https://wodolei.ru/catalog/mebel/Aquanet/verona/ 

 


lib.rus.ec
Уэбстер Джон
Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат
Достославнейшему и совершенному
во всех отношениях джентльмену,
сэру Томасу Финчу, баронету.
Сэр, пусть Вам не покажется странным, что я ищу Вашего покровительства. Все, на чем лежит печать нравственного, жаждет оказаться под сенью самой нравственности; не думайте, что этим я льщу Вам (лесть мне ненавистна), просто хочу отдать должное Вашим бесспорным добродетелям. Я уже имел честь показывать Вам некоторые мои сочинения, как-то: "Белый дьявол", "Герцогиня Мальфи", «Маска» и другие; смиренно вручаю сей труд, который, надеюсь, целуя Вам руки, заслужит Ваше благоволение. Не сомневаюсь, что заслужит, достаточно вспомнить величайшего из Цезарей, легкая рука которого благословляла и более скромные произведения, нежели это. Кроме того, считай я его недостойным, я бы не осмелился просить для него столь достойного покровительства. Зная, что Вы сама доброта, не только не сомневаюсь в счастливом исходе, но пребываю в совершенной уверенности, что выбор мой как нельзя более удачен. В ожидании любезности, которую Вы мне оказываете, остаюсь навечно
покорный слуга Вашей милости
Джон Уэбстер
Искушенному читателю.
Соглашаясь с Горацием, что Sapientia prima, stultitia caruisse, я нахожу, что в сочинениях подобного рода я свободен от пороков, проистекающих из невежества, и, надеюсь, это вполне подтвердит данная пьеса. Вот почему я адресую ее главным образом тебе, искушенный читатель, хотя Locus est, et pluribus umbris, так что все прочие, пускай незваные, — вольны занять соседние места и прочесть ее. Однако же последним, предложи им даже самую возвышенную музыку, она доставит им не больше наслаждения, чем auriculas citherae collecta sorde dolentes.
Я вовсе не жажду услышать похвалу в свой адрес, ибо я настолько далек от довольства собой, что не дал ходу многочисленным хвалебным стихам моих друзей, стихам, которые, явившись непрошенными, словно напрашивались оказать мне услугу, предварив собою это произведение.
Признаться, изящность сей пьесы во многом достигнута благодаря действию , и, однако, никакое действие не способно явить нам изящество, ежели благородство языка и изобретательное построение сцен не образуют с ним совершенной гармонии.
Когда я в этом не преуспел, ты, полюбивший другие мои сочинения, вправе взыскивать с меня, ознакомившись с настоящей пьесой, по всей строгости. Что до прочей публики, то Non ego ventosae plebis suffragia venor.
Действующие лица
Ромелио, купец.
Контарино, знатный синьор.
Эрколе, рыцарь Мальтийского ордена.
Криспиано, адвокат.
Джулио, сын Криспиано.
Просперо, купец, коллега Ромелио.
Ариосто, адвокат, потом судья.
Контилупо, адвокат, представляющий на суде Леонору.
Санитонелла, стряпчий, помогающий Контилупо.
Монах-капуцин.
Баптиста, купец.
Леонора, мать Ромелио и Иоленты.
Иолента, сестра Ромелио, чьей руки добиваются Контарино и Эрколе.
Уинфрид, служанка Иоленты.
Анджиолелла, монахиня.
Лекари, судебные приставы, звонари, секретарь суда, офицер королевской гвардии, герольд, слуги.
Место действия — Неаполь.
Действие I
Сцена 1
Входят Ромелио и Просперо.
Просперо
Как вы богаты! Не сыскать, пожалуй,
Во всей Италии купца, что мог бы
Сравниться с вами.
Ромелио
Каждый год платить
По десять тысяч золотых дукатов
Я королю испанскому могу.
Любая пошлина мне по карману.
Что мне голландцы! Да супруги всех
Моих агентов разодеты в бархат,
А стряпчие мои, разбогатев,
В дворцах живут, любуясь с галереи
Игрой фонтанов. На море ни разу
Я не терпел убытка. Уж поверьте,
В партнеры набиваются ко мне,
Да я разборчив, и в делах торговых
Я, как в беспроигрышной лотерее,
Играю, можете не сомневаться,
Наверняка.
Просперо
А что синьор Баптиста?
Вы с ним дела имели?
Ромелио
С этим нищим?!
Да там от силы тысяч пятьдесят.
Просперо
Немало.
Ромелио
Ну уж! С двадцати трех лет
Потеть не знамо как, чтоб в шестьдесят
С трудом полсотни тысяч накопить!
Просперо
Гроши, конечно, против тех богатств,
Что к вам текут рекой.
Ромелио
Да, весь мой дом
Захламлен был бы серебром, когда б я
В Ост-Индию его не отсылал:
Входит слуга.
Слуга
Лорд Контарино!
Просперо
Кажется, поклонник
Сестрицы вашей?
Ромелио
Да, мой друг, но я,
Скажу вам по секрету, планы их
Расстрою.
Просперо
Вас, должно быть, сбили с толку!
В Италии, клянусь вам, не сыскать
Синьора благородней и знатнее.
Ромелио
Далась вам эта знать, ей-богу! Рухлядь
На нашу шею, будь она неладна!
У этого синьора за душой
Лишь то, чем был он предками одарен
И что спустить он рад. К нам зачастил
Он неспроста: землею, вишь, торгует,
А сам бы рад отторговать сестру
И втрое взять.
Просперо
Да просто он влюблен.
И есть во что влюбиться!
Ромелио
Тут вы правы.
С таким приданым, будь ты хоть горбунья.
Тебе от благородных нет отбоя.
Смотри же, благородный дуралей,
Пока ты ловишь золотую рыбку,
Не заглоти крючок.
Входит Контарино.
Просперо
Я вас оставлю.
Просперо и слуга уходят.
Контарино
Я закладную вам послал на земли,
К продаже предназначенные.
Ромелио
Верно.
Контарино
Ее вы изучили?
Ромелио
Еще нет.
Вы часом в путешествие, милорд,
Не собираетесь?
Контарино
Да нет.
Ромелио
Напрасно.
Оно облагораживает.
Контарино
Разве?
Я слышал, стоит Альпы пересечь,
Как добродетелям конец.
Ромелио
Оставьте,
Нет выше радости для сильных духом,
Чем действовать. Коль в нас вложили душу,
Сложнейший этот механизм, где столько
Чудных и чудных ходит шестеренок,
То ей, душе, простаивать не след.
Всем добродетель свой надел дает:
Окоп — солдату, тихий кабинет
Ученому, а нам, купцам, все море;
Бери, возделывай, покуда честь
Не даст хороших всходов… так какой же
У вас там замечательный проект,
Что столько запросили вы?
Контарино
Ах, сэр,
Едва мне львиной доли этих денег
Достанет погасить мои долги.
Остаток же послужит мне залогом
Великих уз.
Ромелио
Не понял.
Контарино
Это к свадьбе
Подарок мой.
Ромелио
Вы женитесь, милорд?
Контарино
Да, сэр. Я перед вами виноват,
От вас сокрыв характер предприятья,
Имеющего к вам, сказать по правде,
Касательство прямое, пусть утайка
И не такое уж большое зло,
Как действия противно вашей воле.
К тому ж я обнародовать не смел,
Во избежанье кривотолков, суммы,
За каковой я в путь пустился, прежде
Решив войти в свои права.
Ромелио
Туманно.
Контарино
Рассею я туман. С сестрою вашей
Мы обручились. Дело, сэр, за малым:
Благословите вы и ваша мать
Сей брак — тогда, упрочив дружбу нашу,
Ее мы сможем завещать потомкам.
Скажите, как вы смотрите на это?
Ромелио
О сэр, как на колонны, без которых
Дом рухнет. Вы нам делаете честь,
А честь — залог богатства. Я польщен.
Ведь, породнившись с вами, вознесется
Племянник выше дяди, приближенье
Дочурки-крошки к материнской спальне
Отныне будет возвещать герольд!
Простите, что сдержать я не умею
Своих восторгов, бьющих через край:
Ведь этой чести мы, простые люди,
Так жаждем, особливо же когда
Нет ни гроша за ней, что, правда, редкость.
Вот мой ответ. Как видите, милорд,
Я искренно…
(В сторону.)
На ваше предложенье
Плевать хотел!
(Вслух.)
И мать, конечно, тоже.
Контарино
Счастлив слышать.
Ромелио уходит.
Ромелио, я вижу, человек
Весьма достойный, разве что заносчив
Чрезмерно. Так, ну что ж, теперь осталось
Согласьем Леоноры заручиться.
Простая горожанка по рожденью,
Ни в яствах, ни в нарядах, ни в речах
Не искушенная, она, однако,
Подчас вельможнее придворных дам.
Я как-то видел у нее алмаз
За этот камешек иным особам
Отдать не жалко все свои наряды
С собой впридачу.
Входит Леонора.
Вот она идет!
Какой-то мне прием сейчас окажут…
О дочери ее — пока ни слова.
Леонора
Добро пожаловать. Для вашей чести
В любое время дня и ночи двери
Распахнуты.
Контарино
В долгу я перед вами,
Вы так любезны.
Леонора
Ваше благородство
Известно всем.
Контарино
Легко ему вдвойне
Здесь воспарить от вашего дыханья.
Леонора
Вы редкий гость у нас. Не потому ли
Что мы за стол садимся слишком поздно:
Ведь мы живем по биржевым часам.
Аристократки не у нас ли взяли
Обычай долго нежиться в постели?
Контарино
Они живут по собственным часам.
Их будит колокольчик модных лавок,
Они встают затем, чтобы узнать,
Что нынче носят. У меня к вам просьба.
Леонора
Все что угодно. Можете считать,
Она уж выполнена.
Контарино
Вы так щедры.
Мне б вашу копию…
Леонора
Ах, что вы, сэр,
Ведь тень желанна только летом, я же
Вступаю в осень.
Контарино
Славная пора:
Сродни весне, но строже, благодатней,
Чем этот первоцвет, когда кукушка
Поет в лесу и молодой олень
Рогами обзаводится.
Леонора
Пожалуй.
Я в зеркало пока смотрюсь без страха,
А ведь оно не лжет. Портрет вам нужен?
Контарино
Я был бы вам признателен. Он станет
Моей реликвией.
Леонора
Меня подвергнуть
Хотите испытанию? У женщин
Меняется лицо, когда они
Позируют, Кто в жизни любит делать
Рот бантиком, кто губки поджимать,
Та расхихикается, эта щечки
Втянула, чтобы ямочки виднелись.
Но вот взялись позировать — и вмиг
Их не узнать. Еще бывает так:
И часу не прошло — а все лицо
Облезло.
Контарино
Это как же?
Леонора
В жаркий полдень,
Не ровен час, румяна вдруг растают,
И, значит, переписывать портрет
Придется горемыке. Если кто-то
Захочет, чтоб я вышла, как живая,
Он схватит образ как бы между прочим,
В тот миг, когда в молитве я склонюсь
И неземною красотой лицо
Вдруг высветлит душа.
Контарино
Великолепно!
Вы преподали красоте урок:
Как оберечь себя. Сужденья ваши
Так глубоки!
Леонора
Милорд, ведь, я вдова,
Примите во внимание мой опыт:
Перенимая у мужчин его,
Мы зорче видим. Сэр, скажите мне,
Вы сыну моему продать хотите
Свои владенья?
Контарино
Да.
Леонора
Зачем дворянам
От родовых имений отрекаться
И ездить в город по таким делам?
Нельзя, милорд, господские дома
И, главное, господские угодья
Так разбазаривать; уже и церковь
Теряет замки к радости мирян,
Спят сорок тысяч крон в моей шкатулке,
Скажите, слово — и они проснутся,
Вы к ужину останетесь у нас?
Контарино
Прошу простить покорно — не могу.
Леонора
Не продавайте дом, придайте лучше
Ему блестящий вид. Надеюсь, сэр,
Вы поняли мои слова. Прощайте.
Леонора уходит.
Контарино
Напал на золотую жилу! "Сэр,
Вы поняли мои слова", «надеюсь».
Умна-то как! Смекнула, что жениться
Хочу на дочке, стоило портрет
Ее самой мне попросить, в виду
Имея Иоленту. Вот письмо,
В котором та мне пишет, чтобы я
К полуночи явился.
(Читает.)
_Поговорить нам надо о делах,
Касающихся нас обоих.
Мне неспокойно. Ваша Иолента_.
Я что-то не пойму: каких делах?
Не передумала бы. Поспешу.
Все женщины, увы, непостоянны,
Как пчелы над цветочною поляной…
Уходит.
Сцена 2
Входят Эрколе, Ромелио и Иолента.
Ромелио
Поторопись, сестра, пора портнихе
Шить свадебный наряд.
Иолента
Для гроба мерку
Пора снимать.
Ромелио
Для гроба? Что за вздор!
Тебе тут пишет сам король испанский.
(Протягивает ей бумагу.)
Иолента
Ты что, к суду меня привлек?
Ромелио
К суду?
Да ты шутница.
Иолента
Что это тогда?
Ромелио
Его Величества благоволенье:
Он этого достойного синьора
Тебе в мужья дает.
Иолента
Какая честь!
Хотя мой долг — ему повиноваться,
Но, верю, он мне зла не причинит.
Ромелио
О чем ты? Он его здесь называет…
Иолента
Что? Соблазнителем?
Ромелио
Да ты рехнулась!
Синьором благородным.
Иолента
Королям
Видна лишь внешность. А скажи, письмо
Он сам доставил?
Ромелио
Что все это значит?
Иолента
А то, что мог он выклянчить его
У короля, и в общем то напрасно:
Достойному синьору взять бы надо
Достойнее жену. А эти письма…
Я слышала, их в университет
Шлют сотни, для детей ища протекций.
Письмо рекомендательное я
Хочу вернуть. С таким письмом наш рыцарь
Вдову подцепит, ту, что спит и видит
Себя придворной дамой.
Эрколе
Поверьте, несравненная, письмо
От короля испанского не только
Мне по заслугам воздает, о чем
Судите сами, но вверяет также
До тридцати галер мне. Все богатство
Я был бы счастлив с вами разделить.
Ваш брат все подтвердит вам.
Ромелио
Посуди,
Какая здесь корысть мне?
Иолента
Ты мой брат.
Ромелио
А коли так, изволь к моим советам
Прислушаться. В таких делах, как брак,
Где надо взвесить все до мелочей,
Нельзя без руководства. А милорд…
Иолента
Так мало я принадлежу себе,
Что не могу принадлежать другому.
Ромелио
Ну хватит, не упрямься! Мишурой
Ослеплена ты. Дался этот титул!
Не хочешь ли геральдикой заняться?
Достанем знатока. Иль антикварий
Милее сердцу твоему?
Эрколе
Довольно! Вы мне, сударь, нанесли
Такое оскорбление, какого
Не видел свет.
Ромелио
Но, сэр…
Эрколе
О нашем браке
Мне говоря как о решенном деле,
О нем вы растрезвонили повсюду,
Вы даже наняли законоведов,
Чтоб всем, чем я богат, жена владела.
Вы сделали посмешищем меня
В глазах как недругов, так и друзей!
Я ухожу, но мы еще сочтемся
За эту низость.
Ромелио
Ах, милорд, постойте!
(В сторону.)
Не ровен час, мне глотку перережет.
Повремени чуть-чуть, и ты увидишь,
Как я рассею эти бредни, этот
Туман высокородства, чтобы явь
Вконец ее сразила.
(Иоленте.)
Выходи
За лорда Контарино.
Входит Леонора.
Леонора
Контарино?
Да он пять тысяч сряду проиграл
Намедни в кости, а затем, в ответ
На ставку в тридцать тысяч, он поставил
Свое именье.
Ромелио
И его спустил.
Леонора
Затем отвез, чин чином, в экипаже
Счастливчика к нотариусу, где
Все и оформили. Хорош, не правда ль?
Ромелио
Ну да, они в кредит играть привыкли,
А как продуются, как их за глотку
Возьмут, — тут уж плати. Подумать только,
Мечтает о каком-то жалком лорде,
Когда пред нею доблестный Эрколе!
Леонора
Неблагодарная! Я столько лет
Вам, детям, отдавала всю себя
И ради вас, ты слышишь, ради вас
Не вышла замуж снова. Ты вглядись-ка:
Богат, и знатен, и хорош собой,
А главное, как любит! Между прочим,
Ему идти на турок, так что нам
Контракт бы надо заключить немедля.
Иолента
Контракт? А я о нем и знать не знала!
Вы б дали зелья мне… Сойдя с ума,
Скорей бы я в бреду дала согласье
На все.
Ромелио
Да ты и так сошла с ума.
И разум твой, клянусь, не просветлеет,
Пока не назовешь его супругом.
Эрколе
Сударыня, я вас хочу оставить
Наедине с душою вашей, пусть
Она свой выбор сделает.
Иолента
Слова
Достойные.
Ромелио
Милорд, не торопитесь.
Леонора (становится на колени.)
О, если предпочтешь ты Контарино,
Пускай вся тяжесть моего проклятья
Обрушится на голову твою!
Эрколе
Ну что вы, встаньте, небеса едва ли
Суровость вашу смогут разделить.
Иолента
Отныне, как клеймо, на мне проклятье!
Эрколе
Не бойтесь. Руку вашу…
Иолента
Нет.
Ромелио
А ну-ка.
(Берет ее за руку.)
Какое полотно рукою этой
Соткать ты можешь! А какие звуки
Ты извлекаешь из виолы!.. Нынче
Освой искусство новое.
Иолента
О дьявол!
Не сердцем, так рукою заставляешь
Скрепить союз?
Ромелио
Целуйте же ее,
А слезы? Если верить им, невинность
Заплесневеет. Слезы, что роса
Апрельским утром.
Леонора
Ну, смелей, синьор!
Ромелио
Ну! Куклы ждут — подергайте за нитку.
Толкните-ка ослицу.
Леонора
Стало модным
Пред свадьбой плакать.
Ромелио
Может, впрямь она
Так безутешна?
Леонора
Показная скромность!
Ромелио
Ах, матушка! В делах и посерьезней
Такие церемонии не редкость:
Вон, прежде чем епархию принять,
Отказываться дважды надо.
Иолента
Боже!
(Пытается вырваться, но Ромелио соединяет
ее руку с рукой Эрколе.)
Ромелио
Все! Ключ от этой двери вам вручен,
Как исстари вручался феодалам.
Пусть поцелуй осушит слез поток,
Должна быть сладкой роза и росных каплях.
Иолента
Горька, как желчь!
Ромелио
Уж эти мне девицы!
Сама — фитюлька, желчи в ней — фонтан.
У вас, у женщин, унции на две
Печенка больше мозга. Между прочим,
Вы замечали, сколько тратим сил
Мы на взаимовыгодные сделки?
Казалось бы, выигрывают все,
Ан нет!
Леонора
Легко ль сойтись двум гордецам?
Ромелио
…Изобразив притом восторг на лицах.
От них, положим, этого не ждут.
Кто над толпой вознесся, тот причуду
Себе позволить может, — пусть толпа
Расходится, трезвонит — ведь на свадьбе
Немотствует язык колоколов!
Леонора
Один с причудой… Ну а если оба?
Тут кровь кипит!
Ромелио
Да-да! Не поспевают
Детей рожать. От многих докторов
Я это слышал. Сэр, все это шутки.
Вы скоро их оцените, надеюсь.
Эрколе
Я вас оставлю, госпожа моя,
И вместе с вами оставляю сердце,
Как мне ни жаль расстаться с ним, но если
Вы позовете, — пусть придется ждать,
Как ждет школяр, пока получит степень,
За сердцем я вернусь. Скажу, прощаясь,
Что я охотнее простился б с жизнью,
Доказывая преданность свою.
Иолента
Благодарю. Я помолюсь за вас.
Эрколе уходит.
Ромелио
Молись, молись, на то он и супруг твой,
Чтоб за него молиться.
Иолента
Что? Супруг?!
Леонора
Я дождалась счастливейшего часа.
Уходит.
Ромелио
Супруг, супруг! Хотя б улыбкой, плакса,
Меня за все труды ты одарила.
Иолента
Насилие, конечно, тяжкий труд…
Я тоже хороша — как воск, размякла!
Но ты не думай, что твоя взяла.
Входит Уинфрид, служанка.
Ромелио
А ну-ка, прачка, подойди.
Уинфрид
Синьор?
Ромелио
Коль жизнью ты и местом дорожишь,
Глаз не своди с хозяйки. Чтобы мышь к ней
Не проскочила! Знаю этих сводней,
Понавезут из-за границы тканей
Да побрякушек — и сейчас же к даме,
А в рукаве записочка. Другие
Гадать возьмутся или мозоль отпарить,
Гони их в шею, так же как торговок
Заморскими заедками, и плутов
С их дынями и мускусным орехом,
Шотландцев с их волынками, танцоров,
Гораздых только пыль пускать в глаза,
И кучеров, особенно французов.
Уинфрид
А что случилось?
Ромелио
Не пускать и все!
Чтоб пудинг из мозгов ни у кого
Не покупала: в них порой с начинкой
Такое сунут… Труд тебе по силам?
Уинфрид
Чего я только не переносила.
Ромелио
Скорей — кого, когда была брюхата.
А может быть, оно как раз и лучше:
Недаром, говорят, всего ревнивей
От вора и охотников до дичи
Оберегает заповедник тот,
Кто смолоду в разбойниках ходил,
А там, глядишь, перебесился.
Уинфрид
Мною
Вы смело можете располагать.
Ромелио
Избави бог! Не то опять тебе
Ходить, бедняжка, с брюхом. Я шучу,
Уинфрид, ну а шутка, что девица:
Все подмывает перейти границы.
Уходит.
Уинфрид
Ох, госпожа, как жаль мне вас, хоть плачь,
Ну да слезами горю не поможешь.
Удумали, гляди-ка, выдавать
Насильно замуж, супротив природы
И нашей прародительницы Евы!
Да это ж перед господом кощунство,
Почище огораживаний…
Иолента
Хватит!
Твоя, Уинфрид, песня так стара,
Что никакими новыми словами
Ее не подновить.
Уинфрид
К вам гость, он вам
И пособит.
Входит Контарино.
Контарино
Моя любовь в слезах?
Когда вы плачете, сама печаль,
Дурнушка, расцветает на глазах.
Уинфрид
Ну да, как же! Уж который день у нас расцветает! Когда бы вы, сударь, слышали, как я за дверью, сколько она слез пролила, вы бы решили, что забил новый источник.
Контарино
Могу ли я узнать у вас причину
Такой печали?
Иолента
Подайте мне шкатулку. Я хочу
Все перебрать, что дорого мне было.
Контарино
Но для чего?
Иолента
Чтоб сделать вам подарок.
Контарино
Вы — мой подарок.
Уинфрид
Так-то оно так,
Но стань меж вами дьявол, вам придется
Делиться с ним.
Иолента
О, дьявольские козни!
Контарино
Да вы о чем?
Иолента
Меня неволят выйти
За нелюбимого. Судите сами,
Не дьявол ли вершит моей судьбой?
Одно мне остается утешенье:
С постылой жизнью счеты поскорей
Свести достойно.
Контарино
Но кто, скажите; кто все так подстроил,
Чтоб у меня похитить вас?
Иолента
Синьор Эрколе, мать моя и брат.
Контарино
Эрколе? Свадебный его наряд
Для похорон… сойдет.
Иолента
Его казня,
Уврачевать свою вы рану тщитесь,
Но будет только хуже. Полюбите
Ради меня достойного Эрколе,
Который так сочувствовал мне в горе.
Когда б вы только видели, как он
Со мной держался!
Уинфрид (в сторону)
Ах ты, вертихвостка!
Уже забыла, как ты на коленках
Сидела, как он баловал тебя.
А я-то, дура, любовалась ими,
Разиня рот. Мартышка, право слово:
Ластилась к этому, теперь — к другому.
Попробуй кто им ласки запретить,
Они б того сожрали с потрохами.
Контарино
Ну что ж, коль вел себя он так достойно,
Обиды на него я не держу.
Он жалок — замахнуться на такое
Богатство! Знаю, ваша добродетель
Зло матери искупит. Что до брата,
То лучше уж подделывать бумаги,
Чем в дружбе клясться, а потом предать,
Я только ради вас его прощаю:
Да вы дрожите! Полноте, не надо,
Он больше докучать не станет вам.
Иолента
О, сэр, я как в горячке, и, хотя
Уже мне легче, страх берет при мысли,
Что завтра приступ повторится снова.
Контарино
Но он уплыл!
Иолента
Не ровен час, вернется.
Контарино
Ну, так поженимся без лишних слов!
Уинфрид
В постель бы вам без лишних слов забраться,
И все дела. Любой законник скажет
Вам то же самое.
Иолента
Ну что ты мелешь!
Ступай-ка с богом.
Уинфрид уходит.
Контарино
Сядьте, наконец.
Иолента
Сначала поклянитесь, что вы зла
Не держите.
Контарино
Клянусь вам.
Иолента
Слово чести?
Контарино
Могу ли зло держать я на Эрколе?
Он благородно вел себя. На брата?
Одной вы крови. На плутовку мать?
Я женщинам не мщу. Мы завтра с вами
Поженимся, и, как бы нам сейчас
Ни досаждали, ни плели интриги,
Заветная возвышенная цель
Уже близка, и надо верить нам:
Как вспыхивает золото на черном,
Воспрянем мы, пройдя по тропам торным.
Уходят.

Действие II
Сцена 1
Входят Криспиано и Санитонелла.
Санитонелла
Вас не узнать. Любой примет вас за купца. Мне только непонятно, синьор, какая причина побудила вас, одного из самых блистательных адвокатов в Испании, человека светского, только что приехавшего из Ост-Индии, нарядиться вдруг купцом?
Криспиано
Сюда, в Неаполь, страх меня привел
За сына — он живет здесь не по средствам.
Санитонелла
Вот оно в чем дело. Стало быть, в этом одеянии вы рассчитываете выследить его?
Криспиано
Отчасти так, но есть еще резон,
И поважнее этого.
Санитонелла
Ну и пусть себе транжирит! Разве от этого обеднеет дон Криспиано, прославленный коррехидор Севильи, которому юридическая практика все десять лет со времени последнего юбилея приносит по тридцать тысяч дукатов в год?
Криспиано
Урезать содержание ему
Я и не думал.
Санитонелла
Вы серьезно?
Криспиано
Да.
Я не могу и мысли допустить,
Чтоб сын мой, как бы он ни развлекался,
Такое же изведал наслажденье,
Как я, приумножая капитал.
А коли так, пусть этот расточитель
До нитки спустит все, чем я владею,
Пускай он пустит по миру меня,
Я глазом не моргну.
Санитонелла
Что-то я вас не пойму. Если он сорит деньгами направо и налево, разве это доставляет ему меньше наслаждения, чем вам, тому, кто добывает их своим горбом? Да в тысячу раз больше, смею вас уверить, и любой из этих молодцов скажет вам то же самое.
Уже забыли вы, какого пота
Успех вам стоил? Как учили право,
Просиживая сутки напролет
За Совесть, не за звонкую монету;
И как потом с рассвета дотемна
Докучливых клиентов вразумляли;
И бредили средь бела дня, молитвы
Ко сну приберегая? Может, голос
Вы не срывали, громко оглашая
Дни заседаний или приговоры?
Забыли видно, как я вас волок
Среди других собратьев очумелый,
Когда вы, ваша честь, лишались чувств
От слишком пылкой речи иль от мысли,
Что ляпнули не то… Щучу, шучу.
Криспиано
Валяй.
Санитонелла
Да вы и есть не ели толком,
Глотали, как удав, чтобы потом
Часами переваривать.
1 2 3 4 5 6
загрузка...


А-П

П-Я