https://wodolei.ru/catalog/mebel/Caprigo/ 

 

Лу Эллер смотрел на него с нескрываемым восхищением.— Хорошо. Ты почти убедил меня, но не совсем.. Хочешь, я скажу тебе, почему ты так легко перешел на сторону Равены? Потому что Равена — убийца, и ты это прекрасно знаешь. Потому, что у него есть несколько парней, с которыми он за полчаса может из всех нас выпустить кишки, не так ли?Грентом вскочил на ноги.— А что бы ты сделал на моем месте? Лу Эллер покачал головой.— То же самое, что и ты.— Так вот, вместо того, чтобы трепать здесь языком, я на твоем месте походил бы возле дома Мендетты и внимательно посмотрел, что там происходит. Меня очень беспокоит то, что до сих пор не дала о себе знать Джейн. Не случилось ли с ней несчастья?Лу Эллер отрицательно помотал головой.— Не будь идиотом. Там же в любую минуту могут появиться флики. Что я тогда должен буду делать? Надо подождать. Утром в газетах наверняка появится полный и подробный отчет.— Ты думаешь, что он и ее убил тоже? — обеспокоенно спросил Грентом.— Какое тебе до нее дело? Она теперь не имеет никакого значения. Если ты желаешь знать о ее судьбе, то иди туда сам.— Нужно, чтобы мы знали о том, что же там произошло, Лу. Это серьезно. Представь, что произойдет, если она заговорит.— Она не станет говорить.— Она может рассказать о Равене, и что тогда будет с нами? Лу Эллер задумался.— Может быть, ты и прав. Скажи-ка, на том участке сегодня случайно не О'Хара дежурит?— Не знаю.Лу Эллер направился к двери.— Схожу, пожалуй, посмотрю. Если сегодня дежурит О'Хара, то пошлю его все разузнать. Должен же он хоть что-то делать за две с половиной сотни в месяц, которые мы ему платим.Грентому мысль товарища понравилась.— Это ты неплохо придумал — послать туда нашего флика. Только не тяни, сделай это побыстрее.— Ладно, пойду, попробую с ним созвониться. И Лу Эллер вышел из комнаты. Глава 12 6 июля. 1 час 10 минут ночи.
Сали дремала в постели, когда ее вновь разбудил шум, раздавшийся в соседней квартире. Перед ее мысленным взором опять предстал убийца с пистолетом. Ей показалось, что он вернулся обратно. Несколько минут она внимательно прислушивалась к доносившимся звукам, затем откинув одеяло, тихо встала, надела халат. Неслышными шагами Сали подошла к двери и вновь прильнула к смотровому глазку. Сильная фигура полицейского, которого она увидела на лестничной площадке, несколько успокоила ее. Полицейский как раз намеревался войти в квартиру Мендетты. Сали открыла дверь и стала поджидать, когда полисмен выйдет обратно. Через несколько минут он, действительно, вновь появился в дверном проеме и увидел Сади. Она вполне правдоподобно изобразила жест изумления.— Что… что-то случилось? — придушенным голосом спросила она его.Он недоверчиво посмотрел на нее.— Кто вы такая?— Я? Я — миссис Перминкер. Несколько минут назад мне показалось, будто я слышала какой-то шум, доносившийся из соседней квартиры: крик, как будто кто-то упал…О'Хара готов был убить ее. Согласно полученным инструкциям, он должен был просто посмотреть, что произошло в квартире Мендетты, и вовсе не собирался сообщать об увиденном в участок. У него не было ни малейшего желания задерживаться здесь и оставлять свои следы. Теперь же тайна его визита полетела ко всем чертям. Его увидели на месте происшествия.— Давайте зайдем к вам в квартиру, миссис. Мне не хочется раньше времени будить жильцов дома. Это может вызвать ненужную панику.Сали покраснела.— Но… я совсем одна в квартире… О'Хара успокаивающе улыбнулся.— Не беспокойтесь. Я не пройду дальше прихожей. Поколебавшись Сали посторонилась и дала ему возможность войти в квартиру.— А теперь, миссис, — проговорил он, вынимая записную книжку, — прошу вас рассказать, что вы слышали. Вы говорите что кто-то кричал?Сали подтвердила это кивком головы. В этом полицейском ей что-то интуитивно не нравилось. Ей очень хотелось, чтобы он поскорее ушел.— Когда вы слышали крик?— Наверное, вскоре после полуночи.— Вы кого-нибудь видели? — и О'Хара пристально посмотрел на нее.Сали колебалась.— Да. Человека, который вышел из соседней квартиры. У него в руках были какие-то бумаги и револьвер.О'Хара почувствовал, как у него на лбу выступил пот.— Вы уверены в этом?— Конечно!— Вы смогли бы узнать его?— Сразу же, — твердо ответила Сали. — Он среднего роста, брюнет, одет в потрепанный костюм. У него худощавое лицо, тонкие губы и ужасные холодные глаза. Мне кажется, что я никогда не смогу их забыть.О'Хара больше не мог терять ни одной минуты. Он должен был проинформировать об этом Лу Эллера и Грентома.— Очень хорошо, миссис Перминкер. Рядом, в соседней квартире, судя по всему, произошел несчастный случай. Теперь следует искать человека по данным вами приметам. Вам необходимо быстро одеться. Я должен отвезти вас в участок.— Прямо сейчас? — спросила удивленно Сали, широко раскрыв глаза.Он кивнул головой.— Да, — сказал полицейский. — Там вам покажут несколько фотографий и, может быть, вы его опознаете.Сали опять захотелось, чтобы Бенни был в эту минуту рядом с ней. Она так остро ощущала сейчас свое одиночество и бессилие.— Мне бы очень не хотелось идти в полицейский участок, но я понимаю, что это необходимо сделать… Подождите, пожалуйста, я сейчас оденусь.— Я подожду вас внизу, миссис, на улице. Повторяю, мне не хотелось бы преждевременно будоражить дом. Поэтому, пожалуйста, не будите никого из соседей. — С этими словами О'Хара приложил палец к форменной фуражке и вышел.Одеваясь, Сали все время ощущала какую-то смутную тревогу. Ей очень не хотелось ехать в участок, но она убеждала себя в том, что тревожится напрасно и там ей ничего плохого не сделают. Она просто расскажет всю правду и после этого ее отпустят домой. Но кто знает, сколько времени ее там продержат, и перед тем, как покинуть квартиру, она бегом вернулась в спальню, написала записку и сунула ее под подушку: Бенни должен был ее обнаружить как только вернется домой. Затем взяла свою сумочку и отправилась на улицу.Пока Сали была занята в своей квартире, О'Хара, выйдя на улицу, быстрыми шагами подошел к Лу Эллеру, стоявшему на противоположном тротуаре.— Слушайте, — шепотом проговорил он. — Случилась крупная неприятность. Мендетта и его жена мертвы, но наверху нашлась одна дамочка, которая видела, как из их квартиры выходил Равена. Она может его опознать. Мне показалось, что вам это небезразлично и я сказал ей, что должен отвезти ее в участок. Она сейчас выйдет на улицу.Лу Эллер выругался сквозь зубы. С минуту он думал, потом утвердительно кивнул головой.— Представьте меня ей, как флика, — сказал он. — Я отвезу ее к Грентому, а тот пусть уж сам решает ее участь. Ты же, как ни в чем ни бывало, продолжай свой обход. Об убийстве ты ничего не знаешь, понял? Чем больше времени пройдет, пока все это обнаружится, тем будет лучше. Равене потребуется какое-то время, чтобы прикрыться.О'Хара озабоченно покрутил головой.— Если обо всем этом узнает мой патрон, меня вышибут с места как из пушки, — проговорил он.— Не волнуйся, тебе прибавят, — ответил Лу Эллер. О'Хара вернулся в холл как раз в тот момент, когда из лифта вышла Сали.— Инспектор криминальной полиции ждет вас внизу, в машине, миссис. Вы поедете вместе с ним, я же останусь здесь до приезда полицейской бригады.Он проводил ее к Лу, уже сидевшему в машине.— Это миссис Перминкер, инспектор, — представил он Сали. — Она видела того типа, о котором я вам только что доложил.Лу распахнул дверцу автомобиля.— Весьма огорчен, миссис, что приходится беспокоить вас в столь поздний час, — сказал он, — но вы можете оказаться нам очень полезны…Парень, сидевший в машине и распахнувший перед ней дверцу, совсем не соответствовал представлениям Сали о детективах в штатском. Однако, слегка поколебавшись, она все-таки села в машину, опасаясь, что у них может возникнуть мысль, будто она, Сали, не желает сотрудничать с полицией. Лу захлопнул дверцу.О'Хара посмотрел вслед отъехавшей машине и сплюнул. Глава 13 6 июля. 2 часа 30 минут ночи.
Карри О'Ши была владелицей единственного приличного борделя в Восточном районе Сент-Луи. Вообще-то в городе хватало подобных учреждений, но ни один из них не мог сравниться по элегантности с заведением Карри.Прежде всего, само месторасположение борделя, а он находился как раз напротив бюро окружного прокурора, придавало ему особую пикантность. Дело у Карри было поставлено так, что каждый месяц она полностью меняла состав своей труппы. Это требовало немалых забот, зато клиенты, покидая заведение, были уверены в том, что в следующий раз их встретят новые девушки.Первое время Карри, добиваясь этого разнообразия, брала девушек из других домов, ставя при этом непременное условие, чтобы они были молоды и свежи. Однако, с тех пор, как в городе обосновался Мендетта, Карри перестала волноваться по этому поводу. Введенная им система обеспечивала постоянное пополнение заведения действительно новыми и симпатичными девушками. Естественно, многие из них поначалу доставляли немало хлопот, но она умела обращаться с непокорными, которые отказывались ей повиноваться.Система функционировала безупречно: наемные проходимцы прямо-таки прочесывали весь город в поисках девушек, живущих без семьи, находящихся в стесненном положении или совершивших незначительное правонарушение, что позволяло либо соблазнять, либо шантажировать их. Когда же и этот источник иссяк, люди Мендетты стали действовать еще более предприимчиво. Они принялись разыскивать девушек, желавших работать натурщицами, уговаривали их позировать обнаженными, а затем переходили к обычному шантажу: фотографии, благодаря несложному монтажу, были особенно непристойны.Хотя сама Карри и перестала заниматься вопросами приобретения новых девушек для своего борделя, тем не менее она не выпускала этот участок работы из своего поля зрения. Торговцам живым товаром приходилось нелегко. Каждое их новое приобретение хорошо оплачивалось, но за это им приходилось вкладывать максимум изобретательности и изворотливости, чтобы заполучить очередную жертву. Наконец, благодаря рэкету Мендетты, они настолько осмелели, что стали просто-напросто похищать симпатичных девушек. С этого момента заботой Карри стало преодоление сопротивления похищенных. Это оказалось нелегкой задачей, но, будучи хорошим психологом и обладая философским складом ума, она успешно справлялась со своим делом.Некоторые из ее девушек приобретали огромную популярность и их Карри, вопреки традициям заведения, оставляла в нем. Со временем девушки смирялись со своей участью и теряли способность к сопротивлению. Они уже не выказывали желания так или иначе покинуть заведение и приносили огромные прибыли, перенимая опыт и приемы у наиболее сведущих в вопросах секса подруг. Вот и сейчас цвет и гордость борделя Карри О'Ши — Андре, Лулу, Жюли и Фан, — сидели в гостиной и терпеливо поджидали хозяйку. Несколько минут назад из борделя ушел последний клиент, их рабочий день окончился, но девушки не расходились:Карри имела обыкновение в конце дня, который для обычных людей был уже утром, собирать их вместе, поговорить о том и сем, выслушать жалобы, сделать замечания, определить наказание провинившимся, после чего отпускала их спать.В заведении Карри была установлена своеобразная униформа для девиц: узкие черные трусики, черные шелковые чулки, черные туфли на высоком каблуке и широкие ярко-красные подвязки. Однако, как только дверь заведения закрывалась за последним клиентом, они все набрасывали на себя пеньюары: Карри считала, что в свободное время девушки обязаны следить за своей внешностью и выглядеть прилично.Зевнув, Лулу достала из кармана сигарету.— О, черт, — сказала она, — я так сегодня вымоталась, а к вечеру мне необходимо привести в порядок волосы. Просто не знаю, как выпутаться из этого положения.Фан, рыжая девица с великолепным телом, засмеялась тихим металлическим смехом:— Очень просто, дорогая. Переспи с парикмахером, и он прямо в постели приведет твою прическу в порядок. В таком случае прекрасно можно совместить приятное с полезным.— У тебя остроумие, как у свиньи, — огрызнулась Лулу. — Будь я хотя бы вполовину такой же «умной», как ты, я бы всегда знала, что и как мне надо делать.— Заткнитесь вы обе, — вмешалась Жюли, маленькая платиновая блондинка. — Можно же иногда и не ссориться.— Не я начала, — ответила Лулу, пожимая плечами. — Я только сказала, что у нее остроумие, как у свиньи. Так оно и есть на самом деле.— А у меня сегодня, — продолжила Жюли, — был самый милый и самый забавный парень из всех, каких мне до сих пор приходилось видеть. Он был такой застенчивый…— Слушаем очередную главу из жизни Жюли, — проворчала Фан.— Ничего не стану рассказывать, если вы не хотите слушать, — обиделась девушка. — Но это был такой славный паренек!Фан засмеялась.— О, я представляю себе… У меня тоже такие были. Что он тебе рассказывал? О своей больной жене или…— Оставь ее в покое! — сердито сказала Лулу. — Что сегодня с тобой?Андре, высокая брюнетка с точеными формами, тихо рассмеялась:— Я видела этого парня, Жюли. Можно подумать, что у входа его поджидает мамаша.Жюли согласно кивнула головой.— Тот самый. Он даже сунул мне десять долларов, как только вошел в комнату. — Она прижала руки к губам и рассмеялась. — Десять долларов в конверте! Представляете? Он был так мил, что дал мне их в конверте.Даже Фан улыбнулась.— Ну, а что он представляет собой как мужчина? Жюли покачала головой.— Он ничего не делал. Когда я хотела было раздеться, он сказал, что просто хочет поговорить со мной и попросил одеться снова. Потом спросил у меня, что, должно быть, для такой молодой, девушки, как я, нелегко жить в таком заведении и по несколько раз на день раздеваться. Честное слово, он так и сказал! Я так и села!— А мне куда больше нравится спать с этими типами, чем слушать, что они там бормочут, — сказала Фан. Я их быстро вывожу из строя, и они сматываются. А такие, которые любят поговорить, могут болтаться у тебя часами: ни денег, ни удовольствия.— Он наговорил мне целую кучу вещей и был такой интересный, — умиленно уверяла Жюли. — Он мне понравился. Все спрашивал меня, почему я здесь, нравится ли мне мое занятие и всякий другой вздор…Фан пренебрежительно передернула плечами.— Я-то думала, что ты расскажешь действительно что-то интересное, — сказала она.В эту минуту открылась дверь и в гостиную вошла Карри. Это была мулатка, высокая и сильная, с твердыми чертами лица. Ее черные глаза, блестевшие как стеклянные шарики, придавали ей свирепый вид, полный холодной недоверчивости и расчетливости. Если бы не большой и плоский рот, портивший ее лицо, она была бы поразительно красива.— Пора идти спать, девочки, — вопреки обыкновению сказала она. — Довольно болтать! Быстро в кровать!За исключением Фан, все остальные, услышав пожелание спокойной ночи, послушно поднялись и вышли из гостиной. Фан осталась сидеть на своем месте.Карри смотрела на нее с нескрываемым восхищением. Ей никак не удавалось полностью подчинить Фан. Но Карри была достаточно умна, чтобы понять, что если сломить волю Фан, та станет ни к чему не пригодна. Поэтому она позволяла этой девушке несколько больше, чем остальным.Она знала, что Фан любит свое ремесло. Знала и то, хотя никогда об этом Фан не говорила, что физически та создана именно для такой жизни.— Ты стала слишком много курить, — почти по-матерински мягко заметила Карри Фан. — Будет плохо, если раньше времени состаришься…Фан равнодушно взглянула на нее.— Мне это нравится, и к черту старость…— Да, но когда ты начнешь сдавать, мне придется выставить тебя на улицу, — заметила Карри. — Смотри, не ошибись. Старухи ничего не стоят. И у меня нет для них места.Фан встала и поплотнее запахнула пеньюар.— Не волнуйся, — ответила она. — Я уйду гораздо раньше. Настанет день, и я начну работать самостоятельно.Карри слышала это уже много раз и была уверена, что Фан слишком ленива, чтобы самой обеспечивать себя клиентами.— Конечно, — охотно согласилась она, — настанет день и… Фан погасила сигарету, прошлась по комнате и остановилась перед зеркалом, распахнув пеньюар и внимательно себя рассматривая. Карри улыбнулась. Она прекрасно понимала беспокойство Фан: преждевременная старость и нищенство.— Ты очень хороша, — сказала Карри, не желая портить Фан настроение. — Одна из лучших у меня…Фан насмешливо посмотрела на нее через плечо.— Ты можешь открыто сказать это при всех, потому что так оно и есть, — и вышла из комнаты, оставив дверь широко открытой.Карри пристально посмотрела ей вслед, затем прошла в соседнюю с гостиной маленькую комнату, служившую конторой и, присев за стол, написала несколько строк в большую книгу. Книгу она заперла в сейфе. Карри была довольна ходом дел. Она бросила взгляд на часы и неодобрительно поморщилась: время было ее врагом. Неутомимая работница, она против своего желания теряла каждый день несколько часов на бесполезный, по ее мнению, сон. Тем не менее она понимала его необходимость, так как очень заботилась о своей внешности и хотела всегда быть в отличной форме.Резко в ночной тишине прозвучал телефонный звонок. Карри взяла трубку.— Кто говорит?В ответ раздался голос Грентома:— Это ты, Карри? Слушай, у меня есть девушка, и я хочу, чтобы ты ею занялась.Карри сделала недовольную гримасу.— Неужели по таким пустякам меня надо беспокоить среди ночи?— Лу сейчас привезет ее к тебе, — продолжал Грентом. — Это очень важно. Сделай так, чтобы она ни с кем не общалась. Понятно? Сегодня ночью произошли кос какие события, и она слишком много о них знает.— Что случилось?— Тоотси спустили. Команду принял Равена.— Мендетта умер? — переспросила Карри.— Да, около двух часов назад. Флики еще не обнаружили труп и нужно, чтобы пока об этом никто не знал.— А Равена?— Я же тебе сказал, что он занял место Мендетты. Теперь это и твой новый босс, Карри.— Почему, черт возьми, вы допустили такое? Этот тип принесет нам массу неприятностей…— Не думай об этом, а займись-ка лучше девушкой. И прежде, чем она успела ему что-либо ответить, он положил трубку.Карри уставилась в противоположную стену отсутствующим взглядом. Значит, Равена добился своего! С тех пор, как Мендетта его оттолкнул, она все время следила за его действиями. Она знала, что Равена будет совсем другим хозяином, чем Мендетта. Может быть, менее скупым, но гораздо более жестким. Внезапно Карри охватило беспокойство за своих девушек. Она не страдала излишней сентиментальностью по отношению к ним, но и излишняя жестокость ей была чужда, поэтому ее совсем не радовало появление Равены. Она вернулась в гостиную и стала дожидаться Лу Эллера. Глава 14 6 июля. 9 часов 30 минут утра.
Жак Кастой, помощник директора местного филиала «Паккардсмоторс», легкой эластичной походкой вошел в контору. Портье приветствовал его и предупредительно распахнул двери лифта.Поднявшись на свой этаж, Кастой вошел в кабинет и нажал кнопку звонка. В ожидании секретарши снял шляпу и пригладил перед зеркалом волосы. Поправив галстук и еще раз взглянув в зеркало, он остался доволен собой.Дверь открылась и на пороге показалась элегантная блондинка с голубыми глазами и высокой стройной фигурой.Он улыбнулся ей и сел за письменный стол.«Сегодня наш боров явился в хорошем настроении», — неприязненно подумала секретарша о своем шефе.«Чертовски, как всегда, хороша, — подумал о ней в свою очередь Жак. — И как всегда восхитительна!» Соблюдая субординацию, она почтительно кивнула ему головой.— Ну, Мэри, не стоит быть такой строгой со мной. Сделайте еще несколько шагов вашими прелестными ножками, чтобы я мог вас получше рассмотреть, — игриво проговорил Жак.— Вы прекрасно можете разглядывать меня и с этого места, — ответила она. — Какие будут распоряжения?Кастой взял карандаш и в задумчивости поиграл им. Лицо его стало менее розовым.— Присядьте, я хочу с вами поговорить, — сказал он. Мэри села, слегка наклонившись вперед и тщательно натянув юбку на колени. Кастой с откровенным любопытством наблюдал за ее действиями. По его мнению, каждая симпатичная женщина, имеющая красивые ноги, должна была их демонстрировать при всяком удобном случае, исполняя тем самым свой гражданский долг. — У вас на чулке спустилась петля, — сказал он, вытянув шею и рассматривая ее ноги.Мэри наклонилась, чтобы посмотреть на свои чулки и нашла их целыми.— Ну, посмотрите же немного выше. Неудачная покупка, если учитывать цены на чулки…Мэри слегка приподняла юбку и снова ничего не обнаружила. Кастон встал из-за стола и подошел к ней.— Но вы совсем не туда смотрите, — строго сказал он. Когда он приподнял юбку выше колен, она с досадой хлопнула его по руке и быстро опустила ее назад.— Я должна была сразу вам не поверить, — с горечью проговорила она. — Это ведь одна из ваших примитивных уловок. Кастон бросил на нее сияющий взгляд.— Кажется, я плохо рассмотрел, а может, мне просто показалось, — проговорил он, усаживаясь на край стола и ненароком беря ее за руку. — Вообще-то, я никогда не ошибаюсь, и вы это прекрасно знаете.Она выдернула свою руку и ждала, что будет дальше.— Может быть, мы начнем работать? — спросила она. Кастон покачал головой.— Ах, Мэри, ну почему вы так настороженно ко мне относитесь? — посетовал он, грустно покачивая головой. — Знаете, малютка, нам могло бы быть так хорошо, решись вы пойти мне навстречу.Мэри насупилась.— Я рисковала бы очутиться в родильном доме, если бы , пошла вам навстречу, — едко ответила она. — Итак, мы начнем работать или нет?Кастон вздохнул. Как понять этих женщин? Бывали дни, когда Мэри была готова целый день забавляться и шутить.Он сел за свой стол и стал внимательно ее разглядывать. Без сомнения, в последнее время у нее что-то усталый и раздраженный вид. Он решил не говорить ей сегодня больше комплиментов и принялся диктовать деловые письма.Ровно в десять часов они окончили работу, и он с благосклонной улыбкой отпустил ее.— Возьмите выходной, малютка, если плохо себя чувствуете. Я вскоре уйду и думаю, что сегодня больше уже не вернусь.Она молча посмотрела на него и, так ничего и не ответив, вышла из кабинета. Кастон нахмурился. День явно начинался неудачно.Дверь внезапно отворилась и вошел Бенни Перминкер. Кастон бросил на него быстрый взгляд и непроизвольно застонал. Решительно день сегодня не получался. Было видно, что и Бенни в дурном настроении.— Что у вас стряслось? — вместо приветствия спросил Джек. Бенни тяжело сел в кресло и глубоко вздохнул.— Хороший кусочек, не правда ли? — ответил он, покусывая губы.Кастон нахмурился.— О ком вы говорите? — строго спросил он.— О мисс Макелсфалд, — объяснил Бенни. — Да вы просто счастливец, имея такую секретаршу!— Почему вы так думаете? — спросил Кастон. Бенни бросил на него игривый взгляд.— Вы холостяк, — сказал он. — Держу пари, что вы хорошо забавляетесь вместе…Кастон выпрямился в своем кресле.— Минутку, Перминкер! Я не люблю разговоров на подобные темы! Здесь, между прочим, деловая контора, в которой занимаются исключительно работой.— Та-та-та! Скажите, пожалуйста! Вам в ваших конторах только и остается, что вертеться возле ваших секретарш, тогда как в бюро такие парни, как я, никогда не имеют ни минуты свободного времени.Кастон подумал, что будет лучше сменить тему разговора.— Вы, очевидно, пришли сюда не для того, чтобы рассказать мне о прелестях моей секретарши, не так ли?Лицо Бенни моментально вытянулось и стало мрачным.— Нет, конечно, — неохотно согласился он. — Я пришел к вам, старина, за советом.Кастон улыбнулся. Такой поворот разговора его вполне устраивал. Усевшись поудобнее в кресле, он закурил сигарету.— Весь к вашим услугам, — сказал он.У него мелькнула мысль, что Бенни хочет занять денег, но тут же он вспомнил, что когда Бенни нужны деньги, он придерживается иного стиля. Это его успокоило.Бенни положил ноги на подлокотник кресла.— Ну, так вот, — начал он. — Мы поссорились. Я и Сали. Вчера вечером она выставила меня за дверь. Кастон проворчал что-то сочувственное.— Славная она у вас девушка, — сказал он. Он часто задумывался над тем, каким образом такая девушка, как Сали, могла врезаться без памяти в Бенни. Он бы и сам был не прочь оказаться на его месте.— Совершенно верно, она славная. Но у нее необычный взгляд на вещи. Подумать только, она меня обвинила в том, что я имею привычку смотреть на других женщин. Она набралась наглости и обвинила меня в том, что я даже ухаживаю за некоторыми из них.Кастон неопределенно пожал плечами.— И это правда?Бенни принял рассеянный вид.— Если сказать по правде, то да. Но она-то не должна была иметь об этом ни малейшего представления.— Кстати, Перминкер, речь идет случайно не о той девушке, с которой я вас видел недавно вечером? Бенни нахмурился.— Что вы имеете в виду? — сухо спросил он.— Спокойнее, старина, — миролюбиво сказал Кастон. — Не стоит лезть на рожон. Я хотел только сказать, что это была не Сали.Бенни подтвердил это, отрицательно мотнув головой.— У меня с ней чисто деловые отношения. Она хотела купить одну из наших машин.— И купила? — ехидно поинтересовался Джек. Бенни пропустил вопрос мимо ушей.— Полагаю, — продолжал Кастон, что вы ей пускали пыль в глаза.— Хватит! Мне нужен совет, а не нравоучения. Я ушел от Сали. Что мне теперь делать?— Вы ее оставили? — спросил Кастон, удивленно приподнимая бровь. — В таком случае я посоветовал бы вам обратиться к психиатру.— Но я же вам сказал, что это была ссора. После нее я не мог там больше оставаться.— И вы оставили ее совершенно одну?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
загрузка...


А-П

П-Я