Великолепно сайт Wodolei 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Игорь Михайлович Попов
Буря в пустыне



Игорь Попов
БУРЯ В ПУСТЫНЕ


Саддам Хуссейн… Этого самоуверенного человека крепкого телосложения, неизменно облаченного в военную форму, знает сегодня, наверное, весь мир. Его изображения обошли страницы тысяч газет и журналов. Его ставили в один ряд с сатаной и дьяволом, Гитлером и Сталиным. Однако он любит сравнивать себя с легендарным вавилонским царем-воителем Навуходоносором. Любопытно, что имя Саддам по-арабски значит «разящий», «наносящий удар».
«Как и все диктаторы, Саддам слушает только то, что хочет слышать… Как и всегда, никто не осмеливается сказать ему плохую новость» – так характеризовали иракского президента специалисты из американской разведки. Диагноз западных экспертов был жестким: тяжелая форма мании величия с ярко выраженными симптомами паранойи. Может быть, в этом ключ к разгадке феномена Саддама Хуссейна – жестокого мусульманского лидера, бросившего вызов всему мировому сообществу, пожертвовавшего своим народом и судьбой родины ради удовлетворения политических амбиций?
И все же было бы неверно объяснять кризис в зоне Персидского залива летом 1990 года только особенностями психики С. Хуссейна. Уже давно этот регион подобен бочке с порохом, которая может взорваться даже от небольшой искры. Локальный ирако-кувейтский конфликт разжег огромный военный пожар на Ближнем Востоке, который стал одним из самых крупных после второй мировой войны вооруженных конфликтов, втянувшим в боевые действия свыше миллиона военнослужащих. Война в Персидском заливе явилась трудным и ответственным испытанием для мирового сообщества, провозгласившего свою приверженность общечеловеческим ценностям.
Историки, – политологи, военные специалисты разных стран мира неоднозначно оценивают истоки, причины, итоги и результаты той воины. Истинный ответ может дать только время. Однако уже сейчас очевидно, что исследователям еще предстоит выявить множество тайн, связанных с драматическими событиями, происходившими в зоне Персидского залива.

Накануне

Зависть пожирает все добрые чувства, как огонь – дрова.
Пророк МУХАММАД

Нефть – источник богатства и процветания стран Ближнего Востока. Но она и источник неравенства, вражды, зависти в арабском мире. Именно нефть лежала в основе возникшего в середине 1990 года кризиса в Персидском заливе, принявшего форму агрессии сильного, но недостаточно богатого Ирака против слабого, но очень богатого Кувейта. Не случайна в этом конфликте и роль США, направивших полумиллионную армию в Персидский залив с целью защитить права человека, попранные Саддамом Хуссейном в Кувейте. Одновременно с этим Вашингтон стремился укрепить свои военно-политические позиции в регионе и обеспечить себе льготный режим в будущей торговле с богатым нефтедолларами Кувейтом.
Отношения между Ираком и Кувейтом резко обострились в июле 1990 года из-за споров вокруг цены на нефть. К тому времени внутриполитическое положение в Ираке отличалось крайней сложностью. Подорванная войной с Ираном экономика страны давала сбои. Уже в 1988 году уровень инфляции составлял 22 %, а внешний долг достиг 7580 млрд. долларов. В стране нарастали трудности с продовольственным обеспечением, остро стояли социальные проблемы, национальный вопрос. Тоталитарный режим Саддама Хуссейна жестоко подавлял любые выступления недовольных.
Тяжким бременем на плечи иракского народа ложились военные расходы: при валовом внутреннем продукте в 1988 году в 45 млрд. долларов военные расходы составляли почти 13 млрд. долларов, при численности населения 19 млн. человек более 1 млн. стояли под ружьем. По количеству танков – 5,5 тыс. боевых машин – иракская армия занимала четвертое место в мире.
Что же представлял собой «ослушавшийся» Кувейт и его вооруженные силы? Это – небольшое государство Персидского залива с населением чуть более 2 млн. человек, включая мигрантов. Численность кувейтских вооруженных сил, по данным ежегодника «Милитэри бэлэнс» за 1989–1990 гг., составляла 20,3 тыс. человек. На вооружении они имели 275 танков, 36 боевых самолетов и 18 вооруженных вертолетов.
Главное богатство Кувейта – нефть, по количеству которой он занимает третье место в мире. Запасы «черного золота» здесь оцениваются в 100 млрд. баррелей, что обеспечивает при нынешних темпах добычи их эксплуатацию в течение 100 лет. По уровню национального дохода на душу населения Кувейт превосходил Ирак почти в 5,5 раза.
Так ли случайна и неожиданна была ирако-кувейтская война? Конечно, нет! Специалисты еще до конфликта называли истоки, причины военно-политической нестабильности в регионе, предвидели даже направления и ход возможных военных столкновений. Например, командующий Центральным оперативным командованием (Сентком) вооруженных сил США генерал Норман Шварцкопф – тот самый Шварцкопф, который вскоре возглавил многонациональные войска антисаддамовской коалиции, – в официальном информационном сборнике Пентагона «Дефенс-90» писал: «Региональные конфликты, имеющие потенциальную опасность разрастаться и непосредственно втянуть американские вооруженные силы, – главная угроза интересам США на Ближнем Востоке… По мере того как все страны региона закупают все более опасные виды вооружений, баланс сил здесь однозначно складывается в пользу Ирака. Ирак является мощной военной державой Персидского залива, претендующей на роль лидера арабского мира».
Последовавшие события подтвердили мрачные прогнозы – Ирак решил поправить свое экономическое положение за счет соседних государств. 17 июля Саддам Хуссейн выступил с речью, в которой заявил, что арабские страны Персидского залива вступили в антииракский «заговор» с целью удержания под контролем цен на нефть.
18 июля Саддам Хуссейн обвинил Кувейт в том, что он незаконно добывает нефть из спорного района нефтедобычи Румайла на ирако-кувейтской границе, и разместил там свои военные посты. В свою очередь, Кувейт 19 июля выступил с обвинениями в адрес Ирака из-за оккупации приграничных районов своей страны и незаконной эксплуатации одного из нефтяных полей.
Трудно дать однозначный ответ, чья позиция в ирако-кувейтском споре была справедливой. Интересно, что в те дни в поддержку Ирака выступил его недавний политический и военный враг – Иран.
22 июля министр иностранных дел Ирака Т. Азиз, находившийся с визитом у президента Египта X. Мубарака, потребовал от соседних арабских государств списать долг в 30 млрд. долларов. На следующий день в Египет прибыл король Иордании Хуссейн. Арабский мир был встревожен обострением политической ситуации в регионе, и его лидеры попытались примирить конфликтующие стороны. 24 июля X. Мубарак в качестве посредника посетил Кувейт, Ирак, Саудовскую Аравию и 25 июля объявил о согласии Ирака и Кувейта сесть за стол переговоров в Джидде (Саудовская Аравия).
Однако, согласившись на переговоры с Кувейтом, Ирак вовсе не собирался отказываться от применения силы. 24 июля в южные, граничащие с Кувейтом, области были переброшены 30 тыс. военных и 200 танков, а через неделю численность багдадских войск в этом районе достигла 100 тыс. человек.
1 августа 1990 года в Джидде начались ирако-кувейтские переговоры, но через два часа они были прерваны. Дело в том, что Багдад выдвинул ряд требований в адрес Кувейта, надеясь не столько на их выполнение, сколько на безвозмездную финансовую помощь. В истории ирако-кувейтских отношений подобная ситуация складывалась неоднократно, и каждый раз Кувейт, сталкиваясь с жесткими требованиями своего северного соседа, покорно «откупался» от него. Но так не могло продолжаться бесконечно. Очевидно, терпение кувейтцев иссякло, и они отклонили требования Ирака о денежном «выкупе» и территориальных уступках. Тотчас военная машина Ирака была приведена в полную боевую готовность.
1 августа во второй половине дня иракский президент позвонил эмиру Кувейта: «Как поживаешь, о шейх Джабер?» – «Слава аллаху, чувствую себя хорошо, уже отобедал», – прозвучал ответ из Эль-Кувейта. «Клянусь аллахом, – сказал Саддам Хуссейн, резко изменив тон, – завтракать в Кувейте ты уже не будешь!» На следующую ночь иракские войска захватили Кувейт.
Безуспешной оказалась попытка США повлиять на военные приготовления Ирака. 1 августа иракский посол в США Мохаммад-аль-Машат был принят помощником госсекретаря США по ближневосточным и южноазиатским делам Дж. Келли. На обеспокоенность американской стороны по поводу военных приготовлений Багдада на границе с Кувейтом Машат ответил, что «Ирак имеет полное право размещать свои войска в пределах своей территории, где ему заблагорассудится».
В тот же день в конференц-зале госсекретаря США Дж. Бейкера за закрытыми дверями состоялось совещание руководящих сотрудников госдепартамента, министерства обороны, комитета начальников штабов, Белого дома и ЦРУ. Выступивший на нем заместитель директора ЦРУ Р. Керр предупредил: через 6–12 часов Ирак совершит вторжение в Кувейт.
Так оно и случилось. В 20.30 по вашингтонскому времени из зоны Персидского залива пришли сообщения о том, что Ирак начал военные действия против Кувейта.

Саддам Хуссейн: первый ход

Не может считаться истинным верующим тот,
кто не любит своего брата-мусульманина, как самого себя.
Пророк МУХАММАД

Когда в США начал угасать тревожный первый день августа, в Кувейте уже стояла глубокая ночь, но не принесла она жителям маленькой арабской страны ни забвения, ни покоя.
2 августа 1990 года в 2.00 по местному времени Ирак вторгся в Кувейт. К исходу дня практически вся территория страны оказалась под контролем иракских войск, только кое-где еще тлели очаги сопротивления. По западным оценкам, силы вторжения Ирака насчитывали 120 тыс. солдат и 350 танков. Небольшая армия Кувейта сдержать столь мощный натиск, естественно, не могла.
Наши средства массовой информации достаточно подробно освещали развитие обстановки в Персидском заливе, поэтому нет необходимости останавливаться на всех политических и дипломатических шагах мирового сообщества в отношении агрессора. Воспроизведем лишь некоторые фрагменты из общей цепи военно-политических событий августа 1990 года, вновь окунемся в предгрозовую гнетущую атмосферу тех дней.
3 августа американская космическая разведка выявила выдвижение к границам Саудовской Аравии по крайней мере семи дивизий иракской армии. Президент США Дж. Буш объявил союзникам по НАТО, что в «случае вторжения Ирака в любую другую страну этого региона» он намерен применить вооруженные силы США. По предварительным оценкам Пентагона, создание группировок войск, достаточных для борьбы с Ираком, займет 45 суток.
Тем временем в захваченном Кувейте власть передается ставленнику Ирака полковнику Ала Хуссейну Али, возглавившему «Свободное временное правительство Кувейта». Это известие радио Багдада дополнило сообщением о формировании девяти пехотных, одной танковой дивизий и одной дивизии Республиканской гвардии.
С 6 августа началась переброска сухопутных войск Саудовской Аравии на север, к границе с оккупированным Кувейтом. Именно в этот день, когда Советом Безопасности ООН была принята резолюция 661 об экономических санкциях в отношении Ирака, президент США Дж. Буш поставил перед разведкой задачу дестабилизировать обстановку в стране и сбросить режим Саддама Хуссейна, однако «воздержаться от покушений на него».
На следующий день министр обороны США Р. Чейни прибыл в Эр-Рияд, где обсудил вопросы, связанные с размещением американских самолетов на военно-воздушных базах Саудовской Аравии. Группировка ВМС США в водах Персидского залива насчитывала 40 боевых кораблей, включая 3 авианосца с 250 самолетами на борту.
Американские войска начали прибывать в Саудовскую Аравию на седьмой день войны, 8 августа. Это были части 82-й воздушно-десантной дивизии из состава Центрального командования вооруженных сил США. Президент Египта X. Мубарак разрешил ВВС США использовать воздушное пространство страны и позволил авианосной группе из шести боевых кораблей во главе с атомным авианосцем «Эйзенхауэр» пройти через Суэцкий канал. Для американских войск открыли свои военные базы Испания и Италия.
8 августа «Свободное временное правительство Кувейта» обратилось к президенту С. Хуссейну с просьбой: «Кувейт должен вернуться в лоно родины – великий Ирак». Эта «просьба» была удовлетворена, и Ирак объявил о включении Кувейта в состав страны на правах девятнадцатой провинции.
В тот же день министр обороны США Р. Чейни предал гласности разведывательные донесения о том, что Ирак развертывает в приграничных с Саудовской Аравией районах ракеты «Скад-Б» и снаряжает авиационные бомбы отравляющими веществами.
10 августа министры иностранных дел Лиги арабских государств согласились послать войска в Саудовскую Аравию и присоединиться к экономическим санкциям в отношении Багдада. В ответ на это президент Ирака призвал всех арабов подняться на священную войну – джихад – против Запада, «сбросить традиционных правителей» стран Ближнего Востока, «свергнуть нефтяных эмиров», вернуть святыни Мекки и Медины. Одновременно Ирак начал перебрасывать в Кувейт дополнительные силы в 50 тыс. человек.
Такова хроника некоторых важнейших событий первых 10 дней войны в зоне Персидского залива. Что же они выявили?
Потерпели неудачу намерения США «наказать» Саддама Хуссейна силами арабских государств, которые хотя и осудили иракскую агрессию, но воевать с «братьями-единоверцами» особого желания не испытывали. Поэтому, если поначалу военное руководство США предполагало ограничить численность своих войск в регионе 100 тыс. человек, затем решило послать 200 тыс. человек, то в конечном счете американцам пришлось сконцентрировать здесь почти полумиллионную армию и самим идти в бой против иракцев.
В целом же после 10 дней войны факт оккупации и аннексии Кувейта Ираком стал бесспорным. Наступил новый период военно-политического кризиса в регионе Персидского залива. Весь мир ждал, что же будет дальше.

В поисках политического решения

Есть идеи и взгляды, которые обязательны в кругу цивилизованных народов… Те, кто не способен на такое поведение, тем самым выталкивают себя из этого круга и лишают себя его симпатий.
П. Н. МИЛЮКОВ, русский философ,
историк, общественный деятель, 1908 г.

Агрессия Ирака против Кувейта с осуждением была воспринята мировой общественностью. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 660, в которой содержалось требование немедленного вывода иракских войск из Кувейта.
Советский Союз также осудил действия иракской армии. 3 августа в печати было опубликовано соответствующее Заявление советского правительства и объявлено о решении приостановить поставки Ираку вооружений и военной техники.
На следующий день после иракского вторжения в Кувейт в московском аэропорту «Внуково» состоялась экстренная встреча советского министра иностранных дел Э. А. Шеварднадзе и госсекретаря США Дж. Бейкера для обсуждения обстановки в Персидском заливе.
Но еще до начала агрессии Ирака американцы предупреждали советскую сторону о возможности такого развития событий. Буквально накануне об этом говорил Дж. Бейкер нашему министру иностранных дел на рабочей встрече в Иркутске. Мы не верили. Данные американцев основывались на разведывательной информации, в частности, полученной космическими средствами разведки, а на чем основывалась наша позиция? Пожалуй, только на вере в «наших друзей» в «третьем мире», к которым давно относился Саддам Хуссейн. С 1972 года Советский Союз связывал с Ираком Договор о дружбе и сотрудничестве.
Здесь нельзя не вспомнить об уроках истории: когда-то мы тоже игнорировали объективные данные и многочисленные предупреждения и свято верили в силу договоров. 22 июня 1941 года жестоко развеяло политические иллюзии.
Однако вернемся к событиям в Персидском заливе, как же они развивались после иракского вторжения в Кувейт?
15 августа 1990 года С. Хуссейн безоговорочно принял условия Ирана по мирному договору, и многолетняя ирано-иракская война официально закончилась. Ирак согласился вывести свои войска с занимаемой иранской территории, освободить военнопленных и провести территориальное разграничение двух стран в соответствии с ирано-иракским соглашением 1975 года.
Тем самым Саддам Хуссейн развязал себе руки на востоке страны и получил возможность максимально сосредоточить военные силы на юге. Туда из приграничных с Ираном районов были передислоцированы пятнадцать дивизий сухопутных войск. Вновь просчитались те, кто предполагал, что миролюбивый шаг Багдада в сторону Тегерана означает его желание мирным путем решить и ирако-кувейтскую проблему. Надежды на это, кстати, звучали и в Заявлении представителя МИД СССР от 15 августа 1990 года.
Несмотря на воинственную решимость Ирака, мировое сообщество прилагало огромные усилия по поиску политических путей решения кризиса в Персидском заливе в течение всего второго полугодия 1990 года. К этому была в полном объеме подключена Организация Объединенных Наций.
Огромную роль в дипломатических посреднических контактах играл Советский Союз. Безоговорочно осуждая иракскую агрессию против Кувейта и аннексию этого маленького государства Багдадом, СССР в то же время был обеспокоен наращиванием военных сил США в регионе. Это нашло отражение в Заявлении МИД СССР от 10 августа: «После вторжения иракских войск в Кувейт 2 августа в этом регионе произошли такие серьезные события, как объявленное вчера так называемое слияние Ирака и Кувейта и размещение американских военно-морских и военно-воздушных сил в Саудовской Аравии, которое Вашингтон мотивирует интересами защиты этой страны». По мнению советской стороны, главная роль в ликвидации конфликта должна была принадлежать Совету Безопасности ООН, в частности его Военно-штабному комитету, а не вооруженным силам США.
Забегая вперед, отметим, что 29 октября в Нью-Йорке действительно было проведено совещание неофициальной рабочей группы Военно-штабного комитета Совета Безопасности ООН с представителями генеральных штабов вооруженных сил СССР, США и Франции. Стороны обменялись взглядами по ситуации в Персидском заливе, перспективам ее развития. В результате этой встречи стало ясно, что Военно-штабной комитет может быть использован только как консультативный орган, принятие же конкретных практических решений оказалось вне сферы его возможностей.
Советско-американская встреча на высшем уровне, посвященная обсуждению ситуации в зоне Персидского залива, состоялась 9 сентября 1990 года в Хельсинки. В ходе переговоров М. С. Горбачев высказался за активизацию роли ООН в деле урегулирования кризиса и отказался от посылки советских войск в состав многонациональных сил.
В течение августа – ноября 1990 года между Советским Союзом, США, Ираком, рядом арабских и западноевропейских государств состоялось несколько серий консультаций, обменов мнениями и переговоров на различных уровнях. Цель – одна: найти политический выход из углубляющегося кризиса в Персидском заливе.
Одновременно с этим в регионе Ближнего Востока продолжалось наращивание авиационной и военно-морской группировок войск США и их союзников, сосредоточение сухопутных войск многонациональных сил. 8 сентября президент США Дж. Буш утвердил численность американских войск в заливе в 250 тыс. человек. Именно столько, по расчетам Пентагона, было необходимо для успешных наступательных действий против Ирака.
В начале октября министр обороны США Р. Чейни заявил о завершении первого этапа операции «Щит пустыни». На территории Саудовской Аравии был развернут 18-й воздушно-десантный корпус американской армии в составе отборных 82-й воздушно-десантной, 24-й механизированной и 101-й воздушно-штурмовой дивизий. В восточной части Саудовской Аравии и на кораблях ВМС США в зоне Персидского залива размещалось 70 тыс. морских пехотинцев. До 500 самолетов ВВС США и палубной авиации ВМС отрабатывали – пока учебные – задачи по нанесению ударов на всю глубину иракской территории. К этому времени численность американских войск в регионе достигла 225 тыс. человек. А если к ним прибавить количество военных, прибывших из 26 стран мира, то получим, что в общей сложности международные силы на начало октября насчитывали 300 тыс. человек. Им противостояли иракские войска численностью 430 тыс. человек с 3,5 тыс. танков и большим количеством другой боевой техники.
Американские специалисты из ЦРУ, Пентагона и ряда других ведомств начали тщательно просчитывать возможные варианты развития военно-политической обстановки в регионе, а также вероятные потери и ущерб в ходе военного столкновения с Ираком. Так, в докладе бюджетного бюро конгресса США отмечалось, что «если военные действия будут продолжаться полгода, то расходы на них составят 86 млрд. долларов, а потери американской армии достигнут 45 тыс. человек убитыми и ранеными, 900 танков и 600 самолетов; если война продлится не более месяца, то и тогда число убитых и раненых составит около 3 тыс. человек, а потери в боевой технике окажутся на уровне 200 танков и 100 самолетов». По мнению самого президента Дж. Буша, война с Ираком продлится несколько дней, а потери составят 500–1000 человек. Комментируя эти оценки, американская пресса в то время задавалась вопросом: почему при столь незначительных цифрах возможных потерь Пентагон заказал 16 099 пластиковых мешков для трупов своих солдат? Ответ мог быть дан только самой войной.
Насколько же далеко намеревались зайти США в своих действиях по отношению к Ираку? Американские политики не скрывали, что их целью является не только вывод иракских войск из Кувейта. Так, председатель комитета по делам вооруженных сил палаты представителей конгресса. США Л. Эспин заявил, что нужно добиться такого положения, при котором «Ирак был бы достаточно слаб и не мог угрожать слабейшим из своих соседей и достаточно силен для противодействия сильнейшим из своих соседей» Другими словами, полный разгром Ирака и его военной машины не отвечал интересам США, потому что это могло привести к резкому изменению военно-политической обстановки в регионе в пользу Ирана.
Несмотря на огромные миротворческие усилия ООН, различных стран, принявших на себя посреднические функции в ближневосточном конфликте, кризис углублялся и ситуация стала тупиковой. За неполных четыре месяца, прошедших с момента вторжения Ирака в Кувейт, Совет Безопасности ООН принял одиннадцать резолюций, но Хуссейн по-прежнему игнорировал мнение мирового сообщества. Когда стало ясно, что добровольно Ирак не покинет Кувейт, 29 ноября 1990 года была принята двенадцатая по счету резолюция 678. В ней объявлялось, если Ирак до 15 января 1991 года полностью не выполнит предыдущих резолюций ООН, то Совет Безопасности будет вынужден «использовать все необходимые средства с тем, чтобы поддержать и выполнить резолюцию 660» Это был ультиматум мирового сообщества Саддаму Хуссейну и одновременно предупреждение о готовности применить в полном объеме военную силу против Ирака. Полтора месяца до провозглашенного в резолюции срока объявлялись «паузой Доброй воли» Это был последний шанс Саддама Хуссейна.

Пауза доброй воли

Закон возмездия – вечный, установленный природой порядок. Чаша весов не может опуститься, чтобы другая не поднялась – так и политическое равновесие: оно не может быть нарушено, права народов, права всего человечества не могут быть попраны…
И. Г. ГЕРДЕР,
немецкий философ и историк XVIII века

После принятия Советом Безопасности ООН резолюции 678 весь мир с надеждой и тревогой ожидал признаков того, что иракские войска начинают выводиться из Кувейта. Политическая и дипломатическая активность разных стран была направлена на обеспечение этой цели.
Однако дальнейшие события показали, что Ирак по-прежнему глух к призывам проявить добрую волю: он упорно продолжал наращивать группировку своих войск на границе с Саудовской Аравией. Согласно американским данным, к началу января 1991 года туда было стянуто 510 тыс. солдат, 4 тыс. танков, 2,5 тыс. БТР и БМП, свыше 2,7 тыс. артиллерийских орудий. А по сообщениям из Багдада, число иракских воинов в этом районе доходило до 750 тыс. человек.
Теперь уже ни у кого не оставалось сомнения, что вразумить Хуссейна может только военный отпор. И многонациональные силы, костяк которых составляли войска США, развернули подготовку к военным действиям – операцию «Щит пустыни».
Переброска из США и Европы огромного количества войск, тяжелой боевой техники и вооружения осуществлялась морским и воздушным путями. Необходимо было сосредоточить на театре военных действий (ТВД) значительные запасы материально-технического имущества, горюче-смазочных материалов, боеприпасов. С прибывающими войсками активно проводились тренировки и учебные занятия с учетом особенностей действий в пустыне.
Выполнение операции «Щит пустыни» было сопряжено с огромными трудностями и для людей, и для военной техники. На этом этапе главными врагами стали невыносимая жара и всепроникающий песок. Днем танки и боевые машины накалялись так, что войти в них было невозможно. Много хлопот при обслуживании и эксплуатации техники доставляли ветер и песок.
1 2 3 4
загрузка...


А-П

П-Я