научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Брал здесь сайт Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Аннотация
Ириха – вот так, без сантиментов, зовут эту девушку. И немудрено – она главарь бандитской группировки, «держащей» подмосковный городок. Чтобы добиться такого «статуса», надо иметь железный характер. А Ириха его имеет – она беспощадна к врагам и не боится крови. Но слабости есть у каждого. Ириха все швырнула к ногам любимого и ожидала чего угодно, но только не того, что случилось...
Владимир Колычев Леди-мафия

Часть первая

Глава первая
1
Вадим Ящуров с неприязнью смотрел на серые коробки домов, громоздящихся по ту сторону пустыря. Восемь десятиэтажек вдоль Окраинной улицы – в них жили его враги.
В который уже раз ему и его команде предстоит схлестнуться с ними в жестокой драке.
А вот и они, идут – не остановишь.
Окрайнинские – человек двадцать – шли косяком. Впереди Кабан, их центровой. Многие с палками, кое у кого велосипедные цепи. А те, кто с пустыми руками, наверняка держат в карманах по кастету. Неплохо вооружились!
Но и его пацаны тоже не промах. И с дрынами они, и с цепями, и со свинчатками.
Вадим обернулся и посмотрел на своих. Их всего пятнадцать. Но каждый стоит двоих. Не зря же он отбирал в свою команду самых, самых. И кулаками действовать умеют, и сила в руках на зависть врагу. Упорно работали с тяжелыми железяками в подвале, качали мышцы. Их так просто не возьмешь.
Сразу за его спиной Сема Усик. Этого молодца хлебом не корми, дай кулаки почесать. Друзья они с ним, не разлей вода...
О! А это чудо откуда взялось?
Со стороны домов, обступивших Линейную улицу, по пустырю к ним бежала Ириха. Неймется ей. Подраться захотелось. Даже дубинку прихватить не забыла.
Хорошая девчонка. Своя в доску. Ни к кому он так не относится, как к ней. Как сестра она ему. Вместе выросли, много общего у них.
Огонь-девка! Уличной закваски. И шустрая, и сметливая, и на язык остра – за словом в карман не лезет. Любого вмиг обломает. А грубить ей нельзя. Может ответить, да так, что мало не покажется. Кулак у нее – есть кому подтвердить – тяжелый.
Шестнадцать лет ей, скоро семнадцать. Башковитая девчонка. В школе учится, не в пример ему, почти без троек. И в жизни разбирается. Ни матом, ни разговорами о сексе в краску ее не вгонишь. Сама кого угодно смутит. С виду кажется легкодоступной. Но на самом деле это вовсе не так. Знает себе цену, ни под кого не ложится.
А вот под него, под Вадима, она бы легла. Влюблена она в него. Так преданно всегда на него смотрит... Но, увы, он не питает к ней ответных чувств. И зря, ведь девчонка она красивая, хоть и косит под пацана. Личиком ее всякий залюбуется. Глаза, носик, ротик, щечки – все прекрасно. И фигурка ладненькая... Да, в такую бы не грех влюбиться.
Но всего лишь друг детства она для него, сестра, и этот образ укрепился в нем намертво. И его уже не выбьешь, не заменишь новым... Хотя всякое может быть. Ведь ему всего семнадцать. Вся жизнь впереди...
Зря она все-таки приперлась сюда. Драка предстоит жестокая. Изувечить могут. Она девчонка отчаянная, к «махалову» ей не привыкать. Но шрамы женщин не украшают.
– Я же сказал тебе, не высовывайся! – прикрикнул он на нее, когда она поравнялась с ним.
– Ну да, буду я киснуть в стороне, когда тут такие дела! – Не очень-то она его и боялась.
– Смотри, пожалеешь...
Будь время, он бы силой прогнал ее отсюда. Но времени не было. Окрайнинские совсем близко.
Колька Куракин, звероподобный детина с пудовыми кулаками. Резкий, напористый, жестокий в бою. Не зря его Кабаном прозвали. С таким просто так не справишься. Но он, Вадим, его не боится. Знает, как сладить с ним.
Ведь его и самого слабаком не назовешь. Рост сто восемьдесят, в плечах косая сажень. Кулак твердый как камень. Так врежет... Недаром Ящером его называют.
Надо бы перемолвиться с Кабаном. Может, согласится обойтись без дубин. Хотя вряд ли. Окрайнинские больше портвешок и «травку» любят, чем железо ворочать. А потому уступают им в силе. А с палками и цепями они хоть как-то компенсируют этот недостаток.
Враждующие стороны сошлись на пустыре, как футболисты на поле перед матчем. Вадим и Кабан остановились один перед другим на расстоянии удара.
– Скажи своим, пусть бросят дубины, – сказал первый. – Тогда и мы бросим...
– Что, обосрались? – загрохотал второй.
На его губах заиграла гадливая ухмылка.
– Заткнись, урод...
– За урода ответишь... Давай один на один... Что, ссышь?
Он боится этого придурка? Ну и смехота!
– Срать я на тебя хотел!
Все, разговор закончен!.. Вадим чуть пригнулся и четко отработанным ударом ноги врезал Кабану по яйцам. И тут же ударил снова, по тому же месту.
Кабан согнулся, закрыл руками побитые чресла. И заревел, как раненый зверь. Но никакой жалости к нему Вадим не испытывал. Напротив, ярость только усилилась.
Он схватил врага за волосы и резко поднес к его голове свою коленку. С перебитым носом Кабан осел на колени. Но тут же быстро вскочил и отлетел назад. Закрывая рукой кровоточащую сопатку, он извлек из заднего кармана «кнопарь». С громким щелчком вылетело острое лезвие.
– А ты пику-то брось, мурло! – послышался голос Усика. – А то сам, падла, на нее и напорешься.
– Сема, давай дубину! – потребовал Вадим.
И тут же в его руках появилась тяжелая, гладко оструганная палка. Кроме того, он вооружился и кастетом.
Вадим первым бросился в атаку. Кабан встретил его широким взмахом руки. Лезвие блеснуло на солнце перед самым носом. И снова взмах. Но на этот раз вражья рука наткнулась на быстро выброшенную вперед палку. Удар по запястью оказался достаточно сильным, и нож отлетел в сторону...
Обе стороны схлестнулись в жестоком побоище. Решался важнейший для них вопрос. Чья команда сильнее, кто хозяин в новостройках...
Вадим принял на себя сразу четверых. Одного тут же отправил в глубокий нокаут. Второго и третьего оттянули подоспевшие пацаны из его команды. С четвертым пришлось повозиться. Вася Канапырь, серьезный соперник, его так просто не возьмешь.
Схлопотав тяжелым ботинком под нижнее правое ребро, Вадим пропустил и второй удар. Дубовая палка опустилась ему на голову. Из глаз полетели искры, во рту появился острый вкус ржавчины. Но сознания он не потерял. Прочный у него череп!
И снова Канапырь замахнулся для удара. Да только Вадим опередил его, врезал кастетом в челюсть. Вторым ударом собирался и вовсе вырубить Васю. Но вовремя остановился.
Краем глаза заметил, как к месту побоища тихо, без завываний, подкрадываются два ментовских «лунохода».
Вот их-то сейчас как раз и не хватало...
– Атас! – крикнул он и отступил от пошатнувшегося противника.
Как будто бомба разорвалась среди дерущихся. Побросав палки и подхватив под руки тех, кому досталось больше всех, они бросились наутек. Кому ж хочется угодить в лапы легавым?
Вадим мог бы добить и Канапыря, и Кабана, который уже почти оправился от ударов. Но зачем? Попасть под ментовский пресс – этого не пожелаешь даже врагу.
Убегая, он окинул прощальным взглядом поле недавней брани. Ни одного лежачего. Значит, ментам не к чему будет придраться. Погоняют их и успокоятся.

* * *
А у ментов задумки серьезные. Разогнать – этого им мало. Им бы зацепить кого, затолкать в «луноход». Вот и гонятся их машины по пятам за ними. Да только не видать им улова.
Пустырь-то неровный. Рытвинам числа нет. Не пройти ментовским тачкам через эти препятствия. А вот ему, Семе, добраться до своего квартала – плевое дело.
Менты отстали. Одна машина остановилась, другая отвернула в сторону и, сотрясаясь на ухабах разбитой дороги, направилась к домам по обходному пути.
Но Сема не заметил маневра второй машины. Насмехаясь в душе над незадачливыми ментами, он уже подбегал к ближнему дому своего квартала.
Рядом с ним бежала Ириха, она улыбалась ему. Ее улыбка окрыляла.
Ведь он неровно к ней дышит, втрескался в нее по самые уши.
Особенная она, эта Ириха. Все бабы из их команды трахаются напропалую. И ругаются похлеще грузчиков в порту.
Ириха ведет себя так же отвязно, как и они. И материться умеет, и портвешка вместе со всеми хлобыстнет – не поморщится. Но вот базара насчет «палки» с ней лучше не заводи. Такое выдаст – уши в трубочку свернутся. А одному, особенно настойчивому, так по яйцам врезала – неделю ходил враскорячку.
Впрочем, с другими девками она в сравнение и не идет. Она в центре, третья после них с Ящером. Ее слово имеет большой вес. Даже те, кому уже за двадцать – а таких много, – ее слушают.
Драться-то она умеет. Но вот сегодня ей могли всыпать по первое число, накостылять дубинами или исполосовать цепями. И шрамы на лице и теле на всю жизнь остались бы.
Да только разве мог Сема отдать на растерзание такую цацу? Вот и пришлось изворачиваться, отбиваться самому и ей прикрытием быть.
Что уж говорить, досталось ему. Один против троих – это не шутка. Особенно если те со штакетинами и цепями, а ты ни с чем. Дубинку свою пришлось отдать Ящеру – только кастет и остался.
Но он, Сема, не растерялся. Дикой кошкой прыгнул на самого ближнего, блокировал руку с цепью. А удар головой в переносицу был козырным. И добивающий – кастетом в челюсть – удался. И цепь отобрал. И успел закрыть собой Ириху, пока другие двое не добрались до нее.
Как будто в жернова мельницы он попал. Не успеет увернуться от цепи, получит палкой. Уйдет от дубины, и тут же цепь врежется ему в спину. А один раз та же цепь полоснула по щеке. До крови распорола! Хорошо, глаз не выбили... Но и он в долгу не остался.
А третьему досталось от Ирихи. Сзади к нему подобралась, ухватила за волосы и потянула на себя. И тут же подсечка. Грохнулся бедняга на спину. Да только вот добить его не успели. Менты всю музыку испортили.
Атас! Уноси ноги!.. Ну вот, они и уносят. Попробуй их догони!..
Помог он Ирихе, защитил ее от ударов. На этот раз его труды оценены по достоинству. Он награжден признательной улыбкой... И плевать на боль, на кровь из щеки. Он не замечает этого. Главное, Ириха рядом с ним, она вверила себя его опеке. И он не подведет...
Семен и Ириха вбежали во двор между тремя домами. В одном из них открыт подвал. Там можно и отсидеться.
Но что это?
Из-за поворота выскочил вдруг ментовский «луноход» и преградил им путь. Вот-вот из него высыпят легавые.
Беда в одиночку не приходит.
– Ой!
Семен обернулся и увидел гримасу боли на Ирихином лице. Она стояла на одной ноге, подтянув к себе другую.
– Что такое?
– Да ходулю, блин, вывихнула.
На размышления времени нет. Семен схватил Ириху на руки и, не чувствуя тяжести, побежал к ближайшему подъезду.
А менты уже выскочили из машины, бегут за ними.
И вот он в подъезде. Но куда дальше? На чердак? А если он заперт?.. Но если даже и нет замка на люке? Менты – народ ушлый, везде достанут...
– Эй, какие проблемы? – услышал Усик чей-то голос.
Он обернулся. За его спиной стоял парень лет двадцати. Высокий, крепко сбитый, полуулыбка на смугловатом лице. В руках пустое ведро из-под мусора.
Парень смотрел не на него, на Ириху. Смотрел с интересом. Неужто глаз на нее положил... А на морду совсем не урод, такие девчонкам нравятся. Брюнет, глаза синие, рыло породистое...
– Сдерни отсюда! – Во взгляде Семы отпечаталось глубочайшее презрение к незнакомцу.
– Милиции ты этого не скажешь. А она уже совсем близко, – парень лениво выглянул во двор.
– Да пошел ты! – бросил Усик, уже не глядя на него.
Он пробирался к лифту.
Удача! Дверцы распахнулись перед ним, едва он прикоснулся к кнопке.
Парень с ведром зашел в лифт вместе с ними.
– Слушай, ну чего ты прилип? – Ирихе тоже не нравились взгляды, которые бросал он на нее.
Сема уже опустил ее на пол. Какой смысл держать на руках, пока они в лифте?
– А может, я влюбился в тебя, – без тени смущения отозвался незнакомец.
Он что, непробиваемый?
– Слышь, придур, ты меня уже достал! – набычился Усик.
Если он так сказал, значит, терпение у него кончилось. Самое время бить морду.
Коротко, без размаха, он послал кулак с прицелом в переносицу парню. Этим ударом он обычно вырубал напрочь всякого. Да только на этот раз номер не прошел. Не достигнув цели, его рука попала в жесткий блок. И тут же чужой согнутый палец ткнулся ему в солнечное сплетение.
Дыхание перехватило, тело наполнилось парализующей болью, свет померк перед глазами...
– Эй, ты че, офигел, придур!
От возмущения Ирина не могла найти других слов, кроме ругательных.
Кто он, этот муфлон, чтобы поднимать руку на Усика? Семен и она из одной команды. И радости и беды у них одни на всех. Друг за друга они горой... А этот, чистенький такой, аккуратненький, гладко прилизанный... Откуда он взялся? Кто он такой, чтобы бить Сему?
А удар у него, надо признать, будь здоров! Резкий, сильный, точный. Так под дых бьют каратисты, по видику показывали...
Усик захватил ртом воздух, закатил глаза и начал оседать на пол.
Ну, все, труба! Этот муфлон, чтоб он сдох, вырубил Сему начисто... Как же теперь быть? Как уйти от ментов?
Дверцы лифта закрылись прямо перед носом у одного из мусоров. Наверняка они продолжают погоню...
Неужели влипли?..
В это время лифт остановился, дверцы распахнулись.
Парень отбросил в сторону ведро и подхватил бесчувственное тело Семы под мышки. Оторвал его от пола и потащил к выходу, на площадку перед квартирами.
– Эй, куда ты? – засуетилась Ирина.
– Не болтай, нет времени... Дуй за мной... Дома у меня побудете...
Он подтащил тело Семы к двери своей квартиры, быстро вставил ключ в замочную скважину.
Ирина на одной ноге пропрыгала вслед за ним. Можно было и ведро с собой прихватить. Ну да, еще чего! Пусть в лифте покатается...
Еще неизвестно, можно ли верить этому типу. Может, в какую ловушку заманивает.
Незнакомец открыл дверь, зашел в квартиру и втащил за собой Усика, вроде приходящего в себя.
Ирина оказалась в квартире последней. Захлопнув дверь, она припала к глазку.
Ждать пришлось недолго. Вот он, товарищ мусор. Тяжело дыша – комплекция у него о-го-го – протопал к лифту, нажал на кнопку, заглянул внутрь пустой кабины, когда дверцы раскрылись.
Что, слопал! Ирина хихикнула.
Мент осмотрелся по сторонам. Наверняка догадался, куда делись беглецы. Только не знал, в какой именно квартире они скрылись. Махнув рукой, он направился вниз.
– Да-а, ну и видок у твоего дружка! – протянул за ее спиной незнакомый парень.
– А тебе что за дело? – окрысилась Ирина, оборачиваясь к нему. И тут же сменила гнев на милость. – Спасибо, выручил...
И действительно, чего это она с ним так. Ведь он, можно сказать, спас их.
– Ты еще и спасибо умеешь говорить! – с безобидной иронией улыбнулся он.
И так посмотрел ей в глаза... С ума сойти! Он что, влюбился в нее?
– Подкалываешь? – Ирина улыбнулась в ответ. А чего, может, он свой в доску. Подумаешь, Усика стукнул. Так тот сам первым руку поднял. Будет ему урок...
– Эй, где это я?
О! Очнулся! Ирина ухмыльнулась, глядя, как Сема пытается встать на ноги. Протянула ему руку. Как-никак, они из одной связки.
– А этот мутила чего здесь делает? – спросил Сема, прочно заняв вертикальное положение. В прихожей стоял полумрак. Но лицо хозяина квартиры он разглядел. А не узнать его он не мог.
– Я не мутила. А ты, грубиян, у меня в гостях. – Незнакомец, похоже, не умел обижаться.
Но нет, скорее всего у него просто железная выдержка. Ирина посмотрела на парня с невольным уважением.
– А какого крена мы у тебя здесь делаем? – Сема не унимался. Ущемленная гордость заела.
– Да остынь ты! – осадила его Иринка. – Человек от ментов нас затер, а ты бочку на него катишь.
– А, тогда ладно...
Но приветливости во взгляде Усика не прибавилось. Все так же смотрит волком на своего обидчика.
– Кстати, меня Артемом зовут.
Иринка промолчала. Усик что-то буркнул в ответ. Но имени своего также не назвал.
Но Артему было все равно.
– А чего мы здесь стоим? Давайте в комнату. У меня кока-кола есть, каждому по баночке, – сказал он.
– Нам некогда, – покачал головой Сема.
Он такой, его никаким калачом не приманишь. Зол он на Артема и никогда не захочет видеть его в своих приятелях.
Да и тот, похоже, к этому нисколько не стремится. Чхать он хотел на Усика. Ему она, Иринка, нужна. Вон, как смотрит на нее.
Иринка же зажмурилась на миг в предвкушении удовольствия. В такую жару кока-колы хлебнуть в самый бы раз, холодненькой.
В последнее время стали появляться коммерческие бары со всяким заморским товаром. И кока-колу иногда в баночках продавали. Но пробовать сие чудо ей не доводилось. Причина проста: нет бабок.
– Хочешь, иди, – она равнодушно посмотрела на Сему. – А я останусь.
– Ну да, иди!..
Он глянул сначала на нее. Затем на Артема, неприязненно и с подозрением. Нет, этот ее так просто от себя не отпустит. Втюрился он в нее и уже давно этого не скрывает. Да только на взаимность пусть не надеется.
Усик внешне хоть куда. Ростом не удался, но фигура ладная – широкие плечи, узкие бедра и совсем не плоский зад. И лицо симпатичное. Полные, красиво очерченные губы, широко распахнутые глаза, роскошные брови. Только все это какое-то грубое. Но с каких пор грубость портит мужчин?..
Но не это главное. Есть в нем мужская сила, этот природный магнит.
Но никогда она не будет с ним. Никогда!
Вадим – вот за кем она пойдет хоть на край света. Она любит только его и никогда не полюбит другого...
Ей уже шестнадцать, а она все еще девочка. Но никому, кроме Вадима, она не отдастся. Только вот не зовет он ее за собой. Не любит ее. Но уважает, в его глазах она стоит наравне с тем же самым Усиком, его лучшим другом.
Не любит... Ничего, скоро все будет по-другому. Изменится она сама. Хватит быть похожей на мальчишку. Хочешь завоевать мужчину, обретай женственность, походку меняй, волосы отращивай, за лицом ухаживай. И за языком следи. Так она и поступит. Не за горами тот час, когда он увидит в ней женщину...
Итак, ей предложили кока-колу.
– Ну что, хозяин, веди гостей. – Иринка беззастенчиво глянула на Артема.
А квартирка у него просто шик! Дорогая мебель, ковры. Чистота идеальная.
Своя комната у него, светлая, просторная. И в ней тоже хорошая мебель, ковры, золоченые обои. Никаких излишеств в виде голых женщин на стенах. Все строго, по полочкам. А может, он зануда непроходимый?
Впрочем, какая ей разница? Ей с ним не жить. Хотя, если честно, неплохо бы пожить в этой роскоши хоть немного. Даже видак у этого Артема есть, японский, как и телевизор. Полеживала бы себе на кожаном диванчике, потягивала бы пивко импортное да боевички бы целыми днями смотрела.
Но нет, ей здесь не жить. Даже если Артем позовет. А такая возможность, как ей кажется, не исключена...
Как смотрит он на нее, как смотрит!
А парень, стоит признать, он хоть куда. Волосы черные как смоль, гладко причесаны, широкие надбровные дуги, глаза синие – обалдеть, волевой подбородок...
Но она не будет с ним, имей он хоть сто таких квартир!..
И вообще, с чего это она взяла, что с Вадимом, если все у них сладится, они будут жить в бедности. Не сомневайтесь, от этой жизни они возьмут все!
– Ты о чем-то думаешь? – спросил ее Артем.
Он протянул ей баночку с кока-колой.
Такую же баночку он дал и Усику, но при этом даже не взглянул на него.
Ирина не ответила на вопрос. Плюхнулась в свободное кресло, повертела в руках банку.
Как же она открывается?
– Открой! – Она протянула банку обратно.
– Не умеешь?
– А что, если впервые вижу эту дребедень, значит, не человек? – сверкнула она ледяным взглядом.
В глазах Артема отразилась растерянность.
– Ты не думай, я не хотел тебя обидеть.
Иринка криво усмехнулась. И промолчала.
Он откупорил жестянку и протянул ее Иринке.
Сема справился с банкой своими силами. Он также не был спецом в этих делах. Но внимательно следил за действиями Артема и быстро смекнул, что к чему.
– А кто у тебя предки? – вяло спросил он.
– Отец в загранку ходит. Капитан дальнего плавания. Мама универмагом заведует... Но они в разводе.
Возможно, последняя фраза сама по себе слетела с его уст. А может, это был просто ход. Хотел выставить себя ущербным, таким же, как и она, Иринка. Понял, что между ними пропасть, и захотел перепрыгнуть через нее.
Да только ошибся, дружок. Уж кто-кто, а она ущербной себя не чувствует!
Кажется, она засиделась в гостях. Пора уходить. Надоел ей этот чистоплюй с его стерильными хоромами. Иринка уже собралась подняться, чтобы уйти, когда дверь в комнату отворилась. На пороге нарисовалось хрупкое юное существо.
Среднего роста, тонкая и стройная как стебелек, большими красивыми глазами на них смотрела девушка, нет, скорее девочка равного примерно с ней возраста. Только Ирина по сравнению с этим чудом в пышном платьице выглядела чуть ли не старухой.
– Артемчик, у тебя гости?.. – спросила девушка. И тут же с испугом: – Ой, что это с ним?
Она смотрела на Сему.
Иринка также взглянула на него. Чего это она так испугалась? Ах да, есть от чего прийти в ужас этому тепличному растению. Щека Усика была располосована цепью, рана кровоточила. Но никто не обращал на это внимания, и прежде всего он сам.
– У вас рана, – озабоченно проговорила девушка и подошла к нему. – Вас что, не пугает заражение крови?
Она взяла его за руку.
– Пойдемте, я обработаю вашу рану, пока не поздно.
– Да ладно, не надо, – засмущался вдруг Усик. – Это пустяк...
– Только не нужно спорить! – мягко, но в то же время требовательно сказала она.
– Прошу любить и жаловать, моя сестра! – улыбнулся Иринке Артем. – И спорить с ней, скажу я вам, бесполезно. Вы не смотрите, что она такая маленькая...
– Помолчал бы ты, Артемчик... – даже не глянув на него, журчащим как ручеек голосом сказала ему сестра.
– Молчу, Леночка, молчу!

* * *
Что это с ним? Почему у него распорота щека? Наверное, дрался с кем-то?.. Ой, как интересно!
Леночку не пугал вид крови. Напротив, она даже находила какое-то удовольствие, когда ей доводилось перевязывать раны. Возможно, именно поэтому она и собиралась стать врачом.
Не спрашивая его согласия, она отвела парня в ванную, где находилась домашняя аптечка. Ей нравилось ощущать власть над этим крепышом, все естество которого лучилось скрытой в нем внутренней энергией. Ей вообще нравилось ощущать власть над мужчиной.
Парень послушно снял с себя грязную майку.
– Как тебя зовут? – официально, сухо – как-никак, а для него она уже врач – спросила Леночка.
– Семен, – буркнул он.
Он что, стесняется ее? Наверное, так... Ее охватило вдруг странное возбуждение.
– Семен, вам придется немного потерпеть, – тихо сказала она.
Рана оказалась не такой уж страшной, как ей подумалось вначале. Неглубокая, совсем не обязательно накладывать швы...
Наверное, достаточно будет обработать ее йодом...
Губы Леночки скривила демоническая улыбка. Ей вдруг так захотелось сделать ему больно...
Смочив йодом тампон, она мягко коснулась им раны.
Семен поморщился от боли, но не издал ни звука. Жаль. Ей так хотелось видеть его страдания...

* * *
Лена ушла и увела за собой этого полудурка с рассеченной щекой. Артем оторвал взгляд от двери, за которой скрылась сестра, и перевел его на сидевшую напротив девушку.
Дикая она какая-то. Уличная девчонка. И красивая, необычно красивая. В ней много мальчишеского – манеры, одежда, прическа. Но за всем этим женщина, настоящая красавица. А глаза у нее волшебные. Большие, зеленые.
Артема одолевали незнакомые чувства.
Любовь. Любовь с первого взгляда... Неужели это произошло с ним? Неужели он влюбился в эту пацанку с пшеничными волосами?..
– Как же тебя все-таки зовут? – спросил он.
– Ириха, – по-будничному просто назвалась она. И даже улыбнулась ему. Хотя глаза по-прежнему смотрели с отчуждением. Ну чужой ты, чужой, говорили они. Чистенький, ухоженный, не из нашего, уличного мира.
– Ты, наверное, думаешь, что я маменькин сыночек? – Это в нем заговорила обида.
– Да нет, – пожала плечами она. – Маменькины сынки так не дерутся... Кстати, а где ты этому научился?
В ее вопросе почти отсутствовал всякий интерес. Так, для поддержания разговора, из вежливости спросила.
– Это карате-до. Отец мой им «болеет». И меня заразил. С пяти лет дрессирует. Вот уже пятнадцать лет занимаюсь...
– Пятнадцать лет? Это круто... Выходит, тебе сейчас уже двадцать?
Быстро подсчитала. Значит, разговор с ним уже начинает захватывать ее. Это хорошо.
– С небольшим...
– Учишься или работаешь?
О, да она уже по-настоящему интересуется им. Артем повеселел.
– Учусь.
– Где? В институте каком?.. Ну да, конечно, в институте. И в армии, наверное, еще не служил...
– А вот тут ты не угадала. Я в военном училище учусь. В Рязанском десантном. Может, слышала о таком?
– Так ты что, военным будешь?
В глазах Ирины вспыхнул живой интерес. Сейчас она явно видела в нем не маменькиного сыночка, а мужчину, выбравшего суровый жизненный путь.
1 2 3 4 5
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я