https://wodolei.ru/catalog/unitazy/malenkie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я взял листок бумаги и написал:
«Милая Гленда!
Мне необходимо провести два-три дня в Сан-Франциско. Поскольку я не смог увидеться с тобой, пишу эту записку. Нам нужно поговорить. Это очень важно. Уже поползли слухи о наших отношениях. Нам нужно найти решение. Может быть, мы встретимся в воскресенье утром в Фэрри-Пойнт? Это в нескольких километрах от Шаронвилла. Мы поговорим о нашем будущем. Поезжай по магистрали на Сан-Франциско и на пятом повороте сверни налево. Если ты меня любишь, как я тебя, то обязательно приедешь.
Ларри».
Вложив письмо в конверт, я просунул его под дверь квартиры Гленды.

Фэрри-Пойнт – маленькая бухточка, окруженная кустарником и песчаными дюнами. Это идеальное место для купания. Я часто ездил туда, когда хотел побыть в одиночестве.
Жители Шаронвилла это место еще не открыли. Я съехал с грунтовой дороги, поставил машину в кустах и вышел на золотой песок пляжа. Приедет ли она? Я провел в Сан-Франциско два напряженных дня. Контракт был заключен, но нам очень нужен был кредит. Я был уверен, что мы получим его, и сказал Биллу, что поговорю на эту тему с Браннингамом, но вначале нужно было поговорить с Глендой.
И вдруг я увидел ее. Она сидела на песке в зеленом бикини, опершись подбородком о колени. Солнце отражалось от ее огненно-рыжих волос. Повернувшись в мою сторону, она улыбнулась.
Мгновенно я оказался рядом с ней.
– Как видишь, Ларри, я здесь. Искушение было слишком велико. Я думала о тебе днем и ночью… Но к чему слова, я хочу, чтобы ты любил меня.
Я снял рубашку и брюки. Она сняла бикини.
Встав на колени перед ней, я смотрел на ее великолепное тело, желая покрыть его поцелуями.
– Ну чего же ты ждешь, Ларри, люби же меня!
Ее нетерпение воспламенило меня.
Я взял ее. Она слабо вскрикнула, ее ногти вонзились мне в спину.
Солнце, мерный рокот волн, шелест листвы – все служило прекрасным обрамлением для нашей любви. Она обнимала меня, не давая отстраниться.
– Еще, – шептала она, задыхаясь. – Еще, я тебя умоляю…
– Поднимись, сволочь! – хрипло произнес кто-то у меня за спиной, и в следующий миг я почувствовал, как в бок мне ткнули холодным стволом револьвера. Чувствуя, как останавливается сердце, я вскочил, повернувшись лицом к нежданному свидетелю.
Рядом стоял небольшой коренастый мужчина. Бородатый, загорелый, его глаза злобно поблескивали. Панама, надвинутая на лоб, прикрывала кустистые брови. На нем был мятый, некогда белый костюм.
Едва Гленда попыталась подняться, как он ударом руки опрокинул ее наземь. Меня охватил дикий гнев, заглушивший ужас моего положения. Я бросился на него, схватив руками за горло. Мы покатились по песку, рыча, как дикие животные. Он обладал невероятной силой и вскоре освободился от моего захвата. Его кулак ударил меня по лицу, так что из глаз посыпались искры. Тут же последовал удар в низ живота, заставивший меня упасть на колени, взвыв от боли. И все же бешенство придало мне дополнительных сил. Поднявшись, я что было сил врезал ему по ненавистной физиономии. Все мое тело буквально разламывалось от боли, но я не обращал на это внимания. Мной владела лишь одна мысль: убить его.
И в тот момент, когда я попытался ударить его еще раз, кто-то нанес мне сзади предательский удар, отчего в голове моей словно разорвалась бомба. Солнце погасло, как гаснет разбитая лампочка, и я потерял сознание.

Я медленно выбирался из тьмы, приходя в сознание. Я чувствовал, как песок жжет мою кожу, но когда я пошевелился, боль буквально пронзила мое тело, и я застонал. Некоторое время я лежал неподвижно. Живот, голова, ребра – все болело. Солнце припекало. Я начал медленно различать звуки: шум волн, щебет птиц, шум листвы.
Я осторожно сел, обхватив голову руками. Преодолевая боль, пульсировавшую в голове, медленно открыл глаза. Оглянувшись, я не увидел и следа Гленды. Коренастого мужчины тоже нигде не было видно. Некоторое время я сидел неподвижно. Вдруг до меня дошло, что пальцы мои во что-то вымазаны. Поднеся их к глазам, я понял, что они покрыты наполовину запекшейся кровью.
Прошло не менее двадцати минут, прежде чем я начал более или менее связно мыслить.
Где Гленда? Что с ней?
Я посмотрел на часы. Было 8.45. Я находился без сознания минут тридцать.
С трудом я все же поднялся на ноги. Море, берег угрожающе накренились, я был вынужден вновь сесть. Отдохнув, я предпринял еще одну попытку подняться, на сей раз удачную. Шатаясь, как пьяный, я медленно побрел к воде. Голова буквально раскалывалась, а на ногах были словно прицеплены тяжелые гири.
Наклонившись над водой, я вымыл лицо и руки. Соленая вода ужасно жгла кожу, но это вернуло меня к жизни. Я медленно поковылял к своей одежде. После нескольких неудачных попыток натянуть брюки я был вынужден сесть, чтобы набраться сил. В конце концов мне удалось одеться, хотя боль во всем теле еще более усилилась. И все же я был жив. Где Гленда? Кто этот коренастый мерзавец в мятом костюме? Качаясь, я добрался до машины и рухнул на переднее сиденье. Вновь пришлось сидеть неподвижно, выжидая, когда боль немного поутихнет. Я посмотрел в зеркальце. Правый глаз весь заплыл, и вокруг него красовался багрово-черный кровоподтек. Все лицо было покрыто ссадинами и синяками. И все же мой мозг функционировал почти нормально. Через два часа я должен был играть в гольф с Браннингамом. Ведь только во время игры я мог попросить у него банковский кредит. Но об этом можно было забыть. Нужно позвонить ему и отменить встречу. Это первоочередная задача. А потом уже думать о том, куда могла исчезнуть Гленда.
Выехав на магистраль, я затормозил у придорожного бара, но, еще раз глянув на себя в зеркальце, понял, что произведу сенсацию, если покажусь в таком виде. Ничего не оставалось, как ехать дальше.
К счастью, в это раннее утро движения практически не было. Все тело ныло тупой болью. Если меня остановят полицейские, неприятностей не оберешься. Но, к счастью, копов не было видно. Я практически действовал автоматически, когда ставил машину в гараж. Выйдя, я глянул туда, где обычно стояла машина Гленды. Ее там не было.
Через пять минут я разговаривал с Браннингамом. Он как раз намеревался ехать в гольф-клуб. Я извинился, сказав, что не смогу сегодня играть, так как попал в аварию.
– Вы ранены, сынок? – с беспокойством спросил он.
– Ударился головой о лобовое стекло, но ничего серьезного. Так, несколько ссадин.
– Что произошло?
– Пьяный водитель. Я едва успел отвернуть в сторону, но, резко затормозив, едва не вылетел через лобовое стекло.
– Очень жаль. Я могу быть вам чем-то полезен?
– Нет, благодарю вас. Прошу еще раз извинить меня.
– Сыграем как-нибудь в другой раз. Поправляйся, сынок.
Повесив трубку, я некоторое время сидел в кресле, потом, невзирая на боль, прошел по коридору к квартире Гленды. Позвонив, я нетерпеливо ждал, переминаясь с ноги на ногу.
– Она уехала, мистер Лукас.
Я медленно повернулся. Пожилая негритянка, которая убирала наш этаж, стояла с метлой в двух метрах от меня.
– Уехала?
– Да. Сегодня утром. Около шести утра. Она забрала с собой все свои вещи. Похоже, она очень спешила. Я хотела ей помочь, но она даже не обратила на меня внимания. – Ее глаза округлились от изумления. – Боже мой! Что с вашим лицом, мистер Лукас?
– Автомобильная авария, – сказал я.
Вернувшись к себе, я рухнул на постель, сжав голову руками.
– Как это понимать? Что происходит? Неужели она уехала навсегда?
От этих мыслей голова разболелась еще больше. Уже через силу я дошел до холодильника, и, вытащив оттуда кубики льда, завернул их в салфетку. Рухнув в кресло, я приложил холодный компресс к лицу. Не сразу, но полегчало. Боль стала вполне терпимой.
Неожиданно зазвонил телефон. Неужели это Гленда?
– Мистер Лукас? – мужской голос!
– Кто это? – пробормотал я.
– Меня зовут Эдвин Клаус. – После паузы он продолжил: – У меня к вам небольшое приватное дело. Через двадцать минут я буду у вас. Но вначале, будьте любезны, не сочтите за труд спуститься в гараж. Проверьте багажник вашего автомобиля. Понимаю, у вас ужасно болит голова, но все же посмотрите, что там находится. – В трубке послышались короткие гудки.
Что это – шутка? Или звонок какого-то сумасшедшего?
Я сидел не шевелясь и постепенно начал приходить к мысли, что это вовсе не шутка. Холодная дрожь пронзила мое тело. С трудом поднявшись, я, шатаясь, подошел к лифту, спустился в гараж и открыл багажник. В глазах у меня потемнело.
Коренастый тип был там! Его белый костюм и лицо были в запекшейся крови. Незрячие глаза смотрели прямо на меня. Не было сомнения в том, что он мертв. Мертвее не бывает.
Глава 3
Едва я вошел в свою квартиру и открыл дверь гостиной, как увидел его. Он сидел в моем любимом кресле. Его возраст определить было трудно – где-то между сорока пятью и шестидесятые. Его снежно-белые волосы были аккуратно зачесаны назад. Все в нем было безукоризненным: черный костюм, сшитый у прекрасного портного, белая рубашка, галстук, тщательно начищенные туфли. Лицо казалось сделанным из дерева. Тонкий крючковатый нос, узкий рот с бескровными губами, серые блестящие глаза.
Для меня тело, лежащее в багажнике, было настоящим потрясением. Мне казалось, что я во власти какого-то кошмара, и стоит мне закрыть глаза, а потом открыть, как наваждение прекратится, и труп из багажника исчезнет, как мираж в Синайской пустыне. Что ничего этого не было, что это обычное воскресное утро, и через полчаса я отправлюсь на встречу с Браннингамом.
Но человек, сидящий напротив меня, был частью этого кошмара.
Я закрыл дверь и, прислонившись спиной к ней, смотрел на незнакомца.
– Дверь была не заперта, – словно извиняясь, проговорил он. – Так что я воспользовался этим.
Струйки пота потекли по моей болевшей спине. Итак, этот кошмар – самая что ни на есть реальность.
– Что вы хотите?
Блестящие серые глаза, столь же выразительные, как и кубики льда, смотрели на меня.
– Хочу вам помочь. – Жестом он указал на кресло. – Вижу, вы страдаете. Бен несколько перестарался. – Он развел руками. – Понимаете, он не может контролировать свою силу. Прошу вас, садитесь, мистер Лукас.
У меня вновь закружилась голова, задрожали ноги. Я сел.
– У нас имеются определенные проблемы, мистер Лукас. Похоже, вы не знаете своих возможностей. – Голос мужчины приобрел баюкающие интонации. – Но вашу проблему можно легко разрешить, если вы согласитесь нам помочь.
– Кто вы? – прошептал я.
– Об этом вы узнаете позднее. Сейчас главная проблема – это тело Алекса Марша, которого вы убили. Что вы будете делать с трупом?
Я закрыл глаза. В моем сознании вновь возник тот страшный миг. Ведь я действительно хотел его убить. Я ударил его в челюсть и хотел нанести второй удар, но получил страшный удар по голове.
– Я не мог его убить! Это невозможно. Я мог сломать ему нос, но это максимум повреждений, которые я мог нанести ему. – Боль пульсировала в моем мозгу, мешая связно думать. – Я не мог его убить, – обреченно повторил я, глядя в это ненавистное лицо.
– Оставим это на усмотрение суда присяжных, мистер Лукас.
Я поднялся и, шатаясь, направился в ванную, где проглотил четыре таблетки аспирина. После этого открыл кран и подставил голову под струю холодной воды. Мысли немного прояснились. Я не мог знать, кто этот безукоризненно одетый незнакомец по имени Эдвин Клаус, но не было сомнения, что это шантажист. Упершись обеими руками в умывальник, я посмотрел на свое отражение в зеркале. Да, вид был еще тот! Распухшее, в кровоподтеках лицо с глазами-щелками. Добрых пять минут я смотрел на себя, потом таблетки оказали свое действие, и боль несколько поутихла.
Алекс Марш! Так, значит, коренастый мужчина и был тем самым мужем Гленды! Но человек, который сидел у меня в гостиной и предлагал помощь, кем был он? Он спрашивал, что я намереваюсь делать с трупом, находящимся в данный момент в багажнике моей машины? Моей первой мыслью было позвонить шерифу Томпсону и передать дело в его руки. Но поверит ли он моему рассказу о происшедших событиях? Да и другие! Нетрудно было угадать их реакцию. Даже если мне и поверят, моя репутация в Шаронвилле будет испорчена раз и навсегда. Я буду вынужден признаться, что занимался любовью с замужней женщиной, и в этот момент нас застал ее муж. Поверит ли кто-нибудь, что я с ним боролся, а меня просто кто-то оглушил? Вновь я вспомнил о трупе в багажнике. Может быть, отвезти его в пустынное место и там закопать? Но это была совершенно неприемлемая мысль.
«Вашу проблему можно легко разрешить, если вы согласитесь мне помочь…» На что он намекает? Нужно выяснить это!
Более уверенный в себе, я вернулся в гостиную. Клаус продолжал сидеть в моем любимом кресле, положив ногу на ногу и сложив руки на коленях с выражением все того же терпеливого смирения.
– Надеюсь, вам немного полегчало, мистер Лукас? Конечно, не хотелось бы вас принуждать или, упаси Бог, торопить, но ведь вы слышали о трупном окоченении? Через час будет весьма трудно вытащить труп из багажника.
Мерзкая дрожь пробежала у меня по спине. Эта мысль, само собой, не приходила мне в голову, но я помнил, что тело находилось там в согнутом положении. Если тело окоченеет, его действительно будет весьма непросто вытащить оттуда. Мой желудок сжала противная спазма. Я сел напротив Клауса.
– Я не убивал его, – вновь повторил я. – Кто-то оглушил меня, когда мы боролись, но этот кто-то и убил его в тот момент, когда я находился без сознания.
– Мистер Лукас, – вновь терпеливо повторил он, – в настоящий момент не столь важно, кто его убил. Труп находится в багажнике вашей машины и не может оставаться там дольше. Принимаете ли вы мою помощь или нет?
– Кто вы? Чего ради предлагаете свою помощь?
– Я еще раз повторяю – меня зовут Клаус. Я здесь потому, что мне не безразлична ваша карьера. Мне кажется, вы заслуживаете лучшей участи. Но мне будет искренне жаль, если вы потеряете все это.
– Но не говорите мне, что предлагаете помощь из простого человеколюбия. Просто из уважения ко мне. Чего вы хотите?
Он всплеснул руками с ухоженными ногтями.
– Разумеется, мне кое-что нужно от вас. Но к этому вопросу мы вернемся позднее. Ваша проблема требует немедленного разрешения. Поверьте мне. Нужно поскорее избавиться от трупа Марша. У меня есть люди, готовые оказать вам помощь в этом деликатном деле. Разумеется, вы в любой момент можете позвонить шерифу и изложить свою версию происшедшего. Вы можете также попытаться освободиться от трупа самостоятельно. У вас есть право выбора, мистер Лукас. Уверяю, если вы не захотите сотрудничать со мной, то больше обо мне не услышите.
– Что конкретно вы хотите от меня? Я хочу это знать.
– Мне нужна ваша помощь. Но сейчас не будем затрагивать эту тему. Более срочные дела требуют немедленного выполнения.
– Вы что, считаете меня идиотом? Я должен это знать! Не могу же я соглашаться на то, о чем не имею ни малейшего представления! – закричал я.
Клаус вновь развел руками.
– Вижу, вы отказываетесь от моей помощи. – Он поднялся. – Тогда поторопитесь, мистер Лукас. Скоро его действительно будет трудно извлечь из багажника. Не забудьте купить лопату. Мне кажется, его действительно лучше всего зарыть в Фэрри-Пойнт. Но поспешите. Желаю удачи. – Он направился к двери.
Мой мозг начал усиленно работать. Пока Клаус шел к двери, я вспомнил все годы, потраченные на создание нашей компании. Я думал о моем нынешнем положении. Я стал заметной личностью в Шаронвилле. Подумал о Билле Диксоне. Потом представил себя роющим могилу. Я представил, как вытаскиваю труп из багажника и тащу к яме. Я даже содрогнулся от ужаса, представив, как прикоснусь к трупу, покрытому засохшей кровью.
«Уверяю вас, что если вы откажетесь от моей помощи, то никогда больше не услышите обо мне».
Возможно, я действительно никогда не услышу о нем, но что мешает ему позвонить шерифу, не называя своего имени, и со мной все будет кончено. Услуга? В этот момент мне было наплевать, что именно он попросит у меня.
– Минутку, – остановил его я.
Мне нужно освободиться от трупа, и Клаус должен помочь мне в этом. Ну, а уж когда я освобожусь от мертвеца, тогда и поговорим с Клаусом. Тогда узнаю, какую услугу он потребует от меня. Да и всегда можно найти способ избавиться от него.
– Я согласен, мне нужна ваша помощь, – хрипло проговорил я.
– Очень умно с вашей стороны, мистер Лукас. – Он вернулся и снова устроился в моем кресле. – У меня как раз есть три человека, которые могут заняться этим, но нужно, чтобы вы поехали с ними. Ведь нужно понаблюдать за их работой и убедиться, что труп не может быть обнаружен. Идите в гараж. Они вас там ожидают. Все это не займет и часа времени. Я считаю, что вам нужно ехать немедленно. Чем дольше ждать, тем сложнее будет операция захоронения.
Я посмотрел на него.
– Когда вы придете за распиской?
– Об этом у нас еще будет время поговорить. Давайте вначале урегулируем вашу проблему. – Он посмотрел на часы. – Я уже опаздываю на свидание.
Собрав всю свою волю, я спустился в гараж. Было 10.15. По воскресеньям жильцы редко выходили раньше полудня. Выйдя из лифта, я увидел ожидавших меня людей. Их было трое, и они стояли возле моей машины. Я внимательно рассматривал их, пока приближался.
Тот, который первым привлек мое внимание, стоял, опершись о дверцу со стороны водителя. Это был высокий худой мужчина лет двадцати пяти с характерным лицом актера второстепенных фильмов. Светло-голубые глаза смотрели уверенно и вызывающе. Его загар свидетельствовал о том, что он много времени проводит на пляже, флиртуя с девушками. На нем был зеленый свитер и узкие черные брюки.
У второго была внешность вышибалы. Шатен с плоским лицом и маленькими глазками-буравчиками и длинными бакенбардами. Руки были толстые и мускулистые. Одет он был в потертую кожаную куртку и черные брюки. Третий был негр, такой огромный, что я даже задрожал, глядя на его бицепсы, перекатывающиеся под кожей. Он напоминал молодого Джо Луиса.
– Меня зовут Гарри, мистер Лукас, – человек в зеленом свитере широко улыбнулся.
– Это Бенни, – он кивнул в сторону вышибалы. – А это Джо. – Рука его небрежно похлопала по плечу гиганта-негра.
На физиономии негра появилась улыбка, больше похожая на гримасу. Бенни лишь мрачно посмотрел на меня.
Бенни! Именно этот тип оглушил меня!
– Мистер Лукас, садитесь в машину. А вы, двое, успокойтесь. – Гарри уселся за руль, предусмотрительно распахнув мне дверцу рядом с собой. Двое остальных сели сзади.
Я не принял это как акт вежливости, и атмосфера в салоне автомобиля стала накаленной. Гарри мягко тронул машину с места и выехал на главную улицу Шаронвилла. Машин было мало. Вскоре мы выехали за город, и Гарри погнал машину на пределе дозволенной скорости. Как водитель он заслуживал самой высокой оценки. Джо, сидевший прямо за моей спиной, принялся наигрывать на губной гармошке какую-то грустную негритянскую мелодию.
Пока мы ехали в направлении Фэрри-Пойнт, я размышлял. Судя по всему, Марша убил Бенни после того, как оглушил меня. У него был вид человека, готового отправлять ближних своих на тот свет без особых угрызений совести. Моя голова и лицо все еще болели, мысли путались. Я до сих пор даже не понимал, что со мной происходит и откуда взялись эти люди. Я продолжал думать, что это кошмар, но понимал, что попался в заранее спланированную ловушку. Приняв помощь Клауса, я теперь целиком зависел от этих людей.
Съехав с магистральной дороги, Гарри проселком направился в сторону Фэрри-Пойнт. Приехав на место, он остановил машину в тени группы пальм.
– Минуточку, мистер Лукас. Сейчас я найду подходящее место. – Он вышел и направился в сторону низкорослых кустарников.
Джо перестал играть и тоже вышел из машины. Через несколько минут Гарри вернулся.
– Все в порядке, мистер Лукас. Можно начинать.
Джо открыл багажник моей машины и вытащил оттуда две лопаты. Я удивленно смотрел на инструмент. Так они все заранее приготовили!
Оставив Бенни возле машины, я в компании Джо и Гарри продрался сквозь заросли. Выйдя на небольшую песчаную площадку, Гарри остановился.
– Что вы скажете об этом месте, мистер Лукас? По-моему, вид более чем восхитительный. Но придется рыть глубокую яму.
Я осмотрелся. Что ж, место было достаточно уединенное.
– Хорошо, – кивнул я.
Джо взялся за работу. Судя по всему, он действительно обладал громадной силой, так как песок летел во все стороны. По мере того как яма углублялась, она все время расширялась, так как песок осыпался вниз. Солнце с каждой минутой припекало все сильнее. Когда яма достигла примерно метра в глубину, Гарри принялся лопатой отбрасывать песок подальше от края, чтобы он не сыпался вниз. Работа пошла быстрее. Вскоре оба вспотели. Я наблюдал за ними, и мне казалось, что все это нереально.
Когда траншея достигла около полутора метров глубины, Гарри заявил:
– Достаточно, Джо. Остановись.
Тот улыбнулся, вытер ладонью пот, заливавший ему лицо, и, улыбнувшись, вылез из траншеи. Гарри повернулся ко мне:
– Ну, мистер Лукас, годится эта дыра для вечного успокоения мистера Марша? Мне кажется, ее нужно еще чуть углубить. – Он протянул мне лопату. – Теперь ваша очередь.
По тону, каким он это сказал, я понял, что у меня нет иного выхода. Сняв пиджак, я безропотно взял лопату и спрыгнул на дно продолговатой ямы. Гарри и Джо сверху смотрели на меня. Все еще находясь в трансе, я принялся копать, но не прошло и пяти минут, как Гарри заявил:
– Достаточно, мистер Лукас. Джо доведет дело до конца. – Засмеявшись, он протянул мне руку, помогая выбраться наверх.
Джо вновь принялся за работу, и через несколько минут яма, по мнению Гарри, достигла нужной глубины.
– Видимо, этого достаточно, мистер Лукас. – Гарри вопросительно смотрел на меня. – Не думаю, что кто-то сможет зарыться так глубоко. – Как вы полагаете?
Я накинул пиджак на плечи. Пот стекал по моей израненной спине, вызывая нестерпимое жжение.
– Да.
Гарри посмотрел на Джо.
– Сходи за ним.
Негр, не говоря лишних слов, побежал к машине. Гарри с восхищением смотрел на синеющее вдали море.
– Шикарный уголок! Хотел бы и я быть похороненным здесь! Это намного лучше, чем найти вечное успокоение на убогом кладбище.
Я ничего не ответил.
Вскоре появились Джо и Бенни. Они несли труп коренастого. Я отвернулся, глядя на море и боясь, как бы меня не стошнило. Послышался глухой стук, когда они сбросили тело в яму.
– Мистер Лукас, посмотрите. Все ли в порядке?
Я повернулся и подошел к яме. Джо и Бенни расступились. Тело Марша лежало в яме. Внезапно Гарри резко толкнул меня. Я пошатнулся и едва не свалился в яму.
– Извините, – он взял меня за руку. – Вернемся к машине. Джо и Бенни доведут работу до конца. Надеюсь, вы удовлетворены нашей работой?
На подгибающихся ногах я направился к машине. Багажник был открыт. Я механически заглянул туда, и меня едва не стошнило. Весь коврик был покрыт пятнами запекшейся крови. Гарри взял меня под руку.
– Не волнуйтесь, мистер Лукас. Джо все вымоет. Садитесь в машину и успокойтесь. Вам больше не о чем беспокоиться.
Я открыл дверцу и сел рядом с водительским местом. Размозженный череп Марша стоял у меня перед глазами. Я даже не пошевелился, когда Джо и Бенни вернулись в машину. Они вновь заняли свои места, а Гарри сел за руль.
– Я отвезу вас домой, мистер Лукас. Джо займется автомобилем, а потом я пригоню вашу машину в гараж. Вам совершенно не о чем беспокоиться.
«Совершенно не о чем, – подумал я. – До тех пор, пока не появится Клаус и не потребует плату за оказанные услуги».
Остаток воскресенья я провел дома с ледяным компрессом на лице, раздумывая над своим незавидным положением. Я был совершенно уверен, что вскоре сюда явится Клаус и будет меня шантажировать. Но достаточно ли сильна его позиция? Труп уже похоронен и никто не видел Гленду Марш в Фэрри-Пойнт. По крайней мере я никого не видел по дороге на пляж. А если я пошлю Клауса к черту, когда он появится с требованием компенсации за оказанную услугу? Как он отреагирует на это? Похоронив труп, он лишился серьезного козыря в своей игре. Так, по крайней мере, мне казалось. Но если он обратится к шерифу, укажет место захоронения трупа и назовет мое имя? Какие у него имеются доказательства, что это именно я убил Марша? Достаточно не потерять головы и все отрицать, чтобы в это никто не поверил. Я понимал, что нет убедительного объяснения моей разбитой физиономии. Авария автомобиля, это звучит слишком надуманно. Ведь о малейшем столкновении с автомобилем я должен сообщать в полицию. А уж они, проведя элементарное расследование, тут же выведут меня на чистую воду. И мне опять будут грозить неприятности. Но в любом случае на этот счет можно что-то придумать. Затем я начал думать о Гленде. Связана ли она со всем этим? Я отказывался верить в то, что она была лишь приманкой. Существовала возможность убедиться в этом. Даже в воскресенье редакция «Инвестора» наверняка работала. Я снял трубку и попросил соединить меня с Нью-Йорком. Через некоторое время меня соединили с редакцией журнала. Я сказал, что хотел бы поговорить с редактором. Еще через некоторое время в трубке послышался сочный мужской голос:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
загрузка...


А-П

П-Я