научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 купить подвесной унитаз 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Владимир Георгиевич Колычев
Брат, вспомни все!


Брат Ц 3


: Sergius — s_sergius@pisem.net
«К60 Колычев В.Г. БРАТ, вспомни все!: Роман»: ЭКСМО-Пресс; М.; 2001
ISBN 5-04-006537-Х
Аннотация

Так кто же я сам? Как меня зовут? Чем я занимался в жизни? Тщетно Никита Брат ищет ответа на эти вопросы. После схватки с беглым зэком он начисто потерял память Он и не подозревает, что ему принадлежит роскошный отель «Эсперанто», что сам он мультимиллионер. А еще он опытный и бесстрашный боец. Но и этого он не помнит. Однако те, кто считают Никиту слабаком, не способным постоять за себя, жестоко ошибаются. Мышцы помнят навыки боевого искусства. И это искусство должно помочь ему выбраться оттуда, откуда еще никто не возвращался…

Владимир Колычев
БРАТ, вспомни все!
(Брат — 3)

Часть первая

Глава первая

Шесть утра. Время подниматься. Но спать хочется жуть как. Только глаза раскрываются сами по себе. Это все Марта. Ее нежные ласковые руки творят чудеса. Она гладит его по голове, будто разгоняет сон. Затем легкий поцелуй в губы. И все. Спать не хочется вовсе, настроение под потолок, сила бьет через край.
— Родная ты моя!..
Никита с любовью посмотрел на жену. Затем прижал ее к себе.
— Дорогой, пора вставать, — улыбнулась ему Марта.
— Он уже полчаса как встал.
— Ты негодник! — покачала головой Марта. И выскользнула из его объятий.
— Даже не думай…
Секс по утрам не для нее. И не важно, какие страсти бушуют в нем. Так что придется терпеть до вечера. Впрочем, как трагедию эту проблему Никита не воспринимал.
Уже шесть лет они вместе. Он занимался бизнесом, она — детьми и домашним хозяйством. Мальчик и девочка у них. Дениске четыре года, Веронике три.
Марта — идеальная жена. Все такая же молодая, красивая, стройная. Вера в бога и семья — больше ничего в жизни ее не интересовало. Ей даже все равно, чем занимался Никита. Но зато на первом месте — забота о его отличном настроении до работы и о хорошем отдыхе после.
Жили они в трехкомнатной квартире. В той самой, которую Никита купил для них осенью девяносто четвертого года. Уже январь двухтысячного, бизнес его процветает, приносит ему миллионные доходы. Он мог бы позволить себе роскошный особняк на Рублевке с колоннами, бассейном и зимним садом. Но Марта никуда не хочет отсюда уезжать. Душой прикипела к этому месту. Церковь здесь рядом — по два раза на дню там бывает. И квартира ей очень нравится.
Впрочем, Никита и не настаивал на улучшении жилищных условий. Ему все равно, где жить, лишь бы только вместе с Мартой. Где она, там любовь, уют и комфорт. Он любил ее и чувствовал себя с ней превосходно. О лучшей жизни и мечтать нельзя…
Марта ушла на кухню готовить завтрак. Никита встал с постели и тут же бревном рухнул на пол, спружинил на широко расставленных руках. Отжимание. Норма — двести раз. Зарядка началась…
Через час водные процедуры. Контрастный душ. Чередование горячих и холодных потоков. А потом завтрак. За столом вся семья. Он, Марта, Дениска и Вероника.
На столе овсянка, у Дениски и Вероники кислые лица. Не любят они кашу. Но Марта непреклонна. И Никита тоже, если честно, не больно-то жалует эту размазню. Но спорить с женой — никогда… Марта лучше него знает, что нужно есть на завтрак. Вот и приходится глотать кашу и запивать ее апельсиновым соком. И думать о бутерброде с огромным куском ветчины, который подаст ему секретарша вместе с чашечкой кофе.
После завтрака Никита отправлялся на работу.
— Когда тебя ждать? — спросила Марта.
— Сегодня буду рано. В шесть вечера… Можешь приготовить праздничный ужин…
— А какой у нас сегодня праздник?
— Начало спокойной и сытной жизни российских буржуа. Я имею в виду себя…
Сегодня Никита рассчитывается с последним своим кредитором. Все, больше у него нет долгов ни перед банками, ни перед самим собой…
Отель «Эсперанто». Колоссальных размеров куполообразное здание. В нем концертный зал на три тысячи мест, четыре ресторана, диско-шоу, бары, бистро. И по обе стороны от него два белоснежных крыла — двадцатичетырехэтажные корпуса на шестьсот фешенебельных номеров.
Грандиозный проект, грандиозные масштабы, грандиозные суммы капиталовложений. Всякий раз, когда Никита подъезжал к этой громаде, у него захватывало дух. И каждый раз вспоминал о банковских кредитах. Сумеет ли он вовремя расплатиться? И всегда отвечал сам себе — сумеет.
Почти шесть лет он крутился как белка в колесе. Страшно рисковал, вкладывая свои капиталы в прибыльные сферы бизнеса. Ему везло. Суммы оборачивались снова и снова, удваивались, утраивались… Он не шел, а бежал вперед, не давая конкурентам обгонять себя. Деньги делали деньги и, в конце концов, он стал страшно богатым человеком. Но скольких сил, времени и стрессов все это ему стоило! Хорошо, что Марта помогала ему снять напряжение. У нее сильная биоэнергетика, в руках чудотворная сила, умноженная на сердечное чувство. Если б не она, то, возможно, на почве экстремального бизнеса у него мог бы «задымиться шифер» — слишком велико было напряжение сил и нервов.
В один прекрасный момент Никита вывел из оборота все свои капиталы, продал все, от чего не жаль было избавиться. И все освободившиеся средства бросил в бой за отель в центре города. Уже не один год он мечтал о таком проекте. И вот этот момент наступил.
Его собственных средств хватало не на все. Поэтому он брал крупные кредиты в банках. Заручился содействием правительства Москвы. Градоначальники приветствовали его начинания, вкладывали в это дело свои средства, помогали преодолевать всевозможные препоны.
Черный август девяносто восьмого года не выбил его из колеи. Напротив, усилил его позиции. К этому моменту он вложил в дело все свои средства без остатка — здания отеля были подведены под крышу, полным ходом шли отделочные работы, закупалось оборудование. Нужны были крупные кредиты. И он получил их. До кризиса. Тогда он брал в банках деньги, а сейчас возвращал обесцененные бумажки…
Когда-то у него был и свой банк. Был да сплыл. Разорился. Вернее, сам Никита его и разорил. Выкачал из него все средства. На строительство отеля. Еще до того, как на страну наложили дефолт.
Май тысяча девятьсот девяносто девятого. Презентация отеля. Международный масштаб мероприятия. Иностранные и отечественные звезды первой величины, первые лица государства, именитые гости из-за рубежа. Словом, к отелю «Эсперанто» было привлечено вселенское внимание. И неудивительно, что многие иностранцы теперь хотели селиться именно в этом отеле, а не в каком-то другом.
С самого начала дела шли хорошо. Бесплатная доставка гостей из международных аэропортов, подземные автостоянки, иномарки напрокат — все это привлекало богатых туристов. Роскошные номера с джакузи и водяными матрасами, отличный сервис, безупречная служба безопасности, рестораны, оздоровительные центры, мини-аквапарк и многое другое удерживало гостей, заставляло их приезжать сюда снова и снова.
Отель процветал. Но еще не самоокупился. Однако у Никиты была возможность в срок рассчитаться со всеми долгами. За ним оставался контрольный пакет акций одной достаточно крупной нефтяной компании. Высокие мировые цены на нефть приносили ему большие деньги.
Ему принадлежит восемьдесят процентов акций отеля. Остальные двадцать — правительству Москвы.
Отличный расклад. Ни одно частное лицо, кроме него самого, не в силах претендовать на верховенство власти. Он полный хозяин «Эсперанто». Он, и только он…
Если с ним что-то случится, весь контрольный пакет акций переходит Марте. Жизнь есть жизнь — его могут убить. Или он может куда-то пропасть. Был человек и нету. Ни трупа, ни известия о нем. Поэтому он составил завещание. В пользу жены. Все его состояние переходило ей в случае его смерти. А если он вдруг пропадет без вести — через десять дней после его исчезновения…
Никита подъезжал к отелю на одной машине. «Ланд Крузер» с водителем-телохранителем за рулем. Все, больше его никто не сопровождал. Кто-кто, а он хорошо знал, что если тебя задумали убрать серьезные люди, то не поможет никакая охрана. А если несерьезные — то Никита и сам в состоянии отбить нападение. Он никогда не терял формы и не расставался с пистолетом. И сейчас у него под пиджаком в кобуре пистолет «ИЖ», аналог «Макарова» — не такое уж и плохое оружие. Тем более что проведено через разрешительную систему МВД.
Машина остановилась напротив дверей рабочего вестибюля. Это вход для работников администрации и обслуживающего персонала. Для гостей — западный и южный вестибюли. Там все на высшем европейском уровне. Мрамор, пластик, позолота, ковры, кожаные кресла, диваны. Словом, шик, блеск, красота. Но и рабочий вестибюль тоже оформлен по высшему разряду. Никита умел придавать значение каждой мелочи.
Первым его встретил управляющий гостиницей. Высокий статный мужчина. Породистое лицо, благородная седина в волосах, умный взгляд, уверенность в собственных силах. Сергей Абрамович Лесновский, русский еврей, в недавнем прошлом директор одной крупной столичной гостиницы. Ценный кадр.
— Здравствуйте, Никита! — Он едва заметно пригнул голову.
Никита протянул ему руку.
— Как дела?
Ему не нравилось, когда его называют по имени-отчеству люди, старшие по возрасту. И обращение по фамилии с приставкой «господин» тоже не жаловал.
— С делами у нас как всегда. Все в порядке… Хотя… Сергей Абрамович многозначительно потянул паузу.
— Что «хотя»? — повел бровью Никита.
— Вам лучше поговорить об этом с начальником службы безопасности… Николай Евгеньевич ждет вас возле вашего кабинета…
Сапунов сидел в приемной и о чем-то вяло разговаривал с секретаршей Аллочкой. Здоровенный дядька, под два метра ростом, весом за центнер. Но главный его козырь не в физических данных, а в голове. Очень толковый мужик, опытный. И личная преданность боссу — не последнее дело.
При появлении Никиты Сапунов встал с кресла, с широкой улыбкой ответил на приветствие. И Аллочка поднялась из-за стола. Неглупая девчонка с данными топ-модели. Длинные ноги, полновесная грудь… Только строгий деловой костюм не способствует демонстрации прелестей. Аллочка — девушка порядочная во всех отношениях.
— Что там у тебя стряслось? — спросил у Сапунова Никита.
Тот не ответил. Лишь показал взглядом на дверь кабинета. Мол, разговор не абы какой. Не в приемной его вести.
Кабинет у Никиты светлый, просторный. Все здесь на высшем офисном уровне. Даже самый взыскательный взгляд ни к чему не придерется.
Он занял свое место. Сапунову показал на кресло напротив.
— Ну! Что там у тебя?
— Кража…
— У кого?
— Сто двадцать четвертый номер. Мистер Голдуин. Вице-президент одного весьма крупного совместного предприятия… Пропали две тысячи долларов. И золотые часы «Ролекс»…
— Очень интересно… А особенно интересно знать, кто и как это сделал?
— Некая Лиза Скоробогатцева… Деньги и ценности возвращены владельцу. Мистер Голдуин лично выразил мне свою благодарность. Даже через книгу отзывов…
— Приятно слышать, что твоя служба сумела выйти из положения. Но почему был допущен сам факт воровства? Как эта дрянь попала в номер к этому мистеру Голдуину?..
— Это Лиза-проститутка. Со стороны…
— Как она попала в отель?
— Через Савина, помощника управляющего. Сегодня ночью была его смена… Только про Савина пока никто не знает. Лишь ты и я…
Сапунов был один из немногих в отеле, кто мог себе позволить обращаться к Никите на «ты». И в прошлом, и в настоящем их связывало немало общих и довольно рискованных дел.
— Савина Лиза сдала?
— Она. Сам знаешь, мои ребята и мертвому язык развяжут…
Это Никита знал хорошо. Ребята у Сапунова что надо. Огонь и воду прошли. Душой и телом бойцы. Много знают, еще больше умеют. За Никиту и за самого Сапунова умереть готовы. Их всего шестнадцать. Но стоят они целого полка.
Эти шестнадцать бойцов — костяк и опора службы безопасности. Кроме них, под Сапуновым несколько десятков охранников, контролеров, операторов систем скрытого видеослежения. Работы у них много. И пока они с ней справляются. Хотя есть недочеты.
— Значит, Савин решил подзаработать на девочках?
— Да не он сам решил. Его заставили…
— Кто?
— Наш старый знакомый. Шалманов…
— Снова он?..
— Он. Неймется кретину… Кстати, эта Лиза далеко не первая девочка, которую Савин «на работу оформил». И ведь если бы не случай, он и дальше путан шалмановских с улицы запускал…
Шалман — бандитский авторитет достаточно высокого ранга. С ним Никита и Сапунов имели дело в прошлом году.
У Шалмана своя территория, свои «подданные», свой криминальный и легальный бизнес. Он в силе. Мощная «бригада» под ним. И влияние в уголовном мире значительное. Вот и разинул он роток на чужой каравай. «Эсперанто» захапать под свою «крышу» захотел.
Шалман и его люди уже не те братки в зеленых слаксах и кожаных куртках, которые кишмя кишели в столице в начале девяностых. Шалман идет в ногу со временем. У него респектабельный вид, манеры светского человека, ухожен от корней до кончиков волос. Носит дорогие костюмы, речь его не изобилует бандитским жаргоном, блатными интонациями. Ни дать ни взять деловой человек, бизнесмен.
Вот именно, бизнесмен. Ему уже мало делать «крышу» коммерсантам. Ему долю в бизнесе подавай. И ведь подают. Его люди входят в советы директоров всех подконтрольных ему коммерческих структур.
И в случае с «Эсперанто» он сразу далеко замахнулся. Решил взять отель под свою опеку. И как бы между прочим выкупить у Никиты процентов эдак двадцать акций. По льготной цене — если сказать мягко. А если грубо — то на грабительских условиях.
Не принял Никита «деловое» предложение «предпринимателя» Шалманова. Зачем нужна криминальная «крыша»? Не для того он создавал собственную службу безопасности, тратил на ее содержание немалые средства.
Шалман бочку на него покатил. Сапунов бойцов своих на всякий случай под ружье поставил. Но кровь не пролилась. С подачи Никиты нашлись люди, которые посоветовали Шалману забыть дорожку к «Эсперанто». И тот послушал. Затих. Никита уже и забыть о нем успел.
И вот на тебе. Снова у Шалмана слюнки на его отель потекли. Девочек своих желает к делу пристроить.
Только в отеле есть свои девочки. Сотрудницы спецсекретариата.
Спецсекретариат — это, можно сказать, детище Сапунова. Это он придумал создать при отеле службу сексуальных услуг.
Что ни говори, а среди мужчин Святые — редкость. Любят клиенты погрешить. Девочек им подавай. Тут уж никуда не денешься — мужская природа требует своего. Можно дело пустить на самотек. И тогда бы хлынул в отель поток уличных путан. И началось бы: проблемы с властями, наркотики, кражи, шантаж. Ну и венерические болезни, а тем паче СПИД — тоже проблема.
Поэтому Сапунов посоветовал Никите создать спецсекретариат. Набрать симпатичных девочек без комплексов. Воспитанных, образованных. Проверить их со всех сторон. Благонадежность — раз, здоровье — два, а профессионализм — дело третье. Девочки нашлись. Из них отобрали самых лучших. Зачислили в штат отеля на должность гостевых секретарей.
Прибывает в отель гость, хочется ему развлечься. Он делает заявку на секретаря. И уточняет — для досуга. И появляется вежливая, в меру раскованная милашка, готовая на любые услуги по перечню прейскуранта. Вместе они проводят время. А секс между ними — как бы личное их дело. Никакая инспекция не придерется, ни один прокурор не докажет, что администрация отеля занимается сводничеством, а спецсекретарши — проститутки. Все шито-крыто. И гости довольны. И девочки сыты. Процесс под контролем, поэтому никаких неприятных инцидентов. Ни шантажа, ни краж, ни болезней.
А вот стоило появиться залетной шлюхе, как тут же обокрала американца.
При отеле должен быть свой элитный бордель. Сегодняшняя ночная кража — наилучшее тому подтверждение.
— Савин уже написал заявление об увольнении? — спросил Никита.
— Разумеется, — кивнул Сапунов. — Все как положено, по собственному желанию. Как только сдал Шалмана, так и написал…
— Легко отделался…
— Так не в асфальт же его закатывать… Тем более что Шалман его запугал…
— Нож к горлу?
— Да нет, здесь другое… — усмехнулся Сапунов. — Савин же это… Бисексуал…
— Не знал.
— И я не знал. И жена тоже. А у него любовник. С ним-то его Шалман и застукал. Не он сам, конечно, а его люди. На пленочку вся мерзость эта легла…
— А потом эту пленочку Савину…
— Точно так-с…
— Шантаж, значит.
— Со всеми вытекающими…
— И увольняющими… Кто виноват, что он педераст не только в сексе?… В общем, с Савиным разобрались. Осталось разобраться с Шалманом. Не нравится он мне.
— Мне тоже.
Сапунов правильно понял многозначительный взгляд Никиты.

* * *

— Значит, говоришь, облом.
— И по полной программе. Эта сучка Лизка все офоршмачила. Тварь подзаборная! Надо было ей на карман клиента делать…
— Тварь… — легко согласился Шалман.
— За жабры ее взяли. Савина она сдала…
— А Савин сдал нас, так?
— Сдал… — кивнул Артюх, правая рука Шалмана. — Так он же лох! Его любой расколоть мог.
Шалман и Артюх разговаривали на привычном для них языке. С виду они респектабельные бизнесмены. А в душе — обожженные зоной бандиты. Они сидели в офисе Шалмана, в комфортабельном кабинете, за закрытыми дверями. Им не было смысла прятать свое уголовное нутро за внешним лоском белых воротничков.
— Где сейчас Лизка? — спросил Шалман.
— На галерах, — хмыкнул Артюх. — Ее Чусь на три месяца дальнобойщикам продал. Пусть «плечевой» задарма поработает, на вафлях и воде посидит…
— Идиотка!..
«Слишком мягкое наказание для этой твари.
Такую работу с Савиным провели. Крепко лоха в оборот взяли, красиво развели, заставили на себя работать. Свой человек в тылу врага всегда нужен. Через него пошли в отель девочки — сначала одна, затем вторая, третья… А на десятой засыпались. Сучка в карман к клиенту полезла. И спалилась. Теперь все, закрыт путь в «Эсперанто»…»
— Отель процветает, — самому себе сказал Шалман. — Все там на мази. Бабки немереные крутятся…
— Да не вопрос, отель крутой, — кивнул Артюх. — Иностранцам там как медом намазано. Сплошь и рядом америкосы с пузатыми лопатниками…
— А нам на их бабки остается только облизываться.
— Так у этого Брата завязки крутые на всех уровнях…
«Это так. Владелец отеля — пацан крутой. Сам по себе не лох. Очень серьезная служба безопасности. Мало того, этот мэн знакомство с самим Королем водит. И не важно, что сейчас этот именитый «законник» мотает срок. С ментами из РУБОПа этот Брат дружит. И чуть что не так — с цепи сорвется группа захвата из ОМОНа А это очень вредно для почек и других жизненно важных органов. Но то еще ладно, а ведь могут и «ствол» подкинуть при задержании или пакетик с героином. Попробуй потом отмажься…
А еще мэрия столичная свою долю в отеле имеет. Это тоже немаловажный факт».
Размышления Шалмана оборвал голос секретарши.
— Валерий Николаевич, к вам посетители, — передала она через интерком.
— Кто? — небрежно спросил он.
— Начальник службы безопасности отеля «Эсперанто».
Брови Шалмана взметнулись вверх. Да, он был удивлен. И не скрывал этого. Никак не ждал, что Сапунов сам к нему пожалует.
— Я сейчас занят. Пусть обождет. Он мог бы принять столь важного гостя прямо сейчас. Но решил потянуть резину.
— А может, его того? — спросил Артюх.
И провел ладонью поперек горла.
Шалман только вздохнул. Да, соблазнительно грохнуть Сапунова. Верный «пес» своего хозяина. Ни при каком раскладе не предаст его. Таких не переманивают, таких уничтожают…
Но, во-первых, в офисе легальной фирмы этого делать нельзя. Во-вторых, Сапунов далеко не дурак. И принял необходимые меры предосторожности.
Шалман посмотрел на часы. Сапунов ждет его в приемной ровно десять минут. Пожалуй, хватит его мариновать.
Он связался с секретаршей и велел пропустить посетителя. Но Сапунов в его кабинет вошел также ровно через десять минут после этого.
— Какие люди! — с пренебрежительной ухмылкой, не поднимаясь со своего места, протянул Шалман.
А вообще-то его подмывало встать. Уж больно грозным казался этот крупногабаритный мэн. Из бывших ментов дядя. Натуральный ментозавр. Сколько Шалман натерпелся в своей жизни от таких, как он…
— Наше вам с кисточкой! — так же небрежно бросил в знак приветствия Сапунов.
И, не спрашивая разрешения, занял свободное место.
— Я вас слушаю, господин подполковник, — осклабился Шалман.
Этим он давал понять, что знает про Сапунова немало.
— Это похвально, господин Шалманов, что вы в курсе, кем я был раньше, — снисходительно усмехнулся тот. И добавил: — Но еще лучше вы знаете, кем я работаю сейчас.
— Не вопрос.
— Значит, догадываетесь, зачем я к вам пришел.
— Разбор чинить?
— Что-то в этом роде.
— Ну разбор так не чинят. Давайте стрелочку забьем, выедем в чисто поле…
Сапунов сморщился, как от нашатыря. Выставил перед собой раскрытую ладонь. Помахал ею.
— Ни в чисто поле. Ни чисто в поле. Ни-ку-да! Никаких стрелочек, господин Шалманов. И вообще, будьте добры, избавьте меня от ваших бандитских заморочек!
Шалман нахмурился, исподлобья направил на Сапунова тяжелый взгляд.
— Что ты хочешь? — грубо спросил он.
— Для начала хочу предупредить, чтобы ты не совал свое рыло в чужие дела…
И Сапунов забыл о вежливости.
— Не понял, о чем ты?
— Ни о чем. О ком. О девочках.
— Какие девочки?
— Те, которых ты через Савина к нам в отель запускал.
— Я?
— Ты!.. Короче, больше ни одна твоя девочка не появится в отеле.
— Хорошо. Будут только мальчики, — хмыкнул Шалман. — Я слышал, в «Эсперанто» немало старых, богатых и озабоченных теток. Да и педиков хватает…
— Если ты про Савина, то в отеле он больше не работает.
— Савин для меня не потеря. Таких Савиных у меня на каждом шагу. Надо будет, весть ваш сраный отель на меня пахать будет…
— Забудь об отеле. Совет это или предупреждение, думай, как хочешь. У меня все.
Сапунов поднялся со своего места. И деловито, с достоинством вынес из кабинета свое крупное тело. От него на душе остался тяжелый осадок.
— Козел! — процедил сквозь зубы Шалман, когда Сапунов исчез.
— Упертый козел, — добавил Артюх.
— Ничего, и не таким рога обламывали. Короче, этот отель будет моим! — Шалман со всей силой саданул кулаком по столу. — Рыба гниет с головы. Вот с головы и начнем.
Упоминание о рыбе разбудило аппетит.
— А не пора ли нам водочки под хорошую закусь тяпнуть? — поднимаясь со своего места, спросил он.
— Ну, это всегда пожалуйста! — кивнул Артюх.
К подъезду подали два джипа. Для него и для охраны. Шалман лично проследил за тем, чтобы его машину обследовали сканером. А вдруг она заминирована? Но все было чисто.
Шалман сел в джип. Водитель завел двигатель. И в это время что-то громко и протяжно завыло. Как будто авиационная бомба с большой высоты на машину падала. От ужаса кровь застыла в жилах.
— Что это? — выдавил из себя Шалман.
— Да это где-то под мотором… — сказал водитель, бледный как полотно.
Через несколько минут Шалман разглядывал муляж взрывного устройства.
1 2 3 4 5
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я