https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/s-gigienicheskim-dushem/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И Алекс Китсон – мастер водить машину.Китсон внезапно резко вскочил, чуть не опрокинув стол. Он не сводил глаз с девушки, все еще сжимая кулаки.Девушка быстро обвела их глазами и села на стул рядом с Морганом.– Я вкратце изложил ребятам план, – сказал Морган, обращаясь к ней. – Двое из них считают, что они это дело не потянут. А по нашим правилам, если есть сомнения, то надо голосовать. И потому мы сейчас проголосуем.Девушка нахмурилась, не скрывая своего раздражения.– Не потянут? – спросила она холодно-иронически. – Ты хочешь сказать, что им не нужны двести тысяч?– Не совсем так, – ответил Морган, улыбаясь. – Они боятся, что кто-нибудь пострадает, а этого им не хочется.Девушка взглянула на Джипо, потом взгляд ее серо-зеленых глаз скользнул по лицу Блека и остановился на Китсоне.– А ты говорил, что у тебя хорошие ребята.– Говорил, – продолжал скалить зубы Морган. – Но это наше первое по-настоящему большое дело. И двое из них просто не решаются.– Да, дело большое, – голос ее звучал резко и напряженно, – на миллион долларов. И ты уверял, что твои ребята справятся. Я поверила тебе, иначе бы не стала с вами связываться. А теперь вы собираетесь голосовать. Как же это понимать?Трое мужчин застыли от удивления.Презрительная нотка в голосе девушки разозлила их.Блек, славившийся своей грубостью в отношениях с женщинами, отпарировал:– Не слишком ли ты шумишь, крошка? Полегче на поворотах.Девушка отодвинула стул и встала. Ее хорошенькое личико стало холодным и жестким.– Я вижу, что ошиблась адресом. Забудьте о моем предложении. Я продам эту идею людям, у которых в жилах течет настоящая кровь. Не собираюсь тратить время на одуванчиков, вроде вас.Она резко повернулась на каблуках и направилась к двери.Продолжая улыбаться, Морган догнал ее и схватил за руку.– Не кипятись! – сказал он. – Это парни что надо. Они просто должны привыкнуть к этой идее. Джипо – самый крупный специалист по сейфам. У Эда нервы не слабее моих. Кит-сон водит машину, как никто другой. Так что успокойся. Ты просто застала нас не в форме. Может, я поторопился изложить им факты. Им не нравится, что кто-нибудь может пострадать.– Пострадать! Какая это мокрая курица рассчитывает раздобыть миллион долларов и не пострадать при этом? – грубо спросила она, глядя на них. – Миллион долларов! Когда речь идет о таких деньгах, мне наплевать на то, что случится со мной или с кем угодно.Она взглянула в упор на Китсона.– Ты, что ли, боишься, как бы не продырявили твою великолепную шкуру? Боишься рискнуть даже за двести тысяч?Китсон с трудом выдержал ее пристальный, презрительный взгляд.– Ничего у нас не выйдет, – сказал он мрачно. – Я знаю, работал у них. У меня нет желания попасть в тюрьму по обвинению в убийстве. Я на это не пойду.– Хорошо, – сказала девушка, – если ты так считаешь, обойдемся без тебя. Раз деньги тебе не нужны, самое время тебе убираться отсюда, юный атлет.– Ты кому это говоришь? Сказал, не выйдет из этого ничего. Идиотская фантазия, и только!Она указала пальцем на дверь.– Сам ты – хороший фантазер. Катись отсюда, одуванчик! Обойдемся без тебя.Китсон угрожающе поднялся на ноги. Дыхание его со свистом вырывалось из разбитого носа. Он медленно обогнул стол и подошел к девушке, а она резко повернулась к нему на каблуках.Мужчины за столом тревожно наблюдали за ними.Блек был встревожен. Он знал сумасшедший характер Китсона. Джипо нахмурился. Морган спокойно улыбался.– Со мной еще никто не смел так разговаривать, – Китсон еле сдерживал себя от ярости.Рядом с грозным, атлетически сложенным Китсоном, девушка выглядела совсем беззащитной. Ее голова едва доставала ему до плеча, к тому же он казался раза в три шире ее. Однако с ее лица не сходило ироническое выражение.– Может, ты не расслышал, что я сказала, так я повторю: уноси ноги, одуванчик! Обойдемся без твоей помощи.Китсон фыркнул носом и угрожающе занес руку.– Ну, давай, ударь меня! – почти прошептала она. – Я за свою шкуру не дрожу!Морган засмеялся.Китсон отступил назад и опустил руку. Он что-то пробормотал себе под нос и направился к двери.– Китсон! – рявкнул Морган. – Вернись. Садись за стол, будем голосовать. Если ты сейчас уйдешь, значит, порвешь с нами навсегда.Китсон в нерешительности замер, потом медленно повернулся. Смущенный и мрачный, он вернулся к столу и сел.Морган кивнул на Джипо.– Еще одну бумажку.Джипо вынул блокнот и оторвал еще одну полоску.– До того, как мы проголосуем, Фрэнк, – сказал Блек, – я хочу узнать подробнее о ней. Как она попала к нам? – Он указал большим пальцем на Джинни.– Последние пять месяцев я пытался придумать способ расколоть эту машину. Но не знал, как взяться за дело. Три дня назад она пришла ко мне и принесла готовенький план со всеми деталями. Это ее идея, потому мы и поделим деньги на пять частей. Она продумала все до мелочей, и я полагаю, этот план сработает.Блек был крайне удивлен:– Кто ты, крошка? Откуда взялась эта идея в твоей очаровательной головке?Девушка открыла дешевую потрепанную сумочку, вынула пачку сигарет и бумажные спички. Вытащив сигарету тонкими пальцами, она смерила Блека холодным безразличным взглядом.– Никого не касается, кто я, – отрезала она. – План этот я разработала потому, что мне нужны деньги. Кстати, кончай называть меня крошкой, мне это не нравится.Блек ухмыльнулся. Ему нравились девушки с характером.– Не буду, раз не хочешь. А почему ты обратилась именно к нам?Джинни кивнула на Джипо.– Из-за него. Я поспрашивала кое-кого, и мне сказали, что он самый лучший специалист по замкам во всей округе. Сказали также, что ты смелый парень, что Морган – толковый организатор, а Китсон лучше всех на побережье водит машину.Теперь Джипо заулыбался. Он прямо-таки расцвел от такого комплимента.Китсон перестал хмуриться. Ему было все же не по себе, он сидел, опустив глаза, уставившись на мокрый кружок на столе – след от стакана виски.– Сказали? Кто это сказал? – спросил Блек.– Не важно. Не будем зря тратить время, – недовольно повела плечами девушка. – Я навела справки, потому что хотела знать наверняка, что делаю правильный выбор. Да только, видно, я ошиблась. Если так, то попытаю счастья в другом месте.Блек пристально посмотрел на нее.– Ты взяла на себя самую трудную задачу, собираясь лежать на дороге. Это ты придумала?– Конечно, я.– Давай-ка посмотрим, что ты будешь делать. Итак, ты лежишь посреди дороги. Под тобой револьвер. Когда охранник подходит к тебе, ты суешь револьвер ему в лицо, правильно?Она кивнула.– Однако здесь может быть осечка, – Блек на секунду задумался. – Тут могут быть два варианта: либо охранник поднимет руки вверх и сдастся, либо он не примет тебя всерьез и схватит твой пистолет. Судя по тому, что я о нем слышал, вполне возможен второй вариант. Значит, он попытается забрать твой пистолет. И что тогда?Девушка пустила дым через ноздри.– Речь идет о миллионе долларов, – голос ее звучал холодно. – Если он потянется к пистолету, я его застрелю.Джипо вынул носовой платок и вытер лицо. Он беспокойно переводил взгляд с Моргана на Китсона, облизывая губы кончиком языка.– Дело серьезное, – сказал Морган, – и вы, ребята, должны это усвоить. Кому оно не по силам, тот может выйти из игры.Блек продолжал изучать девушку.«Такая шутить не станет, – думал он. – Пресвятой Петр! Тверда, как алмаз. Она убьет этого парня, если он шевельнется. Хорошо, если он поймет это по ее глазам, когда она сунет ему пушку под нос. Если поймет, то будет стоять не шевелясь. Будь я на его месте, я бы и вздохнуть не смел, глядя на ее револьвер».– О'кей, – произнес он, – я просто хочу знать подробности. Что будет, когда мы захватим машину?Морган покачал головой.– Подробности узнаешь после того, как проголосуем, – сказал он. – Это непременное условие. Она говорит, что продумала все до мелочей, предусмотрела все случайности. Общую задумку я вам сейчас изложил. Если мы согласимся работать с ней, то узнаем обо всех деталях. Не согласимся – она найдет других ребят. Разве это не по совести?– Она в самом деле все предусмотрела? – все еще сомневался Блек. – Тут может быть множество случайностей. Скажем, мы остановили бронемашину, разделались с шофером и охранником, что само по себе кажется нам маловероятным. Но ведь мы знаем, что у этой машины постоянная радиосвязь с агентством. Как только связь будет прервана, начнутся розыски машины. Им известно, где ее искать, и тут охотиться начнет не только полиция, но и военные, а это означает сотни людей, машины, самолеты. Их задача – прочесать какие-то считанные мили. Самолет покроет это расстояние за несколько минут. Бронемашина будет торчать на дороге, как чирей на шее. У нас останется меньше двадцати минут, чтобы скрыться. А может, нам и не удастся остановить бронемашину в «бутылочном горле». До этого самого «горла» и за ним местность голая, как ладонь. Нам придется ехать двадцать пять миль до ближайшего надежного укрытия, это известно, и они станут нас там искать. Я даже не представляю себе, как мы сумеем остановить бронемашину, открыть сейф, забрать деньги и скрыться до того, как прибудут полицейские и солдаты.Морган пожал плечами.– Я тоже так думал. Но она говорит, – он кивнул на девушку, – что все отработано.Блек взглянул на Джинни.– В самом деле? Ты все продумала?– Да, – сказала она. – Это трудная задача, но я все продумала.Она говорила так уверенно, что даже Китсон, который слушал ее скептически, вдруг почувствовал, что это дело может выгореть.Похоже, Блек тоже начал склоняться к этой мысли.– Ладно, верю тебе на слово. Значит, ты умеешь творить чудеса. Однако остается решить еще две задачи. Во-первых, что будет, если в ту минуту, когда мы займемся экипажем, по этой дороге кто-нибудь проедет? Движение там небольшое, однако ездят же там машины?Девушка сделала деревянное лицо, и глаза ее приняли скучающее выражение. Она вздохнула, и при этом блузка на мгновение еще плотней охватила ее полную грудь.– Ничего не может быть проще. Там две дороги, обе они выходят на Девятую автостраду. На развилке поставим возле нашей дороги знак, запрещающий движение, и все машины поедут по другой дороге. Что тут трудного?Блек одобрительно ухмыльнулся.– Понятно. А теперь, ясноглазая, скажи, как решить еще одну задачу: вот мы заполучили машину-сейф и спрятали ее с грехом пополам. Как мы откроем замок? Китсон говорит, что это сложнейшая штука. А ведь нам придется поторапливаться. Что ты на это скажешь?Его вопросы начали надоедать Джинни.– Это уж его забота. – Она показала на Джипо. – Он – дока, знаток. Машину ему доставят. Торопиться ему не придется – сможет работать месяц, а то и два, если понадобится, – ее глаза цвета морской воды глянули на Джипо: – Ты сможешь открыть этот сейф за месяц?Джипо, польщенный донельзя ее похвалой, с готовностью кивнул.– За месяц я открыл бы все замки даже в Форт-Ноксе.– И ты этот месяц получишь, – повторила Джинни. – По крайней мере, месяц, а если надо будет, так и больше.– Ладно, довольно болтовни, – вмешался Морган. – Она продумала все в лучшем виде. Давайте голосовать. Вы должны решить, готовы ли к тому, что, возможно, придется стрелять. Один из них, а может и из нас, может быть убит. Если из них, то придется, возможно, отвечать по обвинению в убийстве… Даже если никто не пострадает, но мы просто сделаем промашку, нам грозит отсидка. От десяти до двадцати лет. Зато в случае удачи мы получаем деньги. Каждому по двести тысяч. Вполне приличный куш. Такова картина. Давайте голосовать, хватит трепаться.Он промолчал, оглядывая всех поочередно.– Правила наши вы все знаете. Тем, кто окажется в меньшинстве, придется либо согласиться с большинством, либо порвать с нами. Не спешите с решением. На карту поставлены двести косых. Повторяю: если дадим промашку, может статься, присядем лет на двадцать. А опростоволосимся вовсе – сядем на горячий стульчик. Дать вам, ребята, время на размышление?Он взглянул сначала на Блека, тот смотрел на Джинни, не скрывая восхищения. Потом Морган перевел взгляд на Джипо, который встревоженно думал о чем-то, сдвинув брови и уставясь на крышку стола. Китсон исподтишка бросал взгляды на Джинни, его резкое дыхание шумно вырывалось из разбитого носа.– Давайте проголосуем, – сказал Блек. Он наклонился вперед и взял полоску бумаги. Джинни тоже взяла полоску.Морган бросил по одной Джипо и Китсону. Потом он вынул шариковую ручку, нацарапал что-то на последней полоске, скатал ее в трубочку и кинул на середину стола.Джинни взяла у него ручку, тоже что-то написала на своей полоске и положила ее рядом с первой.Блек уже успел сделать росчерк золотым пером на своей полоске, помахал ею в воздухе, свернул и тоже швырнул на середину стола к двум другим.Джипо несколько секунд раздумывал, наконец, нацарапав на полоске что-то огрызком карандаша, положил рядом с остальными.Дело было за Китсоном. Он огорченно смотрел на свою бумажку. Девушка и трое мужчин следили за ним.– Подумай хорошенько, – сказал Морган с ноткой издевки в голосе, – у нас целая ночь впереди.Китсон поднял голову, взглянул на него, потом на девушку. Они некоторое время смотрели друг на друга. Затем он решительно схватил ручку Моргана, что-то изобразил на своей полоске и швырнул ее в кучу поверх других четырех.Все замерли. Морган подвинул к себе все пять бумажек и развернул одну.– Да.Раскрыл вторую.– Да.Его пальцы двигались быстро. Развернул оставшиеся три.– Да… Да… Да…Тонкие губы скривила довольная усмешка.– Итак, мы провернем это дело. Я на это и рассчитывал. По двести тысяч каждому! Работенка непростая, но и деньги немалые.Китсон взглянул через стол на Джинни. Она, откинув голову, ответила ему холодным взглядом. Потом глаза ее чуть потеплели, и она улыбнулась Китсону. ГЛАВА ВТОРАЯ 1 На следующее утро, немного позже восьми, в нескольких ярдах от ворот агентства бронированных автомашин тормознул и застыл запыленный черный «бьюик сенчери».По обеим сторонам широкой улицы стояли оставленные на ночь автомобили, и «бьюик» тут же вписался в общую картину, как одна из прочих машин на стоянке.За баранкой, надвинув на глаза засаленную шляпу, сидел Морган. С его тонких губ свисала неизменная сигарета. Рядом с ним сидел Эд Блек. Оба смотрели на высокие деревянные ворота агентства. Видеть там было особенно нечего, кроме колючей проволоки наверху, начищенной до блеска латунной ручки дверного колокольчика и большой вывески, на которой по белому фону было лихо выведено красными буквами:«АГЕНТСТВО БРОНИРОВАННЫХ АВТОМАШИН. Вам нужна гарантия безопасности – вы ее получите. Наши машины – самые надежные в мире».– Они, видно, неплохого мнения о себе, – иронически сказал Блек, прочитав надпись. – Мы им поднесем сюрпризик…– Или они нам, – заметил Морган, криво усмехаясь.– Мне сдается, что этот миллион нам отломится, – продолжал Блек. – Девчонка все продумала в лучшем виде.– Ага. – Морган вынул сигарету изо рта и уставился на ее горящий кончик. – План хорош, но все будет зависеть от того, как мы его реализуем. Тут есть все-таки несколько слабых моментов. Я боюсь за Джипо. Вряд ли у него будет много времени для возни с сейфом. Какое-то время на это будет, но немного. Как только они начнут нас искать, обстановка накалится, и чем быстрее мы откроем сейф, тем лучше для нас. Джипо придется работать быстро. А он к этому не привык. Может удариться в панику и спасовать. Нервишки у него могут сдать.– Это уж наше дело – держать его в узде. И в то же время не нервничать, – возразил Блек. – За него у меня голова не болит. – Он взглянул на Моргана. – Чем больше я обо всем этом думаю, тем яснее мне становится, что этих двух парней нам придется ухлопать. Иначе они опишут наши приметы, и мы влипнем.Морган снова пожал плечами.– Ясное дело. Только ты пока помалкивай. Наши орлы и без того трясутся.– А она не боится.– Факт.– Кто же она все-таки, Фрэнк?Морган ответил не сразу.– Она не из нашего города. Я уверен, что девчонка из какой-то банды.– Я тоже так думаю. – Блек посмотрел на часы. – Ты знаешь, я не верю, что она сама разработала этот план. Чтобы девчонка ее возраста предусмотрела все до малейших деталей! Меня нисколько не удивит, если я узнаю, что ее прежние дружки уже целились на эту работенку. А потом… либо там пороху не хватило, либо она украла план у них из-под носа и решила их опередить. Может, ее пай не устроил. Надо за ней присматривать, Фрэнк. Может случиться, те ребята приступят к делу одновременно с нами, и выйдет заварушка.– Гм, – Морган раздраженно сдвинул шляпу на затылок, нахмурился, – я думал об этом. Все же надо рискнуть. Раньше пятницы у нас не получится. Надо успеть все подготовить. Который час, кстати?– Ровно половина девятого.– Сейчас подойдет автобус.Они взглянули на автобусную остановку, где несколько человек стояли в ожидании.– Она – девочка в порядке, не правда ли? – сказал Блек, глядя сквозь ветровое стекло. – Силуэтик, что твои американские горы.Морган застыл. Его злые черные глаза вонзились в лицо Блека.– Раз ты уж затеял этот разговор, то слушай, что я тебе скажу, – сказал он хрипло. – Девчонку оставь в покое. Это приказ. Дело предстоит нешуточное. Она будет с нами постоянно недели две, а может, и больше. Мы не должны осложнять обстановку. Она будет находиться бок о бок с нами двадцать четыре часа в сутки. Я не допущу никаких шашней. Дело есть дело. Так и договоримся с самого начала.Блек поднял брови и цинично улыбнулся.– Ты для себя ее приберегаешь?Морган покачал головой.– Да брось ты. Я уже сказал: дело есть дело. Не хватает еще неприятностей из-за бабы. Запомните: никаких шашней. Тому, кто попытается приставать к ней, я всажу пулю в живот.Блек встретился взглядом с его холодными змеиными глазками и натянуто улыбнулся.– А ты говорил с Китсоном? За ним надо присматривать. Он вчера смотрел на нее, как бык на тореадора.– За вами за всеми надо смотреть, – отрезал Морган. – Вы с Джипо тоже не святые угодники.В глазах у Блека загорелся злой огонек.– А ты сегодня начищал свой нимб, Фрэнк?Морган собрался было огрызнуться, но тут из-за угла показался автобус.– Вот он! Смотри в оба!Автобус подкатил к остановке, и из него вышли двое. Один маленький и тощий, другой – ростом футов в шесть, стройный, широкоплечий, с тонкой талией. На нем была форменная одежда агентства бронированных машин: куртка и брюки, на поясе – кобура. Фуражка с блестящим значком лихо сидела на голове, ботинки были начищены так, что казались лакированными. Он шел быстрым пружинящим шагом. Все его движения напоминали движения спортсмена на тренировке.Двое в «бьюике» наблюдали, как он дернул ручку звонка на воротах.– Это он? – спросил Блек.– Ага, – Морган пристально оглядел этого парня, и ему вдруг стало не по себе. – Это Дирксон. Томас приедет другим автобусом.– Здоров, сукин сын! – выдавил Блек, которому вид охранника тоже не пришелся по душе. – Видно, быстрый, как змея. И не трус. Взгляни на его подбородок!Дирксон повернулся и равнодушно взглянул в сторону «бьюика», не замечая его. На вид ему было лет двадцать пять – двадцать шесть. Красивым его, пожалуй, не назовешь, но в лице видна сила. Это Морган сразу подметил.– Ей придется его убить, – сказал Блек и внезапно почувствовал, что у него взмокло под мышками. А она уже видела его?– Видела. Вчера. Ее он не испугал. Сказала, что справится с ним.Дверь распахнулась, и Дирксон бесшумно исчез за ней.– Быстрый, решительный парень. Такого не испугаешь! – мрачно заметил Блек. – Этот не раскиснет, не запросит пощады, Фрэнк. Придется убить его.Морган несколько секунд о чем-то напряженно размышлял, затем решительно повернулся к Блеку:– Я возьму на себя водителя. Ты будешь сидеть в укрытии с ружьем. Когда охранник выйдет из машины, будешь все время держать его на мушке. Если девчонка не справится, тебе придется убить его. Ясно?У Блека пересохло во рту, но он кивнул.– Понятно. Я беру его на себя.– Подходит другой автобус, – насторожился Морган. – А вот и мой клиент.Томас, водитель, был высоким мускулистым мужчиной, с длинным лицом, широко расставленными глазами, выступающим подбородком и тонкими, плотно сжатыми губами. Как и Дирксон, он был безукоризненно опрятен и подтянут. На вид он казался постарше, лет тридцати – тридцати трех. Держался уверенно, и это окончательно испортило настроение Моргану, который смотрел на него, прищурив глаза и сморщив нос.– Еще один, – сказал он со злобой. – Неплохих ребят они подобрали для этой чертовой машины, не правда ли? С такими шутки плохи. Этого красавчика тоже придется убрать. Уж он-то не сдастся, на это можно не рассчитывать.Сердце Блека стучало громко и неровно.– Если мы промажем, Фрэнк, пропадем. Как пить дать.– Не забывай про миллион долларов, – Моргану постепенно возвращалось хладнокровие. – Я так смотрю на вещи: мне уже сорок два, пятнадцать лет своей жизни я провел в тюрьме. Да и остальные годы были немногим лучше тюремных. Единственная стоящая штука на свете – это деньги. Без денег ты – ноль. С деньгами ты – персона. Простая арифметика. С двумястами тысячами в кармане можно жить. А без денег ты все равно что мертвец. Вот как я на это смотрю. И ни один самый ловкий и храбрый охранник не помешает мне добыть эти деньги. Допустим, мы влипнем. А как нам живется сейчас? Кому дело до того, живы мы или умерли? Кому вообще до нас дело? А вот если у каждого из нас окажется по двести тысяч, все будет. Тогда нас сразу станут считать людьми. И я собираюсь стать человеком. И ты тоже, не правда ли?Блек надел шляпу.– Я с тобой согласен. Только, знаешь, мне кажется, Китсон и Джипо согласились лишь из-за девчонки. Не хотели, чтобы она подумала, будто они трясутся. Только потому они и согласились.– Нам-то что. Главное, что они согласились, – ответил Морган. – Теперь они на попятную пойти не смогут. Должны выдержать.Блек кивнул.– Ясно. И потом, я еще хотел спросить. Чтобы провернуть это дело, нам понадобятся деньги, не меньше двух тысяч. Мы вчера вечером это упустили из виду. Где мы их возьмем?– Придется что-нибудь сообразить, – ответил Морган. – Найдем подходящее дельце. Что-нибудь полегче, чтобы не влипнуть. Я уже думал об этом. И сделать все чисто, чтобы полицейские не сели нам на хвост.Блек пососал сигарету.– А заправочная станция на Десятой автостраде не подойдет? Та, что на левой стороне, когда едешь от Дьюкаса.– Неплохой вариант, – согласился Морган, – там можно взять и больше двух тысяч. Но я бы выбрал что-нибудь потише, не на автостраде. Я подумываю о ночном кафе на Маддакс-стрит. После театра в нем всегда полно народу, и у посетителей есть деньги. Там можно наскрести много больше. Конечно, если повезет. Работа пустяковая. Я продумаю все детали.Блек покривился.– Это может выйти боком, Фрэнк. Чего доброго, найдется какой-нибудь герой.– Зато у нас будет хорошая тренировка, – сказал Морган с жесткой усмешкой. – Мне кажется, эти двое с бронемашиной покажут себя героями. К этому мы должны быть готовы. В лучшем случае отхватим тысячи три. И потом, возьмем с собой девчонку. Посмотрим, так ли крепки у нее нервы, как она хочет показать.– Кто еще займется этим?– Китсон поведет машину. Мы с тобой прижмем клиентов, а девчонка соберет монеты.– А у Джипо опять будет легкая жизнь? – раздраженно сплюнул на асфальт Блек.– Послушай, Эд, что ты все время цепляешься к Джипо? Нам он в таком деле не нужен. Он у нас специалист по технике. На такой трюк он не годится, сам знаешь. Он откроет нам сейф. Никто из нас, кроме него, это сделать не сможет, так прибережем его для главной цели, только для главной. Ясно?– Яснее ясного. – Блек пожал плечами. – Я, впрочем, за эти дни постараюсь тоже подучиться. А где мы возьмем трейлер?– В Марлоу есть магазин, где их продают. Как только достанем деньги, я пошлю туда Китсона с девчонкой. Они скажут, что покупают его для медового месяца.Такой поворот событий пришелся явно не по душе Блеку. Он усмехнулся:– Смотри, как бы Китсон не принял этот медовый месяц всерьез.– Может, хватит об этом? – Морган вышел из себя. – У нас хлопот и без баб хватает. Сказано тебе раз и навсегда: я никаких шашней не потерплю. Китсон самый молодой из нас четверых. Он и будет в роли мужа, но это ни о чем не говорит. А если он попытается этим воспользоваться, будет иметь дело со мной!– А что думает сама девица? Ты спрашивал, как она собирается решать подобные вопросы?Морган глубоко вздохнул.– Я так и знал, – сказал он злобно, – как только я увидел эту секс-бомбу, сразу понял, что возникнут проблемы. Я и ее предупредил: если будет куры строить, вылетит из игры, – его губы скривились в жесткой усмешке. – Знаешь, что она мне ответила? Можешь не обольщаться на этот счет. Крошку волнует только одна вещь, и это вовсе не секс. Деньги – вот что ей надо. Так что выбрось эту дурь из головы. Деньги для нее – все. Если Китсон захочет подъехать к ней, схлопочет по морде. Вам с Джипо тоже не отломится. Стало быть, заруби себе на носу: никаких шашней. Усек?Блек с наигранным безразличием отвернулся к окну.– Еще бы. Так и запишем: никаких шашней.Тонкие холодные пальцы Моргана обхватили запястье Блека и сомкнулись железным кольцом. Блек испуганно повернул голову и встретился взглядом с черными блестящими глазами Моргана.– Я с тобой не шучу, – вкрадчиво сказал Морган, – для меня это крупный шанс вырваться на свободу. Да-да, ведь вся-то жизнь моя была, в сущности, тюрьмой. Ставка слишком велика, и не надейся, что я упущу такой случай лишь потому, что тебе захотелось затащить в постель эту девчонку.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3
загрузка...


А-П

П-Я