https://wodolei.ru/catalog/ekrany-dlya-vann/razdvizhnye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Приятная ночь для убийства»: Центрполиграф; 2000
ISBN 5-227-00664-4
Оригинал: James Hadley Chase, “Have a Nice Night”
Аннотация
Когда взломщик Бреди задумал ограбить отель «Спэниш Бэй» и взять в его сейфах драгоценностей на шесть миллионов долларов, он еще не знал, что кубинец Фуентес замышляет свое собственное преступление в этом же отеле. Подготовка идет полным ходом, и уже ничто не может остановить их — ни смерть помощника, ни слежка детективов. Слишком большая сумма поставлена на карту. Ради нее можно рисковать всем. Но когда два матерых преступника одновременно затевают дело в одном и том же заведении, происходит черт знает что…
Джеймс Хэдли Чейз
Приятная ночь для убийства
Глава 1
За столом в убогом, скудно освещенном баре, расположенном на берегу реки Святого Джона, сидели двое мужчин и тихо разговаривали. Кроме них в баре был только толстый пожилой бармен.
Того, кто сидел за столом слева, звали Эд Хеддон: он был известен как непревзойденный специалист среди тех, кто занимался кражей художественных ценностей. Для непосвященных он вел безупречный образ жизни богатого бизнесмена, отошедшего от дел, исправно платил налоги и жил попеременно в своих многочисленных домах в Форт-Лодердейле, на юге Франции, в Париже и Лондоне. Он был мозговым центром: планировал операции и руководил подобранной им группой квалифицированных воров, которые, к взаимной выгоде, воплощали в жизнь его идеи.
Хеддона можно было принять за сенатора или даже госсекретаря. Высокий, крепко сложенный, густые волосы, тронутые сединой, приятное розовощекое лицо с доброжелательной улыбкой политического деятеля. Но за этим обманчивым внешним видом скрывался острый как бритва ум, изворотливый и хитрый.
Справа сидел Лу Бреди. По мнению преступного мира, это был лучший взломщик из тех, кто специализировался на предметах искусства. Худощавый, лет тридцати пяти, с подстриженными ежиком черными волосами, острыми чертами лица, беспокойно бегающими серыми глазками, Лу мог справиться не только с замками любой системы, но и в совершенстве владел искусством перевоплощения. Он был словно резиновый. Пара тампонов за щеки — и его худое лицо становилось полным, если не сказать толстым. Парики он делал себе сам. Если Бреди носил усы или бороду, каждый волосок был на своем месте. Когда он надевал сшитый по собственной выкройке костюм с подложенными подушечками, его худое тело преображалось и он превращался в человека, любящего вкусно поесть. Благодаря этому исключительному таланту Бреди не имел ни одной судимости, хотя полиция многих стран уже давно разыскивала его.
Мужчины хорошо знали друг друга, они сотрудничали уже несколько лет и сейчас обсуждали результаты последнего совместного дела: кражи иконы Екатерины Великой из вашингтонского музея. Они сошлись на том, что план ограбления музея был разработан блестяще и осуществлен без единой ошибки. К сожалению, это было одно из тех дел, где разработка плана и организация не окупили себя.
Когда Хеддон не спеша закурил, Бреди, изучивший его привычки, насторожился.
— На этом деле я потерял деньги, Лу, — начал Хеддон, раскуривая сигару. — Впрочем, к чему искать прошлогодний снег: где-то теряешь, где-то находишь… Теперь настало время и нам снять сливки… ты согласен со мной?
Бреди кивнул.
— Что-то есть на примете, Эд? — спросил он.
— Если бы у меня ничего не было, я бы не сидел в этой дыре. Есть нечто грандиозное, но потребуется тонкая работа. Нужно подобрать хорошую группу.
Сигарой он ткнул в сторону Бреди:
— Мой список возглавляешь ты. Осталось только выяснить, будешь ли ты свободен в ближайшие три недели.
Бреди хитро улыбнулся:
— Ты же знаешь, Эд, я всегда бываю свободен, если я тебе нужен.
— Ясно, — кивнул Хеддон. — Дело должно выгореть. Ты ведь сам знаешь, если я что-то придумал, ты получишь приличные деньги. А теперь слушай внимательно. Когда я обдумывал план операции с иконой, связался с этим трусом Клодом Кендриком. Тогда я на три дня остановился в отеле «Спэниш Бэй» в Парадиз-Сити. Отель этот стоил мне кучу денег, но это пустяки. «Спэниш Бэй» — самый дорогой и самый роскошный отель в мире, а это кое-что да значит. В нем нет обычных номеров, только апартаменты, а обслуживание нельзя сравнить ни с одним отелем. Он по карману только самым обеспеченным людям. Я должен тебе сказать, Лу, есть еще немало сумасшедших, у которых денег больше, чем ума, поэтому в этом отеле никогда не бывает свободных мест. Все апартаменты сразу сдаются на целый год. Бреди поднял голову:
— И ты там жил?
— Точно. Я ведь вращаюсь в кругу избранных. Среди них черпаю свои идеи. Это стоит немалых денег, но зачастую все окупается. Итак, этот отель натолкнул меня на одну любопытную мысль.
Хеддон стряхнул пепел на пол.
— Отель — собственность одного француза, Жака Дюлака. Этот человек знает толк в своем деле. Он хорош собой, весьма обаятельна его богатая клиентура просто молится на него. Персонал тщательно подобран, в основном он набрал людей из Франции. Ты ведь знаешь, именно оттуда идут все лучшие традиции отелей люкс: и кухня, и обслуживание, и постановка дела. Я не смог снять апартаменты в отеле, но смог устроиться в одном из домиков, что располагаются на территории отеля: две спальни, гостиная и так далее, очень шикарно. Конечно же у меня была возможность беспрепятственно посещать рестораны и бассейн отеля…
Хеддон немного помолчал и многозначительно добавил:
— Очень, очень шикарный отель и полностью забит очень, очень богатыми мужчинами и женщинами…
Бреди внимательно слушал.
— Ты и сам знаешь, что когда мужчины по-настоящему богаты, — продолжал Хеддон, — их жены просто теряют разум, стараясь выглядеть лучше других. Такова человеческая натура. Платья, норковые манто и прочие мелочи не в счет, на первое место выдвигаются роскошные драгоценности. Коль миссис Снок носит бриллиантовое колье, миссис Пок до тех пор будет грызть мужа, пока не получит точно такое же. Тогда миссис Снок спешит добавить к колье серьги и браслеты, чтобы перешибить миссис Пок, а та начинает клянчить такие же… Избалованные бестии! В своей жизни они не заработали ни доллара, но требуют драгоценности стоимостью в несколько тысяч и получают их.
Во время ужина в отеле можно увидеть дам, увешанных бриллиантами, изумрудами и рубинами. Я был как-то на ужине и должен тебе сказать, что никогда мне не доводилось видеть такой выставки драгоценностей, и все в одном зале, в одно и то же время. В тот вечер на этих глупых, гроша не стоящих бабах, по моим подсчетам, было драгоценностей на шесть или даже семь миллионов долларов.
— Очень мило. Ну и что? — вздохнул Бреди.
— Так вот, — Хеддон снова стряхнул пепел на пол, — мне и пришла в голову блестящая идея: неплохо было бы ограбить живущих в отеле «Спэниш Бэй».
— Шесть миллионов? — спросил Бреди, пристально глядя на него.
— Возможно, и больше, но, допустим, шесть.
— Интересно. — Бреди почесал в затылке, обдумывая услышанное. — Я что-то еще не улавливаю, Эд. Ограбить отель! Что ты, собственно, имеешь в виду?
— Конечно, ты не улавливаешь, — ответил Хеддон и улыбнулся. — Каким бы хитрым ты ни был, Лу, тебе все же не хватает моего ума, поэтому мы с тобой так хорошо сработались. Ты отличный исполнитель. А вот план разрабатываю я, ведь так?
Бреди кивнул.
— Итак, можно снять шесть миллионов, — проговорил Бреди и посмотрел на Хеддона. — Сколько из них причитается мне?
— Два. Я оплачиваю все расходы. По-моему, это справедливо.
— Прекрасно. А когда мы возьмем добычу, кто ее примет?
Его вера в план Хеддона была столь велика, что ему даже не пришло в голову сказать «если» вместо «когда"
— Конечно, поднимется шум. Известно, что копы в Парадиз-Сити весьма энергичны. Им очень быстро становится известно об ограблении, и они работают рука об руку с полицией штата и Майами. Вывозить драгоценности из города слишком рискованно. Я думаю всю добычу спрятать у Кендрика. Мне еще нужно поговорить с ним, но мы вряд ли можем рассчитывать на что-нибудь лучшее.
Бреди скривился:
— Ненавижу этого толстого бездельника.
— Не делай из мухи слона. Это хитрый пройдоха, а остальное нас просто не должно волновать.
— О'кей. — Бреди пожал плечами. — Что намечается — налет? В моей практике не было отелей, Эд. Каким образом это можно будет осуществить?
Хеддон сделал знак толстому бармену повторить заказ.
Подождав, пока тот принесет напитки и уберет пустые стаканы, он продолжал:
— Когда я жил в этом отеле, Лу, — мужчины приподняли стаканы, желая друг другу здоровья, и отпили по глотку, — я разговорился с одной жирной старой перепелкой, которая была увешана бриллиантами. В таких местах всегда наткнешься на какую-нибудь старуху, муж которой был счастлив умереть, чтобы только отделаться от нее, и она теперь без дела посиживает в барах самых дорогих отелей. Она была польщена вниманием с моей стороны и рассказала, что каждый год на месяц приезжает в отель.
Всякий раз, когда ее толстое тело колыхалось, я слышал шелест купюр. Пришлось потратить на нее целый час, слушая ее болтовню о муже, крупном нефтяном боссе, который умер пять лет назад, ее детях и ее чертовых внуках. Она взялась показывать мне семейные фотографии. Ты представляешь, вот так попасться на крючок одинокой старой бабы, это просто кошмар. Спустя некоторое время я, как бы невзначай, залюбовался ее бриллиантами, в которых знал толк и мог искренне ими восхищаться. По грубым подсчетам, на ней было надето на сто тысяч долларов, никак не меньше. Старуха похвасталась, что всегда требовала от мужа дарить ей бриллианты на годовщину их свадьбы. Я спросил, не боится ли она, что их украдут — сейчас кругом столько грабителей, но она мне ответила, что никогда не надевает бриллианты, выходя из отеля, а служба безопасности в отеле так хорошо поставлена, что ей даже в голову не приходило, что ее могут ограбить. Я старался поддерживать эту тему и теперь могу кое-что рассказать тебе об этой службе. Каждый клиент по прибытии в отель получает ящичек с кодовым замком. Комбинацию знает только сам клиент. Перед тем как лечь спать, все живущие в отеле укладывают свои драгоценности в эти ящички и сдают двум охранникам, которые относят их в сейф отеля. Понимаешь? Бреди кивнул.
— Кодовый замок? — Он улыбнулся. — Никаких проблем. Все кодовые замки просто ерунда для меня.
— Я предполагал, что ты так и скажешь. Итак, когда богатые растяпы укладываются спать, сейф отеля доверху забит их добром. Вот что мне удалось узнать. До того как я потерял деньги на иконе, мне не приходило в голову, что можно взять в оборот отель. Теперь я просто убежден, что это дело все окупит.
Бреди задумался, потом спросил:
— А что из себя представляет сейф отеля?
— Это нужно выяснить тебе. Я даже не знаю, где он находится.
— О'кей. Думаю, что это будет просто. Расскажи мне о службе безопасности. О ней что-нибудь известно?
— В отеле два детектива. Они работают посменно. Оба, похоже, толковые парни. Около девяти вечера заступают на службу и два вооруженных охранника, которые находятся в отеле до двух часов ночи. Парни молодые и выносливые. Жизнь в отеле затихает примерно к трем часам. Но некоторые клиенты продолжают возвращаться в отель часов до четырех. Большего я не могу сказать тебе. Детали ты должен разузнать сам.
— Ты имеешь в виду, что я должен поселиться в отеле?
— Это единственная возможность. Я исходил из того, что ты свободен, и попросил своего человека снять через бюро путешествий один из коттеджей отеля. Так нельзя проследить, кто забронировал номер.
Бреди одобрительно кивнул.
— Кроме того, я внес крупную сумму денег, чтобы не возникло никаких проблем. Ты поселишься там в следующий понедельник под именем Корнелия Ванса.
— Роскошное имя!
— Я позабочусь о том, чтобы у тебя был «ролле». Учти, что тебя будут окружать очень богатые люди. Думаю, тебе надо стать пожилым, весьма обеспеченным инвалидом, передвигающимся с помощью санитара в кресле-каталке. Никакой дружбы с другими клиентами отеля не заводи. Прислуге скажи, что хочешь побыть один и чтобы тебя не беспокоили. Все это встанет мне в пятнадцать тысяч баксов, Лу. Коттедж обходится по восемь сотен в сутки. Это без еды и выпивки. Ешь скромно, иначе счет вырастет до небес. Выпивку привезешь с собой. Днем перекусывай у себя в коттедже, но вечером ты должен быть в ресторане, чтобы видеть добычу. Тебе понятно?
Бреди кивнул.
— Твоя задача состоит в том, чтобы отыскать сейф и открыть его. Нам также нужен ловкий помощник, который будет управлять «роллсом» и способен затеряться среди персонала. Он должен определить местонахождение сейфа и помочь тебе тащить коробку, когда настанет время. Это общий план. А теперь займемся конкретными проблемами.
— Ты говоришь, что один из детективов дежурит ночью?
— Да.
— Помимо него еще два вооруженных охранника?
— Они тебе не помеха, Лу. Хеддон улыбнулся:
— Наряду с детективом это была первая задача, которую предстояло решить. И я решил ее. Они не встанут поперек твоего пути.
— Раз ты так говоришь, Эд, я верю. А теперь давай обсудим моего санитара. Идея сидеть в кресле-каталке мне нравится. По крайней мере, я буду последним, кого заподозрят копы, если не будет уже слишком поздно. Мне нужен водитель, который помог бы тащить коробки, но мне не нравится, что он же должен быть моим санитаром. Хорошенькая сексапильная медсестра добудет больше информации, чем парень. Хорошенькая сестричка в форме сможет походить по отелю, поболтать с людьми и достать необходимые нам сведения.
— Ты намекаешь на свою подружку? — спросил Хеддон.
— Да, она настолько сексуальна, что меня просто пот прошибает, когда я вспоминаю о ней. Она словно создана для этого дела.
Хеддон пожал плечами:
— Ну, это я оставляю тебе. Водителя я беру на себя, а о медсестре позаботься сам.
— Она будет включена в статью расходов, Эд?
— За эту работу я даю максимум двадцать кусков, и сюда входит все.
— О'кей. Теперь об охране и детективах отеля. Хеддон неторопливо осушил свой стакан.
— Ты смотришь телепередачи?
— Да, конечно. Иногда. В общем, я считаю, что телевидение воняет.
— Ты не видел того типа, который ловит диких зверей?
— Как раз видел. Я часто думаю, что таким парням чертовски хорошо живется: правда, трудно, но зато вдали от всего… Ну и?..
— Видел, как усыпляют тигра стрелой со снотворным?
Бреди пытливо посмотрел на Хеддона.
— Угу.
— Это показалось мне интересным. Через одного своего приятеля мне удалось навести справки.
Хеддон нагнулся, взял свой «дипломат» и поставил его на стол. Он посмотрел на бармена, который был занят чтением спортивной газеты, потом огляделся по сторонам и вытащил из «дипломата» нечто похожее на пневматический пистолет.
— Это стоило недешево, Лу, но он действует. Он заряжен шестью крохотными стрелами, в которых находится та же смесь, сбивающая с ног. Ее используют парни в джунглях, когда ловят тигров. Пистолет автоматический. Стоит только прицелиться в одного из охранников, нажать на спуск, и парень заснет, как минимум, на шесть часов. Бреди разинул рот.
— Не верю! Хеддон улыбнулся:
— Брось, Лу. Ты уже должен был бы знать, на что я способен.
— Ты хочешь сказать, что, если выстрелить этой стрелой, тот, в кого стреляли, заснет?
— Именно. Ты умеешь обращаться с оружием?
— Нет, только не я. Я не люблю пушек, никогда их не носил и не буду.
— Я тебе найду первоклассного стрелка. Он позаботится об охране, будет водить «ролле» и поможет тебе с ящиками. Никаких проблем.
— Ты действительно уверен, что это снотворное не сможет никому повредить? Не будет никаких последствий?
— Парень уснет. Он проснется совершенно здоровым часов через шесть.
— Н-да! Так о чем я? — Бреди с восхищением посмотрел на Хеддона. — Ты блестяще мыслишь, Эд.
— Ценю комплимент. Итак, тебе понятно, в чем состоит твоя задача? Как ты смотришь на то, чтобы встретиться в воскресенье в отеле «Сивью» в Майами и пообедать? Я остановлюсь там. Мы могли бы все окончательно обсудить. В понедельник после обеда ты должен сообщить в отель «Спэниш Бэй» о своем прибытии. О'кей?
— Конечно.
— Хорошо.
Хеддон положил пистолет на колено так, чтобы его закрывал стол. Потом сделал знак бармену.
— Чтобы успокоить тебя, я продемонстрирую действие этой штуки.
Бармен подошел к столу, и Хеддон дал ему десятидолларовую купюру, прибавив, что сдачу тот может оставить себе. Увидев, что бармен возвращается к стойке, Хеддон поднял пистолет, прицелился и нажал на спуск. Раздался тихий хлопок. Бармен сделал шаг, схватился за шею и обернулся, тупо уставившись на Хеддона, который в этот момент закрывал свой кейс. Потом у бармена подогнулись колени, и он рухнул на пол.
— Все понятно? — спросил Хеддон. — Хорошо и быстро, а?
Остановившимися глазами Бреди смотрел на бармена, лежащего без сознания.
— Вытащи стрелу из его шеи, Лу, — обратился к нему Хеддон. — Нам пора уходить.
Бреди неуверенно поднялся, подошел к бармену, нашел в складках жира крохотную металлическую стрелу и вытащил ее.
— Ты уверен, что с ним все будет в порядке? — спросил Бреди, протягивая стрелу Хеддону.
— Не сомневаюсь. Ну, идем, надо исчезнуть отсюда, пока кто-нибудь не вошел.
Послышался храп бармена.
Они торопливо вышли из бара на улицу, где нещадно палило солнце.
* * *
Уже в четырнадцать лет Мегги Шульц представляла серьезную угрозу для мужчин. Сейчас же, когда Мегги исполнилось двадцати три, она стала для них смертоноснее нейтронной бомбы. Девушка была хороша во всех отношениях: натуральная блондинка с фигурой настолько совершенной, что все лучшие порнорежиссеры и фотографы рвали ее на части, стараясь заполучить к себе в студию.
Ступенька за ступенькой поднималась Мегги наверх, торгуя своим телом, пока не достигла такого уровня, где уже она могла выбирать. Познакомившись с Лу Бреди, она впервые в жизни влюбилась. Бреди не переставал этому удивляться, зная, что Мегги могла подцепить любого. Он сказал ей, что занимается продажей антикварной мебели и по этой причине вынужден часто бывать в разъездах. Однако, если бы она переехала к нему в его квартиру в западной части Нью-Йорка, продолжая работать фотомоделью или спать с богатыми типами, что весьма прибыльно, Бреди ничего бы не имел против. Для Мегги любовь была столь необыкновенной, что она без разговоров согласилась.
Мегги, ни о чем не подозревая, помогла ему в краже иконы. После этого Бреди решил, что пора раскрыть карты и посвятить ее в свою двойную жизнь, хотя это и могло плохо закончиться. И хотя Мегги всегда охотно забиралась в чужую постель. Бреди немного сомневался, пойдет ли она на кражу.
Во время полета из Джэксонвилла в Нью-Йорк Бреди размышлял над этой проблемой. Он не знал ни одной девушки, которая смогла бы сыграть роль сексапильной медсестры так хорошо, как Мегги. Обдумав это, он пришел к выводу, что раз она так сильно влюблена в него, ее удастся уговорить. Надо только суметь найти правильный тон. Прилетев, он зашел в маленькую лавку неподалеку от аэропорта и купил огромную игрушечную панду. Он знал, что Мегги сходит с ума по пандам ничуть не меньше, чем по бриллиантам и норковым манто.
Бреди уже сообщил ей о своем приезде. От радостного визга, который раздался в телефонной трубке, у него чуть не лопнули барабанные перепонки.
Когда он открыл дверь своей квартиры, совершенно голая Мегги бросилась к нему на шею, чуть не задушив его в своих объятиях. И тут же заметила панду.
— Ты только посмотри! О, беби! Это мне?
— Ты думаешь, что это… клуб нудистов? — ворчливо спросил Бреди. Она обняла панду.
— О, дорогой! Ты такой замечательный, что подумал обо мне! Я вне себя от радости! Бесподобный медведь!
Бреди поставил чемодан.
— Ну не такой уж красивый, если сравнивать с тобой, моя милая. Отпразднуем встречу, хм? — С этими словами он пошел в спальню.
Через полчаса Мегги снова обнимала свою панду. Бреди, совершенно обессиленный, лежал на спине и думал о том, что еще никогда в жизни ему не приходилось спать с женщиной, которая могла бы его так измотать, как Мегги.
— Беби, как там насчет выпивки? — поинтересовался он.
— Конечно, сейчас.
Она соскользнула с кровати, все еще крепко прижимая к себе панду. Пока Мегги шла по комнате, он рассматривал ее стройную красивую спину, упругие ягодицы, длинные стройные ноги и удовлетворенно вздыхал.
И только вечером, когда они поужинали в дорогом роскошном ресторане, вернулись домой и теперь сидели, прижавшись друг к другу, он начал разговор о делах.
— Что ты скажешь насчет того, чтобы провести недельку в Парадиз-Сити? — спросил он как бы между прочим.
Голубые фарфоровые глаза Мегги широко открылись, — Ты имеешь в виду там, где живут эти шикарные миллиардеры?
— Именно это.
Мегги восторженно взвизгнула и бросилась Бреди на шею, но он решительно отстранил ее:
— Оставь это, Мегги. Ты хочешь поехать со мной?
— Попробуй удержать меня, если сможешь! Парадиз-Сити! Великолепные отели, пляжи, пальмы, рестораны…
— Успокойся, Мегги! Мне нужно туда по делу. Если ты хочешь поехать, ты должна будешь помочь мне.
— Конечно, я помогу тебе, милый! Я сделаю все для тебя! Все! Ты же знаешь это. Я люблю тебя как сумасшедшая!
— Мегги, послушай меня. Я никакой не торговец антиквариатом. Она захихикала:
— А я никогда и не верила этому, сокровище мое. Однажды я переспала с торговцем-антиквариатом. Как только он снова смог дышать, его невозможно было остановить. Он только и мог говорить о том, кому и что он сплавил. Вся его комната была забита разными редкими вещичками.
Бреди погладил руку девушки.
— Умная девочка. — Выждав, он продолжал:
— Я профессиональный взломщик сейфов. — Он подождал, как она отреагирует.
Мегги заморгала, потом кивнула:
— Ты имеешь в виду, что грабишь богатых и отдаешь бедным? Как Робин Гуд? Я смотрела этот фильм с Эрлом Флинном. Он великолепен в роли Робин Гуда!
Бредди вздохнул:
— Бог с ним, с Флинном. Я граблю богатых, а добычу кладу себе в карман…
Мегги обдумала это, потом сказала:
— Я всегда считала, что у Робин Гуда не все в порядке с головой. А теперь я хочу тебе кое-что рассказать, милый. Иногда, когда мне приходилось спать с богатым старым хрычом, как только он засыпал, я вытаскивала из его бумажника тысячу или около этого… Значит, я теперь воровка? Да или нет?
Бреди вздохнул с облегчением. Барьер был взят. Теперь оставалось только объяснить Мегги, что от нее потребуется.
И он посвятил ее в план Хеддона, позволявший ограбить самый богатый отель в мире. Мегги слушала с огромным вниманием, и по выражению ее лица Лу убедился, что она запоминает все, что он говорит.
— Там, как минимум, два миллиона для нас с тобой, беби, — закончил он. — Если у нас будут деньги, мы поженимся.
Мегги вздохнула:
— То же самое ты говорил в прошлый раз, но денег ты не получил и мы не поженились. Единственное, что я имела с этого, — поездку в Швейцарию и часы с бриллиантами.
Она нежно его поцеловала.
— Не думай, что я жалуюсь. Швейцария мне понравилась, а свои часы я просто обожаю.
— То дело не выгорело. Но в этот раз все будет хорошо.
— Итак, что я должна буду делать?
— В отель я прибуду под видом пожилого человека в инвалидном кресле-каталке. Ты будешь сопровождающей меня медсестрой. В униформе сестры ты будешь неотразима.
Мегги просияла:
— О да! Мне это нравится! Я всегда хотела стать медсестрой! Честно, зайчик! Я охотно помогаю богатым пожилым мужчинам! И как!
Я серьезно!
Бреди с трудом сдерживался. Временами он едва переносил ее.
— Твоя задача заключается в том, чтобы разузнать, где находится сейф. Ты должна будешь болтать с сотрудниками отеля и соблазнять детективов.
Мегги захлопала в ладоши:
— Это не проблема!
По всей видимости, подумал он, взглянув на Мегги, с этим действительно не будет никаких проблем. Мегги смогла бы поднять из могилы самого Джорджа Вашингтона.
— Итак, беби, ты согласна?
— Попробуй удержи меня, если сможешь! — крикнула она и бросилась к нему в объятия.
* * *
После двадцатилетнего пребывания в самых разнообразных тюрьмах Штатов к шестидесяти годам Арт Бенион пришел к выводу, что игра не стоит свеч. Благодаря многочисленным отсидкам у него появились прочные связи со многими крупными преступниками, которые отбывали свои наказания вместе с ним и стали его хорошими друзьями. Перед Бенионом открылись благоприятные возможности сделать карьеру снова, но теперь она должна была не только приносить ему доход, но и помогать другим.
С помощью своей жены он организовал единственное в своем роде посредническое агентство для преступников. В конце концов, говорил он, есть же в Голливуде посреднические конторы, которые снабжают киномагнатов звездами и статистами. Так почему же ему не основать посредническое агентство, которое подыскивает мужчин и женщин для осуществления тщательно разработанных преступлений?
За пять лет он набрал штат своего агентства, укомплектовав его в первую очередь теми, кого знал по тюрьмам, а потом подключив тех, кого ему рекомендовали из подрастающего поколения гангстеров. Все свои дела Арт решал по телефону. С девяти утра и до шести вечера он сидел в своей конторе в Нью-Йорке на Бродвее:

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
загрузка...


А-П

П-Я