Отличный https://Wodolei.ru 

 




Игорь Гергенрёдер
Маленькие странники, или Почти сказочная история

Игорь Гергенрёдер
Маленькие странники, или Почти сказочная история

Одна и всем чужая

Когда настало лето, вышел прогуляться человек в летней рубашке. Он положил в её карман сигареты и зажигалку. Человек забыл, что карман прохудился. Закурив, он вернул зажигалку на место, а она и скользни сквозь дырку.
Это случилось в городе Берлине, в большом парке. Парк зовётся Тиргартен, что по-немецки означает: Сад Зверей. Когда-то в Берлине был король, и для него разводили оленей, зубров, кабанов. Король любил на них охотиться.
В Тиргартене давно нет крупных животных, но разнообразных обитателей, которые умеют прятаться, здесь много. Конечно же, об этом не знала зажигалка, упавшая в траву. А если бы и знала, что она могла поделать?
– Ох, – сказала она растерянно, лёжа в траве. – Я совсем одна!
Трава недовольно зашуршала:
– Фу, как ты пахнешь!
Тут же заволновались прошлогодние сухие листья:
– Это запах бензина! А он – страшное горючее! Что делает здесь эта незваная?
– Она устроит пожар, и мы все сгорим! – подхватили упавшие сухие ветки.
Зажигалку гнали прочь:
– Убирайся отсюда!
Она узнала, что такое – отчаяние.
– Куда мне идти? У меня больше нет хозяина. Где тот уютный карман, в котором было так приятно лежать?
– Поищи вон в той стороне, там такие же чужаки, как ты, – сказала крапива.
Зажигалка пошла туда, куда ей показали. И кого она увидала? Свежую аппетитную разрезанную пополам булочку с котлеткой между половинок. Поджаристая котлетка восхитительно пахла.
Ещё недавно булочку с котлеткой держал в руке старичок, для которого не было ничего интереснее на свете, чем прогулки по Тиргартену с его озёрами и островами на них. Старичок то и дело останавливался, подолгу обводил глазами озеро, смотрел на вершины деревьев, на облака. И потому всегда опаздывал к ужину. Жена ворчала, а он отмахивался:
– По дороге я закусил сосиской с хлебом.
На этот раз жена заявила:
– Чем покупать сосиски, возьми с собой булочку с котлетой!
И вот он, разглядывая статую королевы Луизы, собрался откусить кусочек булочки. В это время королева только и думала, что о танцах, которые начнутся с наступлением темноты. Ах, до чего обожала она танцевать! От нетерпения она приподняла ножку над постаментом и едва не закружилась. Старичок крякнул в точности, как самая настоящая утка, и выронил булочку с котлеткой. Королева уже стояла, как прежде, и он, немного придя в себя, поспешил домой, чтобы рассказать жене об увиденном.
А булочка с котлеткой остались лежать в траве и мучиться обидой. Получилось, что их, таких лакомых, попросту выбросили.
Когда Зажигалка подошла к ним, её встретили без радости. Булочка сказала мрачно:
– Какая ты… ароматная.
А Котлетка добавила:
– Этот аромат избавит любого не только от аппетита, но и от волчьего голода!
Зажигалка не знала, куда деваться с её горем.
– Меня все прогоняют!

Встреча со злой Бутылочкой

Неподалёку раздался приглушённый голос:
– Ты можешь мне составить компанию!
Что ещё обрадовало бы Зажигалку так, как это приглашение? Она поторопилась принять его и увидела под кустом бутылочку из-под водки. Бутылочка усмехнулась:
– Меня тоже многие бранят за мой запах.
– Он и вправду противный! – воскликнула Булочка, а Котлетка прибавила:
– Совершенно невыносимый!
Тут Бутылочка рассердилась.
– Вздор! Есть люди, которым мой запах ещё как нравится. Обычно носы у них красные, как помидор. Если меня поднесут к такому носу и его хозяин потянет им воздух и уныло покачает головой, оттого что я пуста, – я тотчас опять стану полнёхонька. Он сделает глоток и повеселеет. Сделает второй – и сболтнёт какую-нибудь глупость. Ему захочется выпить ещё, ещё. Он напьётся и станет хуже последнего дурака, ха-ха-ха!
Зажигалка подумала: «Какая злая!»
Возмутилась и Булочка.
– Ты вредная-превредная! – крикнула она обнаглевшей Бутылочке.
Та ответила злобно:
– Слышишь? Сюда бежит большущая собака. Она учуяла вкусное и враз проглотит тебя и Котлетку. От вашей гордости, какие вы восхитительные, останется одно воспоминание!
Булочка раньше не задумывалась, что такое – быть съеденной. И сейчас заплакала. Особенно страшно было то, что её проглотит огромная собака.

Спасительная идея

Булочка с плачем воскликнула:
– Ах, нет! Я не хочу, чтобы от меня не осталось ничего, кроме воспоминания!
Котлетка принялась кричать:
– Спасите нас, спасите нас!
Мстительная Бутылочка ликовала:
– Если бы вы запахли, как я или Зажигалка, любой зверь отскочил бы от вас. Но вы пахнете соблазнительно, и вам нет спасенья!
Она высоко подпрыгнула от восторга и несколько раз перевернулась в воздухе. Её злорадство возмутило Зажигалку, она бросилась к Булочке и Котлетке:
– Хотите, я спасу вас? Вы отдадите мне ваш запах, а я вам – мой!
– Но наш такой приятный, – захныкала Котлетка.
– Я верну его вам, как только минует опасность, – пообещала Зажигалка.
Собака была уже так близко, что послышалось её дыхание, и Булочка воскликнула:
– Мы согласны!
В тот же миг её и Котлетки запахи передались Зажигалке, а обе они сильно, остро запахли бензином. Их как раз увидала собака – огромный прожорливый ризеншнауцер. Он открыл пасть, чтобы слопать лакомство, но вдруг фыркнул и с отвращением отвернулся. Тут он заметил, от кого исходит заманчивый аромат. «Так вот она вкуснятинка!» – обрадовался ризеншнауцер, подхватил лакомство языком, но его морда вмиг перекосилась. Собака выплюнула Зажигалку.
«Ну и еда! И кому только такое по вкусу?» – недоумевая, собака побежала назад к хозяину, сидевшему на скамейке.
Котлетка от радости покинула своё место меж половинок Булочки, сделав прыжок, какого и сама не ожидала от себя. Она обняла Зажигалку:
– Ты спасла нас, добрая, хорошая!
– И какая храбрая! – воскликнула Булочка. – Не испугалась, что попадёт в ужасную зубастую пасть, и побывала в ней!
Когда все горячие похвалы были высказаны, а запахи возвратились к их обладателям, настал черёд обсудить положение.

Галантный Шашлык

Зажигалка предложила:
– Прежде всего, нам нужно исследовать местность.
Было решено отправиться на разведку. Котлетка желала остаться самостоятельной, и Булочка опоясала себя травяным стеблем, чтобы не распадаться на половинки.
Разведчики шли, скрываясь то в траве, то под кустами. Вдруг Котлетка, замерев, прошептала:
– Что за изумительный дух! Почти такой же, как мой!
– Ну уж, – возразила Булочка. – Кто ещё способен так чудесно пахнуть?
Они смотрели на старое дерево, которое высилось у них на пути. Виднелось дупло в замшелом стволе. Послышался шорох, из дупла выпало что-то с шипеньем, оставив в воздухе лёгкий парок. Не успели разведчики опомниться, как с земли поднялся отличный, словно сию минуту поджаренный шашлык. Он галантно поклонился и произнёс:
– Я счастлив, что встретил таких прелестных юных дам.
«Ах, как он мил!» – подумали три девушки и в один голос спросили, не известно ли ему, где они находятся.
– В Тиргартене, в самом прекрасном месте на Земле! – воскликнул Шашлык.
– Неужели… в самом? – удивилась Зажигалка.
– Ну разумеется! Ведь именно здесь я явился на свет. Если быть точным, это произошло на лужайке неподалёку. Весёлая компания устроила пикник. Я и мои братья сначала были кусочками мяса, которые нанизали на шампуры. Затем нас поместили над угольями. При этом люди говорили о том, как хорошо в Тиргартене. Какие тут раскидистые дубы, великолепные пихты, шелковистая трава, а сколько чудесных цветников! И до чего красивы озёра, соединённые протоками, над которыми клонятся плакучие ивы.
Пока я и мои братья поджаривались, – рассказывал Шашлык, – компания пошла поиграть в мяч. А меня страстно потянуло полюбоваться красотой Тиргартена. Эта тяга странным образом пересилила желание быть съеденным. Я прыгнул в траву, бросился в заросли, я устремлялся дальше и дальше сквозь их гущу. Оказался у дерева и спрятался в дупле.
– О, мы хорошо вас понимаем! – воскликнули разом Котлетка и Булочка и рассказали, как сами едва не были съедены.
Шашлык, выслушав подробности, склонился перед Зажигалкой и выразил восхищение её отвагой и благородством. Затем он обратился ко всем трём девушкам:
– Будь рядом я, вам не пришлось бы тревожиться! Я не боюсь ни собаки, ни лисы, ни любого другого зверя.
Булочка потупила глаза и пробормотала:
– Трудно поверить, ведь вы так прекрасно пахнете.
– Но я горяч, как сам огонь, а звери страшатся огня! – с гордостью сказав это, Шашлык вздохнул и добавил опечаленно:
– Зато люди знают: на меня надо подуть, чтобы я остыл. Против такого коварства у меня нет оружия.
Котлетка спросила с беспокойством:
– А сами вы не остынете?
Шашлык приосанился и вдохновенно произнёс:
– После того как я увидел трёх красавиц, я никогда не остыну!
Девушки от волнения не знали, что сказать. Зажигалка напомнила: пора в путь.

На свободе нож грабителя

Они прошли немного, как вдруг услышали писк и призывы на помощь. В густой траве обнаружился вход в мышиную нору. Кто-то понаделал из срезанных веток колышки и вбил их так, что они торчали острыми концами из краёв входа. Как выбраться из норы, не поранившись? Бедные мыши, запертые в их подземном доме, умоляли выпустить их. Им надо было идти добывать съестное.
Зажигалка первой шагнула к норе и один за другим повыдергала колья. Мыши радостно выскочили наружу, принялись плясать и благодарить спасительницу.
– Но кто сыграл с вами такую шутку? – хотели знать она и её спутники.
Мыши пищали:
– Мы знаем только, как он был бы рад – поранься кто-то из нас!
– Да, да! Он очень доволен тем, что сделал с нами! – раздался голос. – Мы цвели, радовались солнцу, встречали угощением пчёл, а он срезал нас, и теперь мы высыхаем.
Зажигалка, её друзья обернулись и увидели лежащие на земле цветы.
– Мы тоже высыхаем! – прозвучал другой голос. – Он и нас срезал и бросил наземь.
Поодаль от цветов лежали ветви клёна, листья уже начали вянуть. Зажигалка воскликнула:
– И никому не известно, кто он?
– Нож! – ответили цветы и ветви.
Больше они ничего не могли сказать, между тем как произошло вот что. Один грабитель, убегая от полиции, кинулся в Тиргартен. Заметив дерево с отставшей местами корой, он сунул под кору свой бандитский нож, а потом вышел на аллею с видом приличного человека, который совершает прогулку. Однако у полицейских был портрет преступника, его опознали и арестовали. Но он не сказал, где его нож.
Тот выскользнул из-под коры дерева, огляделся: «Ага, я на воле и могу делать, что хочу!»

Свои находят своих

Нож начал слоняться по Тиргартену и безобразничать. Превратив в западню для мышей их собственную нору, он шёл и думал, что бы ещё натворить. Молодая берёзка белела гладкой корой. Нож стал надрезать её, удлиняя глубокую борозду. Рана причиняла берёзке страшную боль, по коре потёк сок. Это были слёзы деревца. А злодей и не собирался прекращать своё занятие, как вдруг с аллеи донеслось:
– Я вызову полицию!
Приближалась разгневанная пожилая женщина, и Нож трусливо убежал. Старушку зовут госпожа Розенблюм. Она ненавидит всяческое зло. Живёт она вблизи Тиргартена и любит появиться здесь на прогулке в новой шляпке. К каждой она прикалывает цветок, но только искусственный. Будь это в её воле, ни один живой никогда не был бы срезан. Более всего госпоже Розенблюм нравятся розы.
Когда Нож обратился в бегство, Зажигалка, Булочка, Котлетка и Шашлык были невдалеке. Они только что подошли.
«Какая молодец – эта дама!» – мысленно воскликнула Зажигалка. Выйдя из-под куста жасмина, она почтительно представилась госпоже Розенблюм. То же сделали Котлетка и Булочка. Девушки говорили даме, как они рады её поступку. Та старалась не выдать смущение.
Шашлык чуть было тоже не оказался тут, но предпочёл остаться за кустом. «Несомненно, она достойна симпатии, – думал он о старушке в шляпке, – но не вызовет ли у неё мой вид аппетита?»
Тем временем Нож, убегая, очутился в чаще, где его остановило тихое, но крепкое ругательство. Из зарослей папоротника поднялся детина с красным носом и таким животом, что любой бы изумился: «Вот это брюхо!» Казалось, в нём могли уместиться пара откормленных индеек и гусь в придачу. Под стать брюху был большущий рот с толстыми губами.
Не так давно детина жил в деревне, где все знали его как отъявленного браконьера. Он подстреливал косуль, ланей и других животных, на которых запрещено охотиться. Ненасытно вылавливал рыбу из водоёмов, расставляя сети и подводные ловушки – верши. Пруды, где раньше рыба так и играла, пустели. Браконьер не раз попадался. Грубый и бесстыжий, тут он начинал лить слёзы и жалобно просить, чтобы его помиловали:
– Мой желудок усохнет за день без жареной щуки и дичи.
Неисправимого типа прозвали Съем Всё. У него забрали ружья, капканы, сети и прочие орудия браконьерства. А как присматривали! Ему пришлось вести честную жизнь. Несчастный затосковал до того, что водка, которую он любил не меньше дичи, нисколько его не веселила.
Он слышал о Тиргартене: там во множестве водятся дикие кролики, от роду не видавшие охотников. В озёрах и протоках всплескивают жирные карпы. Здесь полно непуганых уток разных пород. «Уж где я сумею не остаться без добычи», – мечтал браконьер, представляя, как на берег к нему выходят утки, привыкшие, что люди их подкармливают.
Съем Всё переселился в Берлин.

Уловка подстрекателя

Браконьер притаился в зарослях, к которым подступала поляна. На неё с другой стороны выскочили два кролика. Пощипывая траву, они оказывались ближе и ближе к месту засады. Съем Всё вспотел от волнения. Вот тут-то возле его укрытия и появился незнакомец, заставив браконьера привстать. Он и Нож вглядывались друг в друга. Пытаясь говорить шёпотом, детина взбешённо прохрипел:
– Проходимец! Бежишь, как на угощение. Ты чуть не резнул меня!
Пришелец отскочил назад. Его взяло любопытство, зачем прячется здесь этот свирепый тип. Нож встал за дерево и заметил на поляне двух кроликов. Хотя они и привыкли к безопасности, но ручными не были. До них донеслись голос детины, шорох. Кроликам не понравилось, что в чаще есть кто-то, они предпочли пастись на середине поляны. Съем Всё щёлкнул языком и облизал толстые губы.
«Вон оно что! – понял Нож. – Тип сходит с ума по тушёному кролику».
Браконьер в отчаянии вскочил на ноги, протянул жадные ручищи в сторону зверьков. Те умчались. Он так и хлопнул себя по брюху. К охваченному горем неудачнику приблизился Нож:
– В одиночку голыми руками ты здесь никого не поймаешь. А я мог бы кое-что предложить.
– Что? – рявкнул Съем Всё.
– Я срежу ветвь ивы, заострю конец – ты получишь копьё. Лишь я знаю, где есть подходящие ветви.
Съем Всё задрожал в предвкушении добычи:
– Живо копьё мне!
Нож зловеще осклабился:
– Сперва устрой, чтобы одна старая дама не приходила в Тиргартен. Она не даст тебе охотиться – поднимет шум.
– Я встречал таких сумасшедших! Как они замучили меня! – прорычал браконьер в ярости.
– Напугай её так, чтобы она здесь никогда носа не показала. Пусть увидит весь твой гнев, когда ты бросишься на неё с ножом.
– Брошусь с ножом?
– Ну да. С тем самым, который перед тобой.
Съем Всё призадумался: его подбивали на дело посерьёзнее браконьерства. А он не хотел сидеть в тюрьме.
Подстрекатель уговаривал:
– Вовсе и не надо нападать по-настоящему. Старушке хватит одного твоего вида с ножом в руке. Она уберётся из Тиргартена навсегда.
Съем Всё покачал головой и отвернулся.

Нож получил подкрепление

Поблизости чуть слышно зашуршала трава, из-под кустов выкатилась водочная Бутылочка и затанцевала у ног детины.
– Вот кто мне нравится! – восхитился он, схватил Бутылочку и сказал с горечью: – Как жаль, что пуста.
Он поднёс её к носу, красному, как помидор, жадно понюхал горлышко. Миг – и Бутылочка наполнилась водкой.
Съем Всё аж причмокнул.
– Что за удача! Лучшего подарка к ужину не может быть!
Нож не сдержал нетерпения:
– Глотни же пару раз!
Он думал: «Ты одуреешь, тогда-то я и уговорю тебя кинуться на старуху».
– Я не пью водку без закуски, – сказал Съем Всё и сунул Бутылочку в карман.
Через минуту в руках у него оказался рюкзак, который он давеча повесил на дерево. Положив рюкзак на траву, Съем Всё расстегнул его. Нож увидел ложки, вилки, тарелки и прочие столовые приборы.
– Зачем ты всё это таскаешь? – он был в недоумении.
– Я ем чаще, чем остальные. Таков мой желудок, и я не хочу, чтобы он страдал. Как только приспеет время – всё уже при мне, будто я сижу за накрытым столом. – Детина поднял рюкзак и бережно прижал его к груди.
«Какие замашки у этого чревоугодника! А я-то принял его за простого обжору», – подумал Нож.
– Пойду куплю снедь. Мы присядем, я выпью, поем, и поговорим о копье, – сказал Съем Всё.
Подстрекатель едва не подпрыгнул от досады:
– Ты уходишь из Тиргартена?
– Я скоро вернусь, – услышал он в ответ и вскричал мысленно: «А старуха-то может уйти домой! Ах, как мне не везёт!»
Из кармана детины донёсся голос Бутылочки:
– Вынь меня!
Ему было приятно держать её в руке, полную водки.
– Опусти меня наземь!
На этот раз он послушался с большой неохотой.
– Тебе незачем тратиться на еду, – объявила Бутылочка. – Я проследила кое за кем. Твоя снедь недалеко. И на славу же ты закусишь!
Она покатилась, Съем Всё и Нож пошли следом. Провожатая привела их к развесистому дубу. Обогнув его, они увидели компанию. Под дубом сидели Булочка, Котлетка, Шашлык и Зажигалка.

Когда стол был накрыт…

– О, эту добычу я уже чувствую на зубах! – Съем Всё расплылся в ухмылке до ушей.
В его руках были Шашлык и Булочка. Нож поддел Котлетку.
В тени между деревьями чревоугодник приметил широкий низкий пень:
– Стол получше всякого другого!
Трёх минут не минуло, как на столе уже стояли Бутылочка с водкой и стаканчик. На тарелках лежали Шашлык, Котлетка, Булочка. Съем Всё усаживался на траве. В это время по пню с другой стороны вскарабкалась Зажигалка, осторожно выглянула из-за края. Давеча ею не заинтересовались, она же поспешила за теми, кто уносил её друзей.
Съем Всё положил рядом со стаканчиком сигарету, чтобы закурить после выпивки и еды. Он увидел – на столе не хватает солонки – и отвернулся, доставая её из рюкзака. Зажигалка, решив действовать, не упустила момент. Когда Съем Всё вновь взглянул на стол, она лежала рядом с сигаретой. «Хм, я чуть не полез опять в карман за зажигалкой, хотя уже вынул её», – сказал себе детина.
Его храбрая противница очень рисковала, но не промахнулась. Он принял её за свою собственную зажигалку.
«Я стал рассеян и теряю время», – недовольно подумал Съем Всё, протягивая руку к Бутылочке, чтобы наполнить стаканчик.
Тут Зажигалка прошептала сигарете:
– Сколько раз я послужила вам, сигаретам, моим огоньком! Выручи и ты меня, сделай, о чём попрошу…
Съем Всё хотел взять налитый до краёв стаканчик, как вдруг сигарета подпрыгнула и нырнула в него.
– Фу! – чревоугодник поморщился. – Что за ерунда?
Он извлёк сигарету из стаканчика, отшвырнул её. Надо было бы выплеснуть водку, но как решиться на это? Пока он колебался, Зажигалка вскочила, с наскоку толкнула стаканчик и опрокинула его.
– Проклятье! Мне не дают утолить жажду и голод! – взревел Съем Всё, схватил Бутылочку и глотнул из горлышка.
А Зажигалка, промчавшись по пню, с разбега бросилась в прошлогодние листья. Детина же запрокинул голову, спеша ещё разок хлебнуть из Бутылочки и приняться за еду. Тут с тарелки приподнялся Шашлык и уколол его в локоть остриём шампура.
– Ай! – вскрикнул Съем Всё, глянул вниз – остриё успела прикрыть поджаристая Котлетка. – Что здесь вытворяют? – он повернул голову вправо, влево, дико вращая глазами. Водка уже начала действовать на него. – Чья затея – позабавиться надо мной?
Он ждал ответа от Ножа, а тот, заметив, куда прыгнула с пня Зажигалка, кинулся искать её. Он шарил в сухих листьях, она увернулась от него, понеслась вокруг пня. Очутившись перед ботинком детины, Зажигалка недолго думая вскочила на ботинок и нырнула под штанину. Нож в пылу погони не смог остановиться и распорол штанину приятеля снизу до колена. Через миг самого ловца крепко сжимали в руке.
– Вот зачем ты подлизывался ко мне! – Съем Всё задыхался от ярости. – Решил, что нашёл дурака для забав? То-то ты хотел, чтобы я напал на кого-то и угодил в тюрьму. – Детина вскочил на ноги, швырнул Нож на землю, стал топтать его. – Я отправлю тебя в местечко не хуже тюрьмы, и мы увидим, кто дурак!
В просвете между деревьями открывалось озеро. Съем Всё поднял Нож, побежал к озеру, у самой воды широко размахнулся и бросил невезучего подстрекателя далеко, как только смог. Всплеснула вода, через несколько секунд Нож достиг дна и глубоко увяз в иле.
А Съем Всё уже ощущал муки голода. Скорее бы навалиться на еду! Да только она не собиралась дожидаться подвыпившего типа с огромным брюхом. Когда Нож распорол его штанину, Зажигалка, скатившись наземь, убежала за пень. И принялась звать друзей, лишь только детина устремился к озеру. Шашлык, Булочка и Котлетка, впрочем, и сами следили за происходящим. Возвратившийся Съем Всё застал тарелки пустыми.
Беглецы уходили прочь, невидимые за кустами. Когда дала себя знать усталость, Шашлык настоял, чтобы Котлетка и Булочка опирались на него.
Спустилась ночь, группка всё шла, пока Котлетка не сказала жалобно:
– Я упаду и больше не встану.
Они были в чаще разросшихся лопухов. Под их широкими листьями беглецы мгновенно уснули.

Приглашение на неизвестный корабль

Пробудились четверо довольно поздно, в их укрытие пробивались утренние лучи. Шашлык с горячим участием спросил своих спутниц, хорошо ли они спали, не чувствуют ли утомления. Он был особенно внимателен к Котлетке. Ему отвечали, что всё в порядке.
– Тогда, юные дамы, я пойду посмотрю, нет ли опасности, – он скрылся за растениями, а возвратившись, воскликнул: – Какая живописная местность!
Группка вышла на луг, залитый солнцем, которое показалось из-за дальних деревьев. За лугом посверкивала озёрная гладь. Путники направились в ту сторону, Шашлык предложил Котлетке опять опереться на него. Та чуть было не сделала это, но Булочка упрекнула кавалера:
– Вчера вы были так любезны не с нею одной.
Кругом цвели ромашки, красные и белые маргаритки, жёлтые лютики и первоцвет, синий шалфей. Над ними порхали бабочки, повисали в воздухе стрекозы. Шашлык вдруг встал перед Котлеткой и прошептал:
– Как мне отвести взгляд от вас? – он сорвал ромашку, протянул её в низком поклоне: – Несравненно пленительная Котлетка, станьте моей женой!
Его избранницу охватило смущение. Было видно: оно так сильно, что не даёт ей сказать слова. Зато Булочка громко фыркнула:
– Чушь! К столу не подают шашлык с котлеткой. Но что обязательно нужно к шашлыку, так это хлеб!
Кавалер произнёс с достоинством:
– Я не собираюсь думать о тех, кто и с чем хотел бы съесть меня и мою жену.
Он подхватил Котлетку и от счастья завертелся на месте. Потом пустился с невестой к берегу озера, где вздымались деревья, а травка под ними курчавилась мелкая, не мешающая танцевать.
Бабочки и стрекозы разнесли весть о свадьбе, и вскоре на берег под дуплистый вяз устремились кузнечики, полевые сверчки, паучки, божьи коровки – множество других жучков, жуков и всевозможных букашек. Паучки играли на флейтах, валторнах, гобоях, кузнечики бренчали на гитарах, стрекозы пиликали на скрипках, сверчки показывали класс на виолончелях и контрабасах, цикады пели и били в барабаны и в литавры.
Всё сборище принялось плясать, и только Булочка стояла в стороне удручённая. К ней подошла Зажигалка:
– Если у тебя есть характер, не показывай, что расстроена. Танцуй со мной! – она вовлекла подругу в танец, который превратился в неистовую пляску.
Булочка остановилась перевести дух, и на неё опустился майский жук. Он был так стар, что не разглядел, куда садится. Она раздражённо прогнала его. Жук понял свою ошибку. Он оставался в душе кавалером хоть куда и, кружась над Булочкой, воскликнул:
– О, я потерял голову! Но разве моя вина, что вы прекрасны, как майское небо?
Печаль девушки улетучилась. Зажигалка подвела её к Котлетке и Шашлыку, те приняли поздравления. Все четверо улыбались, когда подошла соскочившая с дерева белка и любезно сказала молодой паре:
– Я хочу, чтобы вам принесло радость моё речное судно.
– Ваше судно? – удивились Шашлык и Котлетка, а с ними Зажигалка и Булочка.
Белка объяснила с непринуждённым видом:
– Я – капитан корабля.
Друзья не могли справиться с изумлением. Кто слыхал, чтобы белки водили корабли?
– Что тут странного? – сказал необычный капитан. – Как-никак я живу в Тиргартене, где не устаёшь любоваться озёрами и протоками, островами и мостами.
После этих слов компания охотно пошла за Белкой вдоль берега. Впереди поднимались глухие камышовые джунгли.
1 2 3 4 5 6 7
загрузка...


А-П

П-Я