https://wodolei.ru/catalog/mebel/Ingenium/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тогда я буду ждать вас сегодня в три часа у себя. Благодарю вас, мисс Торенс, — и он повесил трубку.
Взглянув на меня, Акленд сказал:
— Конечно, она будет рада помочь нам. Все улаживается как нельзя лучше.
Мысленно я даже пожалел Горацио. Он не знал Анжелу так, как знал ее теперь я. Но вслух я произнес:
— Прекрасно. Я буду у вас в три.
— Да, обязательно, мистер Уоллес. — Он поднялся из кресла и пожал мне руку. — Это будет очень трогательная и интересная встреча.
— Совершенно с вами согласен. Очень интересная. Итак, до трех часов.
* * *
В 14.45 я снова вошел в банк и одарил мисс Керч дружеской улыбкой, которая отскочила от нее, как теннисный мяч от бетонной стенки.
— Мистер Акленд занят, — сказала она, как отрезала.
— Хорошо. Тогда просто скажите ему, что я уже здесь. Я пересек холл и удобно устроился в кресле. Я всегда любил посещать банки, мне нравится наблюдать там за людьми. Они снуют туда и сюда. Какие-то толстые старухи запихивают деньги в свои сумки. Я наблюдал, как сотрудники банка начинают подобострастно улыбаться, когда какая-нибудь старая треска появляется на горизонте. «Нет, вся эта суета не для меня», — думал я.
Перед этим мы с Биллом едва успели немного перекусить. Он рассказал, что виделся не только с Гарри Ричем, но и с его помощницей Лизой Манчини, с которой Терри дружил до своего исчезновения.
— Рич хочет поговорить с Терри. — сказал Билл, пережевывая бутерброд с лососиной. — Он надеется убедить Терри вернуться назад в клуб, а Лиза прямо-таки мечтает снова затащить его в свою кровать. Оба готовы прийти и опознать его.
— Отличная работа, Билл. Приведи их обоих в банк в 15.20, но не раньше. Мы преподнесем им сюрприз.
После томительного ожидания мисс Керч наконец обратила на меня свое неблагосклонное внимание.
— Мистер Акленд освободился.
Я поднялся и прошел в кабинет управляющего.
— Итак, мистер Уоллес, — начал он после своего ритуального приветствия, — не часто мне приходится обращаться к подобному средству. Все необходимые документы составлены и подготовлены к подписи. Я уже разговаривал с мистером Льюисом. Как только мисс Торенс подтвердит личность своего брата, дело будет улажено.
Я закурил сигарету и поудобнее устроился в кресле, предвкушая спектакль. Точно в три часа на столе у Акленда раздался сигнал зуммера.
— Пришел мистер Том Торенс, сэр, — узнал я голос мисс Керч.
— Пусть войдет, — ответил Горацио и, обращаясь ко мне, добавил: — Будет так интересно! Очень люблю смотреть на людей, когда они радуются.
— Вы уже говорили мне об этом, — ответил я. Дверь отворилась, и вошел мужчина лет двадцати пяти или что-то около этого. На нем была белая рубашка, а черные брюки он заправил в высокие мексиканские сапоги. Длинные черные волосы доставали до плеч. Он был очень худой, почти тощий, с узким крысиным личиком и маленькими темными глазками. Сияющий мистер Акленд пошел к нему навстречу.
— Мистер Торенс?
— Да, — ответил вошедший, не спуская с меня подозрительного взгляда. — А это кто?
— Я представляю ваши интересы, — ответил я, поднимаясь со стула. — Мое имя — Уоллес. Мы с мистером Солли Льюисом, который является адвокатом мисс Ангус, вместе занимаемся этим делом.
Глаза его сузились и остановились на Акленде.
— Понятно. Я спешу… Где деньги?
У мужчины был глухой голос, и держался он настороженно и чуть ли не враждебно. Мистер же Акленд, наоборот, был сама любезность.
— Видите ли, мистер Торенс, мне нужно подтверждение, что вы — это вы, прежде чем я выдам вам деньги, — сказал управляющий, убирая наконец свою пасторскую улыбку.
— Не понял. Что вы имеете в виду?
— Мистер Акленд, пришла мисс Торенс, — раздался из селектора голос мисс Керч.
— Пришла ваша сестра, мистер Торенс. Я уверен, что вы будете рады повидаться с ней.
Дверь отворилась, и вошла Анжела Торенс. Немного помешкав в дверях, она решительно направилась к тому, кто назвался Томом Торенсом.
— Том! — воскликнула она. — Наконец-то! Как чудесно! Мы так давно не виделись.
— Да, — ответил Том. — Послушай, давай поговорим позже. Мне нужно получить деньги. Она утвердительно кивнула.
— Конечно, Том, — и, повернувшись к Акленду, который сиял, как медный самовар, она воскликнула: — Это мой брат! Можете выдать ему деньги. И пожалуйста, поскорей. Нам о многом нужно поговорить, мы так давно не видели друг друга.
— Конечно, мисс Торенс. Так вы подтверждаете, что это ваш брат? — спросил Акленд.
— Я уже вам об этом сказала, — ее голос стал резким. — Пожалуйста, скорей, нам с братом хочется остаться наедине и поговорить.
Глубоко взволнованный, мистер Акленд придвинул к Тому какой-то документ.
— Подпишите здесь, мистер Торенс, и я вам приготовлю деньги.
— Только мелкими купюрами, — глухо сказал длинноволосый, схватил предложенное Аклендом перо и нацарапал какую-то закорючку.
В то время как он ставил подпись, я подошел к двери и выглянул в коридор. Там стояли Билл с мистером Гарри Ричем и мисс Лизой Манчини.
— Мистер Рич, войдите, пожалуйста, — сказал я, делая знак Биллу чуть задержать Лизу.
Подтянутый, тщательно одетый Гарри Рич вошел в кабинет Акленда, который взглянул на него с недоумением.
— Кто этот господин? — спросил он.
— Это мистер Гарри Рич, владелец ночного клуба, — объяснил я. — Мистер Торенс работал у него тапером и был известен под именем Терри Зейглера. Я счел полезным, чтобы мистер Рич тоже опознал мистера Торенса, прежде чем вы решитесь выплатить ему деньги.
— Но ведь его уже опознала мисс Торенс! — воскликнул Акленд.
Я повернулся к Гарри Ричу:
— Вы узнаете Терри Зейглера?
Рич долго смотрел на длинноволосого, а потом сказал:
— Одет так же, но это не Терри.
— Вы уверены, мистер Рич?
— Абсолютно. Терри работал у меня не один месяц. Каждую неделю он из моих рук получал зарплату. Не знаю, что вы от меня хотите, Уоллес, но я только зря потерял время, надеясь увидеться с Терри, — сказал он и вышел, в сердцах хлопнув дверью.
Не давая Акленду опомниться, я подошел к двери и мигнул Биллу.
— А вот мисс Манчини, — сказал я, когда она вошла в кабинет. — Она жила с Томом Торенсом, которого знала под именем Терри Зейглера.
Я повернулся к Лизе. Лицо ее горело желанием вновь увидеть своего возлюбленного, но, встретившись взглядом с длинноволосым, она отпрянула.
— Мисс Манчини, — обратился я к ней, — вы узнаете Терри Зейглера?
— Этот жлоб — Терри? Вы что же думаете, я не узнаю Терри? Вы принимаете меня за дурочку, мистер Уоллес?
— Итак, вы утверждаете, что не узнаете Терри Зейглера в этом человеке?
— Конечно, нет. Неужели я вздумала бы принимать к себе в постель эту рожу? Плохо же вы обо мне думаете, мистер Уоллес! — Она постепенно перешла на крик. — А я-то думала, что увижу моего Терри!
Наступило тяжелое молчание. Я смотрел на человека, выдававшего себя за Торенса. По его лицу струился пот, глаза горели. Я взглянул на Анжелу Торенс: она стояла неподвижно, спрятав лицо за огромными солнцезащитными очками. Я перевел взгляд на Акленда, который сидел в своем кресле в такой неестественной позе, что его можно было принять за паралитика.
Как я и ожидал, первой пришла в себя Анжела и сразу же попыталась овладеть ситуацией. Подойдя к столу Акленда, она воскликнула:
— Мистер Акленд, я утверждаю, что этот человек — мой брат. Уж не считаете ли вы, что показания владельца захудалого ночного притона и этой шлюхи важнее моего свидетельства?
«Отличная работа», — подумал я, восхищаясь актерскими способностями Анжелы.
— Конечно, нет, мисс Торенс. Должно быть, произошла какая-то ошибка, — промямлил Акленд.
— Никакой ошибки! — резко оборвала его Анжела. — Эти двое не хотят, чтобы Том получил оставленные ему деньги. Они специально лгут. Пожалуйста, распорядитесь, чтобы Тому выдали всю сумму.
Я понял, что нужно помогать Акленду: его в самом деле мог хватить удар.
— Мисс Торенс! — сказал я отработанным полицейским голосом. — Мистер Акленд не уполномочен сам выплачивать деньги, оставленные по наследству. Существует доверенное лицо, исполняющее волю мисс Ангус. Это — адвокат Льюис. Вы говорите и даже настаиваете, что этот человек — ваш брат, а мистер Гарри Рич и мисс Лиза Манчини, которые, безусловно, хорошо знали вашего брата, утверждают противоположное и считают мошенником. При таких обстоятельствах мистер Акленд не может выплатить деньги. Я же представляю здесь интересы мистера Льюиса.
Теперь Анжела повернулась ко мне. Мне бы очень хотелось взглянуть за ее огромные очки и увидеть сверкающие ненавистью глаза, но моему взору было доступно лишь худое, трясущееся от бешенства тело.
— Я требую, чтобы моему брату были немедленно выданы деньги, — сказала она злобным голосом.
— Пожалуйста, никаких проблем, — сказал я. — Через дорогу находится клуб. Пойдемте туда и попросим владельца разрешить этому парню поиграть на пианино. Если он сыграет хотя бы «У моей девочки есть одна маленькая штучка», пусть получает деньги, я не стану возражать. По-моему, вполне справедливо?
Неожиданно длинноволосый завопил:
— Я говорил этому подонку, что такой номер не пройдет, и тебе, грязная сука, говорил, чтобы меня в это не впутывали! Вот теперь сама и играй на пианино! — и он выскочил из кабинета.
— Ну, что ж, по-моему, все ясно, мистер Акленд, — сказал я, искренне жалея несчастного управляющего, который без сил сидел в кресле с совершенно белым лицом. — Когда появится настоящий Терри Зейглер, я вам сообщу. — Затем, повернувшись к Анжеле, напоминавшей сейчас каменное изваяние на кладбище, добавил: — Надо лучше продумывать детали, мисс Торенс.
— Я заставлю тебя пожалеть об этом, — прошипела она. — Бог свидетель, ты очень пожалеешь!
Интонация, которой была произнесена эта угроза, не оставляла ни малейшего сомнения в ее серьезности.
— Пора бы уже поумнеть, мисс Торенс, и понять, что деньги — это еще не самое главное в жизни, — сказал я спокойно, выходя из кабинета и оставляя Акленда наедине с этой порочной особой.
Я надеялся застать Билла на улице, но его там не было. Пройдя к месту, где мы оставили машину, я обнаружил, что и она исчезла. Остановив проезжающее такси, я поехал в агентство. Мне нужно было написать отчет о проделанной работе.
Глава 5
Я думал, что Билл в агентстве, но там его не оказалось. Я позвонил адвокату Солли Льюису.
Его голос прозвучал с апломбом, который, видимо, должен был убедить клиента в надежности и солидности фирмы:
— Контора адвоката Солли Льюиса.
— Это Уоллес из «Акмы».
— А! — разочарованно вздохнули на том конце провода. — Слушаю вас, мистер Уоллес.
Голос утратил теперь две трети своего апломба.
— Вы заняты?
— Да нет. А что у вас?
Я рассказал ему о премьере блистательного спектакля, которая только что состоялась в банке. Адвокат слушал не перебивая. Закончил я так:
— Как видите, мистер Льюис, на пирог мисс Ангус уже начинают слетаться мухи.
— Не понимаю… — протянул Льюис, — но ведь мисс Торенс признала в нем брата.
— Не будем терять времени. Я выложил вам все факты. Вы когда-нибудь видели Тома Торенса?
— Нет.
— Я сказал Акленду, что вы никогда не дадите санкцию на выдачу денег, если у вас не будет полной уверенности, что получатель их не кто иной, как Том Торенс. Так?
— Деньги оставлены Терри Зейглеру, мистер Уоллес.
— По моим сведениям, — возразил я спокойно, — Томи Терри — одно и то же лицо.
— Я этого не знаю. Все, что мне известно, — деньги оставлены человеку по имени Терри Зейглер. — После непродолжительной паузы он продолжал: — А откуда у вас сведения, что Торенс и Зейглер — одно и то же лицо?
Я терпеливо объяснил, что, когда Том ушел из дому, он стал работать в «Дэд энд Клаб» и не хотел, чтобы кто-то узнал, что он из состоятельной семьи. Поэтому он и взял псевдоним.
— Очень хорошо, мистер Уоллес, — сказал Льюис, — если вам это доподлинно известно, будем считать, что Торенс и Зейглер — одно и то же лицо, но, увы, пока нет ни того, ни другого.
— А теперь скажите мне, мистер Льюис, — продолжал я гнуть свою линию, — если Зейглер умрет и его не удастся найти, к кому перейдут деньги?
— Мисс Ангус оставила деньги ему. Никто не сможет получить их, повторяю, никто. Но если будет неопровержимо доказано, что Зейглер — это Торенс, деньги перейдут к родственникам Торенса по действующим юридическим нормам наследования. Впрочем, мы с вами уже как-то говорили на эту тему. У вас плохая память, мистер Уоллес, это нехорошо для частного детектива.
— С памятью все в порядке. Просто я хочу уточнить кое-какие детали. К кому же перейдут деньги, к матери или к сестре?
— К матери.
— Понятно, мистер Льюис. Я буду поддерживать с вами связь. Тогда, может быть, вы позвоните мистеру Акленду и сообщите, что никто не должен получать деньги до тех пор, пока вы не будете уверены в подлинности Зейглера — Торенса?
— Да, конечно, я переговорю с ним сегодня же.
— Отлично. Я позвоню вам на днях, мистер Льюис. Было уже 16.15, и я начал беспокоиться: куда мог запропаститься Билл? Я хотел обсудить с ним новый поворот дела, но, пока его не было, решил напечатать рапорт. Билл вошел как раз в тот момент, когда я кончал печатать. Вынимая лист из машинки, я спросил:
— Где ты был? Я уже начал бояться, не ввязался ли ты во что-нибудь?
— Не скажу ни слова, пока не промочу горло, — ответил он, падая на стул. — Где я был? Да я просто весь вывернулся наизнанку.
Достав бутылку, я налил две порции виски, положил в них лед и протянул стакан Биллу.
— Ну?
— Когда тот парень, который выдавал себя за Терри, выскочил из кабинета Акленда, я увидел, что он пылает вроде действующего вулкана. Он сел на мотоцикл «хонда» и рванул к побережью, а я — за ним. Я подумал, что он поедет в «Блэк Кэзет», да не тут-то было. Он проехал мимо и помчался по Ойстер Элли. В конце аллеи начинаются три дорожки, которые ведут к морю, по ним ходят рыбаки. Там он заглушил свой мотоцикл, а пока я ставил машину и шел по аллее, его уже и след простыл. Мотоцикл стоял возле какой-то лачуги, я записал его номер и поехал в отдел регистрации. Все оказалось очень просто. Парня зовут Ли Джерандо, и живет он на Ойстер Элли в доме номер десять, квартира три. — Билл сделал большой глоток виски. — Я пошел в отделение полиции и поговорил с Джо Бейглером. Он, конечно, спросил, почему я интересуюсь Джерандо, я ему кое-что поведал и попросил, чтобы он мне рассказал об этом парне. Он и рассказал, что за парнем давно наблюдают. Отец его был связан с мафией и погиб, когда сыну было пятнадцать лет. Мальчишке пришлось ухаживать за больной матерью и перебиваться случайными заработками в порту. Потом мать умерла. Они — выходцы из Сицилии. Но Джерандо пока ни на чем не попадался, хотя и находится на подозрении у полиции. Я вернулся на пристань и поговорил с парой знакомых ребят, но ничего конкретного они сказать не могли. — Билл допил свое виски. — Вот так, Дирк.
— Отличная работа, Билл, — сказал я и стукнул его по плечу. Я знал, что Билл тщеславен и моя похвала для него очень важна. — Я поговорю с Эдом Барни, может быть, он что-нибудь знает.
Зазвонил телефон.
— Дирк? — сухо спросила Гленда. — Занеси мне, пожалуйста, досье Торенсов. Не сказав больше ни слова, она отключилась. Мы обменялись с Биллом удивленными взглядами, и я вынул из стола досье.
— Что это ее заинтересовало? — пробормотал я, направляясь к двери.
Я вошел к Гленде и положил досье на стол.
— Вот материалы расследования и отчеты по делу вплоть до сегодняшнего дня.
— Завтра утром приезжает полковник Парнелл, — сказала Гленда. — Он звонил и просил приготовить к его приезду это досье. Расследование закончено. Мне звонила миссис Торенс и сообщила, что это дело ее больше не интересует, и с сегодняшнего дня она прекращает выплату гонорара. Так что, Дирк, с этим все…
Я вытаращил глаза.
— Значит, мне пришлось тратить время и силы зря? — Я стукнул по досье кулаком. Гленда улыбнулась:
— Мы хорошо заработали на этой миссис Торенс, так что я не назвала бы это пустой тратой времени.
— Но дело начало приобретать интересный оборот. Ладно… Есть какое-нибудь другое задание?
— Это решит полковник. Он встретится с тобой завтра. Я вернулся к себе и рассказал обо всем Биллу.
— Вот такие дела, — заключил я. — Завтра приезжает полковник, он даст нам другую работу. Я взглянул на часы. Было 19.20.
— Все, заканчиваем, пошли ужинать. Может быть, снова к Лючиано?
Лицо Билла посветлело.
— Отличная идея, пошли!
В следующую минуту на моем столе зазвонил телефон. Раздраженный этим несвоевременным явлением, я с досадой крякнул и снял трубку. Я был расстроен и чертовски голоден. Но, как оказалось, все это было пустяком по сравнению с тем, что произошло дальше.
— Дирк Уоллес! — рявкнул я в трубку. — Кто это?
— О, Дирк, — раздался дрожащий женский голос. — Это Бетти Стоул.
Бетти была подругой Сюзи и работала вместе с ней. Время от времени она оказывалась с нами в одной компании и всегда была проста и весела. Кроме того, Бетти была очень привязана к Сюзи.
— Салют, Бетти, — сказал я и тут же понял, что девушка плачет. — Ради бога, Бетти, что случилось?
— О, Дирк, пусть бог простит меня за то, что я тебе сейчас скажу. Но ведь кто-то должен тебе сказать. О, Дирк, у меня не поворачивается язык!
Я почувствовал, что холодный пот пополз у меня по спине.
— Что-нибудь с Сюзи?
— Да… Сюзи больше нет с нами. Она погибла.
— Что ты там несешь?! — закричал я, не в силах понять то, что услышал.
— Сюзи погибла…
Я потерял дар речи и сидел, прислушиваясь к ее рыданиям, все более проникая в смысл ужасных слов. Сюзи была мертва! Сюзи, которую я любил, на которой мечтал жениться, которая столько для меня сделала, — мертва!
— Что произошло? — обрел я наконец дар речи.
— Извини, в полиции все известно. Я не в состоянии больше говорить, — в трубке раздался щелчок и наступила тишина, прерываемая короткими гудками. Я закрыл глаза. Сюзи мертва! Откуда-то издалека прозвучал голос Билла:
— Боже мой! Не знаю, что и сказать. Извини, — и он вышел из комнаты, оставив меня наедине с горем.
Я был благодарен ему за это и сидел, бессмысленно глядя в пространство, думая о Сюзи и о том, что она значила для меня, и осознавая, может быть впервые, что я очень любил ее. Через полчаса я попытался взять себя в руки. Необходимо узнать, как это случилось.
Я придвинул к себе телефон и, набрав номер полицейского управления, попросил позвать Джо Бейглера. У нас с ним были хорошие отношения, и он знал обо всем, что происходит в городе.
— Джо, это Дирк Уоллес.
— Слушай, Дирк, мне надо убегать. Я уже сменился. Может быть, твое дело подождет до завтра? Или, давай, в двух словах.
— Я по поводу Сюзи Лонг. Что с ней случилось?
— Сюзи Лонг? А с какой стороны тебя это касается?
— Это моя подруга. Мы должны были пожениться, Джо. Вот с какой стороны это меня касается.
На другом конце провода замолчали.
— О, боже! Я этого не знал. Дирк, мне жаль, это очень печальная история.
— Что случилось? Не тяни!
— Факты таковы, — сказал Бейглер. — Сегодня утром, когда мисс Лонг шла в отель, возле нее остановилась машина, и водитель спросил, не знает ли она, где находится Вестбэри Драйв. Это слышали две пожилые женщины, которые проходили мимо. Мисс Лонг подошла к автомобилю, наклонилась к окну и начала объяснять. И тут ей в лицо плеснули серной кислотой, а машина скрылась. Эти женщины сказали, что мисс Лонг закричала, закрыла лицо руками и выскочила на проезжую часть. Там ее сбил грузовик. Смерть наступила мгновенно.
Я почувствовал, как пересохло во рту, и едва сдержался, чтобы не зарыдать…
Бейглер дал мне прийти в себя и продолжал:
— Сейчас ребята занимаются этим, но пока ничего не удалось установить. Те две женщины оказались довольно бестолковыми и даже не смогли описать автомобиль. Одной показалось, что за рулем был черный, а другая в этом не уверена. Наши ребята расспрашивают всех, кто оказался неподалеку или живет в этом районе. Надеюсь, что-то удастся выяснить. Водитель был черным! Я глубоко вздохнул.
— Где она сейчас?
— В городском морге. Послушай, Дирк, тебе лучше ее не видеть. Мисс Стоул и управляющий отелем опознали труп только по одежде. Мы уже сообщили отцу. Он вылетает сюда, чтобы заняться похоронами. Послушай мой совет: тебе не нужно ее видеть. Кислота разъела лицо, а грузовик сделал остальное. Не ходи туда.
— Спасибо, Джо, — сказал я и повесил трубку.
Он был прав. Я хотел сохранить в своей памяти очаровательное, лучистое лицо Сюзи, а не то, во что его превратила кислота. Я решил даже не ходить на похороны. Мертвые не оживают. Сюзи не вернуть.
Я закурил сигарету. Ужасное, щемящее чувство безвозвратной потери начало переходить в жажду мести. Так я сидел еще полчаса и наконец принял решение. Потом я запер ящик письменного стола, выключил свет и пошел по коридору к лифту.
Приехав домой, я задержался у двери, разыскивая ключ. Достав его, я поднял глаза и увидел лист бумаги, приклеенный к двери. На бумаге небольшими буквами было выведено:
«ТЕБЯ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ, ЩЕНОК!»
* * *
Полная луна лениво плыла по безоблачному небу, когда я припарковался недалеко от набережной. Дома я принял душ, надел спортивную рубашку, широкие холщовые брюки и проверил свой банковский счет. На нем было двенадцать тысяч долларов. Эти деньги я отложил на нашу свадьбу, но теперь Сюзи не было…
Я вышел из машины и пошел по набережной. Она кишела туристами, глазевшими на морские диковины, которые вытаскивали из лодок и барж рыбаки.
Было 21.30. Воздух пропитался духотой и влагой, но никаких признаков дождя не угадывалось.
Я зашел в «Нептун». За столиком устроилось несколько рыбаков. Туристы сюда не заходили. В противоположном углу на своем обычном месте восседал Эд Барни с банкой пива в руке и поглощал свои любимые сосиски. Я подсел к нему, и он отложил нож и вилку. На его жирном лице появилась скорбь.
— Я ждал, что вы зайдете, мистер Уоллес, — сказал он. — Что-нибудь съедите?
К нам уже спешил Сэм.
— Сэм, принеси мистеру Уоллесу хороший сандвич с говядиной. Вам он понравится, мистер Уоллес. Примите мои соболезнования.
Я вопросительно посмотрел на Барни.
— До нас уже долетела эта новость. Облить лицо кислотой! Надо же быть таким зверем! Здесь вам все сочувствуют, а я — больше всех. — Он снова взял нож и вилку, отрезал большой кусок от мяса, лежащего среди сосисок, и положил его в рот. — Что я могу для вас сделать?
Вернулся Сэм и поставил передо мной стакан виски со льдом и огромный сандвич с толстым куском говядины.
— Это от меня, мистер Уоллес, — сказал он, опустив глаза, и исчез.
Я подождал, пока Барни расправится со своим куском и отложит нож и вилку.
— Мистер Уоллес, вы в прошлом сделали для меня немало хорошего. Доставьте нам с Сэмом удовольствие и съешьте этот сандвич. Когда перекусишь, лучше работаешь и думаешь.
Я, нехотя, съел сандвич, выпил виски и, действительно, почувствовал, что меня словно зарядили энергией.
Барни, заметив это, улыбнулся.
— Вот так-то лучше, мистер Уоллес. Я к вашим услугам.
— Эд, я должен найти этих подонков. Для этого мне нужна информация.
Барни согласно кивнул.
— Когда я услышал об этом, я сразу сказал себе, что вы этого так не оставите. Что вы хотите знать, мистер Уоллес?
— Что тебе известно о Ли Джерандо? Барни вытаращил глаза:
— Джерандо? Он в этом не замешан. Точно.
— Что ты о нем знаешь?
— Это человек Джо Валински. Он у него для убийств. Кроме того, охраняет яхту, когда Джо на берегу, водит машину, выполняет разные мелкие поручения.
— Как ты думаешь, он связан с Хэнком Сэнди?
— Наверняка. Я видел их вместе. — Барни отхлебнул пива. — Они точно знают друг друга.
— А что за человек Валински?
Барни поерзал на стуле, и его огромный живот всколыхнулся.
— Мистер Уоллес, вы хотите впутать меня в большие неприятности. Давайте не будем говорить о Валински, это опасно для здоровья, — и взгляд его сделался тревожным.
Он подал знак Сэму, который тут же прибежал с новой порцией сосисок.
— Спрашивайте обо всем, мистер Уоллес, только не о Валински. Может быть, хотите чашечку кофе или еще виски? У Сэма все отличного качества, спросите у него сами.
Сэм кивнул.
— Спасибо, Сэм, ничего не надо.
Барни кинул в рот три сосиски, сделал глоток пива, блаженно сощурил свои водянистые глаза и продолжал:
— Мистер Уоллес, если я расскажу вам о Валински и об этом кто-нибудь узнает, меня через несколько дней найдут в воде с перерезанным горлом и гирей, привязанной к ноге. Вот что такое Валински!
— Если ты сам не разболтаешь об этом разговоре, никто ничего не узнает. Так кто же он?
Барни положил в рот очередную порцию из трех сосисок, откашлялся, протер глаза, наклонился вперед, обдавая меня запахом перца, и сказал:
— Хорошо, мистер Уоллес, я скажу. Ни для кого, кроме вас, я не пошел бы на такой риск. Валински собирает налоги со всех видов рэкета для мафии на Восточном побережье. Первого числа каждого месяца он приплывает на своей яхте и остается там на неделю. За это время туда приезжают его подручные и привозят отчисления от разного бизнеса: за шантаж, наркотики, казино, игральные автоматы во всех заведениях, киднэппинг, проституцию, наемные убийства и прочие вещи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я