https://wodolei.ru/catalog/mebel/Akvaton/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Zmiy (zmiy@inbox.ru), 27.10.2003
«Чейз Дж. X. Собрание сочинений. Т. 6. Лишний козырь в рукаве: Детектив. романы»: Эридан; Минск; 1994
ISBN 5-85872-145-1 (т. 6); 5-85872-011-0
Оригинал: James Chase, “Strictly for Cash”
Перевод: Л. Корнеев
Джеймс Хэдли Чейз
Только за наличные



В Пелотту мы прибыли в девять тридцать вечера, проведя в дороге около четырех часов. Пелотта – небольшой городок на побережье Флориды, похожий своими магазинами, лавками сувениров и кабачками на многие другие города.
Проезжая по главной улице, водитель грузовика Сэм Вильямс называл мне все заслуживающие внимания местные достопримечательности.
– Вот отель «Океан», – сказал он, ткнув пальцем в сторону импозантного здания на улице, ведущей к морю.
Гостиница сверкала неоновыми огнями и хромированным металлом. У входа высился большой зеленый зонт.
– Собственность Петелли, – уточнил Сэм. – Все здания до последнего кирпича. И город тоже весь его. Или почти весь. И стадион там, наверху.
На вершине холма стояло круглое бетонное здание. Крыша была возведена только над трибунами, расположенными амфитеатром; сверху на стальных пилонах крепились гроздья мощных прожекторов.
– Наверное, этот Петелли загребает бешеные деньги, – предположил Сэм. Он вытер тыльной стороной кисти распаренное лицо и, сплюнув в окно, пояснил: – Каждую субботу Петелли организует тут матч по боксу.
Машина свернула в узкую улочку, застроенную деревянными домами. В конце улочки виднелся пляж.
– Кабачок Тома Роше в конце улицы, около самого моря, – сказал Сэм, притормаживая. – Я здорово опаздываю, дружище, выбился из расписания. А то бы, конечно, проводил. Но ты скажи ему, что от меня. Том подберет попутку до Майами. Если он не поможет, обратись к его жене Алис.
Грузовик остановился на площади. Я открыл дверцу и спрыгнул.
– Спасибо, Сэм! Надеюсь, еще увидимся!
Кабачок Тома Роше представлял собой деревянное двухэтажное здание. Входная дверь была распахнута настежь, гремела музыка. Я поднялся по деревянной лесенке и остановился на пороге, осмотрелся. Взору открылся довольно просторный зал, заставленный десятком столиков, стойка с тремя испускающими пар кофеварками.
За одним столиком сидели двое мужчин в майках и грязных полотняных брюках. За другим, рядом с проигрывателем, расположился какой-то тип, крепко сбитый, рослый, в костюме из белой саржи и при галстуке в красную полоску. Напротив него, отупело уставясь взглядом в стену, сгорбился небольшого роста толстячок в коричневой тройке, с панамой на голове. Облокотившись о стойку, восседал на табурете шофер рейсового автобуса в фирменной куртке и кожаных брюках. Казалось, он дремал. Щуплая, бледная женщина разливала за стойкой кофе; конечно, Алис Роше, подумал я. На другом конце стойки Том Роше засыпал в кофеварку зерна. Это был невысокого роста, загорелый, худой человек.
Некоторое время я продолжал стоять на пороге, разглядывая присутствующих. На меня никто не обращал внимания. Тут Алис направилась к столику, за которым сидели рослый тип и толстяк. Когда она ставила поднос с чашками на столик, верзила ухватил Алис выше колена. Женщина вздрогнула, чуть было не выронила чашку и сделала попытку высвободить ногу, но толстые пальцы вцепились прочно. Я думал, что Алис даст ему по физиономии или же закричит, но она не сделала ни того, ни другого. Она только повернула голову в сторону мужа. Однако Том Роше, занятый своим делом, ничего не замечал. По выражению лица Алис я понял, что она боится, как бы не сложилась ситуация, которая заставила бы Тома ввязаться в драку: силы были явно неравны.
Алис наклонилась, попыталась разжать пальцы нахала, но это ей оказалось не под силу.
Толстяк в коричневой тройке слегка стукнул верзилу по руке и что-то прошептал ему с умоляющим видом, показывая взглядом на Тома, который, отступив в сторону, наблюдал, как работает его кофеварка.
Левой свободной рукой верзила пихнул толстяка в грудь, а правая полезла выше, забираясь под юбку. Женщина в отчаянии стукнула хама кулаком по носу. Тот громко выругался. Том обернулся, его лицо побледнело. Прихрамывая, он в несколько прыжков выскочил из-за стойки. На правой ноге Том носил ортопедический ботинок, и каждый шаг он делал, словно проваливаясь в яму.
Верзила отпустил женщину и толкнул ее так, что та пролетела чуть ли не через весь зал и упала в объятия шофера, который слез с табурета и, разинув рот, с интересом наблюдал за событиями, явно не собираясь вмешиваться.
Роше подошел к столику, но верзила даже не счел нужным встать. Он нагло ржал. Том попытался стукнуть его кулаком по голове. Но верзила без труда увернулся, а Роше, потеряв равновесие, стал падать лицом вниз. Верзила подбросил его вверх ударом кулака. Роше пролетел через весь зал, стукнулся головой о стойку, сполз на пол и остался сидеть, ловя ртом воздух.
Громила поднялся.
– Пойдем отсюда, – сказал он толстяку в коричневой тройке. – Мне эта забегаловка осточертела.
Потом он подошел к Роше, который безуспешно пытался встать на ноги.
– А ну-ка попробуй замахнись еще, слизняк, я из тебя котлету сделаю!
С этими словами негодяй с размаху двинул Роше ногой в бок.
Я бросился в зал, подскочил к верзиле и, развернув его, прямой правой саданул в рожу. Удар произвел должный эффект. Взгляд гориллы затуманился.
– Если у тебя руки чешутся, – сказал я, – то валяй, не стесняйся, я к твоим услугам!
Ответом был примитивный свинг. Удар, рассчитанный на человека, который ничего не смыслит в боксе. Однако я увернулся и обслужил подонка по высшему разряду: сильнейший удар правой снизу в челюсть – мой коронный прием. Верзила рухнул, словно сраженный наповал. Ждать, когда он очухается и придет в себя, не имело смысла: когда так валятся с ног, это надолго. Обратившись к толстяку, я сказал:
– Убери прочь отсюда это дерьмо.
Толстяк изумленно взирал на своего спутника, распростертого на полу. Затем он опустился на колени и принялся ощупывать его, а я помог Роше встать на ноги. Он еще задыхался, но держался твердо и кипел желанием продолжить бой. Даже сделал несколько шагов по направлению к обидчику.
– Он свое получил! – удержал я его. – Не стоит руки марать об этого негодяя. Успокойтесь!
Подошла жена, обняла мужа. Я оставил их вдвоем и присоединился к посетителям. Они разглядывали великана, лежащего у их ног. Толстяк, пыхтя, безуспешно пытался его приподнять.
– Челюсть полетела! – сказал шофер, восхищенно присвистнув. – Первый раз в жизни вижу такой удар!
– Уберите его отсюда, – повторил я. – Ну-ка, парни, выкиньте его вон!
Толстяк приподнял голову. Глаза его блестели, словно две дождевые капли. Казалось, он вот-вот разразится слезами.
– Вы сломали челюсть моему парню, – сказал он. – А у него в субботу матч по боксу!
– Шею ему надо было сломать! – ответил я.
Верзила открыл глаза, застонал и сел. Нижняя челюсть его свисала на сторону, на щеке виднелся большой кровоподтек. Парни в майках помогли ему встать на ноги и под руки повели к двери. Он пошел с ними, еле волоча ноги. Толстяк следовал сзади, замыкая шествие. Вид у него был, словно он присутствовал на похоронах собственной матери.
Водитель автобуса повернулся и стал разглядывать меня.
– Ну и дела, лучше некуда! – воскликнул он. – Известно ли вам, кто этот тип, которого вы уложили? Это же Джо Макреди, местный чемпион. В субботу у него встреча с Кидом из Майами, уже уйма ставок сделана – целая куча денег! Хотите совет, старина? Немедля сматывайтесь из города! Когда Петелли узнает, как вы отделали Макреди, он с ума сойдет! Кроме шуток! Петелли опасней гремучей змеи!
Отодвинув стул, я порылся в карманах, пытаясь найти сигареты. Роше жестом остановил меня. В этот вечер – все за счет фирмы. Был предложен такой ужин, какого я не едал уже многие годы. Пока шло насыщение, Роше и Алис присели со мной за компанию. Они мне очень понравились. Ужин был еще в полном разгаре, а мы уже звали друг друга по имени.
Настала моя очередь исповедоваться.
– Прибыл я из Питтсбурга. Мой старик владеет там кафе рядом со сталелитейным заводом Карнеги. Вы, конечно, думаете, что кафе, расположенное около одного из крупнейших в мире заводов, может приносить груды золота? Увы, ничего подобного! Не спрашивайте только почему! Лично я так ничего и не понял. Когда отец скончался, у нас не оказалось ни гроша! В общем, я все продал, чтобы расплатиться с долгами, и очутился на улице. И тут мне пришла в голову мысль отправиться во Флориду, посмотреть, что там и как. И ей-богу, не жалею об этом!
Роше почесал затылок и искоса взглянул на меня.
– Ну и что хорошего во Флориде?
– А ты никогда не был в Питтсбурге? Копоть, грязь, грохот и вдобавок смог – вот что такое Питтсбург! Флорида по сравнению с ним – рай земной!
– Может, ты и прав, а я всю жизнь тут живу, и меня, бывает, тошнит от здешнего солнца!
– Старик, ты просто счастья своего не понимаешь! Я сюда добирался на грузовиках три недели – то были самые прекрасные дни моей жизни! Флорида – сказочная страна!
Я наклонился к Роше поближе.
– Кстати, последний перегон сюда меня вез Вильямс. Он сказал, что ты можешь помочь найти попутку до Майами.
– Труда не составит! В Майами сейчас регулярные рейсы делает Джо Бейт. Он у меня почту оставляет. Завтра должен за ней заехать, договорюсь с ним. Значит, хочешь в Майами?
– Спрашиваешь!
– Ты знаешь, это был великолепный удар, – неожиданно сменил тему Роше, – давно я такого не видел! Занимаешься боксом? Пари держу, что да. Видел, как ты увернулся, а потом этот свинг…
– Когда-то занимался. Почему бросил? Ненавижу мухлеж!
Роше внимательно посмотрел на меня.
– С эдакой фигурой, да при твоей технике ты мог бы процветать. Кто у тебя был в партнерах?
– Как-то боксировал пару раундов с Джо Луисом. Ездили с ним в рекламное турне по военным базам. Он славный парень. Сказал, что у меня хорошая правая.
– Сам Джо Луис тебе это сказал?
Роше был потрясен.
– Еще когда я подменял Эйба Левски, мне удалось нокаутировать Джека Вайнера во втором раунде.
– Не может быть! – оторопело произнес Роше. – Джека Вайнера? Чемпиона Калифорнии?!
– Его самого. Он тогда еще не был чемпионом, но боксировал здорово. Наверное, Джек был слишком уверен в себе.
– Мне кажется, ты талант свой не ценишь! Уж коли самого Вайнера побил…
– Шофер посоветовал мне долго не околачиваться в вашем городке. Петелли придет в ярость из-за истории с Макреди.
– Пусть Петелли тебя не волнует! Солли Брант ему доложит, как было дело. А потом Петелли ставит на Кида из Майами. Вот если бы ты Кида так уделал, пришлось бы рысью отсюда давать тягу. А на этого Макреди Петелли наплевать!
– Солли Брант – это который был вместе с Макреди?
– Он самый. У него с Макреди контракт подписан, я думаю, он теперь себе локти кусает. Сам-то Солли парень неплохой, а с Макреди взятки гладки.
Дело близилось к ночи. Роше стал настаивать, чтобы я остался переночевать. Предложение было принято с удовольствием.
Когда я улегся, пришел Роше. Он смотрел на меня, переминаясь с ноги на ногу. Вид у него был очень серьезный. Ему явно хотелось что-то сказать, но, видимо, он никак не мог решиться.
– Хочешь сделать важное заявление? – пошутил я.
– Ну да, конечно! Ты знаешь, мы тут с Алис говорили о тебе. Есть деловое предложение. Как бы ты отнесся к тому, чтобы поработать у нас? Дела идут неплохо, но могло бы быть и лучше. Предприятие можно расширить. Конечно, состояние тут не сколотишь, но если интересно, я мог бы продемонстрировать тебе всю бухгалтерию. Я ведь тебе не просто место предлагаю, а долю в прибыли, скажем, треть. Не так уж плохо, если трезво взглянуть. Что скажешь? Мы с Алис были бы рады, согласись ты остаться.
– Да ты просто спятил! – заявил я ему, приподнимаясь в постели. – Ты же обо мне ничего не знаешь! Решил выделить треть прибыли первому встречному только потому, что тот дал по физиономии негодяю?!
Том присел на кровать.
– Нам нужен компаньон, Джонни. Такой парень, как ты. Начнем с того, что делу тебя учить не надо, должен разбираться сам, к тому же можешь постоять за себя. Мне-то, по правде говоря, это трудно. Здесь немало хулиганов, с ними приходится нелегко. Кроме того, ты нам просто понравился. Сомневаться не приходится: свою долю прибыли оправдаешь с лихвой!
Том, разумеется, был прав. Но меня это мало прельщало. Как бы ему объяснить, чтобы не обидеть…
– Я очень тронут твоим предложением, Том, да только не могу его принять. Пойми меня правильно и не обижайся. Откровенно говоря, мне надоело прозябать. Я всегда мечтал иметь много денег. Когда я был пацаном, отец держал меня в черном теле, трясся за каждый грош. Ни цента не давал! Да и вообще, тратился только на еду. На одежду, кино, жевательную резинку и прочее я сам должен был себе зарабатывать. Когда другие дети развлекались, я сразу же после школы принимался за дело: продавал газеты, мыл стекла. На игры времени не оставалось. Отец полагал, что тем самым научит меня ценить деньги, но он ошибался. Все это лишь пробудило у меня желание когда-нибудь заполучить кучу долларов. А потом, может быть, сразу все их истратить. У меня это просто навязчивая идея… Сейчас все, что имею, так это рубашка на теле. Вот я и решил отправиться в Майами. Там, говорят, денег куры не клюют, авось и мне перепадет! Сердцем чую, настоящая жизнь начнется только в Майами!
Роше выслушал, не моргнув глазом. Потом спросил:
– А почему Майами, Джонни? Почему не Нью-Йорк или какой другой большой город?
– Понимаешь, я как-то познакомился с одним парнем, который бывал в Майами. Так вот, он мне рассказывал, что это особый город, там на один квадратный метр приходится больше миллионеров, чем где-либо в мире. Они проводят там каникулы и швыряют деньгами направо и налево. Конечно, все это звучит глупо, но попробуй понять меня. Я не собираюсь впутываться в сомнительные дела или рисковать попусту. Хочу подзаработать деньжат законным путем. Знаешь, что сказал мне этот парень? В Майами полно возможностей без всякого риска грести деньгу лопатой. Ну, скажем, наняться телохранителем к какой-нибудь шишке за двести долларов в неделю. Тот парень мне рассказывал: он знал одного мужчину, который спас жизнь какой-то кинозвезде, так она ему подарила тысячу долларов и обеспечила работой в Голливуде! А парень, что мне все это рассказал, сам работал простым шофером. Его босс оставил ему по завещанию пять косых, а он и работал-то у него всего три года! А разве со мной такого не может случиться? Денег там полно! Все дело в том, чтобы оказаться рядом, когда их швыряют в окно!
Роше задумчиво смотрел на меня, растирая рукой коленку. Потом незлобиво промолвил:
– А твой приятель не рассказывал тебе о гангстерах, об игроках, жуликах, шлюхах и сутенерах? Они, словно стаи волков, только и ждут, как бы оттяпать у твоих миллионеров кусок пожирней. А о полицейских он тебе не говорил, что травят всякого, кто плохо одет, норовят его вышвырнуть вон из города? Я хорошо знаю Майами, Джонни. Когда у меня нога еще не была сломана, водил грузовики по маршруту Пелотта – Майами. Конечно, здесь хороший уголок для миллионеров, но для того, у кого ни гроша в кармане, хуже джунглей с дикими зверями. Выкинь ты Майами из головы! Все это пустые мечты. Оставайся у нас, будешь зарабатывать себе на жизнь честно и без всяких там осложнений. Подумай, Джонни. У тебя есть только один способ грести деньги лопатой – заниматься боксом. Трудно, конечно, сказать, сколько ты стоишь, но если судить по силе удара твоей правой…
– Оставь! О боксе не может быть и речи. У меня нет никакого желания кончить свои дни полуслепым и мозги всмятку! Я все же отправлюсь в Майами. Так что извини, Том, но уж чему быть, того не миновать! И не думай, пожалуйста, будто я не ценю твоего предложения.

Я уже заканчивал завтракать, когда в дверях комнаты появился Брант, панама его была сдвинута на затылок. Под глазами обозначились темные круги, словно он с полмесяца не смыкал глаз. Не давая ему раскрыть рта, я сказал:
– Очень сожалею, что ваш козлик не в состоянии драться. Но он получил, что заслужил. Вы зря пришли, я тут ни при чем!
Брант уселся на стул.
– Бросьте, у меня к вам никаких претензий. Он сам виноват, бог разумом обидел, тут уж ничего не поделаешь. Этот подонок меня в гроб вгонит раньше времени. С ним одни неприятности!
Брант провел рукой по лицу и тяжело вздохнул. Затем наклонился ко мне и шепотом спросил:
– Кто вас научил так драться?
– Когда-то немного баловался боксом. Если бы знал, что у него стеклянная челюсть, ударил бы в другое место.
– У него не стеклянная челюсть. Ему по ней бьют не один год, до вчерашнего дня он этого даже не замечал. Мне в первый раз довелось видеть такой удар. Слона можно бы убить… Об этом парне не стоит ломать голову. Будь у меня кого выставить вместо него в субботу, радовался бы, что от него избавился. Но у меня никого нет, а это за последние годы мой первый серьезный бой, я ведь менеджер. Моя доля семь с половиной процентов, это немало.
Он скатал шарик из хлебного мякиша.
– С кем вам доводилось драться? – спросил он, помолчав.
– О нет, только не это! – возразил я. – Со мной у вас ничего не выйдет.
Брант внимательно изучал меня своими маленькими глазками.
– С таким телосложением и таким ударом вы созданы для бокса. Давно не выходили на ринг?
– Очень давно. Я же говорю, это меня не интересует. Если вам больше нечего сказать, то давайте расстанемся друзьями.
– Ладно, ладно, не лезьте в бутылку. Роше сказал, вы нокаутировали Вайнера во втором раунде…
– Ну и что? Вам-то что до этого?
Брант поерзал на стуле.
– Я слышал, вы собираетесь в Майами? Выслушайте меня внимательно. Стоит взглянуть на вас, сразу видно, что за тип. Сами подумайте, Фаррар, неужели вы всерьез рассчитываете появиться в Майами в этих обносках? Да вам там и шагу не ступить, заметет первый же полицейский! Кто в Майами плохо одет, считай – труп!
– Меня будут хоронить, не вас!
Он снял свою панаму и стал разглядывать ее изнутри, словно что-то там потерял.
– Я же не ради удовольствия с вами тут беседую. А что бы вы сказали, доведись вам появиться в Майами в собственной машине, в шикарном летнем костюме и с приличным багажом? Машина, конечно, не новая, этого я не обещаю, но на ходу. И для начала у вас может оказаться долларов пятьсот в кармане, а?
Я знал, что он хочет меня прельстить, но тем не менее слушал в оба уха.
– Продолжайте, – сказал я. – За послушать денег не берут.
– Я же не басни рассказываю, – улыбнулся Брант, демонстрируя ряд золотых коронок. – Все это вы будете иметь, если согласитесь заменить Макреди.
Я колебался. Через пару часов Джо Бейт отправится в Майами. Представлялся выбор: ехать вместе с ним и выглядеть как бродяга или задержаться на четыре дня и отправиться в собственной автомашине с деньгой в кармане. Но сначала предстояло провести бой с тяжеловесом, о котором мне ничего не было известно. И кроме того, я давно не тренировался. Возможно, в результате мне тоже разнесут челюсть в щепки.
– Как он в бою, этот парень?
– Дерется неплохо, – ответил Брант, вставая. – Только о нем не беспокойтесь. Вам нет нужды добиваться победы. Надо только продержаться раунд-другой на потеху публике. Все ставят только на него. А если придется туго, прикиньтесь нокаутированным.
– Никогда этого не делал и делать не собираюсь!
– Да я просто так сказал! – спокойно ответил Брант. – Давайте-ка прогуляемся в спортзал, окончательный разговор будет, когда поглядим, что вы умеете делать.
Спортзал находился неподалеку, в маленькой вонючей улочке. Выглядел он довольно непрезентабельно: унылое помещение с двумя рингами для тренировок, на полу грязные половики, ряд шкафов-раздевалок да несколько душевых кабинок.
– С минуты на минуту должен подойти Уоллер, партнер Джо по тренировкам, – сказал Брант. – Можешь лупить его сколько хочешь. Но если окажешься слабаком, он тебя разделает под орех. Проведем раунда три, покажи, на что способен.
Появился Уоллер, негр с печальными глазами. Фигурой он походил на громадную обезьяну и, хотя был значительно выше меня, взирал с опаской.
– Послушай, Генри, – объявил Брант, – побоксируй-ка с этим парнем несколько раундов. Хочу посмотреть, чего он стоит. Не жалей кулаков, отделай его как следует!
Негр что-то проворчал, кивнул головой в знак согласия.
– Ты тоже, Фаррар, – продолжал Брант, – дерись без дураков! А ну-ка, парни, покажите, какие вы бойцы!
Он ударил в гонг.
Уоллер двинулся вперед, втянув голову в мощные плечи. Мы сделали круг по рингу, следя друг за другом. Я провел пару быстрых ударов прямой правой и увернулся от опасного свинга. Потом удалось сделать удачный удар левой. Но пока что я работал вполсилы. Хотелось проверить сначала, какой темп смогу себе позволить. Время от времени Уоллеру удавались довольно болезненные удары по корпусу. Он безостановочно атаковал, успевая при этом парировать мои удары. Потом внезапно остановился и нанес сильный боковой правой. Я отклонился в сторону, несколько смягчил удар, и все же он оказался настолько мощным, что потряс меня. Уоллер бросился вперед, но тут я его встретил левой, то был первый серьезный ответ. Негра отбросило назад, словно он налетел на каменную стену.
Теперь он стал осторожней, моя левая его явно обеспокоила. Удалось еще дважды пробить защиту негра, но он сумел снизу ударить по корпусу, я застонал от боли. Дыхание начинало сдавать.
Уоллер заметил, что я выдыхаюсь, и осмелел. Его атаки мне в основном удавалось парировать, но некоторые удары все же достигали цели, чувствовал я себя неважно. К счастью, прозвучал гонг, и я повалился на табурет, радуясь, что могу отдышаться. Брант вытер мне кровь под носом. Вид у него был задумчивый.
– Ты, видимо, давно не боксировал, – сказал он. – Реакция не та. Постарайся следующий раунд не напрягаться. И держи дистанцию.
Я промолчал. У меня был свой план. В этом раунде следовало кончать, иначе сдохну.
Уоллер же даже не присел отдохнуть. С мрачным видом он стоял, опершись о канаты ринга.
– Готовы? – спросил Брант, берясь за веревку гонга.
– Да, – ответил я. И медленно поднялся.
Уоллер устремился вперед, рассчитывая на нокаут. Я увернулся, перчатка скользнула по плечу, а я трижды врезал ему по корпусу. Негр захрипел и повис на мне. Я попытался его оттолкнуть, но напрасно. Он отчаянно цеплялся за меня, нисколько не обращая внимания на Бранта, который орал:
– Брэк! Брэк!
Уоллер запаниковал. Какое-то мгновение мы еще стояли в обнимку, потом мне удалось высвободиться и провести апперкот правой. Негр застонал, но ответил ударом на удар, потом последовало еще несколько тычков с обеих сторон. Мои удары шли хорошо, точно. Удачный крюк левой. Уоллер ослабил защиту, еще апперкот правой, потом снова левой в челюсть, и он повалился. Я отправился в угол ринга, вытирая кровь, которая шла из носа. Лежа на полу, Уоллер сопел, как тюлень. Можно было быть спокойным – ему не скоро удастся встать на ноги.
Брант подлез под канаты с улыбкой от уха до уха. Пришлось помочь ему оттащить Уоллера в угол и усадить на табурет. Мы старались привести негра в чувство, но тут раздался голос:
– А он мне нравится, этот парень! Где ты его выкопал, Брант?
Брант вздрогнул, словно от прикосновения раскаленного железа. У ринга стояло трое мужчин. Говоривший был небольшого роста, в костюме, на голове мягкая светлая шляпа. На оливковой коже маленькие усики, будто нарисованные фломастером. Его спутники выглядели словно гангстеры из детективного кинофильма. Крепкие орешки. Чувствовалось, они больше привыкли орудовать ножом и пистолетом, нежели кулаками.
– Добрый день, мистер Петелли, – испуганно сказал Брант. – Я не заметил, как вы вошли!
Петелли оглядел меня с головы до ног. Казалось, от его внимательного взора не ускользнула ни одна родинка.
– Где ты его выкопал?
– Это тот парень, что сломал челюсть Макреди, – ответил Брант. Он нервно достал из кармана носовой платок и отер лицо.
– Мне об этом доложили. Ты что, намереваешься выставить его против Кида?
– Как раз собирался вам это предложить, мистер Петелли. Но сначала хотел посмотреть, как он боксирует.
– Этот ниггер, кажется, своим видом достаточно ясно показал, кто тут и как боксирует, – сказал Петелли, улыбаясь безгубым ртом.
– Тренирован он плохо, мистер Петелли… – начал было Брант. Но Петелли оборвал его:
– Зайди ко мне через час в контору. Поговорим подробней! Тебя как зовут? – спросил меня Великий Вождь.
– Фаррар, – сухо ответил я и полез под канаты.
– Ты вроде парень что надо, – сказал Петелли. – Хочу, чтобы ты провел несколько матчей. Контракт с Брантом подписывал?
– Ни с кем ничего не подписывал, – был мой ответ. – И подписывать не собираюсь. Вы меня видите в первый и последний раз.
– Хорошо, зайди вместе с Брантом прямо сейчас. Поговорим обо всем. Могу тебе гарантировать один матч каждый месяц.
– Меня это не интересует, – сказал я и отправился в раздевалку под гробовое молчание.

К Роше я вернулся, когда Джо Бейт отчаливал на своей пятнадцатитонке в Майами. Войдя в кафе, я застал Роше у кофеварки.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
загрузка...


А-П

П-Я