https://wodolei.ru/catalog/dushevie_poddony/90x80cm/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— А зачем? Джина ложится спать в десять часов. Примерно в такое же время уходит Амандо. Но все меняется, когда приезжает Гранди. Тогда вся Прислуга спит здесь, пока он не ляжет спать, около двух часов. Он бывает не часто и задерживается не долго. После его отъезда все облегченно вздыхают.Теперь Фрост кое-что узнал и решил прекратить расспросы, чтобы не вызвать подозрений.— У тебя есть девушка, Джек? — спросил он.— У меня есть лучше. У меня есть сын. Чудесный парень.На эту тему Марвин мог говорить бесконечно. Фрост видел, каким счастьем дышало лицо Марвина, когда он рассказывал о сыне. Теперь Фрост понял, что имеет в виду Силк, почему так уверен, что Марвин согласится сотрудничать с ним.— Зачем мне бабы, когда у меня такой сын. Я провожу с ним все свободное время. Он сейчас хорошо устроен. Пока жила жена, эта чертова кукла, она совсем о нем не заботилась. У нее в голове было только кино, выпивка и прочее — все это она называла приятной жизнью. Я еще тогда нанял негритянку — няньку. Она до сих пор заботится о сыне, и лучшего я не желаю.— Да. Хорошо иметь такого сына, — сказал Фрост.— Да. Ну, ладно. Пойду выпроваживать прислугу и спускать собак.Когда Марвин ушел, Фрост уселся у мониторов. Был четверг. В субботу предстоит встреча с Силком. До этого времени следовало окончательно все решить.Он слышал, как вошел Сако и убрал поднос. Фрост изучал его. Он подумал, что этого человека с деревянным лицом следует опасаться.— Я забыл поблагодарить тебя, Сако, за то, что ты отдежурил за меня на прошлой неделе. Мы должны стараться доставлять мисс Джине больше радостей.Сако наклонил голову и вышел молча. Фрост пожал плечами, но еще раз решил, что этого человека нельзя недооценивать.Снова, уже в который раз, он вернулся к своим проблемам. Итак, как подсыпать снотворное Амандо? Чем больше он думал над этим, тем невыполнимее ему казалось это. Он ведь не знал о привычках Амандо.Фрост почесал вспотевшее лицо. Вот задача! Он сидел перед монитором и смотрел, как собаки обнюхивают кусты. Он думал о времени, когда ему надо будет бежать в дежурное помещение и отключить ток забора. Эти собаки... они перегрызут ему горло!Черт возьми, ну и дела! В полночь у него появилась мысль. Как же он не мог сообразить этого раньше!Он снял трубку и набрал номер Марсии в отеле «Спенни-бэй». Она сама подошла к телефону.— Никаких разговоров, крошка, только отвечай на вопросы. Бывает ли у тебя по субботам Амандо?— Да.— В первую субботу месяца?— Да.— В какое время?— Девять вечера.— Он что-нибудь пьет?— Да.— Отлично, дорогая.Майк повесил трубку. Итак, первая проблема решена. Теперь собаки.Он осмотрел панель. Он изучил кнопку, сигнал, загоняющий собак в загон, и решил, что если кнопка будет нажата в тот момент, когда Марвин будет спать, то этот вопрос тоже будет решен. Он вспомнил, как Силк говорил, что Эмни беседовал с техником, который устанавливал сигнальную панель. Придется с ним поговорить, как Фросту ее выключить. Марвин бы этого не заметил. Тогда решилась бы и вторая проблема. И наконец Джина. Ее надо усыпить.Это тоже представляло опасность. Когда она проснется, то не должна подумать, что это его рук дело. Он не знал ее, но не сомневался, что она сообщит в полицию о своих подозрениях о его участии в похищении. Не торопись, говорил он себе. До субботы еще много времени, и две проблемы уже решены. Он подумал о Марвине, которого должен был усыпить, а потом отдать на съедение Силку. «О Марвине не беспокойся, я беру его на себя». Фрост прекрасно понимал, что это значит. Перед ним проплывало гордое лицо Марвина, когда тот говорил о сыне. «Марвина никогда не найдут». Силк убьет его и спрячет его тело. Иного быть не может.Фрост вздрогнул и вздохнул. Но ведь пять миллионов! Хватит ныть и пускать слюни! Марвина, конечно, очень жаль. Но такой шанс бывает только раз в жизни. Глава 5 Телефонный звонок разбудил Фроста. Он посмотрел на часы. Было 13.15.— Майк, — узнал он голос Марвина. — Побыстрее одевайся и сюда. Приехал Гранди.Фрост чертыхнулся и пошел в ванную. Еще через пятнадцать минут он был одет в униформу. Он быстро пошел к дежурке. Марвин ожидал его снаружи.— Свалился, как снег на голову. Должен был приехать завтра. Сейчас он у ползуна. Ты побудь здесь, а я обойду территорию. Он захочет поговорить с тобой. — И он пошел по дорожке к лагуне.Фрост сел у мониторов. Было видно, как садовники рыхлили землю на клумбах, кто-то пробежал мимо окна. Чувствовалось, что с приездом Гранди атмосфера накалена.Послышался стук в дверь, и вошел Сако, неся кофе и сандвичи.— Босс приехал, — сказал он, ставя поднос. — Быстро перекусите.Но прошло еще три часа, прежде чем Сако пригласил Фроста следовать за ним. Он привел его в жилое помещение и распахнул дверь в комнату. Комната была большая, уставленная шезлонгами и диваном, письменным столом, коктейль-баром.За столом сидел широкоплечий мужчина лет пятидесяти. На нем была рубашка с открытым воротом и брюки бутылочного цвета, волосатые руки спокойно лежали на столе. Полное злое лицо с бегающими глазами, тонкими губами, высоким лбом и откинутой назад копной седеющих волос. Все это указывало на безжалостность, могущество.— Садитесь, — произнес он.Фрост сел, сложив руки на коленях. Они изучали друг друга. Наконец Гранди сказал:— Я изучил ваше досье, вы работали в полиции. Вам приходилось сталкиваться с кинднеппингом?— Да, сэр, — ответил Фрост. — Я был одним из тех, кто расследовал нашумевшее дело Лукаса.— Дело Лукаса, что-то припоминаю. Лукас, кажется, выложил полмиллиона, и ему вернули девочку. Похитителей потом схватили, верно?— Совершенно верно, сэр. Троих схватили, а четвертого я сам спустил.Гранди изучал Фроста.— К сожалению, у Марвина такого опыта нет. Что вы о нем думаете?— Извините, сэр, но я не понимаю вопроса.Гранди заерзал на стуле. Глаза его стали колючими.— Вы кажетесь мне сообразительным человеком, Фрост. Я спрашиваю ваше мнение о Марвине, не увиливайте.Фрост не сомневался, что такой вопрос был задан Марвину.— Марвин вполне заслуживает доверия, сэр. Он бывший полицейский. Будь я на вашем месте, я остановил бы на нем выбор.— Он такого же мнения о вас, но, как я сказал, с похищениями он не имел дела. Мне нравятся люди с опытом, поэтому меня интересует ваше мнение. Как вы считаете, Фрост, достаточны ли принятые меры, чтобы исключить похищение?— Достаточны на девяносто семь процентов, сэр.Гранди достал сигарету и закурил, обдавая Фроста облаком дыма.— По-вашему, есть три процента риска?— Да, сэр.Гранди едва сдерживал гнев.— Не морочьте мне голову! — рявкнул он. — В безопасности моя дочь или нет?— Насколько я понимаю, сэр, есть одно слабое звено в вашей системе безопасности и возможность пособника из обслуживающего персонала здесь.— Об этом я и думал. Я говорил с Тэррелом об этом. Он сказал, что все работники тщательно проверены, включая и вас. Так что Тэррел пока полностью удовлетворен.— Ну, тогда ваша дочь гарантирована от похищения на все сто процентов.Гранди вернулся к стулу и сел.— И в чем вы видите эти три процента, скажите?— Если какой-нибудь удачливый парень похитит вашу дочь, он может потребовать, как минимум, пятнадцать миллионов выкупа. Может, ради такой суммы не стоит подвергать свою жизнь опасности, но многие люди готовы рискнуть ради таких денег.Гранди пожирал глазами Фроста.— Сколько же вы стоите, Фрост? Согласились бы вы пойти на такой риск ради таких денег?Я собираюсь это сделать даже за пять, подумал Фрост.— Я понимаю вас, сэр, — сказал он, вставая. — Если бы я хотел похитить вашу дочь, то зачем бы стал все это говорить? Я бы сказал, что она в полной безопасности, чтобы успокоить вас. Я же говорю вам другое, потому что это мой долг, а вам решать. Что касается меня, то я не взялся бы за это и за большую сумму и скажу почему. — Фрост посмотрел в глаза Гранди. — Я не продаю своего клиента. Если вы меня наняли, я служу на совесть. Внутри меня сидит коп, так же как в Марвине. Если вы этому не верите, я подыщу себе другую работу. — Он пошел к выходу.— Фрост! — Гранди так свирепо рявкнул, что даже остановился бы поезд. — Вернитесь и сядьте!Фрост знал, что выиграл первый раунд, но таких раундов было еще много. Он нехотя вернулся и сел.— Это первый раз я веду такой разговор. Я говорил с Амандо, Марвином и шерифом полиции, они в один голос уверяют меня, что моя дочь в безопасности. Но являетесь вы и рисуете другую картину. Значит, риск есть?— Никто не проскочит сюда мимо меня, Марвина и полицейских. Но если окажется помощник внутри, то дежурное помещение становится уязвимым, а ведь все управление идет из него.Сейчас сюда имеют доступ четыре человека: Амандо, Марвин, Сако и я. Сако приносит еду. Чтобы уменьшить риск, я полагаю, сэр, что мистеру Амандо и Сако следует запретить входить в служебное помещение. Я говорил о трех процентах риска, тогда риск уменьшается. В случае похищения будут только двое подозреваемых: Марвин и я. Но я вам говорю за себя и за Марвина, мы не продаем клиентов.Гранди удовлетворенно кивнул.— Я разделяю ваше мнение и распоряжусь, чтобы Амандо и Сако не входили в служебное помещение. Отныне только вы и Марвин будете там, и вся ответственность полностью ляжет на вас.— Да, сэр, и еще одно. Возможно, это не мое дело, но я хочу спросить, долго ли вы будете держать за забором молодую, здоровую девушку? Она ведь здесь в заключении. Она...Гранди оборвал его резким жестом руки.— Занимайтесь своим делом, Фрост. Когда моя дочь научится себя прилично вести, я дам ей больше свободы. Это все.Фрост застал Марвина в дежурке. Закрыв дверь, он передал ему свой разговор с Гранди.— Итак, — заключил Фрост, — Амандо и Сако не будут ходить сюда.— Ты что действительно считаешь, что в окна можно забраться? — спросил Марвин.— Да нет же, я просто хотел избавиться от Амандо.— Да, это ты здорово провернул, Майк, я всегда говорил, что этот ползун здорово действует мне на нервы. Снимаю перед тобой шляпу.— Чепуха. Я хотел бы искупаться.— Иди, но возвращайся скорей.— Не знаешь, сколько он здесь пробудет?— Я не задаю таких вопросов. — Марвин улыбнулся.Вернувшись к себе, Фрост переоделся и решил навестить Марсию. Неплохо было бы развлечься с ней.Выйдя их помещения, он увидел, как Гранди и Амандо в машине уезжали с виллы. Тут же навстречу ему вышла Джина. Она быстро пошла к нему. Фрост вернулся вместе с ней в комнату и запер дверь на ключ.— Майк, я должна поговорить с тобой. Я могу доверять только тебе. Ты должен мне помочь.— Я помогу тебе. — Он улыбнулся. — Что случилось?Она опустилась на стул.— Помоги мне, и я отдам тебе все деньги. В то, что я тебе скажу, трудно поверить, но это правда. Мой отец ненормальный, понимаешь?Она вскочила и, заламывая руки, стала бегать по комнате.— Джина! Успокойся и не закатывай истерику. Расскажи все по порядку.Она постояла с закрытыми глазами, потом села на стул.— Отец влюблен в меня.Фрост с удивлением смотрел на нее.— Ну и что? Это естественно, что родители любят своих детей.— Любят! — Джина закричала. — Неужели ты так глуп, что не понимаешь, что я имею в виду? Это не та любовь. Он чокнутый, говорю тебе, он хочет, чтобы я спала с ним.Фрост был потрясен.— Я не могу этому поверить!— Я тебе это говорю! — голос ее срывался на крик. — Из-за этого и мать покончила с собой. Он не хотел ее, он хотел только меня. Понаблюдай за ним, когда он со мной, как он ведет себя. Он бережет меня для себя и ревнует ко всему миру.Фрост наконец пришел в себя.— Ради бога, Джина...— Я была так счастлива в Риме. Я знала о его помыслах и была очень осторожна. Я вела себя так, что он думал, что у меня нет потребности в сексе. Потом это дурацкое похищение и огласка. Вот он и посадил меня в эту клетку и будет держать до самой своей смерти.Фрост с трудом переваривал эту уйму бреда.— Майк! Только ты сможешь помочь мне. — Она встала на колени и протянула к нему руки. — Я больше не могу так жить! Если он умрет, я буду свободна, и все деньги будут мои. Миллионы долларов! — Ее ногти вонзились в его ладони. — Только ты сможешь освободить меня! Убей его!Фрост сидел неподвижно. Он считал, что она рехнулась.— Майк! — руки ее начали расстегивать его рубашку. — Все деньги будут твоими. Убей его, ради меня! Освободи меня. Деньги мне не нужны, мне нужна свобода.Ее руки щекотали его, как лапы паука. Он отстранил ее и поднялся.— Джина, возьми себя в руки, нельзя так относиться к своему отцу.— Он старый и больной. Я же молода, и передо мной вся жизнь. Убей его и бери, что хочешь.Фрост повернулся к ней спиной. Он собирался похитить ее за пять миллионов. Эту перемену обстановки не следовало упускать, надо все обдумать. Даже если предположить, что Гранди мертв, разве может эта ненормальная унаследовать его огромное состояние? Вряд ли. А потом Силк. Он не даст ему воспользоваться деньгами Гранди. Глядя в окно, он спросил:— Сколько времени отец будет на вилле?— Не долго.— Я ничего не обещаю, крошка. Посмотрим.— Когда же?Она поднялась с колен.— Скоро, надо все обдумать. В воскресенье я буду дежурить днем. Приходи ко мне ночью в пятницу.— Давай лучше в среду. У отца с Амандо какое-то совещание в девять. Тогда я приду.— Хорошо, в среду.— Пожалуйста, освободи меня, Майк. — Она стремительно выбежала из комнаты.Фрост смотрел в окно. Джина бежала от куста к кусту.Фрост выкупался и пролежал на песке несколько часов. Потом он поехал в ресторан «Туз пик». Было 17.20. Это было время, когда людей в ресторане было мало и стоянка для машин была пустая.Росс Эмни сидел за крайним столиком. Увидев Фроста, он пошел ему навстречу.— Хэлло, Майк. — Он приветливо улыбнулся. — Не ожидал тебя так рано.— Есть разговор, — оборвал его Фрост. — Где Силк?— Играет с Митчем в карты. Пошли.Эмни повел его в комнату, выходившую окнами на бассейн. Силк и Гоби сидели у большого окна. Рядом с Гоби лежали булочки с кремом.Когда Фрост и Эмни подошли, Гоби сдавал карты. Что-то бормоча, Силк поднял глаза и пристально посмотрел на Фроста.— Нужно поговорить. — Фрост сел.— О чем. — Силк взял карты и обратился к Гоби: — За тобой пятьдесят баксов.— Ладно. Можешь не напоминать, — сказал Гоби, отправляя булочку в рот.— Я пришел поговорить, — нетерпеливо и зло повторил Фрост. — Кончайте играть. Или, может быть, вы уже отказались от дела?Силк подошел к Фросту.— Говори.Гоби тянулся за другой булочкой, но, видимо, передумал и подошел к ним.— Итак, — начал Фрост, — я решил все проблемы. Теперь можно приступать к делу.Силк улыбнулся.— Это приятные новости. Я же говорил, что Майк парень что надо.— Говори, — пробурчал Гоби. — Посмотрим, что ты придумал.Фрост закурил и посмотрел на Силка.— Первое слово за тобой, Лу. Я сказал, что все обдумал в деталях, но я скажу тебе об этом только тогда, когда ты скажешь, каким образом гарантируешь мне пять миллионов!— Ну и шельмец! Я предупреждал тебя, Лу, — сказал Гоби. — Настоящий сукин сын.Фрост вскочил и схватил Гоби за ворот рубашки и рывком поднял его со стула. Затем Гоби получил удар в подбородок и скорчился в углу.— Повтори еще раз это, жирный боров, и у тебя зубы вылезут через шею, — говорил Фрост, приближаясь к нему и готовый к новой атаке.В руке Гоби появился пистолет.— Митч!Голос Силка был спокойный и ледяной. Гоби спрятал оружие и медленно поднялся.— Сам виноват, не лезь, — сказал Силк.С трудом взяв себя в руки, Гоби кивнул. Он повалился на стул.— Извини, Майк, — пролепетал он.Фрост улыбнулся.— Ладно, извини и ты меня. Все в порядке. — Он взглянул на Силка. — Я все еще в деле, или, может быть, с этим покончено? Еще раз спрашиваю, где гарантия для меня?— Если я все открою тебе, у тебя не будет пути назад.— Знаю. Я согласен, если ты убедишь меня.— Не торопись. Сейчас ты все узнаешь, но помни, что с этого момента ты с нами до конца, или я убью тебя.— Если я не пристукну тебя раньше, — подумал Фрост.— Я уже слышал об этом. Выкладывай гарантии.Силк кивнул.— Это будет похищение века, без всякого риска получить ответный удар. Ты слышишь? Без всякого риска.Фрост стряхнул пепел с сигареты.— Продолжай! Ты хочешь спустить Марвина, но копы здесь очень умные. Не тешь себя мыслью, что Гранди не поднимет шума, когда вернем ему дочь.— Во-первых, Марвин останется живым. Во-вторых, Гранди не сунет носа в полицию. Есть еще кое-что, чего ты не знаешь. Поэтому я и говорю, что все пройдет гладко. Когда я сказал тебе в прошлый раз, что Марвин исчезнет бесследно, я хотел проверить твои нервишки, хотел знать, будешь ли ты с нами, если произойдет убийство. Но убийства не будет, можешь быть спокоен. Марвина мы усыпим.— Тогда вся вина будет на мне, а ты сказал, что на Марвине.— Это тоже было испытанием. Меня интересовала твоя реакция. Все будет спокойно, без копов, деньги уплачены, девчонка вернется к папаше. Я это гарантирую.Фрост посмотрел на всю компанию.— Ну, продолжай, пока что это только слова.— Я тебе говорил, что Росс может расшевелить даже устрицу и выудить у нее информацию. В Риме эти подонки пытались похитить дочь Гранди, и я послал Росса в Рим узнать об этом деле получше. Росс узнал много полезного, но Гоби отрицал возможное похищение из-за принятых Гранди мер. Тогда я подключил к этому делу Марсию, и она нашла тебя. Соймон связался со мной, и мы устроили тебя к Гранди, надеясь, что сможем обработать тебя.— Я это уже слышал. Какую информацию привез Росс?— Не стоит, конечно, повторяться, но помни, что ты еще можешь отказаться от всего. Но если я сообщу тебе об этом, отступления не будет. Только с дыркой в голове, иначе ты можешь провалить все дело. Ну как, решился?Фрост почувствовал, что покрывается холодным потом. Когда он заговорил, то не узнал свой голос.— Что же узнал Росс? Кончай темнить. Не пытайся запугать меня.Силк посмотрел на Росса и улыбнулся.— Ладно, Росс, выкладывай, он теперь с нами.— У меня есть полный отчет о финансовых делах Гранди. В Риме я познакомился с человеком, который работал на него. Его зовут Джузеппе Бесси. Он педераст, и с ним трудно было сойтись. Все богатые итальянцы пользуются различными лазейками и махинациями, чтобы утаить часть своих доходов и избежать уплаты налогов. В течение многих лет Гранди удавалось утаивать от налоговых властей значительную часть доходов и переводить их на счета в швейцарские банки. Этими операциями Бесси и занимался. По его словам, в швейцарских банках у Гранди около тридцати миллионов. У Бесси есть копии документов размещения этих денег в банках. Если Гранди обратится в полицию после возвращения Джины, то налоговое ведомство Италии упечет его по законам на 15 лет в тюрьму. Гранди, конечно, об этом знает. Я, Лу, Митч и ты подпишем документ, который сделает нас обладателями суммы в двадцать миллионов в равных частях, то есть по пять миллионов на каждого, и Гранди переведет нам эти деньги. Бесси будет следить за всей операцией и сам получит остальные деньги.— Я что-то не уверен, что он сделает это.— У него не будет выбора. Тюрьма будет для него неизбежна. Ты можешь себе представить, чтобы такой человек, как Гранди, захотел идти в тюрьму? Тем более что это будет конец его карьеры и будущего.— Я говорил тебе, Майк, что все продумано. Хорошо, не правда ли? Без копов, без всяких волнений, — сказал Силк. — Теперь послушаем тебя.— Я бы хотел взглянуть на документ, делающий нас владельцами денег, — сказал Майк.— Покажи ему, Росс, — сказал Силк.Эмни встал, подошел к бюро и вернулся с листом бумаги. Он передал ее Майку. Фрост внимательно осмотрел ее. Внизу было оставлено место для подписи Гранди. Он удовлетворенно кивнул.— Как будто все по форме, — сказал он, возвращая документы Эмни. — Ладно, с этим кончено. Я удовлетворен. Одну проблему мы решим. Все решим в следующую субботу. Если не хотите торопиться, то придется ждать следующего месяца, и вот почему. Марсия сказала мне, что у нее регулярные встречи с Амандо, каждую субботу начала месяца. Как раз следующая суббота будет первой. Он приезжает в ее ресторан в девять вечера на час-другой. Мы дадим ему таблетку, и он будет устранен. Но быстро ли она растворяется и не имеет ли запаха и вкуса?— Мгновенно и никакого вкуса, — ответил Силк.— Отлично, Амандо получит ее с выпивкой и с часов трех будет отключен. Я с Марвином ужинаю вместе, — продолжал Фрост. — Мы с ним выпиваем по паре банок пива, и мне не трудно подбросить ему пилюлю. Я заступаю на ночное дежурство в воскресенье и скажу ему, что устал и хочу пораньше пойти спать. Он сядет перед мониторами и к двум часам ночи будет готов. Так устраняются на время операции Амандо и Марвин. — Фрост посмотрел на Силка. — Пока все понятно?— С ними да. А как с собаками? Забором и девчонкой?Гоби опять вмешался.— Ты только послушай его, Лу. Он либо морочит нам голову, либо чокнутый. Что он нам поет про девчонку?Фрост закипел.— Я тебя больше терпеть не буду, жирный боров. Или ты заткнешься, или я выбью тебе зубы.— Замолчи, Митч! — рявкнул Силк. — Майк, продолжай.— Сегодня Гранди прибыл на виллу и беседовал со мной. — Фрост передал разговор с Гранди. — Итак, Амандо и Сако не будут теперь заходить в служебное помещение. Это значит, что не будет неожиданностей с визитерами. А теперь самое главное: сегодня утром, после отъезда Амандо и Гранди, Джина приходила ко мне. Она ненормальная, и ты не догадаешься, о чем она просила меня. — Оглядев их, он тихо сказал: — Она умоляла меня убить ее отца и освободить ее.Тяжелая тишина водворилась в комнате.— Вам не понять, что значит для девчонки с таким темпераментом сидеть за забором. У нее кипит в штанишках, и путь к ее свободе лежит через труп ее отца. Она это прекрасно понимает. Пока Гранди жив, он ее не выпустит. По ее словам, у него к ней не отцовские чувства. Он тоже с вывихом и ревновал ее в Риме ко всем, она же там переспала со многими. И он хочет, чтобы она спала с ним... Вот и вся картина.— Продолжай, — сказал Силк.— Она сказала, что ее ничто не остановит на пути к свободе, даже убийство отца. (Об обещании отдать ему все деньги он умолчал.) В среду у нас свидание, и я спрошу, как она отнесется к похищению. Я не сомневаюсь, что она запрыгает от радости, узнав об этом. Я скажу ей, что у меня есть три друга, которые готовы помочь ей, но мы нуждаемся в ее содействии. Там есть переход, соединяющий виллу со служебным помещением. Она должна прийти туда в воскресенье, в три часа ночи. Я расскажу ей о кнопках, с помощью которых выключают забор, загоняют собак, и, сделав это, она сама придет к пристани, где вы ее будете ждать в лодке. Я уверен, что договорюсь с ней обо всем, и вам не придется забираться туда. Ну как, нравится план?— Пока хорошо, продолжай.— Куда вы собираетесь ее отвезти?— Сюда. Куда же еще? Она будет в комнате Марсии, — ответил Силк.— Отлично. Все просто. Утром я иду сменить Марвина и нахожу его спящим. Зову Сако, тот идет за Амандо, но Амандо тоже спит. Джины нигде нет. Нахожу на столе конверт с требованием выкупа. Звоню Гранди, и к моменту его прихода Марвин и Амандо приходят в себя. Я полон энергии и командую всем. Гранди читает письмо и понимает, что влип: либо выкуп, либо тюрьма. Вы даете ему на раздумье один день, а потом звоните. Он, дай бог, соглашается встретиться с кем-нибудь из нас. Он знает, что я уже имел дело с похищением, когда служил в полиции. Он, конечно, спросит моего совета. В таком случае, я буду в курсе всего, возможно, его доверенным лицом. Вы получаете документ о переводе вклада в нужный вам банк, освобождаете Джину и отправляетесь в Швейцарию или другое место, куда захотите. Останемся я, Гранди и Джина. Она скажет, что не хочет сидеть взаперти. Я поддерживаю ее и говорю Гранди о незаконности его действий. И он отпускает ее. Куда она направится потом, для нас значения не имеет. Вилла закрывается, и мы с Марвином получаем расчет. После этого я отправлюсь за получением своей доли. Вот и все.Силк одобрительно кивнул.— Толково, Майк. А что вы скажете? — обратился он к своим друзьям.— По-моему, здорово, — сказал Эмни.Гоби потянулся за последней булочкой.— А мне не все ясно, — сказал Гоби. — Давайте еще раз уточним детали.Они сели вокруг стола и стали еще раз все обсуждать.Через час Фрост сказал:— Мне пора возвращаться. Итак, все решится после моего разговора с Джиной.— Точно. Надо только получить ее согласие, и твой план принят, — сказал Силк.— Я приду сюда в четверг, в восемнадцать часов. Приготовьте документы и поставьте свои подписи. — Кивнув им, он удалился. * * * Был вечер среды — двадцать один час. Фрост шагал по своей комнате, руки его сжимались в кулаки. Он видел, как Амандо и Гранди уехали на машине около двадцати часов. Марвин, прощаясь, сказал, что отпустит собак в двадцать один час. Фрост включил свет и подошел к окну. Очень долго тянулись эти пять дней. Ночами он дежурил, а дни проводил на пляже. После последней их встречи он не ходил в ресторан. * * * И вот наконец наступила среда — день, когда все должно решиться. Он все же не был уверен, придет ли Джина. А если и придет, сможет ли он ее уговорить.Наконец он увидел, что она крадется между кустами к его домику. Он сразу же открыл ей дверь и обнял ее.— О, Майкл, я с таким нетерпением ждала этого момента.Он отнес ее в свою спальню.— Я тоже тосковал, — сказал он. — Сколько времени ты сможешь быть у меня?— Часа три, не больше.Он помог ей раздеться и лег рядом. Их совокупление было бурным, как у двух голодных животных.Они долго лежали в объятиях друг друга и не могли войти в ритм нормального дыхания. Только сейчас Фрост почувствовал боль царапин от ее ногтей на спине и плечах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
загрузка...


А-П

П-Я