https://wodolei.ru/catalog/vodonagrevateli/bojlery/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она выдернула свою руку и ждала, что будет дальше.
- Может быть, мы начнем работать? - спросила она. Кастон покачал головой.
- Ах, Мэри, ну почему вы так настороженно ко мне относитесь? - посетовал он, грустно покачивая головой. - Знаете, малютка, нам могло бы быть так хорошо, решись вы пойти мне навстречу.
Мэри насупилась.
- Я рисковала бы очутиться в родильном доме, если бы , iошла вам навстречу, - едко ответила она. - Итак, мы начнем работать или нет?
Кастон вздохнул. Как понять этих женщин? Бывали дни, когда Мэри была готова целый день забавляться и шутить.
Он сел за свой стол и стал внимательно ее разглядывать. Без сомнения, в последнее время у нее что-то усталый и раздраженный вид. Он решил не говорить ей сегодня больше комплиментов и принялся диктовать деловые письма.
Ровно в десять часов они окончили работу, и он с благосклонной улыбкой отпустил ее.
- Возьмите выходной, малютка, если плохо себя чувствуете. Я вскоре уйду и думаю, что сегодня больше уже не вернусь.
Она молча посмотрела на него и, так ничего и не ответив, вышла из кабинета. Кастон нахмурился. День явно начинался неудачно.
Дверь внезапно отворилась и вошел Бенни Перминкер. Кастон бросил на него быстрый взгляд и непроизвольно застонал. Решительно день сегодня не получался. Было видно, что и Бенни в дурном настроении.
- Что у вас стряслось? - вместо приветствия спросил Джек. Бенни тяжело сел в кресло и глубоко вздохнул.
- Хороший кусочек, не правда ли? - ответил он, покусывая губы.
Кастон нахмурился.
- О ком вы говорите? - строго спросил он.
- О мисс Макелсфалд, - объяснил Бенни. - Да вы просто счастливец, имея такую секретаршу!
- Почему вы так думаете? - спросил Кастон. Бенни бросил на него игривый взгляд.
- Вы холостяк, - сказал он. - Держу пари, что вы хорошо забавляетесь вместе...
Кастон выпрямился в своем кресле.
- Минутку, Перминкер! Я не люблю разговоров на подобные темы! Здесь, между прочим, деловая контора, в которой занимаются исключительно работой.
- Та-та-та! Скажите, пожалуйста! Вам в ваших конторах только и остается, что вертеться возле ваших секретарш, тогда как в бюро такие парни, как я, никогда не имеют ни минуты свободного времени.
Кастон подумал, что будет лучше сменить тему разговора.
- Вы, очевидно, пришли сюда не для того, чтобы рассказать мне о прелестях моей секретарши, не так ли?
Лицо Бенни моментально вытянулось и стало мрачным.
- Нет, конечно, - неохотно согласился он. - Я пришел к вам, старина, за советом.
Кастон улыбнулся. Такой поворот разговора его вполне устраивал. Усевшись поудобнее в кресле, он закурил сигарету.
- Весь к вашим услугам, - сказал он.
У него мелькнула мысль, что Бенни хочет занять денег, но тут же он вспомнил, что когда Бенни нужны деньги, он придерживается иного стиля. Это его успокоило.
Бенни положил ноги на подлокотник кресла.
- Ну, так вот, - начал он. - Мы поссорились. Я и Сали. Вчера вечером она выставила меня за дверь. Кастон проворчал что-то сочувственное.
- Славная она у вас девушка, - сказал он. Он часто задумывался над тем, каким образом такая девушка, как Сали, могла врезаться без памяти в Бенни. Он бы и сам был не прочь оказаться на его месте.
- Совершенно верно, она славная. Но у нее необычный взгляд на вещи. Подумать только, она меня обвинила в том, что я имею привычку смотреть на других женщин. Она набралась наглости и обвинила меня в том, что я даже ухаживаю за некоторыми из них.
Кастон неопределенно пожал плечами.
- И это правда?
Бенни принял рассеянный вид.
- Если сказать по правде, то да. Но она-то не должна была иметь об этом ни малейшего представления.
- Кстати, Перминкер, речь идет случайно не о той девушке, с которой я вас видел недавно вечером? Бенни нахмурился.
- Что вы имеете в виду? - сухо спросил он.
- Спокойнее, старина, - миролюбиво сказал Кастон. - Не стоит лезть на рожон. Я хотел только сказать, что это была не Сали.
Бенни подтвердил это, отрицательно мотнув головой.
- У меня с ней чисто деловые отношения. Она хотела купить одну из наших машин.
- И купила? - ехидно поинтересовался Джек. Бенни пропустил вопрос мимо ушей.
- Полагаю, - продолжал Кастон, что вы ей пускали пыль в глаза.
- Хватит! Мне нужен совет, а не нравоучения. Я ушел от Сали. Что мне теперь делать?
- Вы ее оставили? - спросил Кастон, удивленно приподнимая бровь. - В таком случае я посоветовал бы вам обратиться к психиатру.
- Но я же вам сказал, что это была ссора. После нее я не мог там больше оставаться.
- И вы оставили ее совершенно одну? - Кастон очень сожалел, что не знал этого раньше. Он мог бы воспользоваться случаем и нанести ей визит...
- Я хочу, чтобы вы немного пошевелили мозгами и посоветовали мне что-нибудь толковое. Кастой снова пожал плечами.
- Нет ничего проще. Вам нужно вернуться домой, взять ее за плечи, обнять и сказать, что вы были болваном. Между прочим, это вполне соответствует истине. И все снова будет хорошо.
Бенни пристально посмотрел на него.
- Вы действительно так считаете? - спросил он. - Господи! Я очень хотел бы, чтобы все произошло именно так! Кастону стало скучно.
- Конечно, все так и будет, - проговорил он, вставая. - Идите и сейчас же попробуйте это сделать. Возможно, она сейчас в отчаянии, не забывайте этого. Идите, идите сейчас же домой...
Бенни радостно вскочил на ноги.
- Иду. Это чертовски мило с вашей стороны, Жак. Если я когда-нибудь смогу что-нибудь сделать для вас...
- Идите, идите, старина, - сказал Кастой, провожая его до двери. - Если все уладится, поцелуйте ее и за меня.
Он посмотрел вслед Бенни, бегущему по коридору и вернулся в свой кабинет.
Глава 15
6 июля. 9 часов 45 минут утра.
Равена, сидя на своей кровати, смотрел на трех человек, стоявших напротив и опиравшихся на стену.
Лефти, Маленький Джое и Мальту с тех пор, как поверили в Равену и решили следовать за ним до конца, вели бедную жизнь. Но они не осуждали за это своего босса. По отношению к ним он был честен. Предложил быть его помощниками, и они согласились. Благодаря ему они не голодали. Порой им приходилось проводить кое-какие операции не согласующиеся с уголовным кодексом. Тем не менее, жизнь их была нищенская, но точно также был нищ и сам Равена. Поэтому они терпеливо сносили лишения и продолжали верить ему.
Сейчас наступил, наконец, момент, когда он может сказать им, что их доверие к нему оправдалось. Он прекрасно знал, что они из себя представляют. В них давно уже не осталось ничего человеческого. Единственное, что их интересовало, - это деньги. И ни один из них не мог добыть их самостоятельно, без его организаторского таланта. И вот наступило время вознаградить их за терпение и преданность.
Равена окинул взглядом своих сообщников, наслаждаясь предстоящим триумфом.
- Итак, парни, - сказал он. - Я послал за вами потому, что есть приятные новости. Когда-то я говорил вам, что мы сумеем добиться своего. Помните?
Трио у стены слегка зашевелилось, продолжая смотреть и слушать с большим вниманием. Глаза у них были жесткие, а челюсти беспрерывно двигались, перемалывая резинку.
- Вернувшись в родные края, я хотел работать вместе с Мендеттой. Но он отказал мне в этом, мерзавец! И я поклялся ему отомстить. Вы верили в то, что мне повезет и долго этого ждали. Вы не сердились, делали то, что я вам говорил. И вот ваше ожидание вознаграждено.
Они продолжали молчать, ждали, что скажет он дальше.
- Мендетту хорошо охраняли, - продолжал Равена, делая ударение на прошедшем времени. - Пока он был жив, мы были бессильны. Теперь, когда он мертв, мы можем приступить к делу.
Троица вновь зашевелилась, выражая готовность выполнить любой приказ.
- Я уже виделся с Грентомом. От него можно не ждать истерик. Через день или два у меня появятся деньги. Мы возьмем дело в свои руки и реорганизуем его. Я буду по-прежнему руководить вами, а вы будете делать то, что я вам прикажу. Теперь у вас будет достаточно зеленых бумажек и золотых монет.
Мальту, низкорослый итальянец, с тяжелым насмешливым ртом и черными, налитыми кровью глазами, отлепился от стены, которую он подпирал.
- Вы много раз говорили нам, патрон, что встанете во главе дела, так оно и случилось! Но почему вы не поручили спустить Мендетту кому-нибудь из нас?
Равена укоризненно покачал головой.
- А кто тебе сказал, что его убил я?
Все трое обменялись взглядами и одновременно улыбнулись.
Равена встал.
- Не расходитесь, парни, - сказал он. - Мне необходимо поговорить с Грентомом, после чего я скажу вам, сколько будет получать каждый из вас.
Глава 16
6 июля. 10 часов 30 минут утра.
Джонсон, дежурный полицейский, покусывал кончик авторучки и смотрел на Джека неприязненным взглядом. Он всегда не любил журналистов, имевших обыкновение вертеться где-нибудь около и лезть со своими скользкими вопросами в самое неподходящее время. Насколько это было известно Джонсону, Джек в этом отношении не был исключением. По мнению Джонсона, у него были даже особые способности делать себя чрезвычайно невыносимым. Джек же, страдая от отсутствия материала для своей колонки в газете, пребывал в дурном расположении духа. Не было ничего сенсационного, одни мелкие правонарушения. Ему хотелось поскорее освободиться, чтобы заняться делом Мендетты.
Польсон приказал ему не совать своего носа в это дело, но он его не станет слушать. Хотя Польсон и грозил ему увольнением, он все же решил выяснить, что же произошло с сестрой Флетчера. Джек осознавал, что он - достаточно хороший репортер и, в крайнем случае, всегда сможет найти себе работу. Сейчас же его раздражало множество мелких ординарных происшествий, которые произошли прошедшей ночью и о которых необходимо было дать отчет в газету.
Он находился в полицейском управлении города и с раздражением ожидал последних сведений из полицейских участков. После этого он сможет их обобщить и дать в газету. Конечно же, не на первую полосу, и всего лишь одну-две колонки. И из-за этого сестре Флетчера, возможно, придется подождать до вечера.
Джонсон тяжело вздохнул.
- Мне, право, очень жаль, что мы даем вам так мало работы. Поверьте, мне больно смотреть, как вы здесь сидите и бездельничаете. Может быть вам стоит немного пройтись, пока обработают все сводки?
Джек положил ноги на деревянную скамью и закрыл глаза.
- Оставьте меня в покое, - ответил он. - Вы мне тоже порядком надоели, но мне платят деньги за протирание моих брюк на ваших скамейках. Так что поберегите свои шутки для других.
Джонсон что-то сердито проворчал и вернулся к прерванной работе.
- Сегодня ничего серьезного, - проговорил он, промокая пресс-папье чернила. - У вас очень легкая жизнь, мистер Эллинджер.
- Именно когда ничего не происходит, моя жизнь становится трудной, огрызнулся Джек. - Например, сегодня незначительная кража и мелкое мошенничество. Что я из этого выжму? Вот если бы произошло изнасилование или убийство, тогда бы я смог это опубликовать на первой полосе.
Джонсон бросил на него неприязненный взгляд.
- Какой же вы все-таки грязный народ, журналисты, iроговорил он.
- А вы случайно не знаете, сколько девушек бесследно исчезло в этом году? - неожиданно спросил его Джек. Джонсон покачал головой.
- Это не по моей части, - слишком быстро ответил он. - Об этом надо поинтересоваться в отделе, который занимается исчезновением людей. Вы, что, кого-нибудь потеряли?
- Я думаю вот о чем, Джонсон: есть ли в этих разговорах хоть сколько-нибудь правды?
- Ни слова, - смеясь ответил Джонсон. - Подумайте немного, и вы сами поймете, что в наше время и в нашем городе бесследно исчезнуть невозможно.
- Тогда объясните, пожалуйста, мне. Джонсон заинтересованно облокотился на письменный стол и скрестил руки на груди.
- Возьмем к примеру изнасилование, - нравоучительным тоном начал он. Разве можно изнасиловать женщину против ее воли? А эти россказни о бесследном исчезновении девушек? Говорят, что к этому делу якобы причастны торговцы живым товаром. Но разве можно девушку, против ее воли, сделать проституткой? И это в нашем-то городе? Да об этом наверняка сразу же стало бы известно! Другое дело, когда женщины занимаются таким малопочтенным ремеслом и извлекают из него выгоду по их собственной воле Но это уже их личное дело. В нашей стране каждый свободен выбирать себе занятие по собственному вкусу.
Джек молча раздумывал.
- А если этих девушек шантажируют или терроризируют? - спросил он. - Что вы об этом думаете?
- Я не могу в такое поверить. Это слишком рискованно, - протянул Джонсон, задумчиво покачав головой - Ведь достаточно любой из таких девушек подать жалобу, как сразу же будет проведено расследование и закон защитит их.
- Ну, а если они не в состоянии подать жалобу? - настаивал на своем Джек.
Джонсон сдвинул брови.
- На что такое вы намекаете? - спросил он. - Вам что-нибудь известно?
Джек сделал отрицательный жест.
- Нет, пока мне ничего не известно, - признался он. - Но эти слухи меня заинтересовали. Мне кажется, можно принудить женщину заниматься проституцией, если запугать ее. Может быть я и ошибаюсь, но по всей вероятности в нашем городе происходит именно это. Я говорю это серьезно, Джонсон, и если я что-нибудь подобное обнаружу, вам придется серьезно поработать.
В комнату вошел Бенин Перминкер в сопровождении полицейского.
- Этот тип утверждает, что мы забрали к себе его жену, - проговорил с порога полицейский. - Не хотите ли поговорить с ним?
Джонсон бросил неодобрительный взгляд на Бепни.
- Что у вас там случилось? У Бенни был испуганный вид.
- Я - Бенни Перминкер. - начал он. - И я хочу повидать свою жену.
Рот Джонсона превратился в тонкую линию.
- Я не понимаю, почему вы для этого пришли к нам. Ее у нас нет.
- Тогда где же она? - растерянно спросил Бенни. - Что все это значит? Бенни начал заметно нервничать.
- Не знаю. Я пришел домой и нашел эту записку. Он передал Джонсону клочок бумаги. Джек выпрямился на своей скамье и с интересом стал наблюдать. Его явно заинтересовал такой оборот дела.
Прочитав записку, Джонсон вернул ее Бенни.
- Прошлой ночью мы никого с такой фамилией не задерживали и не привозили ни в один полицейский участок. Держу пари, что она водит вас за нос.
Бенни рассматривал записку.
- Может быть ее все-таки привезли в какой-нибудь участок, а вы об этом не знаете?
- Хорошо, я сейчас позвоню в ближайший к вашему дому на 47-й улице и узнаю у них.
Джонсон придвинул к себе телефон и набрал номер. Переговорив с кем-то, он положил трубку и обернулся к Бенни Перминкеру.
- Нет, они тоже об этом ничего не знают. Бенни забеспокоился еще сильнее.
- Что же мне теперь делать? - спросил он.
- Это ваша жена, мистер. - терпеливо сказал Джонсон, которому уже начала надоедать вся эта история. - И вам лучше знать ее местопребывание. Мне ясно, что она вас надула. Возвращайтесь домой, и если это была шутка, то она уже поджидает вас.
Бенни послушно повернулся и медленно пошел к двери. Джек быстро встал и пошел за ним, не обращая внимания на возражения Джонсона.
Совершенно подавленный, Бенни шел по улице, не замечая ничего и никого вокруг. Он совершенно не представлял, что ему делать. Без сомнения, Сали не оставила бы такой записки, не имея на то серьезной причины. Она написала, что ее возят в полицейский участок как свидетельницу преступления и просила Бенни немедленно, как только он вернется, придти за ней.
Джек догнал Бенни на na?aaeia улицы.
- Послушай, Перминкер, - сказал он, - объясни, пожалуйста, толком, что произошло с твоей женой?
- Черт возьми, откуда ты взялся и почему спрашиваешь меня о жене? удивился Бенни, пожимая ему руку.
- Пойдем-ка, пропустим по стаканчику, - предложил Джек, беря его под руку и поворачивая к ближайшему бару. - Просто я слышал твой разговор с полицейским в управлении. Так что же случилось с твоей женой?
В баре, после большой порции виски, Бенни начал изливать душу. Он подробно рассказал о ссоре с Сали, происшедшей накануне и о том, как он оставил ее одну.
- Сегодня утром я почувствовал себя подлецом и решил вернуться. Когда я вошел в квартиру, там горел свет, а записка под моей подушкой извещала, что жену увезли в полицейское управление как свидетельницу. В этой записке Сали просила меня придти за ней.
Он сделал паузу, запив ее солидным глотком виски. Джек был заинтригован рассказом Бенни. Сначала ему показалось, что Сали решила преподать мужу урок, но это объяснение не удовлетворило его инстинкт журналиста. Зачем ей нужно пугать его таким образом? Свидетельницей какого преступления она оказалась? Нет, простых объяснений здесь не было.
- Я думал, что полиция существует для того, чтобы оказывать помощь населению, - между тем ворчал Бенни. - А этот тип разговаривал со мной так, будто я сумасшедший.
- Ему приходится выслушивать подобные истории по несколько раз в день, так что твои заботы его совершенно не интересуют. Где ты сейчас живешь?
Бенни сообщил свой адрес.
Джек навострил уши.
- Но это же тот самый дом, где живет Мендетта! Бенни подтвердил.
- Совершенно верно, - сказал он. - Уже несколько недель я хочу сблизиться с ним, чтобы продать ему автомобиль. Мы живем с ним на одном этаже, но я никогда не видел его.
Джек встал. Все-таки в этой истории было что-то не так. Шанс небольшой, но и его не стоило упускать.
- Нужно быстро вернуться к тебе домой, - сказал он. - Пошли, старина.
Они взяли такси и поехали к Бенни.
В квартире Джек не обнаружил ничего заслуживающего внимания. Он несколько раз обошел ее всю, засунув руки глубоко в карманы и о чем-то сосредоточенно думая. Бенни молча наблюдал за ним, сидя на ручке кресла.
- Что она взяла с собой? - внезапно спросил Джек.
- Не знаю, - ответил с несколько озадаченным видом Бенни. - Я об этом не подумал...
- Так, посмотри сейчас, старина! Бенни прошел в спальню и вскоре вернулся оттуда несколько растерянным.
- Она ничего не взяла с собой, - сказал он. - Нет только ее сумочки.
Это сообщение произвело на Джека плохое впечатление. Ни одна женщина еще не покидала своего мужа, не прихватив каких-либо вещей.
- Подожди минутку, - сказал Джек. - Пойду и попытаюсь что-нибудь узнать у твоих соседей. Может быть, они что-то слышали или видели...
Бенни внезапно побледнел.
- Ты думаешь.., с ней что-нибудь случилось?.. - заикаясь спросил он.
- Я пока ничего не думаю, - отрезал Джек. - Просто хочу сходить и выяснить. Надо же найти хоть какой-то след. Посиди минуту спокойно.
Он вышел из квартиры Перминкеров и направился к двери соседней квартиры. Позвонил. Не получив никакого ответа, позвонил вторично, более настойчиво. И опять без успеха. Бенни стоял в дверях своей квартиры и молча наблюдал за ним.
- Не похоже, чтобы там был кто-нибудь, - наконец после нескольких безуспешных попыток проговорил он. Джек задумчиво почесал макушку.
- Позвони-ка портье и узнай, в котором часу вышел из дома Мендетта.
Пока Бенни звонил, Джек вставил в замочную скважину отмычку. Он не стал открывать дверь, но легкая попытка дала ему понять, что он это запросто может сделать.
Бенни вернулся с растерянным видом.
- Портье утверждает, что Мендетта сегодня не выходил из дома.
Джек снова нажал на кнопку звонка и держал ее так несколько секунд подряд. В продолжении всего этого времени они имели возможность слышать за дверью квартиры Мендетты неистовый звон. Наконец Джек решился.
- Я сейчас войду в квартиру, - сказал он.
- Ты не должен этого делать, - начал было протестовать Бенни. - Они, наверное, еще спят.
Джек насмешливо посмотрел на Бенни.
- И все-таки я рискну войти. У меня такое предчувствие, что там не все ладно.
Он аккуратно повернул отмычку, нажал на ручку и дверь квартиры Мендетты открылась. Джек осторожно вошел в квартиру. В гостиной, распластавшись на полу, лежал Мендетта. Казалось, что его голова утонула в луже уже успевшей засохнуть крови. Из гостиной можно было видеть и Джейн, лежащей в углу спальной.
Джек непроизвольно проглотил слюну. Он-таки получил сенсацию для своей газеты! Быстро повернувшись, он чуть было не сбил с ног Бенни, который вошел вслед за ним в квартиру.
- Господи! - воскликнул Бенни, увидев побоище. Джек быстро вытолкнул его на лестничную площадку.
- Не ори! - резко приказал он ему. - Быстро ступай к себе и найди что-нибудь выпить!
Бенни послушно пошел к себе в квартиру. Джек тщательно прикрыл дверь квартиры Мендетты, вернулся к Бенни и бросился к телефону.
- Здесь очень скоро станет чертовски жарко! - многообещающе проговорил он, набирая номер. - Кстати, твоя жена знала кого-нибудь из них?
Бенни уже суетился с выпивкой.
- Ты думаешь она в этом замешана?
Джек его не слушал, он уже разговаривал по телефону с Генри.
Выслушав Джека, Генри ответил:
- Давай!
Джек, присев на телефонный столик, несколькими короткими фразами продиктовал сообщение в газету об убийстве Мендетты и его жены.
- Что вы там делаете? - спросил его Генри.
- Привожу все в порядок, - ответил Джек. - Через десять минут после выхода экстренного выпуска здесь будет жарко! Сейчас собираюсь известить фликов. Когда все закончишь, немедленно возвращайся в редакцию. - приказал Генри. - Я должен позвонить Польсону. Мне необходимо знать его мнение о случившемся...
- К черту Польсона! У меня в руках сенсационный материал, и я не позволю Польсону зажать его!
Джек положил телефонную трубку и обернулся к Бенни.
- Ты мне можешь очень помочь, старина, - сказал он ему. - Нужно спуститься к портье и попросить его открыть дверь квартиры Мендетты. Не нужно никому знать, что я уже открывал этот замок. Иди, это нужно сделать быстро!
Слабо протестуя, Бенни поплелся вниз.
Глава 17
6 июля. 11 часов 00 минут.
Сали открыла глаза, и ее ослепил резкий свет лампы. Она непроизвольно прикрыла лицо рукой и повернулась на кровати. Голову пронзила острая боль. Она никак не могла вспомнить, что с ней произошло и где она находится. В таком полусознательном состоянии она пролежала еще некоторое время совершенно неподвижно. Затем медленно к ней стала возвращаться память. Она смутно припомнила свой отъезд из дома с Лу. Затем, как из тумана, выплыло лицо Грентома с тонкими губами, склонившегося над ней. В руке он держал какой-то предмет. Она припомнила свой страх, свои вопли и горячую руку, которая легла на ее рот. Потом острая боль в руке, борьба и.., и больше ничего Сали снова открыла глаза и осмотрелась. Она увидела, что лежит на матраце и стены в комнате покрашены в безликий серый цвет. Ее сердце вдруг бешенно застучало Это не было кошмаром. Она повернулась и как следует осмотрелась.
Комната была небольшая. На полу лежал толстый ковер того же противного серого цвета, что и стены. Мебели не было никакой, за исключением кровати, на которой она и лежала. Напротив кровати находилась дверь. Сали медленно приподнялась, придерживая голову руками. Что-то в этой комнате было странным. Ей понадобилось около минуты, чтобы понять, что именно: в комнате не было окон. Yoi открытие потрясло ее. Она поняла, что ей грозит опасность. Какая? Она этого не знала, но чувствовала ее настолько сильно, что страх совершенно ее парализовал.
Сали встала с кровати и, пошатываясь, прошла по комнате. Ноги утопали в мягком ковре, который совершенно заглушал все звуки. Она попыталась выйти из комнаты, но дверь оказалась запертой на ключ. Сали несколько раз безуспешно подергала ручку и, упав на пол, расплакалась.
Голова ее сильно болела. Ей было очень страшно. "Где я могу находиться?" задавала она себе вопрос. Несколько минут она лежала совершенно неподвижно, потом заставила себя немного успокоиться: в создавшемся положении меньше всего ей помогут слезы.
Встав и подойдя к двери, она еще раз подергала ручку, после чего начала стучать. Дверь оказалась обитой толстым слоем каучука. Кулак отскакивал от него, не производя никакого шума.
Она повернулась и, пошатываясь, пошла к противоположной стене. Там тоже был каучук. Им были обиты все стены. Сюда, в комнату, не проникало ни единого звука. Теперь она окончательно убедилась в том, что ей угрожает нечто ужасное и в отчаянии снова зарыдала.
Глава 18
6 июля. Полдень.
С толстым портфелем в руках Равена вышел из клуба и подозвал такси. Его худое лицо ничего не выражало, но в глазах сверкал торжествующий блеск. Полный достоинства, не вязавшегося с его поношенной одеждой, он назвал шоферу адрес своего отеля.
Впервые после возвращения в этот город, он позволил себе воспользоваться услугами такси, и это символизировало достигнутый им успех. Отныне все должно было измениться в его жизни. В портфеле у него лежали бумаги, которые, не сказав ни слова, ему отдал Грентом. Эти документы давали ему право на долю Мендетты. Этот идиот в свое время не захотел поделиться с ним, теперь ему пришлось отдать все.
Такси плавно остановилось перед отелем. Равена расплатился с шофером и быстро поднялся к oaaa Трио ожидало его, по-прежнему пережевывая резинку, с тем же выражением холодной жестокости в глазах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
загрузка...


А-П

П-Я