https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_dusha/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Внизу раздались возбужденные голоса, и Фэннер попытался вернуться в комнату, где было больше места для маневра. Несколько пар ног застучали вверх по лестнице. «Эти подонки все же достали меня», – с горечью подумал он, слабеющей рукой держа наготове железную ножку. И тут ему в ноги нырнул ловкий пуэрториканец. Второй схватил его за горло, увернувшись от ножки.
– Эй, вы! Только не сильно. Он мне нужен живым, – теряя сознание, услышал он голос Карлоса. Потом кто-то вырвал ножку из его рук и с хрустом опустил ее ему на голову. Он еще слабо сопротивлялся, но после второго удара по голове черная пелена сомкнулась перед его глазами, и он провалился в пустоту.

* * *

"Кажется, меня неплохо отделали, – подумал Фэннер, придя в себя. – Они думают, что я уже не могу драться, иначе бы опять привязали меня».
Потом он понял, что лежит не на кровати, а на вонючем, заплеванном полу все той же комнаты. Только теперь к нему еще добавились пятна крови. Он попытался приподняться, но, к своему удивлению, обнаружил, что не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой.
"Что за чертовщина!» – подумал он, явственно ощущая, что не связан, но двигаться не мог. Он взглянул наверх и понял, что свет все-таки горит, но вместо лампочки сквозь распухшие веки смог рассмотреть только яркое расплывчатое пятно. Когда он попытался повернуть голову, резкая боль молнией пронзила его избитое тело, и он едва не потерял сознание. Полежав еще немного, он вновь забылся тяжелым сном.
Он проснулся оттого, что кто-то больно пнул его ногой в ребра:
– Просыпайся, сволочь!
Фэннер открыл глаза и увидел возле себя осклабившегося Рейджера. Превозмогая боль, он схватил его за ноги и дернул. Рейджер с грохотом свалился, испуганно отбрыкиваясь от поверженного детектива. Убедившись, что Фэннер очень слаб, он подскочил к нему, схватил за ворот рубашки и несколько раз стукнул головой о пол. В этот момент в комнату вошел Карлос.
– Развлекаешься? – недовольно сказал он Рейджеру.
Рейджер повернул к нему искаженное злобой лицо.
– Послушай, Пайо. Он чуть не угробил нас с Миллером. И чего ты с ним возишься?
Карлос подошел поближе и взглянул на Фэннера. Потом он перевел строгий взгляд на Рейджера.
– На вашем месте я бы помолчал. Дармоеды! Или он вышиб тебе последние мозги? – Потом, несколько успокоившись, добавил:
– Прихлопнуть его мы всегда успеем. Надо узнать, что у него на уме. Не удовольствия же ради он явился из Нью-Йорка и затесался в нашу компанию. Я нутром чую, что он очень опасен.
– Ты прав. Так, может, попотрошить его? – спросил Рейджер.
– Не сейчас. Он очень слаб. Еще, чего доброго, сдохнет. Пусть немного отлежится.
И они вышли из комнаты.
Спустя час Фэннер опять пришел в себя. Он ничего не ощущал, кроме сплошной боли, с трудом разлепил заплывшие глаза и огляделся. Ему показалось, что стены вот-вот обрушатся и раздавят его. Он со стоном закрыл глаза, стараясь не потерять сознание. Потом подполз к двери и попробовал ее открыть. Дверь была заперта. Сейчас он был поглощен единственной мыслью: не дать им восторжествовать и достойно уйти из жизни. Его так долго били по голове, что он был на грани помешательства. «Нет, они не успокоятся, пока не замучают меня, как того китайца», – подумал он. В его глазах появился сумасшедший блеск. Фэннер лихорадочно ощупал пряжку своего пояса. Он вытащил пояс и затянул его вокруг шеи. Потом поднялся и, держась за стены, обошел комнату в поисках какого-нибудь крюка или гвоздя. Но стены были совершенно голыми. Он отупело уселся на пол с болтавшимся на шее ремнем. «Не дамся, не дамся, не дамся! – стучало в его воспаленном мозгу. – Кретин», – обругал он себя, остановившись взглядом на дверной ручке.
Он поспешно подполз к двери и закрепил свободный конец ремня на ручке. Потом привалился к ней спиной и отпустил руки. Злорадная улыбка появилась на его лице, когда он подумал, что все-таки провел Карлоса.
Тонкий ремень врезался в его плоть, и перед глазами пошли черные круги. Задыхаясь, он чуть было вновь не оперся руками в пол, но усилием воли превозмог себя. И тут ручка с треском обломилась, и он рухнул на пол.
Некоторое время он лежал в полуобморочном состоянии, со свистом втягивая горячий воздух в отбитые легкие. Осознание поражения было сильнее терзавшей его боли.
С огорчением он снял ремень с шеи и некоторое время лежал неподвижно, уставившись в засиженный мухами потолок. Думать было мучительно больно. Все его существо жаждало покоя, а мозг выдавал мысли очень скупо. Вдруг на него вновь нашло озарение сумасшедшего. Он схватил пояс и посмотрел на пряжку, как будто видел ее впервые в жизни. Центральный стержень, который входил в дырочки пояса, был острый и блестящий. Теперь надо было только нащупать вены и проткнуть их. Смерть от потери крови будет тихой, медленной…
Нащупав толстую вену на ноге, он глубоко вонзил в нее стержень пряжки и в изнеможении рухнул на пол. Голова его со стуком ударилась о доски, и он потерял сознание.

* * *

Из яркого тумана материализовалась смутная фигура, от которой исходило странное сияние. Фэннер подумал, уж не ангел ли это, но картинка стала отчетливее, и он узнал склоненное над ним лицо Керли. Она шевелила губами, но Фэннер ничего не слышал.
– Привет, детка, – слабо произнес он.
Постепенно туман рассеялся, и из него выплыли очертания какой-то комнаты. Позади Керли с озабоченным лицом стоял какой-то человек с козлиной бородкой.
– Теперь он поправится, – сказал козлолицый. – Не разрешай ему вставать. Если я понадоблюсь, вы знаете, где меня найти.
Слова врача доносились откуда-то издалека и с трудом оседали в сознании Фэннера.
– Дай мне воды, – попросил он и тут же заснул. Он чувствовал себя лучше, когда проснулся. Стены комнаты больше не плыли, а барабан в голове затих. Керли сидела на стуле рядом с его кроватью. Ее красивое лицо выглядело усталым, а веки слипались.
– Ради Бога, объясни… – начал он, но Керли быстро поднялась и поправила его простыню.
– Пока тебе нельзя разговаривать, – произнесла она тоном профессиональной сиделки. – Все в порядке. Спи'.
Фэннер закрыл глаза и попытался вспомнить, что же с ним произошло. Бесполезно. Белоснежная постель действовала успокаивающе, уверенность Керли передалась ему. Тело не так болело, лишь кое-где отдавалась тупая боль. Он вновь открыл глаза. Керли принесла ему воды.
– А чего-нибудь покрепче нет? – спросил он.
– Послушай, тупоголовый. Ты болен. Они сделали из тебя отбивную, и сейчас я собираю тебя по кусочкам. Поэтому пей то, что дают.
– Где я нахожусь?
– В моей квартире на Уайт-стрит.
– А каким образом я тут очутился?
– Сейчас поздно. Спи. Завтра я тебе все расскажу. Фэннер приподнялся на локте. Он приготовился скривиться, но боли не было. Он чувствовал только сильную слабость.
– Я и так проспал полжизни. Рассказывай сейчас.
– Хорошо, хорошо. Везет же мне на упрямцев. Фэннер хотел сострить, но голова еще плохо работала, и он просто молча ждал, что она скажет.
– Найтингейл страшно зол на тебя. Таким я его никогда не видела. Что ты еще наделал?
– Не помню. Керли фыркнула.
– Он рассказал мне, что Пайо дал тебе куском трубы по голове, а потом они отвезли тебя на старый склад в доке. Когда Найтингейл поостыл, он очень встревожился. Он все сетовал на то, что подвел какого-то Гротти. Мне не пришлось его долго уговаривать поехать в порт и выяснить, что они с тобой сделали. Потом он привез тебя, едва дышавшего, сюда и приказал мне позаботиться о том, чтобы ты не окочурился.
Фэннер был очень удивлен и недоверчиво спросил:
– Как ему удалось вырвать меня из рук Карлоса? И он так просто уступил?
– В это время там никого не было. Карлос со своей бандой зализывали раны в отеле.
– А, тогда понятно, – проговорил Фэннер. – А какое сегодня число? Еще май?
Керли утвердительно кивнула головой. Он быстро прикинул, что Глория находится в отеле без него уже пятый день.
– Карлос без меня сильно скучает? Керли зевнула.
– Угу, но он пока не допер, что ты у меня. Но, несомненно, скоро выяснит. И тогда можно ожидать чего угодно.
Фэннер еще раз для пробы поерзал в кровати, потом осторожно ощупал голову и лицо. Во многих местах они были заклеены пластырем.
– Ты права, ангелок. Ему не очень-то понравится то, что вы укрываете меня.
Керли неопределенно передернула плечами.
– Поживем – увидим, – устало сказала она и опять зевнула. – В твоей кровати еще достаточно места. Ты не очень расстроишься, если я немного прилягу? Третья "ночь без сна…
Фэннер улыбнулся и распахнул простыню.
– Залезай, – широким жестом пригласил он.
– Размечтался, – с улыбкой сказала она и вышла из комнаты.
Через несколько минут она вернулась в толстом шерстяном халате. Фэннер недовольно поморщился.
– Он на тебе плохо сидит, – заметил он.
– Может быть, – согласилась она, присаживаясь в противоположном углу широченной кровати. – Зато он теплый.
Она сбросила домашние туфли без задников, а потом и халат. Внизу под ним оказалась розовая шерстяная пижама.
– Всегда мерзну в постели, – заметила она, вытягиваясь рядом с Фэннером.
– Я не дам замерзнуть своей спасительнице, – сказал Фэннер, обнимая ее. – Нет, эта пижама тебе тоже не идет.
– Не дергайся! Я очень устала. Ухаживать за таким детиной – нелегкая задача, – тихо сказала она, мгновенно засыпая.
Фэннер лежал в темноте, прислушиваясь к ее ровному дыханию и ощущая тепло ее тела. Он пытался сосредоточиться, но события последних дней всплывали эпизодически, как разрозненные кадры кинохроники. Через полчаса он заснул, чувствуя к лежавшей рядом женщине нежность, которой давно уже ни к кому не испытывал.
Его разбудило яркое утреннее солнце. С удовольствием потянувшись, он отметил, что голова стала светлой, что ничего не болит. Заспанная Керли сразу села рядом с ним, словно механическая кукла:
– Ну, как мы сегодня себя чувствуем? Фэннер широко улыбнулся:
– С такой сиделкой, а вернее, лежалкой грех чувствовать себя плохо. И с чего бы ты так возилась со мной?
– Не знала, что мужчины так падки на комплименты. Я тебе сказала при первой нашей встрече, что ты мне симпатичен. Она прикрыла глаза.
– О чем ты сейчас думаешь? – спросил Фэннер. Она поправила волосы и просто ответила:
– О том, что имела несчастье встретить настоящего мужчину, к сожалению, слишком поздно.
Фэннер погладил ее по теплому плечу.
– Ну не надо так трагично, детка. У тебя еще все впереди, – сказал он, опуская руку на ее грудь. Она засмеялась и сбросила руку. Однако глаза ее оставались печальными.
– Я приготовлю тебе завтрак. Бритву найдешь в ванной. Когда он соскреб свою пятидневную щетину, завтрак уже был на столе.
– Великолепно! – сказал он, с вожделением глядя на еду и по-деловому усаживаясь за стол.
В ванной он нашел халат, который, наверное, принадлежал Найтингейлу. Он едва доходил ему до колен и никак не хотел запахиваться на его мощной мускулистой груди, поросшей светлыми курчавыми волосами. Глядя на него, Керли не удержалась от улыбки:
– Не очень энергично орудуй вилкой и ножом, а то останешься в костюме Адама. Уж лучше бы снял. Как я потом отчитаюсь перед Баком?
Фэннер пропустил ее замечания мимо ушей и накинулся на еду. Керли наблюдала, как он быстро расправляется с яичницей с ветчиной, и пошла к плите, чтобы приготовить вторую порцию.
– Ты поправляешься прямо на глазах, – с удовлетворением отметила она.
– Угу, – ответил Фэннер набитым ртом. – Скажи мне, детка, Найтингейл действительно для тебя что-то значит? Она подлила ему кофе.
– Я к нему привыкла за два года. Он добр ко мне и сходит с ума, когда меня нет рядом. Знаешь, как это бывает. Мне не попалось никого, кого бы я могла полюбить по-настоящему. Поэтому я подумала, почему бы не сделать его чуточку счастливее?
Фэннер понимающе кивнул, отодвинулся от стола и закурил:
– А как ты относишься к Тэйлору? Керли заметно вздрогнула, и улыбка мгновенно сошла с ее лица.
– Сыщик всегда сыщик, – горько произнесла она. – Я не собираюсь говорить с тобой о таких вещах, легавый.
– Так ты знаешь, кто я?
– Об этом теперь все знают, – сказала она, собирая тарелки.
– И Найтингейл?
– Конечно.
– Тогда зачем он вытащил меня из этой заварухи?
– Он чем-то обязан Гротти. И он – человек слова. Фэннер напряженно размышлял. Когда она вернулась из кухни, он примирительно сказал:
– Я не собираюсь рушить твой призрачный мирок, малыш. Мы ведь с тобой друзья?
Керли оперлась о стол и подалась к нему. Ее лицо стало жестким и неприветливым, как будто он обманул ее лучшие ожидания.
– Со мною у тебя этот номер не пройдет. Из меня ты ничего не выудишь. Так что лучше кончим об этом.
– Хорошо, хорошо. Только не злись. Она пошла и заперлась в ванной. В этот момент в комнату вошел Найтингейл и тяжело посмотрел на Фэннера.
– Спасибо, старина, – невозмутимо произнес Фэннер. – Ты вытащил меня из пренеприятной истории. Теперь вы с Гротти квиты.
Найтингейл никак не отреагировал на его слова.
– Теперь, когда ты очухался, сматывайся отсюда, да поскорее. Этот городок слишком тесен для тебя и Карлоса, – жестко произнес он.
– В том, что теперь нам двоим никак не разминуться, ты, пожалуй, прав. Но что до остального…
– Какие могут быть дела у Гротти с легавым? Просто не укладывается…
– Карлос наступил Гротти на любимую мозоль. Я здесь для того, чтобы расчистить ему место. А что касается «полицейского», то в играх, в которые играют люди, сегодня я – детектив, ты – гангстер, а завтра наоборот…
– Я не собираюсь сейчас разбираться в этих тонкостях, – оборвал его гробовщик. – Повторяю, сматывайся из города. И чем быстрее, тем лучше… для всех нас. Ты думаешь, что Карлос выдаст мне премию, когда узнает, что я помог тебе?
Теперь Фэннер смерил Найтингейла тяжелым взглядом:
– Я принимаюсь за Карлоса всерьез. Тебе лучше быть на стороне победителей, так как я непременно сломаю этому гаду хребет.
– Разбежался. Я сделал свой выбор давно. Убирайся! Иначе я наведу на тебя Карлоса.
Найтингейл был непреклонен, и Фэннер понял, что убеждать его бесполезно.
– Ну что же! Делай как знаешь. Я тебя предупредил.
– Я тоже, – сказал Найтингейл и отвернулся. Он поколебался, вытащил из кармана любимый Фэннером кольт 38-го калибра и положил его на стол.
– Это тебе на дорожку. Гротти однажды спас меня от пожизненного заключения. Если я вечером увижу тебя в городе, то лучше стреляй первым. Ты понял?
Он вышел и тихо закрыл за собой дверь. Фэннер взял пистолет и задумчиво взвесил его в руке.
– Ну, ну, – проговорил он вслух.
Керли вышла из ванной и увидела пистолет.
– Приходил Найтингейл? Фэннер рассеянно кивнул головой.
– Ну и как он настроен?
– Так же, как и ты.
– Моя машина готова. Куда тебя подбросить?
– Все равно. Слушай, Керли. Я покончу с Карлосом через несколько дней. Ты мне ничего не забыла сказать?
– Да, забыла. Твои шмотки в шкафу. Больше я их отстирывать не собираюсь.
Фэннер быстро оделся. После стирки одежда села и стесняла движения, но он не обратил на это никакого внимания. Он вышел из комнаты и начал спускаться, надеясь встретить внизу Керли. Спуск по лестнице подействовал на него как подъем. Он еще не полностью восстановился, но упрямо шел вперед. И тут он увидел Кедли, лежащую на полу возле ступенек.
Он остановился как вкопанный и вытащил пистолет. Осторожно подошел к ней и увидел рукоятку ножа, торчащую из ее спины. Опустившись на колени, он повернул ее и посмотрел ей в лицо, в котором не было ни кровинки. Ее голова безвольно упала ему на плечо, она едва дышала.
Фэннер осторожно поднял ее на руки и отнес наверх в ее комнату. Ноша показалась ему необыкновенно тяжелой, и когда он осторожно положил ее на постель, его руки и ноги дрожали, а сердце бешено колотилось. В замешательстве он схватил трубку телефона и набрал номер конторы Найтингейла.
– Похоронное бюро Бака Найтингейла, – ответил скорбно торжественный голос.
– Быстро приезжай! Они достали Керли, – сказал Фэннер и повесил трубку.
Керли открыла глаза. Увидев его, она улыбнулась краешками губ и протянула ему слабеющую руку:
– Поделом мне. Не надо было помогать ищейке. Фэннер не отважился вытащить нож из ее спины. Он поддерживал ее таким образом, чтобы она не опиралась на рукоятку.
– Помолчи, детка. Сейчас тебе помогут. Лицо Керли исказила гримаса боли.
– Поздно, – прошептала она и тихонько заплакала.
– Это работа Карлоса?
Керли не отвечала. Из уголка ее рта показалась струйка крови.
– Не молчи, Керли. Я должен добраться до этих подонков. Ты же видишь, эти трусы бьют в спину.
– Это был один из его пуэрториканцов. Он бросился на меня, прежде чем я успела закричать.
Фэннер видел, как быстро она угасает.
– Почему Тэйлор таскал твою фотографию с собой? Кто он тебе?
– Он мой муж, – слабо прошептала она.
Видя ее страдания, Фэннер нащупал костяную рукоятку ножа и выдернул его из спины умирающей. Она резко открыла глаза и вскрикнула.
– Сейчас мне значительно легче, – тихо проговорила она. Фэннер осторожно поднял ее и уложил на кровать.
– Уж поверь моему слову, этот подонок поплатится у меня за это, – с уверенностью сказал он.
– Мне это уже не поможет… – прошептала она. Фэннер вспомнил, что где-то видел бутылку виски. Он подошел к настенному шкафу и плеснул пару глотков в стакан.
– На, выпей. Лично мне это помогает. Он почти насильно влил ей в рот немного обжигающей жидкости.
– Да, герой. Не давай мне умереть до тех пор, пока я тебе все не рассказала. А, теперь уже все равно, – произнесла она горько и безнадежно.
Фэннер взял ее руки в свои и с несвойственной ему страстью произнес:
– Помоги мне, Керли! Поверь, я это делаю не для себя, а ради таких, как ты. Ты же многое можешь прояснить! Она поколебалась, потом слабо качнула головой:
– Да, он заодно с Карлосом. Он оказался негодяем, и я, ничем ему не обязана.
– Какова его роль в этой шайке?
– Руководит синдикатом, занимающимся работорговлей. – Она опять закрыла глаза. – Пожалуйста, не спрашивай меня больше ни о чем, – жалобно попросила она. – Мне очень страшно.
Фэннер заскрежетал зубами от бессилия. На глазах ее лицо превращалось в восковую маску. Только красный пузырек в уголке рта указывал на то, что она еще дышит.
Фэннер услышал, как кто-то быстро поднимается по лестнице. В комнату вбежал запыхавшийся Найтингейл. Редкие волосы прилипли к его черепу, а на лице блестели капельки пота. Оттолкнув Фэннера, он устремился к кровати. Но он опоздал. Она умерла буквально за несколько секунд до его появления.
Видя, как плечи Найтингейла сразу сгорбились, а щуплое тело затряслось в беззвучных рыданиях, Фэннер потихоньку открыл дверь и вышел из комнаты. И тут он услышал из-за двери нечеловеческий вопль – вой смертельно раненного волка.

* * *

Когда Фэннер вошел в фойе отеля, из-за стойки выскочил негодующий управляющий.
– Это что же такое происходит? Это отель или бардак?
– Замолкни! – буркнул Фэннер, отодвигая его в сторону. – Если это бардак, то где же девочки? Управляющий засеменил за ним.
– Господин Росс, я настаиваю! Вы переходите всякие границы!
Фэннер остановился и посмотрел на него, как на насекомое.
– Отчего весь этот шум? – устало спросил он.
– Мои люди боятся подниматься на третий этаж. Там сидит какой-то громила и никого не пропускает. Я грозился вызвать полицию, но он говорит, что таковы ваши распоряжения. Что все это значит?
– Быстро приготовь мой счет. Я уезжаю, – без долгих объяснений распорядился Фэннер и стал подниматься вверх по лестнице, не обращая никакого внимания на громкие протесты управляющего.
Когда он дошел до своего номера, Багси нигде не было видно. Он толкнул дверь ногой и вошел. Глория сидела на кровати, а напротив нее на стуле примостился Багси. Они играли в карты. На Багси остались только белые семейные трусы до колен, носки и фетровая шляпа.
Фэннер замер на пороге:
– Не объясните ли вы мне, чем это вы занимаетесь? Глория бросила карты на стол и радостно подбежала к Фэннеру:
– Где ты пропадал? Что случилось? Фэннер вошел и закрыл за собой дверь.
– Многое, – хмуро ответил он. Потом он повернулся к Багси.
– А ты что? Увлекся стриптизом?
– Он играл на мою ночнушку, но пока ему не повезло. Багси стал поспешно натягивать штаны.
– Ты появился вовремя, – облегченно произнес он. – Эта дамочка здорово режется в карты.
Но Фэннер не был расположен к шуткам.
– Быстро выметайся и разыщи закрытую машину. Припаркуешь ее во внутреннем дворе.
– Тебе, кажется, приперло, – заметил Багси, натягивая рубаху.
– Обо мне можешь не беспокоиться, – холодно произнес Фэннер. – Иди, и чтобы через пятнадцать минут машина была на месте. Ну долго ты еще будешь копаться?!
Когда Багси юркнул за дверь, Глория отбросила простыню и сказала:
– Я лежала в постели, просто чтобы не расстраивать Багси. Ты скажешь мне, наконец, что случилось?
Фэннер молча достал другой костюм и переоделся.
– Не стой, как столб. Быстро одевайся. Мы срочно съезжаем. Поняв его настроение, она начала одеваться.
– Куда мы едем? – встревоженно спросила она.
– К Нулену, – ровно ответил Фэннер.
– К нему я не поеду, – категорически возразила Глория. Фэннер защелкнул замки чемодана и саквояжа и выпрямился.
– Ты будешь делать то, что я тебе скажу. Иначе я ни за что не ручаюсь, – со злостью выговорил он.
– Куда угодно, только не к Нулену, – угрюмо ответила она.
– У меня нет времени тебя уговаривать. Либо ты пойдешь сама, либо я тебя вынесу.
Он позвонил вниз и распорядился, чтобы ему принесли счет. В ожидании он принялся нервно расхаживать по комнате. Глория села на кровать и настороженно следила за ним.
– Что ты затеваешь? – спросила она обеспокоенно.
– Войну, – коротко ответил он. – Но это только ответный удар. Эта банда обошлась со мной очень невежливо, и теперь я покончу с ними. Я не остановлюсь до тех пор, пока не выверну их наизнанку со всеми их тайнами. А когда я достану этого много возомнившего о себе ублюдка, он будет молить меня о смерти.
Рассыльный принес счет, и Фэннер расплатился по нему. Он сгреб одной рукой свой небольшой багаж, а другой решительно взял Глорию за локоть и повел ее вниз по лестнице.
На улице он увидел Багси, сидящего на колесе большого фургона. Вид у него был удивленно-растерянный, но он ничего не спросил, чувствуя, что запахло порохом.
Забравшись с Глорией в машину, Фэннер приказал таращившему глаза Багси ехать к Нулену.
– К Нулену? – еще больше удивился тот. – На черта тебе сдалась эта тряпка?
Фэннер пристально посмотрел в бледные поросячьи глаза Багси и повторил:
– К Нулену. Быстро! Если не хочешь, можешь выметаться. Я сам сяду за руль.
Багси переводил растерянный взгляд, с Фэннера на Глорию и обратно.
– Ты слышал, что тебе приказал, босс? Не буди в нем зверя, а то ненароком схлопочешь по рогам, игрок, – вступила Глория.
– Понял, – покорно кивнул Багси и врубил стартер. Глория забилась в угол заднего сиденья, а Фэннер настороженно следил за дорогой из-за широкого плеча Багси. До заведения Нулена они не проронили ни слова.
– Можно мне не заходить туда? – с робкой надеждой спросила Глория, когда машина остановилась у казино.
Фэннер распахнул дверцу, вылез и повелительно приказал:
– Вытряхивайтесь, оба.
Когда они вошли в пустынный зал казино, было полдвенадцатого. Пуэрториканец в переднике и в рубашке с коротким рукавом механически катал по комнате огромный пылесос на колесиках, похожий на допотопную пушку. Он опасливо посмотрел на подозрительную троицу, и его лицо приняло жесткое выражение. На мгновение его взгляд задержался на Глории, смотревшей на него с безразличной усмешкой.
– Нулей у себя? – спросил Фэннер. Пуэрториканец не спеша выключил пылесос.
– Сейчас посмотрю, – процедил он, направляясь к лестнице.
– Занимайся своим делом, – приказал Фэннер. – Я сам проверю.
Пуэрториканец пытался что-то возразить, но Фэннер уже решительно направился к двери кабинета Нулена. Глория и Багси едва поспевали за ним. Фэннер толкнул дверь и увидел Нулена, сидевшего за столом. Он пересчитывал пухлую пачку зелененьких десятидолларовых банкнотов.
– Приятное занятие, не правда ли? – насмешливо спросил Фэннер.
Застигнутый врасплох, Нулен поспешно сгреб деньги в ящик стола. Фэннер деловито расположился в кресле и широким жестом пригласил садиться Глорию и Багси.
– Сейчас у нас состоится небольшой военный совет, – пояснил он.
Увидев Глорию, Нулен машинально ослабил ворот рубашки. Глория, казалось, не замечала его. Она прошла в другой конец комнаты и с безразличным видом уселась на стул. Багси закрыл дверь и привалился к ней. Он тоже избегал смотреть на Нулена. В кабинете нависла напряженная тишина.
– О чем это ты? – спросил Нулен, напуская на себя недоуменный вид.
Фэннер взял тонкую зеленую сигару со стола, раскурил ее и выпустил струю сизого дыма.
– Ну и настырный же ты, Росс. Я тебе сказал, что меня не интересуют твои авантюры.
– Он вовсе не Росс, – заметила из своего угла Глория. – Его зовут Фэннер, и он – патентованный частный детектив, к твоему сведению.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я