будут лежать у нас в карманах, мы и порадуемся.Главное сейчас – до гаража допилить.Но, наверное, для напарников-угонщиков этот день был обозначен в календаре судьбы, как неудачный.Едва они вырулили на проспект Мира, причем соблюдая все правила дорожного .движения до мелочей, как на дороге возник инспектор дорожно-патрульной службы, появился неожиданно, когда до перекрестка оставалось метров пятьдесят. Он лениво вскинул руку с полосатой палкой и, махнув, указал «БМВ», чтобы та подалась вправо и остановилась.– Что будем делать? – внутренне холодея, произнес Якушев.– Ноги, Митя, ноги! – и Фрольцов вдавил педаль газа до пола.Машину словно кто-то ударил сзади, так резко она сорвалась с места, набирая скорость. Стрелка спидометра в считанные секунды залетела на отметку сто сорок, тормоза завизжали по влажному асфальту, машину немного занесло на еле заметном повороте.Но хорошая машина и есть хорошая, она отлетела в сторону, но не ударилась в столб, не оказалась на тротуаре, а, вильнув пару раз, замерла на долю секунды, а затем вновь сорвалась с места.Гаишник свистел, кричал, ругался матом вдогонку улетающей машине, «форд скорпио» гаишников с включенной мигалкой и включенной сиреной оживил ночные московские улицы. Гаишники, а их в машине оказалось двое, бросились вдогонку за темно-синим убегающим «БМВ», по рации сообщая всем машинам и дежурным о том, что преследуют темно-синюю иномарку.Гаишники были опытные, но и угонщики не лыком шиты. Серый понимал, что на любой центральной улице их наверняка хлопнут, перекроют дорогу, прижмут к обочине. А что будет дальше, об этом лучше не думать. Поэтому он старался избегать центральных широких улиц, а несся, уходя от погони, переулками, проходными дворами. Гаишники вскоре сообразили, что впереди на «БМВ» не какие-нибудь лохи или малолетки, упершие машину, чтобы позабавиться, а клиенты серьезные, водители высшего класса, хорошо знающие город, все его подворотни, улицы и перекрестки.Но, как известно, если уж не везет, то не везет во всем. Так и случилось. Фрольцов и Якушев с облегчением вздохнули, когда решили, что оторвались.– Что будем делать? – вытирая вспотевшее лицо, спросил Серый, глядя в заднее стекло.– Ноги надо делать, вот что! Но пешком.– Попробуем прорваться?– Куда ты прорвешься?И тут они увидели слепящий свет фар. Милицейская машина с включенной мигалкой въехала в узкую улочку, перегородив из нее выезд. «БМВ» Сорвался с места, сдал назад и виртуозно свернул в узкий проезд между кирпичными пятиэтажными домами.На счастье в проезде никого не оказалась.А дальше «БМВ», переваливаясь по бровке, пересекая газоны и детскую площадку, лавируя между деревьями и мусорными контейнерами, распугивая котов, вырулил к каким-то двухэтажным сараям, возле которых шла выложенная бетонными плитами дорога на стройку. Можно было свернуть либо направо, либо налево.Направо – к строительной площадке, налево – к школе.– Куда? – спросил Серый.– Ты сюда заехал, тебе и выбираться.– Хрен редьки не слаще, – буркнул Фрольцов, резко выворачивая руль и выскакивая к школе, на первом этаже которой горело одинокое окно.Милицейская машина двинулась тем же маршрутом, и пока угонщики размышляли, свернуть направо или налево, уже выруливала к мусорным контейнерам, откуда преследователи могли видеть маневры угонщиков.– Водитель машины, приказываю остановиться! Остановитесь немедленно! – неслось из динамика.Мигалка продолжала работать, завыла сирена. Сергей через плечо показал фигу, а Дмитрий Якушев грязно выругался.– Серый, давай, рули, чего стал!– Да я не знаю, куда свернуть!– Рули отсюда, рули!«БМВ», словно мяч, отфутболенный ногой, рванулся вперед, объехав угол школы по спортивной площадке, нырнул под откос и оказался на улице.– Фу, б…, вроде, пронесло! Теперь гаси свет! Фары погасли, и на полутемной улице машина словно бы исчезла, лишь звук двигателя выдавал движение.Милицейская машина появилась впереди. Тот это «форд», который преследовал их раньше, или другой включился в перехват, разбираться у Фрольцова не оставалось времени. Он опять вывернул руль и через ту же спортивную площадку, пробиваясь сквозь кусты, рискуя врезаться в стену, снеся скамейку, отломав передний бампер, скатился на другую улицу, такую узкую, что можно было проехать лишь одной машине.– Выкусили, уроды? – буркнул Фрольцов, переключая передачу.– Надо ноги пешком делать, – уже холодея, произнес Якушев.– Где ты их здесь сделаешь? Кругом заборы.Где они оказались, ни Сергей, ни Дмитрий не знали, тут они были впервые. Может, днем, при свете, они бы сориентировались, а так им казалось, что они попали в чужой город.Опять впереди сверкнула мигалка.– Твою мать…! Назад хода не было, там виднелся грузовик, поставленный на ночь, ехать можно было только вперед.– Что ж, посмотрим, у кого крепче нервы!Но впереди с мигалкой оказалась не милицейская машина, а «Скорая помощь», которая прибыла по вызову. Водитель «Скорой», увидев мчащуюся навстречу с включенными фарами машину, растерялся, двинулся назад, уткнулся бампером в бетонный забор. Двигатель заглох.«БМВ» как мчалась, так и продолжала мчаться.Все это длилось считанные мгновения. Машины столкнулись. «Скорую» развернуло, «БМВ» вылетела на перекресток с разбитой фарой и смятым крылом. Но двигатель продолжал исправно работать.– Чего оглядываешься, гони дальше!– Куда дальше? …здец, приехали!Впереди возник милицейский «форд», из которого выскочил гаишник с коротким автоматом в руках. Серый пытался передернуть рычаг передач, который заклинило, он не мог и отпустить сцепление, иначе машина дернулась бы. Он понимал, тронься с места, мент начнет стрелять, Дмитрий попытался открыть свою дверцу, но ее тоже заклинило, про замок зажигания от страха они оба забыли.– Выходите из машины! – нервно закричал мент.Второй гаишник тоже выбрался из машины и стоял, широко расставив ноги, с поднятым пистолетом.– Близко не подходи, может, они вооружены – шепотом советовал он своему напарнику в бронежилете и каске.– А, бля, была не была! – сказал Серый, изо всей силы рванул рычаг.Нога соскочила со сцепления, и машина двинулась прямо на автоматчика. Тот вместо того чтобы стрелять, бросился в сторону и, надо сказать, правильно сделал, это спасло ему жизнь. Его напарник выстрелил трижды.«БМВ» протерся боком рядом с милицейским «фордом», и можно было уже считать, что вырвался. Но милиционер с автоматом, который успел отскочить, развернулся и с колена стал стрелять. Он всадил в «БМВ» почти весь рожок, лишь на всякий случай интуитивно оставив пять патронов.Одна из пуль попала Якушеву в голову. Он дернулся и уткнулся лицом в панель, заливая ее кровью. Серый онемел от ужаса, его словно парализовало. На улице повисла зловещая тишина.Милиционеры переглянулись.– Ты что, охерел, Сашка! – глядя на дымящийся автомат, сказал сержант с пистолетом в руках.– А что оставалось делать? Они бы ушли!Серого наконец отпустил страх. Он понял, менты в замешательстве, и у него есть шанс, возможно, последний, единственный из тысячи. Он резко открыл дверь, вывалился на асфальт и пополз на четвереньках, прячась за машины. Он пополз не вдоль дороги, а к бетонному забору. Там было потемнее, у забора росли деревья. Он прямо с четверенек подпрыгнул, уцепился за обмазанный солидолом бетонный край.Правая рука соскользнула, но Серый на одной левой сумел-таки остаться висеть. Засучил ногами, практически взбежав на вертикальную поверхность, перевалился животом через край и рухнул вниз.– Во, – сказал милиционер, опуская пистолет, – даже стрельнуть не успел! – в его глазах еще стояли подошвы кроссовок, нереально белые в темноте.– Стрелять надо было!– А ты чего не стрелял?– Да я рожок перезаряжал!– Рожок, рожок… Звони нашим.– Сейчас. Там же еще второй остался.Из примет убежавшего, кроме белых кроссовок, милиционеры ничего припомнить не смогли. Они подошли к искореженному автоматной очередью и авариями автомобилю. Двигатель, как ни странно, продолжал мягко урчать. Мент, которого звали Саша, сунул руку в кабину, повернул ключ в замке зажигания.Двигатель мгновенно заглох. Мертвый Дмитрий Якушев перестал подрагивать.– Как ты его!Крышка багажника темно-синего «БМВ» от ударов приподнялась, что-то сломалось в замке. Чисто для порядка автоматчик подошел к багажнику и, приподняв крышку, заглянул вовнутрь. Вспыхнула лампочка подсветки.– Ух ты, глянь!В багажнике лежал связанный человек. То, что он мертв, было понятно сразу, живой в такой позе лежать не смог бы. Руки заведены за спину и связаны белым бельевым шнуром. Кисти уже почернели, особенно черными были ногти, на одном из пальцев поблескивало кольцо.– Не зря ты стрелял.– Как чувствовал, – самодовольно ответил автоматчик.Еще две машины на этой улице появились быстро. Милиционеры с собакой-ищейкой, в бронежилетах и с автоматами уже оказались за забором, где исчез Сергей Фрольцов. Забор отгораживал от улицы старую котельную с невысокой кривоватой кирпичной трубой. На трубе светлела надпись «1957». Но надпись, да и сама труба, мало интересовали группу захвата.Овчарка вначале довела милиционеров до крыльца котельной, затем до железных ржавых ворот с новеньким знаком «Въезд запрещен» и потеряла след, словно Фрольцов улетел отсюда на вертолете.По рации было сообщено всем сотрудникам правоохранительных органов о том, что следует задержать мужчину в белых кроссовках, в возрасте от двадцати до сорока, ростом примерно метр семьдесят, метр восемьдесят, возможно, раненого. На бетонном заборе обнаружили следы крови.Фрольцов же в это время был уже далеко. Он вскрыл первый попавшийся автомобиль, который ему встретился – старые «жигули» с выкрашенным белой грунтовкой крылом. Бензин в баке был, и поэтому Сергей ехал на машине, а не бежал, прячась по подворотням. Ему повезло, потому что искали или человека, идущего пешком, или же пассажира в автомобиле.Никто не подумал, что после одного угона преступник тут же решится на второй. К тому времени, когда были перекрыты выезды из района, «жигули» с загрунтованным крылом оказались уже в центре города. Там же, на проспекте Мира, откуда, собственно, началось преследование, Фрольцов бросил машину неподалеку от собственного дома и безлюдными дворами направился к своему подъезду.Документов у найденного в багажнике мертвого мужчины не оказалось, но по номеру машину вычислили довольно быстро. Она принадлежала торгово-посреднической фирме с мало вразумительным названием «Радуга». Фамилия владельца фирмы тоже ничего не говорила милиции – Сидоров Иван Иванович. Но лишь только попытались по фамилии узнать адрес владельца, тут же произошла заминка.На месте происшествия появились странные люди с удостоверениями ФСБ и ГРУ. Милицию сразу же оттеснили, отстранив от дела. Тело мужчины со связанными руками было извлечено из . багажника, бережно погружено на носилки, и микроавтобус тут же его увез. Всем заправлял невысокий пожилой мужчина с абсолютно лысой головой в старомодных очках. Он не повышал голос, приказы отдавал тихо, но все их слышали. К нему обращались не иначе, как по имени-отчеству – Леонид Васильевич.Полковник ГРУ Бахрушин Леонид Васильевич несколько раз связывался по сотовому телефону с кем-то невидимым, но очень важным, говорил тихо так, что никто из окружавших не мог расслышать и слова. Он лично все осмотрел, переговорил с двумя сержантами, которые пытались задержать уходящий от погони автомобиль, расспросил их обо всем.Он морщился, когда в комментариях сотрудников дорожно-постовой службы проскальзывали матерные слова. Этого невысокого человека милиционеры боялись больше, чем вооруженного преступника, хотя и не могли сказать, почему. Чисто животный страх перед начальством, ведь Бахрушин принадлежал к другому ведомству, и напрямую они ему не подчинялись.Затем полковник Бахрушин сам все осмотрел и сделал вывод, что двое преступников скорее всего простые угонщики, которые даже и не подозревали, что находится в багажнике похищенного автомобиля. В кармане куртки Дмитрия Якушева нашли страшно потертую прошлогоднюю квитанцию об оплате квартирного телефона.Тут же по компьютеру проверили и поняли: ранее судимый Якушев, причем судимый именно за угон автомобиля, сегодня закончил свой жизненный путь, так и не исправившись. Тут же быстро подняли архив. Подельником Якушева в прошлом угоне являлся его одноклассник Сергей Фрольцов.И Бахрушин подсказал милиции:– Скорее всего, второй преступник уже дома, так что поторопитесь.Группа захвата взяла Сергея Фрольцова в подъезде, когда тот с рюкзаком на плече и в ботинках на толстой рифленой подошве выходил из лифта. Его сбили с ног, положили на пол, защелкнули наручники на запястьях. Сработали эффектно, хотя, попадись им сейчас в руки любой мужчина, которому пришло в голову в половине пятого утра выйти из дома, с ним произошло бы то же самое.Момент истины для Фрольцова наступил быстро. После минутного раздумья он решил не препираться, поняв, что большую часть вины сможет свалить на своего подельника. Тому терять нечего, с Якушева взятки гладки, ему срок не мотать.Фрольцов сделал вид, что о гибели приятеля ему ничего не известно, мол, считает, что Дмитрий Якушев ранен, даже поинтересовался его здоровьем. Его не стали разочаровывать, хотя прекрасно понимали, что угонщик блефует.Фрольцов представлял себе всю процедуру, благо один раз в жизни уже прошел ее от начала до конца. Но начались «непонятки», как определил для себя любитель угонять чужие машины. Его усадили не в милицейский «воронок», а в солидную черную «волгу» с затемненными стеклами, в которой пахло хорошим дезодорантом и дорогими сигаретами.По бокам от угонщика уселись совсем не милиционеры: матом не ругались, по почкам не били, сгноить в тюрьме не обещали, между делом не пугали тем, что оторвут яйца и выбьют зубы. Мужчины были облачены в длинные черные плащи, добротные и дорогие. Они не суетились, были предельно вежливы, и это напугало несчастного Фрольцова еще больше.. – Мужики, что-то не так? – выдавил из себя Фрольцов. – Я же все сказал!Попутчики переглянулись, каменные выражения их лиц не смягчились. И Фрольцов понял – с покойным приятелем они учудили что-то сверхъестественное.«Не менты! Не менты! – повторял он как заклинание в мыслях. – Кто же тогда? Фээсбэшники!»То, что у мужиков под мышками пистолеты, чувствовалось даже на расстоянии. Вооруженный человек ведет себя куда более уверенно, чем безоружный.Привезли Фрольцова в самый центр Москвы. Машина въехала в ворота, открывшиеся перед ней, как по мановению волшебной палочки, и створки тут же бесшумно закрылись.Во дворе старого идеально отреставрированного особняка стояло еще четыре машины-близнеца, все черные, с тонированными стеклами, ощетинившиеся антеннами спецсвязи.– Выходите, – абсолютно нейтрально сказал один из мужчин, становясь возле машины.Фрольцов чуть замешкался, и тогда мужчина молча расстегнул две пуговицы плаща, остановив ладонь на третьей.
1 2 3 4
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я