научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/Hatria/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Хас
«Золото под ногами»: ЭКСМО-Пресс; Москва; 2001
ISBN 5-04-006643-0
Аннотация
Скайт Уорнер и Дел Бакстер — космические джентльмены удачи — побеждают всегда и везде, будь то средневековый рыцарский турнир или сражение суперсовременных космических кораблей. Вывезти с охваченной войной планеты находящегося в анабиозе клиента, раздобыть карты звезд, напичканных алмазами, или открыть в буквальном смысле слова золотой остров — все им по плечу. Настоящая мужская работа, дающая массу острых ощущений, — что еще нужно лихим парням, которые готовы, терпеть любые трудности и лишения ради повышения своего благосостояния!
Александр Задорожный, Димитрий Близнецов
Благородная работа
Черная пустота космоса вокруг. Холодный блеск далеких звезд. И эта вечная, девственная тишина бездонной Вселенной. Здесь, в бескрайних просторах, вдали от туманностей и созвездий, кажется, не существует ни жизни, ни времени. Пролетит ли один миг, пройдет ли час, год, жизнь человека, здесь ничего не изменится. Вечная пустота не дрогнет. Здесь всегда царит абсолютный ноль чувств, эмоций. Мертвая материя астероида раз в тысячелетие посетит эти места бесшумным слепым призраком и исчезнет в неизвестности.
Тишина и покой царят вокруг. Только в эфире радиоволны с далеких звезд создают слабый шелест, который, подобно звуку ракушки, приложенной к уху, заставляет задуматься о смысле жизни и бытия.
Но что-то изменилось в этом монотонном и заунывном пении космических волн. Что-то агрессивное и живое проникло в равномерный и спокойный шум ветров Вселенной, разорвав еще тихой, но уже уверенной мелодией вековой покой этих мест.
Мелодия все разборчивее, все сильнее звучит ее ритм, нарастая снежной лавиной, и вскоре, разорвав оковы вечного сна своим бунтарским аккордом, сюда врывается энергичный рок-н-ролл.
Сверкая сталью бортов и огнями иллюминаторов, несется возмутитель спокойствия — мощный звездолет, приписанный к одному из космодромов города Плобитаун на планете Плобой. Сейчас он возвращается домой из дальнего рейса в глубины космоса. По-видимому, экспедиция была удачной. Экипаж празднует победу. И мы, захваченные турбулентным потоком двигателя и нахлынувшей волной музыки, уносимся за сверкающим красавцем, певцом радости и жизни.
Вдали начинают появляться другие космические корабли, держащие курс во все стороны Вселенной. Вот один из них пролетел совсем рядом. А между тем прямо по курсу увеличивается голубой шар планеты Плобой.
Наш случайный попутчик — красавец звездолет ныряет в дымку перистых облаков и исчезает в плотных слоях атмосферы. Мы следуем за ним, но искать его среди бесчисленного количества разнообразных летательных аппаратов — все равно что искать иголку в стоге сена.
Острокрылые флайеры, несущиеся в стратосфере, гравитолеты, чуть ниже юркие геликоптеры. Между ними, тяжело набирая высоту, уносятся к звездам грузовые корабли и звездолеты. А на земной поверхности по прямым, как стрелы, автострадам, проложенным по зеленым квадратам полей, мчатся машины и лендспидеры, иногда останавливаясь возле заправки или придорожной закусочной.
Там, где земля касается неба, в утренней дымке., освещенные оранжевыми лучами солнца, высятся громады небоскребов Плобитауна. Именно к нему, как к улью, держат путь все летательные аппараты, и как муравьиные тропы, туда же проложены нити дорог.
Космические челноки с пассажирами на борту стартуют с плоских крыш отелей и серебристыми птицами уносятся в высь, где их ждут рейсовые звездолеты. Владельцы же собственных кораблей оставляют их на любом из многочисленных космодромов, находящихся в каждом районе города. Это большие бетонированные площадки, расчерченные на симметричные квадраты с нанесенными на них порядковыми номерами. В праздники и выходные дни здесь невозможно найти свободное место.
Отдохнуть, поиграть в рулетку, просто развлечься в Плобитаун слетаются со всей галактики — от удачного золотоискателя до неудачливого бизнесмена. Кого манят аттракционы, а кого многочисленные клубы и ночные заведения, которыми славится этот город.
О человеке, прилетевшем в столицу Плобоя, можно судить по типу звездолета, на котором он прибыл. Блестящий, небольшой черный «стилерс» с острым спортивным носом скорее всего принадлежит молодому предпринимателю с другой планеты, иначе такую машину он бы поставил себе в гараж. Рядом стоит легкий грузовик. Из его нижнего люка по широкому трапу роботы-погрузчики спускают ящики с морожеными фруктами для одного из ресторанов Плобитауна.
На некотором удалении от этого места, где вовсю кипит работа, виден еще один звездолет, взятый напрокат в одной из контор по сдаче в аренду транспортных средств. В его тени стоят трое мужчин и беседуют между собой. Один, в ярко-рыжей замшевой куртке, в белых парусиновых туфлях (по крайней мере, когда-то они такими были), часто моргая и размахивая руками, что-то рассказывает своим собеседникам, которые с неподдельным интересом на мужественных загорелых лицах слушают его. Вся эта троица привлекает внимание не только своим высоким ростом и атлетическим телосложением, но и тяжелыми бластерами в потертых кобурах, висящих у каждого на поясе.
— Дерк, так чем ты все-таки занимался, что заработал такую уйму денег? задал вопрос говорившему один из слушателей. — Может, и мы с Делом Бакстером сможем на этом деле погреть руки?
— Эх, мужики, — развел руками Дерк Улиткинс, — где же вы были раньше? Я искал вас, но вы в это время пропали из города. Суть дела была в том, что макросская империя под предводительством Штиха напала на созвездие Ридафульер. Наш Союз держит нейтралитет в этой войне. Недавно войска Штиха атаковали флот Ридафульера возле планеты Блаусен, оттеснили его дальше, а саму планету подвергли бомбардировке. На Блаусене оказались уничтожены все космодромы и звездолеты, разрушены энергостанции и заводы.
— И ты, наверное, нажился на торговле кислородными масками? — криво усмехнулся один из собеседников, у которого были длинные волосы.
— Я не понимаю, чего ты смеешься, Скайт. На продаже противогазов там действительно можно было сделать немалые деньги, — ответил Дерк, — но я заработал на другом. Блаусен раньше был прекрасным курортом и здравницей. Там лечились и отдыхали толстосумы со всего космоса. И после неожиданного нападения большая их часть осталась без возможности выбраться из этой западни. Космодромы уничтожены, транспортное сообщение прервано, города разрушены, царила паника. Обезумевшие люди убивали друг друга из-за возможности попасть на уцелевший звездолет. Богатые платили гигантские суммы, чтобы выбраться из этого кошмара. Поэтому я на свои сбережения нанял звездолет и вместе с компаньоном слетал туда. Правда, это было не просто. Полеты кораблей в зону боевых действий других государств запрещены, но я успешно преодолел все трудности на своем нелегком пути. Приземлился недалеко от одного из престижнейших отелей, сгонял к нему на лендспидере, пока напарник караулил звездолет. Нашел там пятерых клиентов, которые с удовольствием выложили по сто тысяч за билет до Плобоя.
— Так ты, значит, заработал полмиллиона?! — изумился Дел Бакстер.
— Нет, всего двести пятьдесят тысяч. Я же был с напарником. Да еще отними накладные расходы.
— Это все равно большие деньги! Может, еще раз слетаем туда, но уже на двух кораблях?
— Не выйдет. Последний, кто вернулся, рассказал, что Штих установил блокаду планеты. Его истребители уничтожают любой корабль, приближающийся к Блаусену.
— Зачем ему понадобился этот космический курорт? — задумчиво спросил Скайт Уорнер.
— Ты что, не помнишь Штиха, что ли? Он сам не знает, что ему нужно. То ли ипедермическая бомба, то ли трон империи, — ответил Улиткинс.
— Вряд ли из-за простого курорта, неважного в стратегическом плане, правители Ридафульера приняли невыгодный для себя бой в этой звездной системе.
— Возможно, ты и прав, я в этом особо не разбираюсь. Кто-то мне говорил, что на Блаусене ведутся секретные разработки биологических технологий. Впрочем, это было в баре, и поэтому я смутно помню.
— Дерк, послушай, — ухватился за последние слова Улиткинса Дел Бакстер, не угостишь ли нас со Скайтом по случаю успешного завершения своего предприятия?
— Друзья, рад бы, но не могу.
— Что так? — изумился Дел. — Посидели бы у Джо в баре, выпили.
— Не могу, спешу. Я договорился обмыть это дело с компаньоном. Он меня уже ждет в ресторане.
— Не его ли губная помада у тебя на шее? — насмешливо поинтересовался Скайт Уорнер.
Дерк Улиткинс смущенно стал вытирать свою шею тыльной стороной ладони.
— В следующий раз, А пока выпейте без меня и передайте привет Могучему Джо, — протягивая пятисотенную банкноту, произнес он. Затем, пожав друзьям руки, пошел прочь.
— Спасибо, Дерк! — крикнул ему вслед Скайт. — Не промотай оставшееся в рулетку! — Не беспокойся! — ответил Дерк Улиткинс и скрылся за корпусом грузового корабля, из которого робот выносил последний ящик фруктов.
Бар Джо под вывеской «Падающая звезда» находился в старом центре Плобитауна, не в бойком месте, но дела у хозяина заведения все равно шли неплохо. Сюда часто заходили астронавты и пилоты, звездолетов. Некоторые из них еще помнили, когда Джо называли не иначе как Могучий Джо. Впрочем, и сейчас его нельзя было назвать слабаком: все те же мощные плечи и громадные сильные руки, которые так же ловко могут обращаться с бластером, как сейчас наполняют выпивкой бокалы жаждущих.
Вот в это место и направились Скайт Уорнер и Дел Бакстер после встречи на космодроме с Дерком Улиткинсом.
— Как дела? — приветствовал их великан, когда они уселись за стойку.
— Ничего хорошего, — ответил Скайт Уорнер, — опять ничего подходящего не нашли.
— Такое впечатление, что хорошие пилоты-проводники никого больше не интересуют, — поддержал друга Дел Бакстер.
— Ладно, не падайте духом, парни, — ставя перед друзьями кружки с пивом, приободрил их Джо.
— Кстати, видели Дерка Улиткинса, — сообщил Скайт. — Он передавал тебе привет.
— А что ж сам не зашел?
— Дерк круто приподнялся и теперь будет коротать свое время в казино и ресторанах.
— Что же это за дело, что он так круто приподнялся?
— Война между макросами и Ридафульером.
— Война — это прибыльное дело для шустрых людей. А им, как правило, нужны хорошие пилоты. Я думаю, что скоро денежной работы будет много на космодромах Плобитауна и у вас с Делом появится возможность хорошо заработать.
— Зарабатывать на несчастьях других — это подло, — произнес Скайт. Отчего Дел Бакстер чуть не захлебнулся пивом.
— Скайт, с каких это пор ты решил, что зарабатывать деньги подло?
— Я не говорил, что зарабатывать деньги подло, я сказал, что зарабатывать на несчастьях других — это подло.
Дел Бакстер понизил голос и, повернувшись к другу, заговорил почти шепотом:
— А раньше, когда ты вел корабли с контрабандным глюкогеном или, еще хуже, работал на Брайена Глума, тогда зарабатывать на «несчастьях других» было не подло?
Скайту Уорнеру на эти слова возразить было нечего, и он тупо замолчал, вертя перед собой кружку с недопитым пивом. Довольный одержанной победой в споре, Дел расправил плечи и хлопнул друга по спине:
— Моралист, расфилософствовался. Это все от безделья. Не удивлюсь, если завтра ты потащишь меня в церковь замаливать былые грехи.
Скайт Уорнер извлек из кармана куртки пачку сигарет и, прикурив от перламутровой зажигалки, задумчиво уставился на батарею бутылок, стоявших на полках бара за спиной Могучего Джо.
— И все же, Дел, ты не понимаешь разницы, — снова начал разговор Скайт, — между контрабандой и тем, чтобы драть с людей деньги за спасение их жизни, прикидываясь при этом благодетелем. Я хочу сказать, что это гнусно отнимать у несчастных последнее, ставя их перед выбором: либо все, что ты имеешь, либо мученическая смерть. Это мне напоминает врача, который говорит больному: «Ну, раз у вас нет денег на операцию, то завтра вы умрете».
— Э-э, — Бакстер махнул рукой, — во-первых, для толстосумов это не так уж и много — сто тысяч, во-вторых, они сами виноваты, что вовремя не убрались с Блаусена, пока не начались военные действия, и, в-третьих, разве это подло — спасти человеку жизнь, пусть даже ты за это снимешь с него последнюю рубашку. Да он за это тебе еще и ноги будет целовать.
Скайт вновь в задумчивости замолчал, стараясь найти еще какой-нибудь довод в свою пользу. Воспользовавшись этим, Джо снова поставил перед друзьями полные кружки густого, ароматного пива. В баре тихо играла музыка, сопровождая нежный голосок очаровательной блондинки, улыбавшейся с экранов телевизоров. Равномерно мигали разноцветные лампы, убаюкивая немногочисленных посетителей, которые, наслаждаясь умиротворенной обстановкой, потягивали коктейли и спокойно болтали между собой.
Скайт Уорнер затушил в пепельнице сигарету и отпил из кружки.
— Скажи мне, Дел, стал бы ты требовать последнюю рубашку с Моники Фабл, которая сейчас поет у Джо на видеопроигрывателе, или нет?
— Обязательно! Она такая аппетитная девчонка! — засмеялся Дел и хитро подмигнул Джо, после чего тот тоже захохотал своим зычным басом.
— Ничего вы не понимаете, — в сердцах произнес Скайт Уорнер и решил переменить тему разговора: — Нужно сходить к восточному космодрому. Там иногда требуются пилоты для дальних экспедиций.
— Ты не обижайся, друг, — с трудом сдерживая смех, сказал Дел Бакстер, но уж больно весело получилось. — И, уже вконец овладев собой, переспросил: Так, значит, к восточному?
После этого разговора друзья посидели в баре еще с полчаса и уже было совсем собрались уходить, как к стойке подошла полная женщина. Ее глаза закрывали большие зеркальные очки, в которых отражались синие лампы светомузыки бара. Одета она была в черный с отливом костюм и белую блузку, а длинные черные как смоль волосы были аккуратно стянуты сзади в тугой узел.
— Где я могу найти Скайта Уорнера и Дела Бакстера? — обратилась она к Джо. И после длинной паузы, во время которой Могучий Джо неподвижно разглядывал незнакомку, пытаясь угадать, что скрывается за темными стеклами очков пришедшей, пояснила: — Мне их порекомендовал Дерк Улиткинс и сказал, что я смогу найти их в этом баре.
— Кто вы и что вам нужно? — спросил, успокаиваясь, Джо, услышав имя Дерка Улиткинса.
— Меня зовут Нора Рогельфельд. Мне нужны надежные парни для одного хорошо оплачиваемого дела. Для его выполнения требуются высококлассные специалисты, профессионалы своего дела. А выполнить его нужно срочно, за это я действительно плачу большие деньги — двести тысяч сейчас и триста по, его завершении.
— Это получается полмиллиона? — переспросил Дел Бакстер, сидевший до этой минуты молча.
— Именно, — подтвердила Нора Рогельфельд.
— Тогда мы те, кого вы ищете. Меня зовут Дел Бакстер, а это Скайт Уорнер. Что за опасное дело?
— Полет в галактику Ридафульер, на планету Блаусен, в зону боевых действий. Думаю, что все здесь: прекрасно представляют рискованность этого мероприятия.
Скайт с Делом переглянулись. Риск, конечно, был велик, но полмиллиона! Чтобы заработать его другим способом, потребовался бы не один месяц тяжелой, нудной работы. А тут, если повезет, можно будет наладить свою жизнь, организовать собственное дело, как Могучий Джо, который в это время с интересом наблюдал за происходящим разговором из-за стойки своего бара.
— Хочется узнать более конкретно, что нам нужно сделать, чтобы получить эти деньги, — поинтересовался Скайт Уорнер.
— Вам предстоит, если вы, конечно, согласитесь окончательно, вызволить моего несчастного мужа, оказавшегося там в такой ужасный момент, — сказала Нора Рогельфельд. — Как видите, предложенное дело не противозаконное, даже, можно сказать, благородное. Только его нужно выполнить немедленно. Если вы согласны, я расскажу о нем более подробно и объясню все тонкости.
— Полеты в галактику Ридафульер запрещены, — неуверенно вставил Дел Бакстер.
— Не запрещены, а не рекомендованы частным лицам. В противном случае правительство Союза не. несет никакой ответственности за судьбу нарушителей этого предостережения, — пояснила Нора. — Решайтесь. Помимо того, что вы получите кучу денег, вы спасете жизнь достойного человека. Впрочем, — Нора развела руками, — если вы боитесь…
— Мы согласны, — перебил ее Скайт, — что нужно делать?
— Вот это деловой разговор. Предлагаю присесть за столик, — довольно произнесла Рогельфельд.
Скайт с Делом и Нора Рогельфельд направились в дальний конец бара, оставив терзаемого любопытством Могучего Джо заниматься своими фужерами.
— Мой муж, который мне очень дорог, — начала разговор Нора, когда они уселись за дальний столик в углу, — мой обожаемый супруг, не предполагая готовящегося нападения на Ридафульер со стороны армад императора Штиха, отправился поправлять свое пошатнувшееся здоровье на всемирно известный курорт, планету Блаусен, в одну из первоклассных лечебниц города Хейлса. Там его и застала война. Я хочу, чтобы вы полетели на Блаусен и нашли его.
— Но почему вы думаете, что он не спасся на каком-либо звездолете раньше или не погиб во время бомбежки? — спросил Скайт Уорнер.
— Он был очень слаб, его самочувствие все ухудшалось, поэтому он предпочел отправиться на Блаусен погруженным в анабиоз. В этом состоянии он и дожидался операции. Таких больных помещают в индивидуальные, автономные холодильники, которые затем хранятся в особых помещениях при больницах. Обычно под землей, на большой глубине. Из этого я делаю вывод, что он все еще жив, находясь в состоянии анабиоза в одной из клиник. И не мог сам покинуть Блаусен. Ваша задача будет заключаться в том, чтобы найти, в какой именно клинике он находится, и вместе с холодильником, или, как его называют, «анабиозной капсулой», не размораживая его, переправить на корабль, а затем на Плобой.
— Все ясно. Осталось только получить аванс и узнать, как зовут вашего супруга, — произнес Скайт Уорнер.
— Его зовут Монгус Фул. Клиника города Хейлса. И еще одна просьба, — чуть помедлив, добавила Нора Рогельфельд, — никому не говорите о предстоящем полете. Я хочу, чтобы возвращение Монгуса было сюрпризом.
После этого Рогельфельд достала из внутренне кармана своего костюма тугую пачку банкнот и по дожила ее на стол перед друзьями.
— Это аванс — двести тысяч. Никаких расписок, разумеется, я брать не буду. Я наводила справки о вас в разных местах, прежде чем предложить этот проект. По отзывам, которые мне довелось услышать, вы держите свое слово. К тому же в таких делах нельзя без доверия. Не правда ли, джентльмены?
— Доверие в таких делах — основа успеха, — согласился Скайт Уорнер.
— Ну, раз вы согласны, будем считать контракт подписанным. Я хочу, чтобы завтра утром вы вылетели на Блаусен. Вот моя визитная карточка. По возвращении позвоните по телефону, указанному на ней… — С этими словами Рогельфельд поднялась и, кивнув на прощание, направилась к выходу.
Скайт с Делом Бакстером смотрели ей вслед, пока ее полная фигура не скрылась за дверями на улицу. После чего они подошли к стойке, где ожидал их Могучий Джо. Перед ним уже стояли три полные кружки холодного пива.
— День, по-видимому, для вас будет жарким. Ну, что вам сказала эта женщина?
— Она просила не говорить, хотя в этом ничего секретного нет. Просто нужно вытащить одного парня из переделки на планете Блаусен, — сказал Дел Бакстер.
Джо с недоверием посмотрел на него и, отпив большой глоток пива, что не было похоже на него, так как на работе он не пил, покачал головой.
— Смотрите осторожнее. Если у вас есть какие-нибудь сомнения насчет этого дела — лучше откажитесь. Это очень опасно.
— Опасности нас не пугают, а работа чистая, — сказал Скайт. — К тому же аванс мы уже получили, так что завтра должны вылетать.
— Ладно, — сдался Джо, видя, что друзей не переубедить. — Буду ждать. Как вернетесь, сразу ко мне. Ни пуха вам, ни пера.
— К черту, — невесело улыбнулся Скайт Уорнер.
— Мы еще зайдем перед отлетом, — сказал Дел Бакстер.
И Скайт с Делом, крепко пожав руку Джо, вышли из бара.
Был жаркий безоблачный день. Плобитаун в это время напоминал муравейник и улей одновременно машины, двигавшиеся по раскаленному асфальту дорог, флайеры, парившие в знойном мареве над городом. Все уголки мегаполиса были вовлечены в беспрерывное движение. Казалось, не существует ни одного места в городе, куда не проникал бы шум от рокота моторов и гула двигателей. Непрерывные гудки, звонки, трели сигналов — все смешивалось, создавая давящий шумовой поток. И люди, оказавшиеся на улице в это сумасшедшее время, ощущали себя словно попавшими в гигантский цех механического завода. Но в конторе космических карт и документов стояла полная тишина. Звукоизоляция помещения была безупречна. Сюда не мог проникнуть ни один посторонний звук снаружи, несмотря на то что рядом со зданием находилась взлетно-посадочная площадка. Большое светлое помещение с высокими потолками, похожее на читальный зал библиотеки, занимали письменные столы, на каждом из которые находились монитор, клавиатура управления и принтер. В такие конторы, которые находятся у каждого космодрома, заходят пилоты кораблей и путешественники, чтобы обзавестись нужными картами и документами для предстоящего полета. Плати за вход и сиди, выбирай то, что тебе нужно. Конечно, если это есть в наличии. Понадобится, сделаешь распечатку или возьмешь запись на дискете любой необходимой тебе информации.
Посетителей было немного, они молча что-то искали на своих мониторах, перебирая пальцами по кнопкам. Одним из них был Скайт Уорнер. Перед ним на экране светилось схематическое изображение звездной системы с планетой Блаусен, а рядом на столе лежали распечатки карт самой планеты и ее города Хейлс. Скайт с задумчивым видом делал на них пометки красным фломастером. Через полчаса в дверях появился Дел Бакстер с тяжелым походным рюкзаком.
— Фуф, — скидывая рюкзак, выдохнул он. — Добрался. Жара на улице ужасная.
— Все купил? — спросил Скайт.
— Все.
— Тогда пошли, я здесь уже все закончил.
Спортивный клуб «Небесные молнии» представлял собой отдельно стоящее двухэтажное здание. Над его входом висел нарисованный на куске жести голубой зигзаг молнии — эмблема клуба.
Август Черницки, председатель клуба, бывший гонщик и многократный чемпион эллипсоидных гонок, подперев рукой пухлую щеку, устало наблюдал за полетом большой черной мухи, залетевшей в открытое окно его кабинета. Неудачные выступления его спортсменов на последних ежегодных соревнованиях оттолкнули от «Небесных молний» немногочисленных спонсоров, и сейчас Август, не зная, как свести баланс за прошедший месяц, тупо наблюдал за фигурами высшего пилотажа в исполнении насекомого.
А ведь еще совсем недавно он строил честолюбивые планы на будущее и видел во сне, как в старые добрые времена, свою фотографию на газетных полосах. А теперь все рухнуло. Хотя к этому краху клуб шел постепенно, но неотвратимо, как дом, подтачиваемый древоточцем. Виной всему — его жадность и глупость, из-за которых он взял в компаньоны Джеки Профинтэр, соблазнившись на предложенные ею деньги и решив, что молоденькая девчонка не будет помехой в его бизнесе.
Пользуясь тем, что владелец клуба имеет право выступать на соревнованиях, Джеки, одержимая космическими гонками, умудрилась за полгода разбить два новых спортивных болида, в результате чего их клуб понес невосполнимые убытки. Фотография Августа Черницки как самого неудачливого бизнесмена от спорта, правда, все же попала в газеты. Из «Небесных молний» стали уходить лучшие гонщики. О, как он желал, чтобы эта маленькая ведьмочка сломала себе шею на каком-нибудь вираже. Лопалась обшивка, корежились корпуса, взрывались двигатели, а Джеки Профинтэр выходила из всех переделок без единой царапины.
Хлопнула входная дверь. Август вздрогнул: «Кто это может быть?». Он никого не ждал. Быстро схватив со стола первую попавшуюся газету, он с сосредоточенным видом принялся изучать спортивную страничку. Наконец в коридоре послышались шаги, и к нему в кабинет вошли два человека. Их внешний вид не внушал Августу никакого оптимизма, а массивные рукоятки бластеров, торчавшие из кобуры у каждого на поясе, сулили ему лишь одни неприятности. Трясущимися руками Август Черницки с достоинством отложил газету в сторону и, вспоминая, кому он задолжал за прошлый месяц, надменно обратился к вошедшим: .
— Чем обязан, господа?
Посетители молча уселись напротив. Один из них взял со стола газету, которую только что читал Черницки, и принялся с равнодушным видом перелистывать желтые страницы. Наконец другой, в куртке из крокодиловой кожи, спросил:
— Вы хотите заработать сто тысяч?
На мгновение воцарилась напряженная тишина, в которой слышалось только равномерное жужжание мухи. Для Августа это предложение было полной неожиданностью. «Сто тысяч! — эта сумма поможет мне вылезти из долгов. С такими деньгами можно и закрыть дело. Или лучше выкупить долю Джеки, — лихорадочно заработал мозг Августа. — Но что они за это хотят? Кого-нибудь сбить на следующих гонках? А если я откажусь?»
В это время муха села на край его письменного стола, и посетитель, читавший газету, свернув желтые листы трубочкой, резким движением прихлопнул ее.
1 2 3 4 5 6
 вино toso torrontes 0.75 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я