https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/bez-otverstiya/ 

новая информация для научных статей по истории: теория гражданских войн,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   национальная идея для русского народа  и  ключевые даты в истории Руси-России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR & SpellCheck: Dinny
«Сладкий поцелуй»: Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга»; Харьков; 2009
ISBN 978-5-9910-0866-2
Аннотация
В сборник включены три повести, объединенные общей темой: невозможность человека устоять перед настоящими чувствами. Прошлые потери и разочарования заставляют героев этих произведений стараться в новых отношениях ограничиться так называемым партнерством по сексу. Но любовь настигает их и заставляет признать: никакой секс ради секса не может заменить полное единение тел и душ, которое несет это прекрасное всепоглощающее чувство.
Рэни Люк
Сладкий поцелуй
Моему неповторимому издателю, Тине Браун.
Журналу «Плейграунд» за шутки, любовь и поддержку.
Моему агенту Шанане Кричтон за то, что эта книга стала для нее родной.
Стейси Рин Римир, которая больше, чем мой критик, – она моя лучшая подруга.
И наконец, моему мужу Люку, который является единственным мужчиной, который мне когда-либо был нужен.
Глава первая
Вот он, этот вечер.
Задержав дыхание, Николь Дэвис изучила свое отражение в зеркале.
– Сейчас или никогда, – сказала она, гадая, отражает ли купленное накануне платье ее настроение. – О боже, как я на него надеюсь, – прошептала она, оправляя платье и ощущая мягкость шелка, покрывавшего ее тело. Она предчувствовала, что, когда дело дойдет до разговора с Маркусом, ей будет нелегко.
Не потому, что приезд Маркуса в этот субботний вечер был неожиданным событием. Такое случалось каждую неделю с завидной регулярностью. Плюс общие походы в спортзал каждые понедельник, среду и пятницу. Черт, она познакомилась с Маркусом, когда училась на последнем курсе Калифорнийского университета, то есть шесть лет назад. С тех пор они были очень дружны.
Но в прошлую субботу на ней были потертые джинсы и обычная футболка, а не шелковое платье, облегающее тело и показывающее больше изгибов, чем она могла предположить. Даже ложбинка между грудями, выгодно подчеркнутая нежной материей, казалось, выглядела глубже. В прошлую субботу они были друзьями; сегодня она хотела, чтобы они стали любовниками.
Несильная дрожь охватила ее тело, когда она подумала о сегодняшнем вечере. Не в ее правилах было соблазнять мужчин, но нынче она забыла о гордости и решила воспользоваться случаем, поскольку если она хотела Маркуса – а она хотела его, – то должна была сделать ход, прежде чем он навсегда покинет город.
Николь прикусила нижнюю губу, чтобы унять дрожь. Пытаясь развеять сомнения, она взяла щеточку, погрузила ее в бальзам и нанесла блестящую, приятно пахнущую жидкость на грудь и плечи.
Ей нравилось то, как бальзам заставлял ее темную кожу блестеть, отражая золотистый свет десятка свечей. Она почти целый час устанавливала их по всей спальне.
Хотя это не было неожиданностью, Николь все-таки вздрогнула, услышав звонок в дверь. Она затаила дыхание. Это всего лишь Маркус. Хотя он ее всегда манил, раньше Николь никогда не терялась в его присутствии. Она пригладила волосы, которые этим утром были вымыты, причесаны и завиты.
Выйдя из спальни, она выключила свет. Теперь комнату освещал лишь мерцающий свет свечей. Николь босиком прошла через кухню и уже было подошла к входной двери, когда вспомнила, что ей еще надо кое-что сделать.
Она влетела в гостиную, схватила пульт управления и включила стерео, довольная, что не забыла заранее поменять Джей Зи на более чувственную музыку Кейт Свэт. Этот ее любимый диск, который она слушала еще в университете, сейчас считался классикой и очень подходил для нынешней ситуации.
В следующем месяце ей стукнет тридцать. У нее не было постоянного парня, она редко ходила на свидания, была очень одинока, и, понятное дело, ей не хватало близости. Узнав, что Маркус принял предложение о работе в трех тысячах миль отсюда, Николь поняла, что это прекрасная – и, скорее всего, единственная – возможность претворить в жизнь ее фантазию.
Николь была достаточно умна, чтобы понимать, что если она не решит эту проблему, то никто к ней в дверь не постучит.
Снова послышался звонок в дверь. Николь рассмеялась.
Он звонит в дверь!
Успокоившись, Николь открыла дверь. На губах у нее играла веселая улыбка. Она надеялась, что Маркус не заметит, что они слегка подрагивают.
Маркус стоял на верхней ступеньке, опершись плечом на кирпичную кладку, украшавшую фасад ее дома, выстроенного в испанском стиле. Его плечи четко вырисовывались в неясном свете сумерек и уличного освещения. На нем были брюки цвета хаки и небрежно надетая рубашка, которая подчеркивала соблазнительные линии его роскошного тела.
Черные, как ночь, глаза Маркуса приветливо блеснули, а полные губы растянулись в улыбке. Николь всегда знала, что улыбка у него чертовски сексуальная, но сейчас у нее просто перехватило дыхание. Какой шикарный парень!
Когда он улыбался, на левой щеке его мужественного лица появлялась ямочка. Николь подавила желание провести пальцем по щеке Маркуса, чтобы ощутить нежность его кожи.
– Привет, – поздоровалась она, становясь на краешек порога.
– Привет, Ник. Ты куда-то идешь? – Его брови поползли вверх, когда он оглядел ее с головы до ног.
– Нет, – ответила она. «Это же Маркус, девочка, не нервничай». – Заходи. – Николь отошла в сторону, стараясь не приближаться к нему слишком близко.
Поколебавшись, Маркус вошел в прихожую. Николь закрыла дверь и последовала за ним в гостиную. Отовсюду лилась приятная музыка. Маркус обернулся. Его глаза сузились. Выражение его лица свидетельствовало, что он все неправильно понял.
Маркус в замешательстве наклонил голову набок. Взгляд его темных глаз скользнул вглубь дома, где неровное пламя свечей отбрасывало пляшущие тени на пол.
– Утебя кто-то есть, Ник? Может, мне уйти?
– Здесь только ты, Маркус.
Он пожал плечами и протянул ей руку, в которой держал диски.
– Я принес несколько фильмов.
Николь взяла диски. Ее пальцы задержались на его руке немного дольше, чем она хотела. Николь с неохотой отступила, мечтая о его тепле.
– Я с удовольствием посмотрю эти фильмы. Но не сегодня, хорошо, Маркус? Я думала, мы сможем поговорить.
– Да, конечно. Что случилось, Ник? Все в порядке?
Сделав глубокий вдох, Николь собрала всю свою волю в кулак: сейчас или никогда. Если она хочет получить желаемое, то должна действовать, и немедленно.
– Все в порядке. – Николь снова взяла его за руку. Их пальцы переплелись. – Пойдем со мной. – Он не сопротивлялся. Николь провела его на кухню. Положив диски на стол, она отпустила его руку.
Николь достала из холодильника бутылку белого сухого вина и пиво. Она пыталась не обращать внимания на горячий взгляд Маркуса, который следовал за ней повсюду. Она вернулась к столу, налила вина и открыла пиво. Протягивая пиво Маркусу, она старалась не прикоснуться к нему.
Николь нервничала, ведь она хотела, чтобы они с Маркусом стали ближе друг другу. Если она будет прикасаться к нему до того, как они расставят все точки над «i», вся затея может пойти прахом.
Николь поднесла к губам бокал. Делая большой глоток, она судорожно пыталась подыскать нужные слова. «Не спеши: объясни, чего ты хочешь».
– Маркус, я хочу, чтобы мы стали любовниками.
Слова сорвались с ее губ, и их уже нельзя было вернуть. Увидев, что Маркус опешил, Николь продолжила:
– Я хочу сказать... Ничего в наших отношениях не изменится. Мы останемся друзьями. Ты понимаешь, – я не собираюсь ставить никаких условий.
Маркус молча стоял, опершись о стол и широко расставив ноги. В одной руке он держал пиво. Другую сжал в кулак. Хотя он попытался изобразить на лице волнение и удивление, Николь показалось, что она заметила в его глазах недовольный блеск.
Николь знала Маркуса достаточно хорошо, но предположить его реакцию на такое предложение не могла. Чем дольше он молчал, тем сильнее она нервничала. Вернулись ее сомнения и неуверенность.
Укусив себя за нижнюю губу, Николь подавила острое желание вскрикнуть от досады. Какая она дура, что решилась на такое! Но она так сильно хотела его... Сердце выпрыгивало у нее из груди. Николь сделала еще один большой глоток и пристально посмотрела на него сквозь бокал.
Его наголо бритая голова отражала свет ламп. Николь хотелось погладить его гладкую темную кожу. Ее взгляд задержался там, где его коричневая кожа исчезала под черным воротником рубашки. Она слышала, как бешено стучит сердце Маркуса.
Его рука дернулась. Николь провела языком по нижней губе, представляя, как эти сильные руки будут обнимать ее. Осознав, что она пялится на него, Николь отвела взгляд.
Маркус все еще не проронил ни слова.
Прочистив горло, Николь тихо вымолвила:
– Маркус.
– Ты хочешь начать уже сегодня? – разорвал тишину его густой баритон. Маркус залпом осушил банку с пивом, не отрывая при этом от нее своего взгляда.
– Тебя это заинтересовало? – задыхаясь, спросила она, охваченная радостью.
– Я тебе нравлюсь? – поинтересовался он, прижимая банку от пива к своей промежности. Схватив руку Николь, он прижал ее к своему выпирающему члену.
Ощутив его плоть, она забыла обо всех сомнениях. Николь чувствовала, что покраснела, но ее взгляд был направлен на то место, где ее пальцы обхватили сквозь брюки его плоть. Она не знала, как вести себя дальше, но руку, тем не менее, не убрала. Она ощущала, как увеличивается его плоть.
– Ты в этом уверена, Ник?
Она отдернула руку и отступила на шаг. Их взгляды встретились. Каждый из них думал о дружбе, которая связывала их последние шесть лет. Перед ней стоял Маркус, ее друг, которому она могла довериться. Он был одновременно привлекательным, покорным и нежным. Напряжение внутри нее спало.
– Я уверена, Маркус, – ответила она, улыбнувшись. – Я знаю, звучит странно, но я уже давно этого хочу.
– Что тебя заставило пойти на такой шаг?
– То, что ты уезжаешь.
Маркус нахмурился.
– Но не только это. Я чувствую, что мне не хватает близости с мужчиной. Ты мой лучший друг. Мне нравится общаться с тобой. Я подумала, что ты сможешь удовлетворить и другие мои потребности. Когда ты уедешь, – она сделала паузу, с трудом сглатывая, – шанс будет упущен.
– И ничего не изменится? Мы сможем после этого быть друзьями? Ты сможешь смотреть мне в глаза и ходить со мной в спортзал? Ник, ты не пожалеешь?
– Я много думала об этом. Я знаю, что мы сможем остаться друзьями, иначе бы я этого не предложила. А ты будешь сожалеть?
– Конечно нет.
– Ну, и я тоже, – подтвердила Николь.
Глава вторая
Пытаясь не показывать своего нетерпения, Маркус поставил банку на стол. Он закрыл глаза. «Этого пива недостаточно, чтобы я мог опьянеть». Он мечтал переспать с Ник, но понимал, что с отъездом об этих фантазиях придется забыть. Теперь же она предлагала ему воплотить их в жизнь.
Несмотря на то, что она ему очень нравилась, это была Николь – милая, внимательная, чувствительная Николь. Да, он хотел ее, но, что было важнее, она ему нравилась, и он определенно боялся ее обидеть, преждевременно потащив в постель.
Маркус скользнул взглядом по ее фигуре. Она была красива. На ней было розовое платьице, которое не могло скрыть ее роскошную грудь и чувственную ложбинку между ногами. У нее были очень длинные стройные ноги. Взглянув на ее изящные ступни, он улыбнулся.
– Пойдем, – позвал он хрипло.
Ни секунды не колеблясь, Николь последовала за ним. Он обнял ее, прижимая ее руку к своей груди. Другая рука Николь начала медленно двигаться к его рогу. Она потерлась бедрами об его ноги.
– Думаю, ты слишком чувственная девушка, чтобы просто заниматься сексом, Ник, – сказал он, ласково беря ее за подбородок.
– Неправда,– настаивала она, проводя своим розовым язычком по его пальцу.
Маркус довольно заворчал, потом нежно провел языком по ее губам. Они оказались еще нежнее, чем он предполагал. Легкая дрожь прошла по всему роскошному телу Николь.
Внезапно поцелуй изменился. Его язык проник между ее зубов в горячую глубину рта. Вместе с привкусом мяты он ощутил, как страсть поднимается по телу Николь и затопляет их обоих.
Не желая так быстро терять над собой контроль, Маркус снизил напор, давая себе время привыкнуть к Николь.
Она прижалась к нему, намеренно прикасаясь набухшими сосками к его груди. Чувствуя, как страсть увлажняет ее вагину, Николь сделала это снова. Она прижала свою норку к его вздрагивающему члену, не успевшему еще вырваться на свободу.
Несмотря на то, что Николь беспокоилась, что двигается слишком быстро, она не могла больше сдерживаться. Маркус и Николь двигались в едином ритме, неистово лаская друг друга.
Маркус обнял Николь за плечо и привлек к себе. Его рот обжег ее, как раскаленная лава. Он наслаждался полнотой ее нижней губы. Он провел языком по ее щеке и дальше вниз по шее, оставляя за собой прохладный влажный след.
Свободной рукой он обхватил грудь девушки и начал разминать ее набухшие соски. Чертово платье.
Маркус целовал ее, опускаясь все ниже и ниже, пока не впился в ее грудь.
– А... какая ты вкусная. Сладкая, как сахар.
– Это бальзам, – уточнила она.
– Бальзам? М-м-м... Мне он нравится.
Николь вздрогнула, когда его широкая ладонь начала нежно гладить ее круглую ягодицу. На секунду музыка замолкла, пока проигрыватель ставил другую песню. Глубокий чувственный ритм залил комнату. Николь чувствовала, как Маркус двигается в ритм песни.
Она двигалась вместе с ним, отдавшись ему полностью. Его жадные губы блуждали по ее телу, находя на нем самые потаенные уголки. Когда их губы снова встретились, ее тело охватила дрожь, как огонь охватывает сухую траву.
Очень медленно он целовал ее, пока не достиг шёлка, закрывавшего ее плечо. Впившись зубами в платье, Маркус медленно стянул его. Его взору открылась роскошная грудь Николь. Она ощутила, как ее соски твердеют в предвкушении горячего рта Маркуса.
Трусики Николь увлажнились. Она была напряжена до предела, когда Маркус начал ласкать ее грудь. Своим шершавым языком он доводил Николь до умопомрачения.
Глухо рыча и ни на секунду не выпуская Николь из объятий, Маркус начал подталкивать ее к столу.
Он положил руки на ее талию. Его пальцы медленно продвигали ткань платья вверх по бедрам девушки. Свежесть прохладной весенней ночи обволакивала ее ноги, в то время как горячие руки Маркуса заставляли ее дрожать от удовольствия.
Николь положила руки ему на плечи и ощутила, как напрягаются его мышцы. Маркус посадил ее на стол.
Девушка примостилась на своем платье, стараясь не прикасаться к холодной столешнице. Бросив взгляд вниз, Николь увидела, что белые кружевные трусики едва закрывают ее черный треугольник.
Указательным пальцем Маркус принялся ласкать ее промежность. Ее тело пронзила молния, кожу охватил пожар. Николь сделала глубокий вдох. Маркус снова опустил голову и захватил ртом ее набухший сосок.
– Черт, Ник. Если ты передумала, то лучше скажи сейчас. Не уверен, что смогу позже остановиться, – прорычал Маркус, целуя нежную кожу ее груди.
Николь вздрогнула.
– Не останавливайся. Пожалуйста, не останавливайся, – хрипло прошептала она. – Мне с тобой так хорошо.
Она кожей почувствовала его улыбку. Маркус продолжал исследовать промежность девушки пальцем. Мускулы на внутренней стороне ее бедер подрагивали от удовольствия.
Николь хотелось прикоснуться к его гладкой коже, и она стала расстегивать его рубашку. Когда девушка справилась со всеми пуговицами, ее взору предстала роскошная грудь Маркуса.
Руки Николь скользнули под рубашку и начали жадно гладить его кожу. Маленькие волоски приятно щекотали ее. Жар мужской плоти зажег ее кожу, бросая в водоворот безумного желания. Николь стала царапать его твердые соски. Маркус застонал. Она глубоко вздохнула.
Маркус аккуратно добрался до ее клитора и стал его массировать.
– Ах, Маркус, – пропела Николь, дрожа всем телом.
Она услышала, как он довольно заурчал, оторвавшись от ее холодного влажного соска. Вместо этого он, улыбаясь, поцеловал ее в губы. Его пальцы двигались в том же медленном, восхитительном темпе.
Маркус еще глубже проник в нее пальцем, двигая им по спирали, чем заставил Николь кричать от наслаждения. Горячая струя ее сока увлажнила пальцы Маркуса. Он принялся медленно растирать его по ее промежности.
Не желая отставать от него, Николь скользнула руками по его мускулистому торсу вниз и нащупала его возбужденный пенис. Расстегнув змейку на брюках, она высвободила из заточения его внушительный вздрагивающий рог. Задохнувшись от восхищения, Николь уставилась на его длинную черную плоть, головка которой была направлена на ее вагину. Промежность Николь захлестнула горячая волна желания, как будто Маркус до сих пор массировал ее клитор.
Николь принялась гладить древко Маркуса. Оно было таким толстым, что она не могла его обхватить. Вены на пенисе Маркуса вздулись.
– Ты прекрасен, – прошептала она, пораженная видом его обнаженного тела, безупречного, могучего и такого непохожего на ее тело.
– Ты тоже. – Взгляд его глаз цвета полночи устремился на ее набухшие соски.
Николь слегка окала гордое древко Маркуса. С его кончика она смахнула влагу, похожую на каплю утренней росы на лепестке розы.
– Ах, м-м-м... Ник, – простонал он.
Она размазала смазку по головке члена, готовя его для соития.
– Черт! Нам надо остановиться. У меня нет презерватива, – прохрипел он, натянутый как струна.
– Не беспокойся. – Николь схватила керамическую банку для печенья, сорвала крышку и высыпала содержимое на стол – презервативы вперемешку с шоколадным печеньем.
От удивления у Маркуса расширились глаза. Ему потребовалось какое-то время, чтобы осознать увиденное.
– Ты хранишь презервативы вместе со сладостями? – поинтересовался он, не в силах сдержать улыбку.
– Нет. Я их купила специально.
– Для этого? – спросил он.
– Да, для сегодняшнего вечера.
Маркус подался вперед и запечатлел на ее губах нежный поцелуй.
– И как долго они тут лежат, Николь?
– Месяц или два. Не знаю. Я уже давно собиралась соблазнить тебя.
– Соблазнить меня? – Маркус был потрясен и немного разочарован. Он мог бы уже давно закрутить с ней роман; теперь он как раз и собирался это сделать. Маркус запрокинул голову назад и рассмеялся: – Меня легко соблазнить, не так ли, Ник?
Николь бросила взгляд на его член.
– Нет, думаю, нет. – Она улыбнулась.
Маркус с восхищением посмотрел на стол:
– Зачем так много?
– Я не знала, какие тебе нравятся, какими ты пользуешься, – прошептала она, внезапно смутившись при виде такого количества презервативов. – Я купила каждого по одному.
– Как насчет этого? – спросил Маркус, передавая Николь упаковку, надеясь, что она не заметит, что у него немного дрожит рука. Я дрожу?
– Хороший выбор. – Она взяла презерватив из его рук и разорвала упаковку.
Маркус заметил, что она несколько смущена, поэтому ему пришлось ей помочь.
– Вот так, – сказал он, натягивая латекс.
К тому времени, когда они наконец справились с презервативом, Николь дышала почти так же тяжело, как и Маркус. Она начала нежно массировать его яички, и из его горла вырвался приглушенный стон, больше напоминавший вой.
Она была чертовски красива, сидя на столе с раздвинутыми ногами, готовая принять его в себя. Маркус прижался к ней.
Положив руку ему на затылок, Николь привлекла его голову к своей. Их губы встретились, а языки переплелись в бешеном танце.
Маркус положил руку ей на грудь. Массируя пальцем набухший сосок, он успевал всей ладонью захватывать прекрасное коричневое полушарие Николь. Его другая рука занялась промежностью Николь. Маркус глубоко засунул два пальца в ее пышущий жаром рай.
Он подался вперед. Очарование роскошного тела Николь заставляло его член вздрагивать. Когда он почувствовал, что Николь притягивает его к себе, то решил действовать. Ему хотелось войти в нее быстро и жестко. Но если он так поступит, то все очень быстро закончится.
Он принялся тереться членом об ее клитор, постепенно все глубже и глубже проникая в нее. Николь была такой горячей, влажной и сладкой, что была способна свести Маркуса с ума.
Не в силах больше сдерживаться, он резко и глубоко вошел в нее. Николь обвила его своими длинными ногами.
– Ах, черт, Ник! – рычал он сквозь стиснутые зубы. Его тело готово было достичь вершины наслаждения лишь от одного прикосновения к Николь.
– У-м-м-м... м-м-м... – Николь покачивала головой, постанывая ему в ухо. Их переплетенные тела двигались в едином ритме.
Маркус старался как можно глубже проникнуть в Николь. Он положил руки на ее ягодицы и, делая рывок, одновременно прижимал девушку к себе.
Николь полностью подчинилась неистовому темпу Маркуса. Тогда он еще больше ускорился, двигаясь в ней, как бешеный.
Черт, но он был близок... слишком близок к тому, чтобы все завершилось. Зная, что Николь не достигнет оргазма так же быстро, как он, Маркус занялся ее клитором.
– О! – выдохнула Николь. Она выгнула спину, ее груди были напряжены до предела, а одна рука блуждала по столу, рискуя опрокинуть бокал с вином. В конце концов она все-таки свалила его на пол.
Воздух заполнился запахом шоколада, пота, вина и секса. Этот смешанный аромат был таким сильным, что Николь чуть не потеряла сознание. Она была близка к оргазму. По ее коже разлилось приятное тепло. Ее рай пел от наслаждения, слившись с могучим членом Маркуса. Его палец продолжал без устали массировать ее куночку. Он сильным рывком достиг наибольших глубин ее ласкового естества.
– Ах, Николь, – прошептал он, тяжело дыша.
Она почувствовала, как конвульсии сотрясают его тело, как его сперма наполняет презерватив. Наконец, не в силах больше терпеть сладостное напряжение, Николь взорвалась ярким бушующим огнем всепожирающего экстаза.
Маркус обнял ее и как можно крепче прижал к себе, не желая ни на секунду ее отпускать. Они были единым, неразделимым целым.
Маркус гладил Николь по спине, наслаждаясь гладкой теплотой ее кожи. Поцеловав ее в шею, он еще раз удивился тому, что между ними произошло. Его Николь, его друг, стала для него больше, чем просто друг.
Черт, он сходил по ней с ума, умирая от желания, словно она была глотком чистой воды в бескрайней пустыне. Он не хотел спешить и собирался любить ее нежно, как она того заслуживала. Но вместо этого овладел ею на кухне.
Оторвавшись от Николь, Маркус посмотрел ей в глаза, цвет которых очень напоминал молочный шоколад, и на ее губы, слегка припухшие от его неистовых поцелуев.
– Все в порядке, Ник?– спросил он хрипло. Он хотел, чтобы все было в порядке, чтобы их дружба не пострадала.
– Да, все хорошо. – Николь поцеловала его ладонь и сказала: – Спасибо, Маркус.
– Ты меня благодаришь? Черт, Ник, я не собирался так торопить события. Кто же это овладевает женщиной на кухне? – Он с отвращением покачал головой. У него появилось плохое предчувствие. Может, он все испортил?
– Мне понравилось, – весело отозвалась Николь.
Маркус почувствовал небольшое облегчение.
– В следующий раз, Ник, я не буду спешить. Я буду наслаждаться тобой.
– А будет ли следующий раз?
Маркус не ответил. А действительно, будет ли следующий раз? Он, конечно же, хотел этого. Секс с Николь превзошел все его самые дикие мечты. Он знал, что будет искать возможности продолжить их роман до своего отъезда. Но захочет ли этого Николь? Подавляя неуверенность, он сказал:
– Посмотрим.
Маркус отошел от нее, завернул презерватив в бумажное полотенце и быстро натянул брюки. В прошлом в такие моменты обычно возникала неловкость, но не сейчас. Не с Николь.
Они в молчании привели себя в порядок, затушили свечи, чтобы, не дай Бог, не случился пожар, затем удобно устроились на диване и посмотрели один из фильмов, которые принес Маркус.
Николь прижалась щекой к его руке. Она все еще никак не могла прийти в себя. Конечно, она думала, что секс с Маркусом будет великолепным, но не предполагала, что он будет настолько превосходным и что у нее на душе будет так спокойно. Но она боялась, что Маркус был прав: секс ради секса – это не то, что ей нужно на самом деле. Может, ей все-таки нужен был сам Маркус. «Не дури: он уезжает».
Расслабившись, Николь размышляла о том, что изменится, когда он уедет. Возможно, ей тоже надо начать все с чистого листа. Она подумывала продать свой дом. Он был слишком мал. Теперь, став младшим компаньоном, она могла позволить себе дом попросторнее, о чем давно мечтала.
Николь зевнула. Маркус встал и медленно направился к двери. Николь последовала за ним. Как всегда при расставании, он крепко обнял ее. Правда, объятия длились несколько дольше, чем обычно. Маркус открыл дверь.
Николь смотрела, как он уходит, и ей стало грустно. Оглянувшись, Маркус сказал:
– В понедельник утром, договорились?
– Да. Увидимся в шесть утра. – Она улыбнулась, помахав ему на прощанье рукой, а он пожелал ей спокойной ночи.
Бросив на нее последний взгляд, Маркус спустился по ступенькам и исчез в ночи. Николь вздохнула и закрыла дверь.
Глава третья
Николь прекрасна!
Маркус пристально смотрел на нее восхищенным взглядом. Она стояла перед ним в дверях, одетая в шорты и розовую футболку. На ней также был небольшой белый фартук. Она была одновременно сексуальна и невинна.
1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы и  идеальная школа


 тут 
загрузка...

А-П

П-Я