hansgrohe axor 

 

— Знаю, знаю, но теперь не время спорить. Я попробовал, но Эллинджер оказался поблизости и пришел к ней на помощь. Бежим, патрон!Грентом повернулся к двери и обнаружил на своем пути Фан. Он грубо оттолкнул ее.— Убирайся с дороги, грязная шлюха!Фан обезумела. Она бросилась на него, крича остальным девушкам, призывая их на помощь. Грентом толкнул ее еще раз, но тут же свалился на пол под лавиной разъяренных гарпий.Лу секунду колебался, затем бросился к двери. Однако путь ему преградила Жюли, к которой подоспели еще три девушки. Между ними завязалась схватка.Фан вопила как сумасшедшая:— Сверните им шеи, разорвите на куски этих подонков! Она бросилась на Мадам, которая с криком ужаса выбежала из комнаты. Кое-как Грентому удалось подняться на ноги. Он с трудом защищал свое лицо от десятков острых ногтей, для этого ему приходилось здорово работать кулаками. Ему удалось сделать пару шагов по направлению к двери, но тут одна из девушек вцепилась ему в ногу и снова увлекла его на пол. Лу с пеной у рта вопил, призывая на помощь, пытаясь отбиться от нападавших на него девиц. Однако Грентому было не до него. Ему самому приходилось слишком туго, чтобы помогать кому-либо. Он снова отбросил своих противниц и почти добрался до двери.— Не позволяйте ему удрать! — вопила снова появившаяся в комнате Фан. — Бросьте его на пол!Она быстро подбежала к Грентому и, бросившись на него, начала кусать и царапать его. Он ударил ее в грудь и отбросил к стене. Но на него снова набросились Жюли и Андре. Андре удалось основательно пройтись ногтями по лицу Грентома, оставив три кровоточащих царапины. Он яростно отбросил их и снова упал под тяжестью навалившихся на него тел…Лу Эллер не мог больше защищаться. У него не осталось на это сил. Он, казалось, был прикован к полу. У него на руках, ногах, на груди сидели девушки. Одежда Лу окончательно превратилась в лохмотья, все лицо было покрыто царапинами и кровоподтеками. Он завыл от страха, когда с него сорвали остатки одежды.— Дайте мне пройти, — сказала Фан девушкам. — Сейчас я его кое-чему научу…Девушки расступились. Они образовали круг над задыхающимся, обессилившим Лу.— Нож! — потребовала Фан. — Сейчас я приведу его в порядок!Кто-то протянул ей нож. Лу, увидев сверкнувшую у нее в руке сталь, издал нечеловеческий вопль. Фан положила свободную руку ему на грудь и от этого прикосновения он чуть не сошел с ума от страха — Жаль, что с тобой нет всех тех скотов, что приходили сюда..— Нет, нет, только не это! — умолял он их. — Нет, нет, о-о-ох!..Девушки быстро отступили, оставив его на полу. Из под него растекался ручей крови.— Ну, чего вы еще ждете? — крикнула Фан. — Тащите сюда второго!Охваченный ужасом Грентом из последних сил вырвался из рук навалившихся на него девушек и бросился к окну. Ему удалось открыть его. Он свесился наружу и завопил во весь голос. Проходившие мимо люди останавливались и поднимали головы вверх. Останавливались машины, из которых тоже выходили люди, чтобы посмотреть на происходящее. Грентом заметил полицейского, направляющегося к толпе. Он чувствовал за своей спиной плотное кольцо девушек, физически ощущал Фан, стоявшую неподвижно с ножом в руке и снова завопил. Он хотел было выпрыгнуть на улицу, но девушки схватили его и втащили обратно в комнату.Грентом скорчился под их массой со слабым стоном ужаса… Глава 11 9 сентября. 17 часов 30 минут.
Равена бросил взгляд на часы и встал. Наступило время возвратиться к себе в отель.— Дела идут хорошо, — сказал он Мальту. — Надо будет открыть еще несколько борделей. К нам поступает больше девушек, чем мы можем принять.— Флики из Денвера идут по нашему следу, патрон, — проворчал Мальту. — Там скопилась куча жалоб о похищении девушек. Было бы лучше немного выждать.Равена в знак согласия кивнул головой.— Хорошо. Поработайте пока в Клиньленде. Когда где-то становится слишком жарко, надо на время оставить это место в покое и поработать в другом. Я вернусь к себе, а ты съезди в клуб «22». Туда должна поступить новая партия девушек. У Грентома сейчас слишком много других забот, чтобы еще и ими заниматься.Мальту сказал, что он обязательно к вечеру побывает в клубе я Равена ушел.Он чувствовал себя неспокойно весь день, так как отлично понял трюк гостиничного детектива с серебряным портсигаром. Вряд ли отпечатками его пальцев заинтересовалась полиция. Флики не прибегли бы к услугам такого типа, как Харрис. Три месяца комфортабельной жизни не притупили в нем чувства опасности. Он делал слишком большой бизнес, чтобы понапрасну рисковать.Выйдя на улицу, Равена на минуту заколебался. Внутренний голос подсказывал ему, что не следует возвращаться в отель. «И, однако, — со злостью подумал он, — туда придется ехать, так как там находятся деньги!» …Уже подъезжая к отелю, он наклонился и сказал шоферу такси, чтобы тот проследовал дальше. Он откинулся на подушку сиденья и внимательно оглядел здание. Вокруг не было ничего подозрительного, но это не удовлетворило его.На первом же перекрестке он остановил машину и расплатился с шофером Из телефона-автомата позвонил к себе, однако, портье ответил ему, что его номер не отвечает.— Моя жена вышла? — спросил Ранена.— Я не видел, чтобы она выходила, — ответил портье. Равена повесил трубку. Несколько обеспокоенный еще и этим обстоятельством, он решил позвонить Грентому в его контору, но там ответили, что Грентом куда-то уехал и его ожидают с минуты на минуту.— Куда он отправился?— К миссис Ласси.Равена позвонил миссис Ласси. Ему ответил грубый голос незнакомого ему человека. Равена сказал, что он хотел бы переговорить с мистером Грентомом.— Кто у телефона? — сухо спросил голос. Равена догадался, что это флик и почувствовал, как у него на спине выступил холодный пот.— Передайте ему, что с ним хотел бы переговорить Флемминг, — сказал он.— Сейчас он очень занят, — ответил голос. — Вам имело бы смысл придти сюда и переговорить с ним лично.— Очевидно я так и поступлю, — ответил Равена и повесил трубку.По-видимому, там произошло что-то серьезное. Равена позвонил Мальту.— Покрутись около отеля и посмотри, что там происходит, — проинструктировал он его после того, как рассказал о телефонном звонке в дом Мадам. — Никому не лезь на глаза. Просто посмотри. Через час я жду тебя у Фрэнки.— Хорошо, — ответил Мальту.Равена вышел из телефонной кабины и остановил проезжавшее мимо такси. Он дал шоферу адрес дома миссис Ласси.— Останавливаться не надо, — объяснил он шоферу. — Просто проедьте мимо дома, и все.Через несколько минут они были около борделя, и Равена увидел возле входа две полицейские машины и карету скорой помощи. Несколько полицейских со строгими лицами сдерживали толпу.Проехав еще два квартала, Равена остановил такси, расплатился с шофером и медленно пошел назад по противоположной стороне улицы. Рука его в кармане сжимала пистолет. Около дома он смешался с толпой и прислушался к разговорам, ожидая дальнейшего развития событий.Послышались звуки сирены. Взвизгнув тормозами, остановились еще две полицейские машины. Толпа приблизилась к ним, увлекая за собой и Равену.— Что здесь происходит? — спросил он у человека, стоявшего рядом с ним.— В борделе была драка, — с видимым удовольствием ответил сосед. — Говорят, что тамошние шлюхи набросились на двух парней и убили их.Равена невольно вздрогнул.— Как убили?!— Очень просто, — вмешался в разговор сосед слева, тип с лицом мериноса. — Девушки окрысились на двух мерзавцев — хозяев борделя и спустили их. Так и надо этим подлецам!Как раз в этот момент открылась дверь и полицейские начали выводить девушек. Толпа встретила их появление ироническими воплями. Полицейские подсаживали девушек в машину, бесцеремонно подталкивая их дубинками. Бесплатный спектакль для толпы зевак удался на славу.— Сегодняшнюю ночь флики определенно скучать не будут, — громко проговорил тип с лицом мериноса.— Готов поехать с вами как свидетель! — завопил другой. Толпа грохнула от смеха.Равена узнал Фан, Жюли, Андре… Заметил, что их руки скованы наручниками. Он позеленел от злости, но сдержался. Каждая из этих девушек приносила ему значительную прибыль. О чем таком думали флики, устроив облаву в одном из его борделей? Затем он перебрал в уме все, что услышал в толпе, и стал ждать продолжения. Когда машины с девушками уехали, в дверях появились два санитара с носилками. На них лежало тело, прикрытое простыней. Сразу же за первой парой на пороге показалась и вторая, тоже с носилками в руках.— Ну, что я говорил! — торжествующе заметил сосед Ра-вены. — Вон и парни, которых они убили!Равена уже достаточно насмотрелся подобных сцен и мог представить себе, что произошло. Оставаться здесь становилось опасно и он, стараясь быть незаметным, выбрался из толпы и двинулся прочь. Мальту, наверное, уже тоже что-нибудь узнал. Равена как раз проходил мимо телефонной кабины. Он бросил на нее взгляд, секунду поколебался, потом все же вошел в нее и набрал номер прокурора.— Мансфельд? — переспросил он, когда ему ответили. — С вами говорит один из друзей Грентома. Что происходит? Как вы допустили, чтобы полиция провела облаву в нашем заведении?— Кто со мной говорит? — сухо спросил Мансфельд.— Это неважно. Но если вы хотите по-прежнему получать деньги, надо немедленно освободить девушек, — зарычал в трубку Равена.— Да вы с ума сошли! Нет, это невозможно, — сказал Мансфельд, отбросив всякую осторожность. — Вы разве не знаете, что они натворили?— Что?— Они накинулись на Грентома и Эллера. Боже мой, посмотрели бы вы на то, что они с ними сделали! Теперь ничего не остается, как только возбудить судебное дело. Авторитетные лица города уже знают о случившемся и требуют судебного разбирательства. Мы не можем замять это дело.Paвена почувствовал себя плохо.— Необходимо, чтобы вы обязательно освободили этих девушек! — снова заорал он в трубку. — Вы понимаете, чем все это может кончиться? Как только они начнут давать показания, им уже не удастся заткнуть рот! Все дело взлетит на воздух и вы вместе с ним! Вы слышите меня, Мансфельд? Что? Мне плевать на ваши трудности! Нужно, чтобы ни одна из этих шлюх не смогла произнести ни одного слова. Понятно?Голос Мансфельда задрожал от сдерживаемого негодования.— Я не знаю, кто вы такой, мистер. Однако, если вы имеете какое-то отношение к происшедшему, то должны были не допустить случившегося. У нас на руках два трупа. «Сент-Луи» уже верстает подробности, вслед за ней, я уверен, это дело подхватят все газеты страны. Общественность потребует самого пристального расследования. Подобной сенсации не было за всю историю не только нашего города, но и всего штата. Поэтому самое разумное, что вы можете сейчас сделать, — это поскорее убраться отсюда и позволить всем причастным к случившемуся самим выкручиваться и спасать свои шкуры.— Неужели вы думаете, что я соглашусь потерять деньги, вложенные в это дело, лишь только потому, что трусы, вроде вас, от страха наложили в штаны и попрятались в щели? Я не прекращу своих усилий даже тогда, когда меня начнут брать приступом и пересажают всех моих шлюх! Теперь вы понимаете, как обстоят дела?Воцарилась пауза. Затем Мансфельд устало сказал:— Ничего у вас не выйдет. Подумайте сами. Как только девушки окажутся в участке, у них тотчас же возьмут показания. Я уверен, что они не станут молчать, и моментально выяснится, что не все они местные, что некоторые из них — пропавшие жительницы других городов и даже других штатов. В дело тут же вмешается ФБР. Оно примет это дело к своему производству. Нет, с этим кончено. Дальше каждый из нас должен устраиваться сам, каждый должен сам спасать свою шкуру!Равена в сердцах бросил трубку и вышел из кабины. Он , дрожал от сдерживаемого гнева. Мансфельд прав, дело рухнуло слишком стремительно, чтобы у него оставалось время на раздумья и попытки что-либо изменить. Необходимо бежать, пока сюда, действительно, не нагрянули агенты ФБР. Нельзя терять ни минуты.Равена остановил такси и сказал адрес Фрэнки. Там он договорился о встрече с Мальту, хотя сейчас отдавал себе отчет в том, что место выбрано не совсем удачно. Достав бумажник, просмотрел его содержимое. В нем оказалось немного — всего около двухсот долларов. При мысли о деньгах, оставленных в отеле, его снова охватила ярость Он должен, черт возьми, забрать их, даже если ему придется идти на пулеметы!Рассчитавшись с шофером у входа в бар «У Фрэнки», Равена, сжав в кармане рукоять пистолета, быстро и стремительно вошел в помещение.Мальту, Лефти и Маленький Джое уже ждали его и быстро подошли к нему.— У вас есть машина? — сухо спросил он их. Лефти утвердительно кивнул головой.— Она стоит за углом.— Тогда едем!Они вышли через черный ход и сели в машину.— Куда ехать, патрон? — спросил Лефти.— Пока не знаю. Поезжай прямо. Машина отъехала от тротуара.— Ты что-нибудь обнаружил? — спросил Равена у Мальту.Вид у того был расстроенный.— В отеле флики. Они увели Сали. Что происходит, шеф? Судорога искривила лицо Равены.— Это все проклятый Грентом! Я приказал ему убрать Эллинджера, а он этого не сделал!— Что же теперь будет? — спросил Маленький Джое растерянно. — Нам надо убираться из города? Равена молча кивнул головой.— Но сначала нужно взять деньги из отеля, — добавил он, спустя минуту.— Но я же вам сказал, что там флики, — повторил Мальту. — Они наверняка их уже забрали.Равена отрицательно покачал головой.— Ни один флик не сможет открыть мой сейф. Без денег мы не можем покинуть город.— Джины тоже, наверное, уже там, — сказал Лефти.— Неужели? — удивился Равена, обнажая в усмешке свои острые зубы. — Ну и что из того? Тогда и им придется отступить перед нами. Даже если они собрали в отеле весь свой гарнизон, они не смогут нас удержать!Остальные трое обеспокоенно переглянулись.— Но ведь их парни тоже неплохо стреляют, — сказал Маленький Джое.— Значит придется выяснить, кто стреляет лучше… В отель! — приказал Равена. Глава 12 9 сентября. 18 часов 00 минут.
Кэмпбэлл — специальный агент ФБР, — ободряюще улыбнулся Сали. Он сидел за большим письменным столом.— Прежде, чем записать ваши показания, — сказал он, — я немного расскажу вам о Крупзе. Это вымышленное имя. К счастью, мистер Эллинджер все-таки обнаружил отпечатки его пальцев. Мы их исследовали и установили, что они принадлежат некоему Равене, которого мы давно уже разыскиваем за целый ряд серьезных преступлений, совершенных им в Чикаго. Когда ему там стало жарко, он сумел скрыться. Видимо, украл машину и перебрался в другой штат. Тогда мы потеряли его следы. Но вас это не должно беспокоить. Вам он ничего больше не сможет сделать. Теперь вы под нашей защитой и впредь, до его ареста, будете находиться под усиленной охраной. Для нас вы особенно важный свидетель. Только вы одна можете подтвердить, что именно он убил Мендетту. Кроме того, ваши показания о торговле девушками… Сали занервничала.— Это будет долго продолжаться? — спросила она. В ответ Кэмпбэлл неопределенно пожал плечами.— Не думаю. Мы постараемся все сделать быстро. Однако и Равену не стоит недооценивать. Он очень хитер, и попытается проскользнуть у нас между пальцами. И все-таки я думаю, что с вашей помощью мы сумеем его обнаружить. Не могли бы вы рассказать мне о его привычках? Например, любит ли он ходить в кино? Понимаете, что я имею в виду? В подобной ситуации мы должны знать о человеке как можно больше. Есть, например, люди, которые увлекаются скачками. Рано или поздно они появляются на ипподроме, и мы их там берем… Вы меня поняли?Сали глубоко вздохнула.— Он обожает возиться с игрушечной железной дорогой, — сказала она.Кэмпбэлл удивленно поднял брови.— Вот это да! — сказал он. — А я-то как раз хотел спросить у вас, кому понадобилась игрушечная железная дорога, которую обнаружили в его номере.Сали согласно кивнула головой.— Когда он не занимался делами, то обычно приказывал мне раскладывать рельсы и часами забавлялся с паровозами и вагонами…— Он много курит или пьет?Сали отрицательно мотнула головой.— Не больше, чем другие.— Вы много выстрадали, миссис… — мягко проговорил Кэмпбэлл, — мне очень жаль, что приходится затрагивать некоторые вещи, очень неприятные для вас, но поймите, что малейшие сведения, которые вы нам сообщите, могут оказаться решающими в его поимке, облегчат работу по его задержанию.— Я понимаю, — безучастно ответила Сали. Кэмпбэлл вынул из ящика стола толстую папку и достал из нее несколько фотографий.— Посмотрите внимательно. Это — молодые женщины, о которых было официально заявлено, что они внезапно и бесследно исчезли. Возможно, кого-то из них вы узнаете?Сали взяла протянутую ей Кэмпбэллом пачку фотографий и начала их рассматривать. Кэмпбэлл в это время изучающе и задумчиво разглядывал Сали. Ему казалось невероятным, что после всех перенесенных страданий, женщина могла держаться так спокойно и бесстрастно. Сали отобрала из пачки десятка три фотографий и протянула ему:— Вот этих девушек мне доводилось встречать в доме, где я была, — тихо сказала она.— Не могли бы вы мне объяснить организацию их дела, — попросил Кэмпбэлл. — Вот эти девушки… Они из разных городов и даже штатов. Как вы считаете, они попадали в этот… дом по собственной воле? Или их как-то принуждали к этому?Сали покачала головой.— Я многого не знаю, но из того, что случайно слышала, поняла, что были специальные люди, которые разыскивали девушек, главным образом одиноких и в чем-то несчастных. Эти люди работали главным образом в тех местах, где девушки могли хоть как-нибудь развлечься. Они выбирали из них самых молодых и красивых. Потом находили тот или иной способ подсунуть обманным путем выбранной жертве наркотик, совали ее в машину и увозили в Садалию. Там у них что-то вроде рекрутского пункта. Некоторых девушек, насколько я знаю, заманивали другими способами.— Итак, вы сказали Садалия? — повторил Кэмпбэлл.— Да, Садалия. Всех похищенных или обманутых девушек свозили именно туда.Кэмпбэлл поднял трубку белого телефона и отдал несколько коротких, но четких распоряжений.— Я приказал начать там немедленно расследование, — пояснил он Сали, кладя трубку на рычаг. — Что с ними делали, когда они оказывались в Садалии?Сали вздрогнула.— Это действительно нужно, чтобы я рассказывала об этом? — спросила она.— Я понимаю ваши чувства, но чтобы оградить других от подобного, мы должны знать все.— Судя по рассказам девушек, которые мне доводилось слышать, их помещали в отдельные комнаты, где им давали возможность как следует проспаться от снотворного. Когда они приходили в себя, они обнаруживали рядом с собой цветного. Всегда был цветной: иногда китаец, иногда негр или филиппинец. Они рассчитывали на психологический шок, это понижает сопротивляемость. В большинстве случаев этот фокус им удавался. Естественно, находились и такие, которые сопротивлялись. Тогда их били. Били до тех пор, пока девушки не уступали.Сали снова содрогнулась.— Никто не сможет этого понять, прежде, чем сам не испытает. Избиение продолжается беспрерывно, иногда сутками, и до такой степени, что тело становится настолько чувствительным, что даже прикосновение простой простыни заставляет вас выть, как смертельно раненное животное . Никто не в состоянии этого выдержать, мистер, никто!Кэмпбэлл сочувственно покачал головой.— Понятно, — тихо произнес он.— Когда хозяином всего стал Крупз или, как вы говорите, Равена, он стал применять другие, еще более изощренные методы, чтобы сделать девушек послушными самой необузданной и извращенной похоти. Он привязывал жертвы к кровати и обливал скипидаром… Это куда хуже, чем битье плетью.Она поднесла руки к глазам.— Мистер Кэмпбэлл, нельзя допустить, чтобы этот выродок ускользнул и на этот раз! Никак нельзя!— Теперь он не уйдет, это я вам обещаю, — Кэмпбэлл поднялся. — Думаю, что пока достаточно. Сейчас я вас отвезу в тихий спокойный уголок, где вы сможете хорошенько отдохнуть. Позвольте выразить восхищение вашим мужеством. Не каждому дано выдержать такое.Сали стояла перед ним и смотрела на него холодными и суровыми глазами.— Вы действительно думаете, что я смогу забыть когда-нибудь все это? Моя жизнь пропала. Я теперь не смогу вернуться к мужу. Я не хочу больше жить… Может быть, это и плохо, но мне бы очень хотелось увидеть этого самого Равену страдающим, как страдала я сама. Слава Богу, что девушки убили Грентома и Эллера. Если бы я смогла сделать то же самое с Равеной, я умерла бы спокойно.Кэмпбэлл отвел глаза под ее взглядом, полным убийственной и холодной ненависти. Глава 13 9 сентября. 18 часов 10 минут.
Лефти остановил машину позади отеля как раз напротив служебного входа. Вокруг никого не было. Равена вышел из машины очень бледным.— Приготовьте оружие, — резко приказал он, оглядывая пустынную улицу.Мальту открыл багажник. Там лежали автоматы. Один из них взял Равена, другой — Лефти.— А мне остаться в машине? — сдавленным голосом спросил Маленький Джое.Равена сделал отрицательный жест.— Вы все потребуетесь наверху, — сказал он мрачно. — Не забывайте, парни, в ящике лежит около миллиона. Разделим поровну… Равена решительно вошел в отель. Сторож, сидевший в своей маленькой конторке, встретил его удивленным взглядом. Его рука непроизвольно потянулась к телефону, но увидев направленное на него оружие, он с жалкой улыбкой убрал руку.— Избавьте меня от него, — приказал Равена Лефти. Лефти, тут же оказавшись около сторожа, с силой ударил его по голове своим автоматом. Сторож медленно соскользнул с кресла и распластался на полу.— Теперь пошевеливайтесь, — проговорил Равена, направляясь к лифту.Поднявшись на свой этаж, Равена, не оглядываясь на компаньонов, вышел из лифта и направился по коридору к своему номеру. Маленький Джое снял шляпу и рукой вытер пот со лба. Равена благополучно дошел до угла коридора. Толстый ковер заглушал его шаги. Он сознавал, что у них почти нет шансов на успех, но не мог смириться с мыслью о потере денег. Пуля пугала его меньше, чем перспектива оказаться преследуемым без гроша в кармане. Заворачивая за угол, он бросил быстрый взгляд вдаль коридора. У дверей его номера стояли два флика. Они увидели друг друга почти одновременно. Равена, почти не целясь, нажал на спусковой крючок, и звук выстрелов дробной очередью разнесся по всему зданию. Один из фликов упал, другой мгновенно скрылся за дверью его номера.Равена выругался сквозь зубы и бросился вперед. Дверь оставалась еще открытой, когда он достиг ее. Он опустился на одно колено, прижав приклад автомата к животу и щедро полил гостиную свинцом.В ответ раздались два пистолетных выстрела. Пули ударили в стену, находившуюся за спиной Равены. Он понял откуда стрелял флик, направил туда ствол автомата и вновь нажал спусковой крючок. Услышав приглушенный вскрик, он тотчас же ворвался в свой номер. Флик лежал в луже крови.Подбежавший Мальту бросился в спальню. Там никого не было. Когда он вернулся в гостиную, Равена приказал:— Останься у двери и прикрой меня. Я сейчас быстро открою ящик.Он бросил автомат на стол и кинулся к стенному сейфу. Быстро отключив сигнализацию, набрал одному ему известную цифровую комбинацию. Ему понадобилось лишь несколько мгновений, чтобы открыть сейф. Потянув на себя тяжелую стальную дверцу, он услышал за окном звук сирен полицейских автомобилей.Две объемистые пачки банковских билетов были уже у него в руках.— Я взял деньги, — крикнул он. — Отходим!В ту минуту, когда они выскочили в коридор, двери пассажирского лифта раздвинулись, и из него высыпала целая толпа полицейских. Мальту плюхнулся на пол и открыл огонь. Флики ответили тем же. Ранена быстро вернулся в номер. Рассовав деньги по карманам куртки, он прошел в ванную и открыл окно. Внизу, на улице, стояли несколько полицейских машин. С визгом рядом с ними остановились еще три или четыре. Равена быстро прошел в спальню, окна которой выходили во двор. Там рядом с окном находилась пожарная лестница.Из коридора до него доносилась яростная стрельба, но у него не было ни времени, ни желания думать об остальных. В конце концов, каждый выпутывается сам. Уже открывая окно, он услышал глухой взрыв, больше похожий на хлопок пробки от ша к панского, и через несколько секунд почувствовал едкий кисловатый запах. Флики применили слезоточивый газ! Но он уже сжимал в руках ржавую сталь пожарной лестницы. В любую секунду полицейские заметят его и бросятся за ним в погоню.Равена уже добрался до парапета крыши, когда услышал выстрел и неприятный визг пули, отрикошетившей от стального уголка лестницы. Дернувшись от неожиданности, он почувствовал, как один из пакетов выскользнул из куртки и полетел вниз. Эти деньги для него были потеряны безвозвратно, и Равена тихо выругался сквозь зубы. Он тут же переложил другую пачку из кармана под рубашку и бросившись к противоположной стороне, перебрался на крышу соседнего дома и продолжал свой путь.Он все время ждал выстрелов со спины. Но, перебегая с крыши на крышу, ни на мгновенье не переставал просчитывать свои шансы на спасение. Оставаться в городе ему нельзя, но и выбраться из Сент-Луи ему тоже вряд ли удастся. Все вокзалы, дороги и аэропорт, наверное, уже перекрыты. Он подумал о людях, у которых смог бы переждать какое-то время, но должен был с горечью отказаться от мысли прибегнуть к чьей-то помощи. Ему, в сущности, не к кому было обращаться. С его помощниками, конечно, уже покончено. Отныне он остался один, но это обстоятельство его мало трогало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
загрузка...


А-П

П-Я