Сервис на уровне Водолей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Подул легкий ветерок. Все
ярче разгорается восток. Вот открыла розоперстая богиня
Заря-Эос ворота, из которых скоро выедет лучезарный бог
Солнце-Гелиос. В ярко-шафранной одежде, на розовых крыльях
взлетает богиня Заря на просветлевшее небо, залитое розовым
светом. Льет богиня из золотого сосуда на землю росу, и роса
осыпает траву и цветы сверкающими, как алмазы, каплями.
Благоухает все на земле, всюду курятся ароматы. Проснувшаяся
земля радостно приветствует восходящего бога Солнце-Гелиоса.
На четверке крылатых коней в золотой колеснице, которую
выковал бог Гефест, выезжает на небо с берегов Океана
лучезарный бог. Верхи гор озаряют лучи восходящего солнца, и
они высятся, как бы залитые огнем. Звезды бегут с небосклона
при виде бога солнца, одна за другой скрываются они в лоне
темной ночи. Все выше поднимается колесница Гелиоса. В
лучезарном венце и в длинной сверкающей одежде едет он по небу
и льет свои живительные лучи на землю, дает ей свет, тепло и
жизнь.
Совершив свой дневной путь, бог солнца спускается к священным
водам Океана. Там ждет его золотой челн, в котором он плывет
назад к востоку, в страну солнца, где находится его чудесный
дворец. Бог солнца ночью там отдыхает, чтобы взойти в прежнем
блеске на следующий день.
ФАЭТОН
Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"
Только раз нарушен был заведенный в мире порядок, и не выезжал
бог солнца на небо, чтобы светить людям. Это случилось так.
Был сын у Солнца-Гелиоса от Климены, дочери морской богини
Фетиды, имя ему было Фаэтон. Однажды родственник Фаэтона, сын
громовержца Зевса Эпаф, насмехаясь над ним, сказал:
- Не верю я, что ты - сын лучезарного Гелиоса. Мать твоя
говорит неправду. Ты - сын простого смертного.
Разгневался Фаэтон, краска стыда залила его лицо; он побежал к
матери, бросился к ней на грудь и со слезами жаловался на
оскорбление. Но мать его, простерши руки к лучезарному солнцу,
воскликнула:
- О, сын! Клянусь тебе Гелиосом, который нас видит и слышит,
которого и ты сам сейчас видишь, что он - твой отец! Пусть
лишит он меня своего света, если я говорю неправду. Пойди сам
к нему, дворец его недалеко от нас. Он подтвердит тебе мои
слова.
Фаэтон тотчас отправился к своему отцу Гелиосу. Быстро достиг
он дворца Гелиоса, сиявшего золотом, серебром и драгоценными
камнями. Весь дворец как бы искрился всеми цветами радуги, так
дивно украсил его сам бог Гефест. Фаэтон вошел во дворец и
увидал там сидящего в пурпурной одежде на троне Гелиоса. Но
Фаэтон не мог приблизиться к лучезарному богу, его глаза -
глаза смертного - не выносили сияния, исходящего от венца
Гелиоса. Бог солнца увидал Фаэтона и спросил его:
- Что привело тебя ко мне во дворец, сын мой?
- О, свет всего мира, о, отец, Гелиос! Только смею ли я
называть тебя отцом? - воскликнул Фаэтон. - Дай мне
доказательство того, что ты - мой отец. Уничтожь, молю тебя,
мое сомненье.
Гелиос снял лучезарный венец, подозвал к себе Фаэтона, обнял
его и сказал:
- Да, ты - мой сын; правду сказала тебе мать твоя, Климена.
А чтобы ты не сомневался более, проси у меня что хочешь, и
клянусь водами священной реки Стикса, я исполню твою просьбу.
Едва сказал это Гелиос, как Фаэтон стал просить позволить ему
поехать по небу вместо самого Гелиоса в его золотой колеснице.
8 ужас пришел лучезарный бог.
- Безумный, что ты просишь! - воскликнул Гелиос. - О, если бы
мог я нарушить мою клятву! Ты просишь невозможное, Фаэтон. Ведь
это тебе не по силам. Ведь ты же смертный, а разве это дело
смертного? Даже и бессмертные боги не в силах устоять на моей
колеснице. Сам великий Зевс-громовержец не может править ею, а
кто же могущественнее его. Подумай только: вначале дорога так
крута, что даже мои крылатые кони едва взбираются по ней.
Посередине она идет так высоко над землей, что даже мной
овладевает страх, когда я смотрю вниз на расстилающиеся подо
мной моря и земли. В конце же дорога так стремительно
опускается к священным берегам Океана, что без моего опытного
управления колесница стремглав полетит вниз и разобьется. Ты
думаешь, может быть, встретить в пути много прекрасного. Нет,
среди опасностей, ужасов и диких зверей идет путь. Узок он;
если же ты уклонишься в сторону, то ждут тебя там рога
грозного тельца, там грозит тебе лук кентавра, яростный лев,
чудовищные скорпион и рак *1. Много ужасов на пути по небу.
Поверь мне, не хочу я быть причиной твоей гибели. О, если бы
ты мог взглядом своим проникнуть мне в сердце и увидеть, как я
боюсь за тебя! Посмотри вокруг себя, взгляни на мир, как много
в нем прекрасного! Проси все, что хочешь, я ни в чем не откажу
тебе, только не проси ты этого. Ведь ты же просишь не награду,
а страшное наказание.
*1 Созвездия Тельца, Кентавра, Скорпиона и Рака.
Но Фаэтон ничего не хотел слушать; обвив руками шею Гелиоса,
он просил исполнить его просьбу.
- Хорошо, я исполню твою просьбу. Не беспокойся, ведь я
клялся водами Стикса. Ты получишь, что просишь, но я думал,
что ты разумнее, - печально ответил Гелиос.
Он повел Фаэтона туда, где стояла его колесница. Залюбовался
ею Фаэтон; она была вся золотая и сверкала разноцветными
каменьями. Привели крылатых коней Гелиоса, накормленных
амврозией и нектаром. Запрягли коней в колесницу. Розоперстая
Эос открыла врата солнца. Гелиос натер лицо Фаэтону священной
мазью, чтобы не опалило его пламя солнечных лучей, и возложил
ему на голову сверкающий венец. Со вздохом, полным печали,
дает Гелиос последние наставления Фаэтону:
- Сын мой, помни мои последние наставления, исполни их, если
сможешь. Не гони лошадей, держи как можно тверже вожжи. Сами
побегут мои кони. Трудно удержать их. Дорогу же ты ясно
увидишь по колеям, они идут через все небо. Не подымайся
слишком высоко, чтобы не сжечь небо, но и низко не опускайся,
не то ты спалишь всю землю. Не уклоняйся, помни, ни вправо, ни
влево. Путь твой как раз посередине между змеей и
жертвенником*1. Все остальное я поручаю судьбе, на нее одну я
надеюсь. Но пора, ночь уже покинула небо; уже взошла
розоперстая Эос. Бери крепче вожжи. Но, может быть, ты
изменишь еще свое решение - ведь оно грозит тебе гибелью. О,
дай мне самому светить земле! Не губи себя!
*1 Два созвездия, называвшиеся у греков Змея и жертвенник.
Но Фаэтон быстро вскочил на колесницу и схватил вожжи. Он
радуется, ликует, благодарит отца своего Гелиоса и торопится в
путь. Кони бьют копытами, пламя пышет у них из ноздрей, легко
подхватывают они колесницу и сквозь туман быстро несутся
вперед по крутой дороге на небо. Непривычно легка для коней
колесница. Вот кони мчатся уже по небу, они оставляют обычный
путь Гелиоса и несутся без дороги. А Фаэтон не знает, где же
дорога, не в силах он править конями. Взглянул он с вершины
неба на землю и побледнел от страха, так далеко под ним была
она. Колени его задрожали, тьма заволокла его очи. Он уже
жалеет, что упросил отца дать ему править его колесницей. Что
ему делать? Уже много проехал он, но впереди еще длинный
путь. Не может справиться с колесницей Фаэтон, он не знает их
имен, а сдержать их вожжами нет у него силы. Кругом себя он
видит страшных небесных зверей и пугается еще больше.
Есть место на небе, где раскинулся чудовищный, грозный
скорпион, - туда несут Фаэтона кони. Увидал несчастный юноша
покрытого темным ядом скорпиона, грозящего ему смертоносным
жалом, и, обезумев от страха, выпустил вожжи. Еще быстрее
понеслись тогда кони, почуяв свободу. То взвиваются они к
самым звездам, то, опустившись, несутся почти над самой
землей. Сестра Гелиоса, богиня луны Селена, с изумлением
глядит, как мчатся кони ее брата без дороги, никем не
управляемые, по небу. Пламя от близко опустившейся колесницы
охватывает землю. Гибнут большие, богатые города, гибнут целые
племена. Горят горы, покрытые лесом: двуглавый Парнас,
тенистый Киферон, зеленый Геликон, горы Кавказа, Тмол, Ида,
Пелион, Осса*1. Дым заволакивает все кругом; не видит Фаэтон в
густом дыму, где он едет. Вода в реках и ручьях закипает.
Нимфы плачут и прячутся в ужасе в глубоких гротах. Кипят
Евфрат, Оронт, Алфей, Эврот*2 и другие реки. От жара
трескается земля, и луч солнца проникает в мрачное царство
Аида. Моря начинают пересыхать, и страждут от зноя морские
божества. Тогда поднялась великая богиня Гея-Земля и громко
воскликнула:
*1 Киферон - между Аттикой и Бестией; Геликон - на юго-западе
Беотии; Тмол - в Лидии; Ида - во Фригии, в Малой Азии; Пелион
и Осса - в Фессалии, на побережье Эгейского моря.
*2 Оронт - в Сирии, Алфей - на западе Пелопоннеса, Эврот - в
Лаконии; на берегу Эврота находилась Спарта.
- О, величайший из богов, Зевс-громовержец! Неужели должна я
погибнуть, неужели погибнуть должно царство твоего брата
Посейдона, неужели должно погибнуть все живое? Смотри! Атлас
едва уже выдерживает тяжесть неба. Ведь небо и дворцы богов
могут рухнуть. Неужели все вернется в первобытный Хаос? О,
спаси от огня то, что еще осталось!
Зевс услышал мольбу богини Геи, грозно взмахнул он десницей,
бросил свою сверкающую молнию и ее огнем потушил огонь. Зевс
молнией разбил колесницу. Кони Гелиоса разбежались в разные
стороны. По всему небу разбросаны осколки колесницы и упряжь
коней Гелиоса.
А Фаэтон, с горящими на голове кудрями, пронесся по воздуху,
подобно падающей звезде, и упал в волны реки Эридана*1, вдали
от своей родины. Там гесперийские нимфы подняли его тело и
предали земле. В глубокой скорби отец Фаэтона, Гелиос, закрыл
свой лик и целый день не появлялся на голубом небе. Только
огонь пожара освещал землю.
*1 У греков эти названия имели: 1) река в Аттике: 2) река на
севере, возможно Зап. Двина; 3) река По.
Долго несчастная мать Фаэтона, Климена, искала тело своего
погибшего сына. Наконец нашла она на берегах Эридана не тело
сына, а его гробницу. Горько плакала неутешная мать над
гробницей сына, с ней оплакивали погибшего брата и дочери
Климены, гелиады. Скорбь их была безгранична. Плачущих гелиад
великие боги превратили в тополи. Стоят тополи-гелиады,
склонившись над Эриданом, и падают их слезы-смола в студеную
воду. Смола застывает и превращается в прозрачный янтарь.
Скорбел о гибели Фаэтона и друг его Кикн. Его сетования далеко
разносились по берегам Эридана. Видя неутешную печаль Кикна,
боги превратили его в белоснежного лебедя. С тех пор лебедь
Кикн живет на воде, в реках и широких светлых озерах. Он
боится огня, погубившего его друга Фаэтона.
ДИОНИС *2
*2 Дионис (у римлян Вакх) - бог виноделия, бог вина, в Греции
"пришлый" бог, принесенный из Фракии. Празднества в честь
Диониса важны были тем, что они послужили началом театральных
представлений в Афинах. Во время празднеств в Афинах (великие
Дионисии) выступали хоры наряженных в козьи шкуры певцов и
исполняли особые гимны - дифирамбы; их начинал запевала, а
хор ему отвечал; пение сопровождалось пляской. Из этих
дифирамбов создалась трагедия (само слово можно объяснить как
"песня козлов"). На сельских же празднествах в честь Диониса
(сельские Дионисии) исполнялись шуточные песни, которые тоже
начинал запевала; они тоже сопровождались плясками; из них
произошла комедия.
РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ДИОНИСА
Зевс-громовержец любил прекрасную Семелу, дочь фиванского царя
Кадма. Однажды он обещал ей исполнить любую ее просьбу, в чем
бы она ни заключалась и поклялся ей в этом нерушимой клятвой
богов, священными водами подземной реки Стикса. Но
возненавидела Семелу великая богиня Гера и захотела ее
погубить. Она сказала Семеле:
- Проси Зевса явиться тебе во всем величии бога-громовержца,
царя Олимпа. Если он тебя действительно любит, то не откажет в
этой просьбе.
Убедила Гера Семелу, и та попросила Зевса исполнить именно эту
просьбу. Зевс же не мог ни в чем отказать Семеле, ведь он
клялся водами Стикса. Громовержец явился ей во всем величии
царя богов и людей, во всем блеске своей славы. Яркая молния
сверкала в руках Зевса; удары грома потрясали дворец Кадма.
Вспыхнуло все вокруг от молнии Зевса. Огонь охватил дворец,
все кругом колебалось и рушилось. В ужасе упала Семела на
землю, пламя жгло ее. Она видела, что нет ей спасения, что
погубила ее просьба, внушенная Герой.
И родился у умирающей Семелы сын Дионис, слабый, неспособный
жить ребенок. Казалось, он тоже обречен был на гибель в огне.
Но разве мог погибнуть сын великого Зевса. Из земли со всех
сторон, как по мановению волшебного жезла, вырос густой
зеленый плющ. Он прикрыл от огня своей зеленью несчастного
ребенка и спас его от смерти.
Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще так мал и
слаб, что не мог бы жить, то зашил его Зевс себе в бедро. В
теле отца своего, Зевса, Дионис окреп, и, окрепнув, родился
второй раз из бедра громовержца Зевса. Тогда царь богов и
людей призвал сына своего, быстрого посланника богов, Гермеса,
и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы, Ино, и
ее мужу Атаманту, царю Орхомена*1, они должны были воспитать
его.
*1 Город в Беотии, на берегу Капаидского озера.
Богиня Гера разгневалась на Ино и Атаманта за то, что они
взяли на воспитание сына ненавистной ей Семелы, и решила их
наказать. Наслала она на Атаманта безумие. В припадке безумия
убил Атамант своего сына Леарха. Едва успела бегством спастись
от смерти Ино с другим сыном, Меликертом. Муж погнался за ней
и уже настигал ее. Впереди крутой, скалистый морской берег,
внизу шумит море, сзади настигает безумный муж - спасения нет
у Ино. В отчаянии бросилась она вместе с сыном в море с
прибрежных скал. Приняли в море Ино и Меликерта нереиды.
Воспитательница Диониса я ее сын были обращены в морские
божества и живут они с тех пор в морской пучине.
Диониса же спас от безумного Атаманта Гермес. Он перенес его в
мгновение ока в Нисейскую долину и отдал там на воспитание
нимфам. Дионис вырос прекрасным, могучим богом вина, богом,
дающим людям силы и радость, богом, дающим плодородие.
Воспитательницы Диониса, нимфы, были взяты Зевсом в награду на
небо, и светят они в темную звездную ночь, под названием
Гиад*2, среди других созвездий.
*2 Гиадами называется скопление звезд (звездная куча) в
созвездии Ориона, одном из наиболее ярких созвездий на небе.
ДИОНИС И ЕГО СВИТА
С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходит
веселый бог Дионис по всему свету, из страны в страну. Он идет
впереди в венке из винограда с украшенным плющом тирсом в
руках. Вокруг него в быстрой пляске кружатся с пением и
криками молодые менады; скачут охмелевшие от вина неуклюжие
сатиры с хвостами и козлиными ногами. За шествием везут на
осле старика Силена, мудрого учителя Диониса. Он сильно
охмелел, едва сидит на осле, опершись на лежащий около него
мех с вином. Венок из плюща сполз набок на его лысой голове.
Покачиваясь, едет он, добродушно улыбаясь. Молодые сатиры идут
около осторожно ступающего осла и бережно поддерживают
старика, чтобы он не упал. Под звуки флейт, свирелей и
тимпанов шумное шествие весело двигается в горах, среди
тенистых лесов, по зеленым лужайкам. Весело идет по земле
Дионис-Вакх, все покоряя своей власти. Он учит людей разводить
виноград и делать из его тяжелых спелых гроздей вино.
ЛИКУРГ
Не везде признают власть Диониса. Часто приходится ему
встречать и сопротивление; часто силой приходится покорять ему
страны и города. Но кто же может бороться с великим богом,
сыном Зевса? Сурово карает он тех, кто противится ему, кто не
хочет признать его и чтить, как бога. Первый раз пришлось
Дионису подвергнуться преследованиям во Фракии, когда он в
тенистой долине со спутницами своими менадами весело пировал и
плясал, охмелев от вина, под звуки музыки и пения; тогда напал
на него жестокий царь эдонов*1 Ликург. В ужасе разбежались
менады, бросив на землю священные сосуды Диониса; даже сам
Дионис обратился в бегство. Спасаясь от преследования Ликурга,
он бросился в море; там укрыла его богиня Фетида. Отец
Диониса, Зевс-громовержец, наказал жестоко Ликурга,
осмелившегося оскорбить юного бога: Зевс ослепил Ликурга и
уменьшил срок его жизни.
*1 Фракийское племя, жившее по берегам реки Стримона
(современная Струма, или Карасу).
ДОЧЕРИ МИНИЯ
Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"
И в Орхомене, в Беотии,
не хотели сразу признать бога Диониса. Когда явился в Орхомен
жрец Диониса-Вакха и звал всех девушек и женщин в леса и горы
на веселое празднество в честь бога вина, три дочери царя
Миния на пошли на празднество; они не хотели признать Диониса
богом. Все женщины Орхомена ушли из города в тенистые леса и
там пением и плясками чествовали великого бога. Увитые плющом,
с тирсами в руках, они носились с громкими криками, подобно
менадам, по горам и славили Диониса. А дочери царя Орхомена
сидели дома и спокойно пряли и ткали; не хотели и слышать они
ничего о боге Дионисе. Наступил вечер, солнце село, а дочери
царя все еще не бросали работы, торопясь во что бы то ни стало
закончить ее. Вдруг чудо предстало перед их глазами, Раздались
во дворце звуки тимпанов и флейт, нити пряжи обратились в
виноградные лозы, и тяжелые грозди повисли на них. Ткацкие
станки зазеленели: их густо обвил плющ. Всюду разлилось
благоухание мирта и цветов. С удивлением глядели царские
дочери на это чудо. Вдруг по всему дворцу, окутанному уже
вечерними сумерками, засверкал зловещий свет факелов.
Послышалось рыканье диких зверей. Во всех покоях дворца
появились львы, пантеры, рыси и медведи. С грозным воем бегали
они по дворцу и яростно сверкали глазами. В ужасе дочери царя
старались спрятаться в самых дальних, в самых темных
помещениях дворца, чтобы не видеть блеска факелов и не слышать
рыканье зверей. Но все напрасно, нигде не могут они укрыться.
Наказание бога Диониса этим не ограничилось. Тела царевен
стали сжиматься, покрылись темной мышиной шерстью, вместо рук
выросли крылья с тонкой перепонкой, - они обратились в летучих
мышей. С тех пор скрываются они от дневного света в темных
сырых развалинах и пещерах. Так наказал их Дионис.
ТИРРЕНСКИЕ МОРСКИЕ РАЗБОЙНИКИ*1
*1 Тирренские, или тирсенские, то есть этрусские морские
разбойники; этруски - народ, живший в древнейшее время на
западе Италии, в современной Тоскане.
Изложено по гомеровскому гимну и поэме Овидия "Метаморфозы"
Дионис покарал и тирренских морских разбойников, но не столько
за то, что они не признавали его богом, сколько за то зло,
которое они хотели причинить ему как простому смертному.
Однажды стоял юный Дионис на берегу лазурного моря. Морской
ветерок ласково играл его темными кудрями и чуть шевелил
складки пурпурного плаща, спадавшего со стройных плеч юного
бога. Вдали в море показался корабль; он быстро приближался к
берегу. Когда корабль был уже близко, увидали моряки - это
были тирренские морские разбойники - дивного юношу на пустынном
морском берегу. Они быстро причалили, сошли на берег, схватили
Диониса и увели его на корабль. Разбойники и не подозревали,
что захватили в плен бога. Ликовали разбойники, что такая
богатая добыча попала им в руки. Они были уверены, что много
золота выручат за столь прекрасного юношу, продав его в
рабство. Придя на корабль, разбойники хотели заковать Диониса
в тяжелые цепи, но они спадали с рук и ног юного бога. Он же
сидел и глядел на разбойников со спокойной улыбкой. Когда
кормчий увидал, что цепи не держатся на руках юноши, он со
страхом сказал своим товарищам:
- Несчастные! Что мы делаем? Уж не бога ли мы хотим сковать?
Смотрите, - даже наш корабль едва держит его! Не сам ли Зевс
это, не сребролукий ли Аполлон или колебатель земли Посейдон?
Нет, не похож он на смертного! Это один из богов, живущих на
светлом Олимпе. Отпустите его скорее, высадите на землю. Как
бы не созвал он буйных ветров и не поднял бы на море грозной
бури!
Но капитан со злобой ответил мудрому кормчему:
- Презренный! Смотри, ветер попутный! Быстро понесется
корабль наш по волнам безбрежного моря. О юноше же мы
позаботимся потом. Мы приплывем в Египет или на Кипр, или в
далекую страну гипербореев и там продадим его; пусть-ка там
поищет этот юноша своих друзей и братьев. Нет, нам послали его
боги!
Спокойно подняли разбойники паруса, и корабль вышел в открытое
море. Вдруг совершилось чудо: по кораблю заструилось
благовонное вино, и весь воздух наполнился благоуханием.
Разбойники оцепенели от изумления. Но вот на парусах
зазеленели виноградные лозы с тяжелыми гроздьями;
темно-зеленый плющ обвил мачту; всюду появились прекрасные
плоды; уключины весел обвили гирлянды цветов. Когда увидали
все это разбойники, они стали молить мудрого кормчего править
скорее к берегу. Но поздно! Юноша превратился в льва и с
грозным рычаньем встал на палубе, яростно сверкая глазами. На
палубе корабля появилась косматая медведица; страшно оскалила
она свою пасть.
В ужасе бросились разбойники на корму и столпились вокруг
кормчего. Громадным прыжком лев бросился на капитана и
растерзал его. Потеряв надежду на спасение, разбойники один за
другим кинулись в морские волны, а Дионис превратил их в
дельфинов. Кормчего же пощадил Дионис. Он принял свой прежний
образ и, приветливо улыбаясь, сказал кормчему:
- Не бойся! Я полюбил тебя. Я - Дионис, сын громовержца
Зевса и дочери Кадма, Семелы!
ИКАРИЙ
Награждает Дионис людей, которые чтут его, как бога. Так он
наградил Икария в Аттике, когда тот гостеприимно принял его.
Дионис подарил ему виноградную лозу, и Икарий был первым,
разведшим в Аттике виноград. Но печальна была судьба Икария.
Однажды он дал вина пастухам, а они, не зная, что такое
опьянение, решили, что Икарий отравил их, и убили его, а тело
его зарыли в горах. Дочь Икария, Эригона, долго искала отца.
Наконец с помощью своей собаки Майры нашла она гробницу отца.
В отчаянии повесилась несчастная Эригона на том самом дереве,
под которым лежало тело ее отца. Дионис взял Икария, Эригону и
ее собаку Майру на небо. С той поры горят они на небе ясною
ночью - это созвездия Волопаса, Девы и Большого Пса.
МИДАС
Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"
Однажды веселый Дионис с шумной толпой менад и сатиров бродил
по лесистым скалам Тмола во Фригии*1. Не было в свите Диониса
лишь Силена. Он отстал и, спотыкаясь на каждом шагу, сильно
охмелевший, брел по фригийским полям. Увидали его крестьяне,
связали гирляндами из цветов и отвели к царю Мидасу. Мидас
тотчас узнал учителя Диониса, с почетом принял его в своем
дворце и девять дней чествовал роскошными пирами. На десятый
день Мидас сам отвел Силена к богу Дионису. Обрадовался
Дионис, увидав Силена, и позволил Мидасу в награду за тот
почет, который он оказал его учителю, выбрать себе любой дар.
Тогда Мидас воскликнул:
*1 Страна на северо-западе Малой Азии.
- О, великий бог Дионис, повели, чтобы все, к чему я
прикоснусь, превращалось в чистое, блестящее золото!
Дионис исполнил желание Мидаса; он пожалел лишь, что не избрал
себе Мидас лучшего дара.
Ликуя, удалился Мидас. Радуясь полученному дару, срывает он
зеленую ветвь с дуба - в золотую превращается ветвь в его
руках. Срывает он в поле колосья - золотыми становятся они, и
золотые в них зерна. Срывает он яблоко - яблоко обращается в
золотое, словно оно из сада Гесперид. Все, к чему ни
прикасался Мидас, тотчас обращалось в золото. Когда он мыл
руки, вода стекала с них золотыми каплями. Ликует Мидас. Вот
пришел он в свой дворец. Слуги приготовили ему богатый пир, и
счастливый Мидас возлег за стол. Тут-то он понял, какой
ужасный дар выпросил он у Диониса. От одного прикосновения
Мидаса все обращалось в золото. Золотыми становились у него во
рту и хлеб, и все яства, и вино. Тогда-то понял Мидас, что
придется ему погибнуть от голода. Простер он руки к небу и
воскликнул:
- Смилуйся, смилуйся, о, Дионис! Прости! Я молю тебя о
милости! Возьми назад этот дар!
Явился Дионис и сказал Мидасу:
- Иди к истокам Пактола*1, там в его водах смой с тела этот
дар и свою вину.
*1 Река в Лидии, впадающая в реку Герм (современная Гедис).
Отправился Мидас по велению Диониса к истокам Пактола и
погрузился там в его чистые воды. Золотом заструились воды
Пактола и смыли с тела Мидаса дар, полученный от Диониса.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6
загрузка...


А-П

П-Я