https://wodolei.ru/catalog/vodonagrevateli/protochnye/dlya-kvartiry/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Оригинал: James Hadley Chase, “Mission to Siena”
Аннотация
Захватывающий рассказ о том, как очень богатый молодой итальянец, не надеясь на помощь полиции, сам находит убийцу, которого вот уже несколько лет разыскивает Интерпол, по приказу которого был убит его лучший друг. А помогают ему в этом незаурядный аналитический ум и физическое совершенство.
Джеймс Хэдли Чейз
Миссия в Сиену
Глава 1
Стоя под козырьком крыши небольшого магазинчика, сержант полиции Эллиот невозмутимо оглядывал раскинувшуюся перед ним площадь.
Был сырой и темный ноябрьский вечер. Несколько минут назад пробило одиннадцать. Нескончаемый дождь лил так, словно где-то в небе образовалась дыра, и водные запасы, рассчитанные на целое столетие, вдруг задумали пролиться всего за несколько часов. Площадь была безлюдной, что не удивляло полицейского: кто будет разгуливать здесь ночью да еще в такую погоду?
Вода булькала в водосточных трубах, фонари бросали желтые блики на мокрый асфальт. Холодный ветер пытался пробраться под плащ Эллиота, и он зябко ежился на своем посту, думая о маленькой, уютной квартирке, о горячем камине, о жене, которая, он надеялся, тоже думала сейчас о нем. Он угрюмо взглянул вверх, ища просвета.
— Вы не подскажете, как пройти к отелю «Польстен»? — раздался внезапно женский голос.
Эллиот опустил глаза и увидел молоденькую девушку, которая стояла к нему вполоборота, так что рассмотреть ее лицо было почти невозможно. Он увидел только, что на ней был белый плащ и маленькая, плотно облегающая голову шапочка. В правой руке она держала кожаный саквояж. Полицейскому показалось, что незнакомка говорит с иностранным акцентом, возможно, испанским или французским. Впрочем, Эллиот не был силен в языках, и не мог понять в точности.
— Отель «Польстен», мисс?
— Да.
— Сто метро вон по той улице и — направо. Выйдя из своего укрытия Эллиот махнул рукой в нужном направлении. Девушка повернулась, чтобы посмотреть, и сержант подумал, что ей, должно быть, лет двадцать пять. В свете фонаря из-под черной шапочки блеснула огненная прядь, сержант еще никогда не видел волос такого удивительного оттенка, глаза незнакомки напоминали изумруды, если конечно верить тусклому ночному освещению. Во всем ее облике было что-то необыкновенно притягательное, и Эллиот почувствовал вдруг волнение, которого не ощущал годы.
— Спасибо, — кивнула девушка, собираясь продолжать путь.
— Одну минуту, мисс, — остановил ее сержант. — Мне кажется, вы не слишком хорошо знаете Лондон, и должен предупредить вас: отель «Польстен» пользуется дурной славой.
Она смотрела на другую сторону площади. Эллиот даже не был уверен, что она слышала его слова.
— У этого отеля плохая репутация, — повторил он чуть громче. — Это неподходящее место для такой молодой девушки.
Незнакомка посмотрела на сержанта своими удивительными глазами.
— Спасибо, — улыбнулась она. — Я не собираюсь там останавливаться. Всего хорошего, — и, повернувшись на каблуках, быстро исчезла за сеткой дождя.
Эллиот следил за девушкой, пока она не растворилась в темноте окончательно. Его раздирали противоречивые чувства, но в конце концов он пожал плечами и подумал, что выполнил свой долг, предупредив незнакомку.
Интересно, кто она и откуда приехала? «Польстен» был одним из тех отелей, где без всяких формальностей можно получить комнату на час. Полицейский покачал головой и вздохнул. Кто бы мог подумать, что такая девушка… Но, поскольку он работал в этом районе вот уже шестнадцать лет, и ему до смерти надоела эта работа, короткая встреча через несколько минут уже вылетела из его головы. Если обдумывать проблемы всех людей, спрашивающих дорогу, то тогда только этим и придется заниматься.
И Эллиот, почти не думая о красивой девушке, отправился под дождь делать свой одинокий ночной обход.
* * *
Джек Дейль, ночной портье отеля «Польстен», шурша страницами «Ивнинг-Стандарт», читал репортаж о футбольном матче, когда в холл вошла молодая девушка в белом плаще. Он поднял глаза и, недоумевая, уставился на нее. Что такой цаце здесь понадобилось? Эту малютку он видел впервые! Обнажив в улыбке испорченные зубы, Джек ожидал.
— Мистер Крантор у себя? — незнакомка в упор разглядывала портье зелеными глазами.
Дейль прямо-таки пожирал ее ответным взглядом.
— Да. Комната 26, второй этаж. Он ждет вас?
Девушка быстро пересекла холл и вспорхнула по ступенькам. У Джека перехватило дыхание: какие ножки! И что может понадобиться такой куколке от Крантора?
«Крантор, — подумал он. — Сказал бы я вам. Она с саквояжем… Неужели останется? Если она не выйдет через час, Крантора можно будет поздравить».
Золотоволосая незнакомка решительно прошла по коридору к двадцать шестой комнате и остановилась перед дверью. Внутри было тихо, и она, не снимая перчатки, постучала. Дверь открылась, и в проеме возник Крантор.
— Наконец-то, — сказал он, разглядывая девушку единственным глазом. — Я уже начал сомневаться, придете ли вы.
Она вошла вслед за ним в большую комнату. Настольная лампа под абажуром образовывала на столе, заваленном бумагами, световой круг. Остальная комната была погружена в темноту. Крантор и гостья не могли хорошо видеть друг друга.
— Отвратительная погода, — сказал Крантор. — Снимите плащ, я его повешу в ванной.
Девушка сняла плащ и шапочку и протянула их хозяину, затем тряхнула волосами и подошла к зеркалу, висевшему рядом с газовым радиатором. Вернувшись из ванной, Крантор щелкнул выключателем, и большая комната озарилась светом.
"Ну что ж, — подумал он. — Посмотри на меня, милый рыжик, сейчас мы проверим, крепкие ли у тебя нервы. "Несколько лет назад во время драки в казино Крантора сильно ударили в лицо, превратив его в кровавое месиво. Хирурги-косметологи сделали все, что было в их силах, но то, что вышло из-под их рук, только отдаленно напоминало человеческое лицо. Левая глазная впадина пряталась за черной повязкой. Рот, тонкий и кривой, застыл в гримасе, открывающей желтые зубы. Носа почти не было. Хирурги сказали, что нужно подождать несколько лет, а потом потребуется еще несколько операций, и Крантор, возможно, обретет не столь отталкивающую физиономию.
Но Крантор не вернулся в больницу: Альсконц предложил ему работу агента в Лондоне, и заниматься своей внешностью просто не осталось времени. Пришлось отказаться от этой мысли. Ему не улыбалось валяться на больничной конке в то время, как можно было неплохо зарабатывать, оставаясь с маской вместо лица. Деньги или сносная физиономия? Крантор выбрал деньги. Шло время, и ему стало доставлять удовольствие, что люди, взглядываясь ему в лицо, бледнели и отводили глаза. И сейчас он внимательно следил за гостьей, чтобы насладиться ее реакцией.
Девушка грела ноги у газового радиатора, и когда он включил свет, обернулась. Крантор с сожалением заметил, что обманулся в своих ожиданиях: она не отвела глаз, разглядывая его уродство без жалости, но и без отвращения.
— Неужели вас не могли починить получше? — спросила она. — Вам нравится ходить в этой маске?
Крантор почувствовал, что его захлестнула волна дикого гнева. Да, он хотел испытать девчонку, но теперь у него было лишь одно желание: вцепиться в эту лилейную шейку и разорвать ногтями.
— Вам-то что? — едва сдерживаясь, процедил он. — Я сам способен позаботиться о своей тыкве, а вы лучше поберегите вашу.
— Я запрещаю вам разговаривать со мной в таком тоне, — отчеканила вдруг девушка, поднимаясь со стула.
Крантор почувствовал легкий стыд. Где была его голова? Он же хотел произвести на эту златовласку хорошее впечатление. Лучше не злить ее, ведь он впервые встретился с представителем организации Альскони. Она приехала из Италии специально, чтобы обсудить детали одного очень выгодного дела. Если Крантором останутся довольны, перед ним откроются радужные перспективы.
Он работал с Альскони уже два года, но выполнял лишь мелкие поручения. Но теперь босс решил провернуть в Лондоне важную операцию — нельзя было упускать такой случай.
— Извините меня, — пробормотал он, встав так, чтобы лампа не слишком освещала его лицо. — Я еще не привык к этой роже, и мне неприятно, когда люди говорят о ней. Сидите, прошу вас. Может быть, хотите выпить?
— Нет, спасибо.
Она отошла от радиатора, села на другой стул, закурила. Теперь Крантор разглядел ночную гостью как следует. На ней было шикарное черное платье, вокруг шеи поблескивало золотое ожерелье, исполненное в виде небольших лавровых листочков. Волосы ее отливали золотом, глаза светились зеленоватым огнем. Стараясь держаться подальше от лампы, Крантор тоже сел и, прикуривая отвернулся, чтобы спичка не освещала просчеты лицевых хирургов.
— Вы нашли нужного человека? — поинтересовалась девушка.
— Да. Это было нелегко, но я разыскал типа, который нам нужен. — Он взглянул на часы. — Скоро он заявится. Я подумал, что вы, возможно, захотите посмотреть на него.
— Речь, собственно, идет о пустяке, — она не отрывала взгляда от единственного глаза Крантора. — Это лишь пробный шар, а пробы должны всегда удаваться. — Она стряхнула пепел с сигареты и продолжала:
— Что это за человек? — Некто Эд Шепейро. Несудим. Раньше работал в цирке: метал кинжалы. Цирк забросил сразу после войны. Немного промышлял контрабандой, а теперь хочет заработать как следует.
Мечтает купить быстроходный катер. Он так и ухватился за мое предложение.
— Он не промахнется?
— Если кто-то и способен сделать это, так только он.
— Что вы уже сделали?
— Во вторник послал письмо с требованием денег. Сегодня вечером Шепейро там побывает. Он подкинет записку со вторым предупреждением. Вместе с черепахой в столовую. Завтра вечером в девять часов наш человек придет за деньгами.
— Он запнулся и посмотрел на собеседницу. — Меня беспокоит одна вещь… А что, если он раскошелится?
— Об этом не волнуйтесь. Он не раскошелится. Поэтому его и выбрали. Он не из тех, кто позволяет себя запутать.
— Ну хорошо. Однако, если он заплатит — все рухнет.
— Говорю вам, он не заплатит.
— В таком случае, в четверть десятого в игру вступает Шепейро. Вы принесли кинжал?
Она отошла в сторону и склонилась над саквояжем. Это движение позволило Крантору как следует рассмотреть фигуру девушки, и он невольно залюбовался ею. И в ту же секунду он почувствовал укол отчаяния: такая девушка никогда не будет принадлежать ему! Всю оставшуюся жизнь он будет довольствоваться теми, кто не прочь торгануть своим телом. А им все равно, хорош ли собой их клиент.
Девушка достала из саквояжа плоский деревянный ящичек и положила его на стол. В ящичке оказался кинжал с широким клинком и резной деревянной ручкой. Крантор внимательно осмотрел его.
— Это не опасно? — осведомился он. — Вещь заметная.
— Мы не пользуемся разной дрянью. Во всем должна быть своя эстетика, — усмехнулась девушка. — А если серьезно: их изготавливают по нашим чертежам. Нет никакой опасности.
— Странно, что нужно пройти через все это… — Крантор, казалось, был смущен.
— Через что? — резко спросила гостья.
— Черепаха, кинжал, предостерегающие письма…
— А как же иначе? Нам нужна огласка. Черепаха заинтересует прессу, все газеты будут писать лишь об этом. После Ференци мы предупредим еще кое-кого, и когда этот кое-кто прочтет наше письмо, он поймет, что мы не шутим, и заплатит.
Такая система срабатывает по всей Франции, а к тому же в Италии и Америке. Она сработает и здесь.
— А если все закончится благополучно, остальными займусь я?
— Конечно.
— Все будет в порядке, гарантирую. — Крантор встал и, пройдя через комнату, налил себе виски. — Вы уверены, что не хотите выпить?
— Нет, спасибо.
Стоя в тени со стаканом в руке Крантор смотрел на гостью.
— Я не знаю даже вашего имени, — сказал он. — Если это не секрет, конечно…
— Называйте меня Лорелли.
Крантор одобрительно кивнул.
— Лорелли… Красивое имя. Давно вы в организации?
— Мне поручено заплатить Шепейро, — проговорила она, игнорируя вопрос. — Где я смогу найти его, когда работа будет закончена?
Крантор почувствовал, как краска залила лицо.
— Вы будете платить ему? Но почему? Ведь это я его нанял. Данте мне деньги, я сам рассчитаюсь.
— Так где я смогу его найти? — в упор взглянула на Крантора красавица.
— Я не понимаю… — пробормотал тот. — Мне не доверяют?
— Следует ли мне сообщить Альскони, что вы не желаете подчиняться моим приказаниям?
— Нет! Нет, конечно же, — горячо запротестовал Крантор.
— Мне просто показалось, что…
— Где я смогу его найти, — в третий раз спросила Лорелли.
— Эвен-стрит, 25. Это в Сохо, — ответил Крантор, делая над собой усилие.
Зазвонил телефон и Крантор снял трубку.
— Тут внизу человек, который желает вас видеть, — доложил Джек Дейль. — Сказать ему, чтобы подождал?
— Нет. Пусть поднимется.
— Кстати, — игривым тоном продолжал портье. — Не нужна ли даме комната? Я мог бы устроить ее рядом с вами. Крантор повернулся к Лорелли:
— Вам нужна здесь комната?
Она отрицательно качнула головой.
— Нет, она здесь не останется, — Не повезло тебе, — ухмыльнулся Дейль. Крантор яростно бросил трубку.
* * *
Эд Шепепро, высокий худой человек с крючковатым носом и беспокойными злыми глазками, дохнул в лицо Дейля спиртовым перегаром. Портье презрительно смерил взглядом его черный костюм, белый галстук и большую широкополую шляпу, сдвинутую на один глаз.
— Идите туда, в комнату 26, — сказал он, отодвигаясь с брезгливой гримасой. — Ну и дух же от вас идет, приятель!
Шепейро протянул длинную руку и так тряхнул Дейля за грудки, что его голова беспомощно мотнулась сначала в одну, а потом в другую сторону.
— Ты что-то сказал? — процедил он сквозь зубы. — Или у тебя шея скрипнула?
Дейль, побледнев, тряпичной куклой обвис в руках Шепепро и тот, выпустив добычу, еще сильнее надвинул шляпу на глаза и пошел вверх по лестнице.
Он весь вечер подбадривал себя выпивкой, чтобы унять расходившиеся нервы. Жизнь Шепейро была далеко не праведной, но на его совести до сих пор не было убийства. Однако ему так хотелось купить быстроходный катер! А тут случай сам шел в руки… Как можно отказаться от тысячи фунтов, предложенные Крантором? Пока он будет раздумывать, найдется другой, менее привередливый, покупатель.
— Я не могу держать его ради вас так долго, — объяснил владелец катера. — Я и сам понимаю, что лучше отдать его в ваши руки, но есть один парень, готовый заплатить хоть сегодня. Если вы не решитесь до пятницы, я все же уступлю ему.
Перспектива иметь за плечами убийство приводила Шепейро в замешательство, но Крантор уверил его, что это совершенно безопасно — все продумано до мелочей. До встречи с Крантором Шепейро предпочитал более или менее удерживаться в рамках закона, которые были ему, конечно, тесны. Но он слышал, что убийства имеют нехорошую особенность: вас хватают именно тогда, когда вы считаете себя в полной безопасности. Все это было так. Но катер! Катер…
Крантор, как мог, развеял сомнения Шепейро.
— Думаю, ты никогда не попадешься, — убеждал он. — Не будет никаких улик. Если ты все сделаешь так, как я говорю, фликам будет не за что ухватиться, ведь между тобой и этим типом нет ничего общего. Ну что же ты трусишь?
Но чем больше Шепейро думал об этом деле, тем меньше оно ему нравилось. Его вполне могут заметить, когда он ста нет выбираться из дома. При мысли о том, что вся полиция будет поднята на ноги, чтобы разыскать убийцу, Шепейро холодел. В такие минуты он непроизвольно тянулся к бутылке, и после нескольких двойных виски к нему возвращалось хладнокровие и способность думать о катере. Как только дело будет обтяпано, он сразу же купит судно и удерет во Францию.
Но теперь, поднимаясь по лестнице, Шепейро так хотел вернуться к себе на Эвен-стрпт, что чуть ли не тащил себя за шиворот.
Остановившись перед нужным номером, он без стука рас пахнул дверь и остановился, как вкопанный, заметив Лорелли, которая повернулась, чтобы посмотреть на вошедшего.
— Входи и закрой дверь! — гаркнул Крантор. Шепепро повиновался. Его взгляд, не останавливаясь, переходил с Лорелли на Крантора и обратно.
— Что здесь делает эта малышка? — спрашивал он себя. — Вот это кадр! — Он поправил галстук, снял шляпу и игриво улыбнулся девушке.
Крантор встал.
— Не переутомляйся, Эд. Она работает вместе с нами. Шепейро подошел к столу, его улыбка сделалась еще шире.
— Это нам подходит. Добрый вечер, куколка. У меня такое чувство, что мы с тобой споемся.
Лорелли посмотрела на него, как на насекомое.
— Вы не обидитесь, если я вам кое-что скажу?
— Ха! Ну давай, потрудись! — ухмыльнулся Шепейро, и в этот момент Крантор влепил ему такую оплеуху, что он еле удержался на ногах. С трудом восстановив равновесие, Шепейро, недоумевая, уставился на обидчика.
— Заткнись и сядь! — посоветовал ему тот хриплым от ярости голосом. Его единственный глаз горел нехорошим огнем.
Шепейро взял пул и сел, потирая щеку.
— Советую тебе не заводиться, — не слишком уверенно проговорил он.
— Заткнись! — повторил Крантор.
— Этот тип вряд ли подойдет, — заявила Лорелли таким тоном, словно Шепейро не было в комнате. — Он — пьяница. Кроме того у него совершенно измочалены нервы и отсутствует умение беспрекословно подчиняться.
— Он выполнит свою работу, — заверил Крантор. — Если он промахнется, я самолично прикончу его.
Шепейро затошнило: он чувствовал, что это — не просто угроза.
— Эй, минуточку, — начал он, но слова застыли у него на губах под ясным взглядом единственного глаза Крантора.
— Слышал, что я тебе сказал? Если ты промахнешься, считай себя покойником.
— С чего это вы взяли, что я промахнусь? — обиделся Шепейро.
— Я тебе просто не советую это делать, — проговорил Крантор. Он взял кинжал за широкое лезвие и протянул его Шепейро рукояткой вперед. — Покажи свое искусство.
Шепейро взял кинжал и взвесил его на руке. Он погладил клинок большим пальцем и вдруг странно изменился. Лицо стало твердым, движения — точными, взгляд оживился.
— Докажи ей, — сказал Крантор.
Шепейро огляделся. Не найдя подходящей цели, он вытащил из кармана колоду карт, выбрал туза бубен, пересек комнату и прикрепил его жевательной резинкой к стене. Потом он вернулся на место. Карта находилась в тени и была почти не видна. Лорелли смотрела на Шепейро, опершись ладонями о стол и положив на них подбородок.
Кинжал спокойно лежал на широкой ладони бывшего циркача. Шепейро размахнулся и движением быстрым, как молния, послал кинжал в другой конец комнаты. Крантор позвал Лорелли: кинжал торчал в самом центре карты.
— Видите, ему удается это двадцать раз из двадцати! Лорелли, казалось, успокоилась.
— Да, это неплохо, — согласилась она.
Шепейро, ухмыльнувшись, подошел к пробитой карте, вытащил кинжал и вернулся к своему стулу.
— Я — единственный человек в Англии, который умеет это, — заявил он. — Теперь верите, что я выполню вашу работу?
— Пожалуй, — кивнула Лорелли, не глядя на Шепейро, — только если не будете волноваться.
— Не вижу причины, — приосанился Шепейро. — Я хотел бы получить аванс.
Девушка взглянула на него.
— Вам заплатят, когда клиент будет мертв, но не раньше, — заявила она, вставая. — Я приеду на Эвен-стрит, 35, завтра вечером, в половине двенадцатого. Вы дадите мне полный отчет.
Шепейро хотел возразить, но остановился под гневным взглядом Крантора.
— А теперь я должна идти, — сказал Лорелли. — С вами, Крантор, мы увидимся завтра в полдень.
Крантор метнулся в ванную и вернулся с плащом и шапочкой. Мужчины затаив дыхание ждали, пока девушка причесывалась и поправляла перед зеркалом головной убор.
— Постарайтесь не ошибиться, — сказала она, подходя к двери. — Я на вас надеюсь.
Глава 2
Ведя черный «бентли» по Пиккадилли под струями дождя, Харри Мейсон с грустью размышлял о том, что машина понадобилась вот уже второй раз за день. И одного раза было бы достаточно! И так он ежедневно тащит на себе это ярмо, но два раза — уже чересчур. И прекратится ли когда-нибудь дождь в этой окаянной стране!
Дон Миклем, сидевший рядом с Харри, внезапно подался вперед.
— Это же миссис Ференци! — воскликнул он, прерывая грустные мысли Харри. — Кажется, ее нужно подвезти.
Он опустил стекло. Харри Мейсон подкатил к тротуару. Маленькая блондинка с фиалковыми глазами, одетая в клетчатое пальто, стояла у края тротуара, пытаясь поймать такси. Она показалась Дону бледной и испуганной.
— Джулия! — позвал он, выходя под дождь. — Я не видел вас несколько недель. Садитесь, я на машине.
При виде Миклема лицо молодой женщины прояснилось.
— Дон! Я думала, вы в Ницце.
— Возможно, съезжу туда недели через две. Садитесь быстрей, пока не промокли окончательно. — Он открыл дверцу, помог Джулии забраться на заднее сиденье и сел рядом. — Куда поедем?
— Я так рада видеть вас, — Джулия коснулась его плеча затянутой в перчатку рукой. — Я была уверена, что вас нет в городе, иначе давно позвонила бы вам. Нам необходимо поговорить. Это по поводу Гвидо.
— Хотите, поедем ко мне, — предложил Дон, внимательно глядя на нее. — Я свободен до часу, а сейчас нет и двенадцати. А может, отправимся к Брекли?
— Лучше к вам. У меня не так много времени. Я ужинаю с Гвидо.
— Домой, Харри, — распорядился Миклем. И пока шофер на всех парах мчался к белому с зелеными ставнями дому на Верхней Брук-Мьюс — лондонской резиденции Дона Миклема, — тот продолжал расспрашивать:
— Как Гвидо?
Джулия принужденно улыбнулась.
— Хорошо. Он вчера вспоминал о вас: хочет, чтобы вы приняли участие в собрании акционеров. Но это не горит, он еще расскажет вам о своих планах.
Она задумалась, и пальцы ее сжались в кулаки.
Дон Миклем, заметив это нахмурился и закурил, спрашивая себя, что бы все это, могло значить? Надо надеяться, что Гвидо не попал в неприятную историю.
Машина остановилась перед домом 25 и Харри, выйдя под дождь, распахнул дверцу перед пассажирами. Он церемонно поклонился Джулии, внутренне отметив, что она выглядит очень несчастной.
Дон Миклем провел гостью в большую гостиную.
— Садитесь, Джулия. Берите сигарету и устраивайтесь поудобнее. Что вы хотите: шерри или мартини?
— Шеррп.
Дон позвонил и пододвинул к Джулии ящичек с сигаретами. Он как раз чиркнул зажигалкой, когда в гостиную вошел Черри, любимый слуга Дона Миклема, высокий и плотный здоровяк с великолепным цветом лица и несколькими совершенно восхитительными розовыми подбородками. Он был величав и благостен, словно архиепископ и, несмотря на почтенный возраст, весьма бодр и подвижен.
— Вы звонили, сэр? — звучно спросил он, кланяясь даме.
— Миссис Ференци хотела бы выпить шерри, — распорядился Дон. — А для меня, пожалуйста, — виски с содовой.
— Конечно, сэр, — наклонил голову Черри. Его доброе толстое лицо лучилось искренней симпатией. Несмотря на врожденное недоверие к американцам, Черри давно признал, что Джулия была приятным исключением из правила. Он с удовольствием отмечал, что она прекрасно держится в обществе. Кроме того миссис Ференци была богата, и это тоже заставляло Черри уважать ее. Чтобы завоевать уважение слуги Дона Миклема, эти два качества были необходимы.
Принеся напитки, Черри неслышно удалился. Дон вытянул длинные ноги и, откинувшись в кресле, ободряюще улыбнулся Джулии.
— Что случилось? — спросил он. — У вас такой таинственный вид сегодня. Неужели Гвидо собирается удрать от вас в Аргентину с какой-нибудь балериной?
— Нет, конечно, — улыбнулась Джулия. — С такой неприятностью я справилась бы сама. Случилось кое-что посерьезней. Гвидо получил ужасное письмо с угрозами.
Дон облегченно вздохнул.
— Дорогая моя, не стоит беспокоиться из-за подобных вещей. Человеку с таким банковским счетом, как у Гвидо, не избежать подобных писем. Мир полон шантажистами, так что нечего об этом и говорить.
— Да нет же! Это… это не просто требование десяти тысяч фунтов. Там говорится, что если Гвидо не заплатит сегодня вечером… — голос ее задрожал, — его убьют! Это ужасно, Дон!
— Десять тысяч? Неплохой аппетит! Письмо при вас?
— Гвидо выбросил его. Он не принял письмо всерьез. Я хотела обратиться в полицию, но он и слышать об этом не желает. Вы не знаете, каким он может быть упрямцем. Говорит, что Черепахой может подписываться или сумасшедший, пли шутник.
— Черепахой? Какой черепахой?
— Так подписано письмо. Миклем расхохотался.
— Конечно, сумасшедший! Я понимаю «Змея» или «Волк», тут еще можно бы было подумать, но «Черепаха»? Послушайте, Джулия, не нужно смотреть на это слишком серьезно. Просто кто-то из друзей Гвидо не слишком удачно пошутил.
Джулия отрицательно покачала головой.
— Гвидо считает так же, но я не верю. Он получил письмо во вторник. Я ужасно расстроилась… Сегодня вечером он должен заплатить. А утром… — Она умолкла, закусив губу.
— Что же случилось утром?
Джулия пыталась справиться с охватившей ее нервной дрожью.
— Мы завтракали, и вдруг я заметила, как что-то движется по паркету. Вначале я думала, что это мышь и испугалась, но потом увидела, что это черепаха. К ее панцирю был прикреплен листок. Там было написано, что посыльный придет за деньгами в девять вечера, и что если деньги не будут приготовлены, Гвидо умрет!
1 2 3
загрузка...


А-П

П-Я