https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_vanny/Hansgrohe/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Евгений Кукаркин
Рай


Кукаркин Евгений
Рай

Евгений Кукаркин
Рай
ПРОЛОГ
АД
- Лекарь, вставай.
Меня тряс за плечо мой сосед по койке.
- Слышишь, - продолжил он, - наши начали.
Где-то внизу раздавался грохот, крики. Казарма ходила ходуном. Я натянул штаны, куртку и бросился за соседом вниз по лестнице.
- Лекарь, где лекарь? - заорал чей-то голос. - Лекаря сюда.
- Здесь он. Здесь, - ответил криком сосед.
Меня схватили под локти и поволокли по второму этажу в угол, где на койках уже лежали два человека. Грохнул выстрел, за ним дробью отразили эхо выстрелов пулемета с вышки, своды казармы. Зазвенели стекла. Кто-то закричал.
- Крошку, убили, - сказал кто-то у двери.
- Да делай же ты что-нибудь, - рядом со мной держа железный прут от кровати стоял староста блока "Б", Матерый.
- Чем? Ни бинтов, ни ваты, ни иода, ни черта нет.
Матерый выругался длинным вразумляющим матом. Потом схватил за плечо моего соседа по койке.
- Слушай, ты, проберись к тумбочке Крошки, у него там в конце коробка из-под приемника. Тащи ее сюда.
Сосед исчез. Один раненый был без сознания. На правой части лица клочьями свисала кожа, с нее каплями стекала кровь. Само лицо распухло и приняло фиолетово-кровавый оттенок. Другой, - лежал с переломанной в двух местах рукой и глухо постанывал.
Принесли Крошку. Я ему ни чем помочь не мог. Пуля пробила ему грудь и смерть наступила мгновенно. Примчался сосед с коробкой и когда я ее открыл, то увидел аптечку, с необходимым для первой помощи материалом.
Внизу стрельба усилилась и вдруг внезапно затихла. Раздала голос мегафона.
- Граждане заключенные, прекратите сопротивление. Вас подбивают несознательные элементы к насилию. Будьте благоразумны. Те кто будет нам сопротивляться, получат дополнительные сроки. Еще раз повторяем. Не надо осложнять себе жизнь.
Послышались ответные крики. Заключенные привели двух связанных надзирателей и посадили на койку недалеко от меня. Появился опять Матерый.
- Лекарь, посмотри этих двух. Нам они живые нужны.
Надзиратели были в порядке. Только у одного рассечена бровь и я ее заклеил пластырем.
Минут пятнадцать переругивались стороны. И внизу опять начался штурм. Грохот выстрелов слился в сплошной рев. Стекла правой стороны казармы уже были выбиты все. Мне стали поступать раненые с нижних и с верхних этажей. В основном, с пулевыми ранениями.
Матерый привязал к пруту кровати наволочку и выставил его в окно. Выстрелы затихли.
- Эй, - заревел он в окно. - Вы не забыли, что у нас двое ваших. Если вы прорветесь в казарму, мы им перережем горло.
- Покажи их в окно, - ответили с низу. - Тебе, скоту, верить нельзя.
Четверо зеков подхватили надзирателей и подтащили их к окнам.
- Вася, ты хоть рот можешь открыть?
- Иди ты в жопу. Из-за тебя, мудака, все началось. Ты там, а мы в дерьме, - прокричал один из надзирателей.
Матерый махнул рукой. Надзирателей от окон отвели. Начались переговоры.
- Мы хотим человеческого отношения к себе. Хотим, чтоб убрали от нас мясника капитана Рыжова. Требуем нормальной пищи и санитарных условий.
Матерый, впервые, длинную речь произносил без мата.
Нам в ответ, только предлагали сдаться.
Кто бы мог подумать, мы держались пять дней. Милиция получила подкрепление и на пятый день взрывы сотрясли решетчатые окна нижнего и нашего этажа. В проемы окон полезли омоновцы. Свалка приобрела дикий вид. Вал орущих и кувыркающихся тел двигался к моей импровизированной больнице.
То что я увидел позже, потрясло до основания. Матерый подошел к койке с надзирателями и хладнокровно перерезал им горло. Дерущиеся люди дошли до первых коек с ранеными и омоновцы стали избивать их и прыгать по ним кованными ботинками.
Крики усилились.
Я такого тоже вытерпеть не мог и схватив стальной прут от койки, оставленный Матерым, обрушил его на блестящий шлем, защищавший милиционера. Он рухнул как подкошенный. Второго удара мне сделать не удалось. Что-то обрушилось на мою голову и я провалился в темноту.
Мое дело разбирал не суд, а специальная комиссия, прибывшая по поводу возникновения беспорядков в Оренбургском централе. Как ни странно, но меня спасло звание кандидата биологических наук.
- Как же вы ученый, ввязались в эту кашу? - спросил председатель комиссии.
- Вы наверно забыли, я исполнял обязанности лекаря и помогал людям. Поэтому я там был. И еще, прошу не забывать, я сам заключенный.
- Это печальный факт, но вы сами виноваты.
- В чем?
- В том, что вы заключенный. Никто вас не просил, что бы вы разглашали военную тайну и этим подрывали мощь государства..
- Разве борьба за мир, теперь преступление.
- Мы не будем с вами ввязываться в диспут. Это дело закона. Учитывая степень вашего участия в беспорядках, комиссия решила ваше дело в суд не передавать. На вас поступил запрос по спец отделу МВД, об отправлении вас в зону номер пять.
- Мне это ничего не говорит.
- На месте все и узнаете.
Суды над участниками сопротивления закончились через месяц. Еще месяц шли бюрократические оформления и согласования документов. Наконец, этап собран и нас повезли в тюремном вагоне на станцию Колоски под Новосибирск.
От станции машины с зеками часа три крутили по петляющим дорогам, пока не подъехали к воротам, от которых высокие заборы уходили в бесконечность.
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
РАЙСКАЯ ЖИЗНЬ
Я попал в рай.
Чистенькие дороги и тротуары, удивительно современные коттеджи, с зелеными лужайками и бассейнами , затерянными в густой листве, а магазины..., какие магазины, забитые товарами и продовольствием до потолка. И все это в то время, когда в стране ни черта нет, когда в кармане много денег, а полки и прилавки магазинов пусты.
Этот рай охраняется, да еще как: путанка, бетонный забор, вспаханная полоса, столбы с колючкой под током, опять путанка и кругом фотоэлементы. Птица пролетит и тут же солдаты с собаками мчатся к потревоженному участку.
Чтоб пройти в этот рай, надо испытать колоссальную проверку и после этого остается ощущение будь-то тебя прополоскали в щелочи и марганцовке, потом промыли, высушили и стерильного подготовили к операции.
Меня сразу отделили от заключенных и в сопровождении лейтенанта повезли на газике почти-что к центру рая.
Мы подъехали к гостинице и женщина-администратор, изучив мой паспорт с массой сопроводительных бумаг, наконец, выдала мне ключ от номера, не спросив ни рубля оплаты. Лейтенант, пожелав мне всего хорошего, уехал обратно к посту.
Номер выдали нормальный. Люкс, не люкс, но цветной телевизор, телефон, ванна, электрочайник, утюг, стол, два шкафа, доска для глаженья и шикарная полутора спальная кровать. Я развязал вещмешок, распихал нехитрую одежду по шкафам и промыв ванну, с удовольствием отмочил тело в теплой прозрачной воде.
Только я оделся, как раздался телефонный звонок.
- Але...
- Простите, вы не Борисов?
- Да, а кто меня спрашивает?
- Меня зовут Алла. Меня попросили, чтобы я ознакомила вас с бытом городка и на первое время, была вашим гидом.
- А кто попросил?
- Ваш будущий шеф, Марк Андреевич.
- Что же вы можете мне предложить, Алла?
- На первое время, встретиться в холле гостиницы.
- Сейчас?
- А что вас удивляет? Время еще светлое.
- Но я еще не ел.
- Не беспокойтесь. Я вас отведу туда, где можно поесть.
- Хорошо. Я спускаюсь.
В холле гостиницы, меня ждала одинокая посетительница. Длинные ноги, мини- юбка, просторная кофточка, которую подпирали две груди с бугорками сосков и все это завершала миниатюрная головка с густыми золотистыми волосами, рассыпанными до плеч.
- Вот вы какой, Борисов.
Она оценивающе оглядела меня.
- Меня еще к тому же звать Толя.
- Прекрасно. Нас уже все заждались. Поехали быстрей.
- Но куда?
- Вы же только-что хотели есть или уже раздумали.
- Нет.
- Тогда чего мы стоим. Идемте быстрей.
На улице стоял "москвич", чистенький как и весь городок. За руле сидел молодой парень, с длинными зализанными на затылок волосами. Он кивнул мне головой и что-то пробормотал губами. Алла открыла заднюю дверцу.
- Девочки, подвиньтесь. Кавалера привела зовут Толя.
Она безцеремонно толкнула меня рукой во внутрь машины и я повалился на мягкое женское тело.
- Простите.
- Ой, какой вы большой. Алка, ты с ума сошла, он меня чуть не раздавил.
- Такая наша судьба, терпи, мужики всегда нас давят.
Алла обошла машину и села на место рядом с шофером.
- Поехали, Витек.
Машина тронулась. Мы, три фигуры, сгруппировались на заднем сиденье и я опять почувствовал теплоту женского тела уже прижавшемуся ко мне. Мой гид продолжал знакомство.
- Толя, рядом с тобой Люся и Валя. Они тоже работают в институте. А это Витек - она провела рукой по его волосам - наша охрана, которая нас блюдет.
- Не треплись, Алка.
Машина промчалась коттеджи и въехала в центр городка. Сверкающие витрины магазинов, кинотеатров, кафе, ресторанов, жилые и административные дома удивляли современностью и красотой. Машина остановилась перед парадной дверью.
- Ребята, вылетаем. - Алкаю первая выпорхнула из машины.
Мы поднялись на четвертый этаж и открытая дверь встретила нас шумом музыки, застолья и смеха.
- Ребята, это Толя, пополнение для четвертого блока.
Разнообразные улыбающиеся лица парней и девушек окружили меня и наперебой жали руки. Каждый называл свое имя и я мгновенно забывал его, когда жал следующую руку. Маленькая, плотная девица подхватила меня под локоть и повела в гостинную, где был накрыт стол.
- Вы садитесь сюда. Алла иди сюда тоже, поухаживай за кавалером. А ты Валя куда? Садись рядом. Вечно с тобой мученье.
Стулья загремели по полу и вся компания уселась к столу. Я не успел оглянуться, как Алла навалила мне в тарелку всяких закусок и наполнила рюмку коньяком.
- Тост, тост. - завопила маленькая плотненькая девица.
Сидящий во главе стола полный, лысоватый парень поднял рюмку. Шум стих.
- Сегодня нашей хозяйке исполнилось 18 лет. Так давайте выпьем за вечно молодую, прекрасную женщину, с изумительной душой и красотой. Инночка за тебя.
Он потянулся к женщине лет тридцати, но действительно с непоблекшими признаками красоты. Все стали чокаться с ней и мы выпили. Позвякивание приборов и говор накрыли стол. Алла занялась Витьком и я обратился к своей левой соседке.
- Извините, пожалуйста. Мы тоже с вами будем работать?
Красивое лицо, обрамленное блестящей каштановой копной волос, с четкими бровями и живыми глазами, насмешливо поглядело на меня.
- Да. Вы теперь будете моим начальником.
- А Люся, Алла?
- Алла точно, а Люся в соседней группе.
- А все окружающие тоже в институте.
- Большинство к сожалению, да. Все кроме этих молодых парней.
Она кивком головы указала на сидящего во главе стола и трех здоровяков, сидящих не далеко от него, в том числе включая Витька.
- Эти из охраны.
- Почему к сожалению?
- Вы что, не поняли куда попали. Это же ад, это тюрьма из которой ни куда не выбраться. Вы узник. Вы сами-то знали куда едете?
- Я так и так заключенный, так что мне всеравно.
- Что?
Брови поползли от изумления в верх.
- Нам сказали, что едет видный биолог.
- Я сидел в закрытом Оренбургском центре и занимался прививками и лечением больных.
- Там тоже также?
- Как?
- Ну, также зона...
- Нет, там настоящая тюрьма с камерами, парашами и надзирателями.
- Боже мой. Вы что убили кого-то. За что вас посадили?
- Нет, ни кого не убивал. Я выступил перед иностранными журналистами с разоблачением о разработках бактериологического оружия в СССР. Мне за это, то есть за разглашение тайны дали 25 лет.
- И вы не боитесь мне это рассказывать?
- Нет. Во-первых я испытываю к вам симпатию. Во-вторых, я уже узник, а раз я попал сюда, то узник в квадрате, мне уже все равно отсюда не выбраться, даже если кто-то и накапает на меня, а в-третьих, если этот рай последний для меня, зачем скрывать свои принципы.
- Но это какой-то парадокс. Вы против бактериологического оружия, но вы и работаете над развитием этого оружия. Разве не для этого вы здесь?
- Наверно для этого. А теперь подумайте. Развитие науки не остановить. В одних случаях она идет быстрым темпом, там гении, в других случаях медленно, там бездари. Наука развивалась бы и без меня. Но как можно бороться с неизвестным оружием, не зная этого оружия. Я должен быть напичкан знаниями и быть в курсе последних исследований. Меня всегда преследует надежда, вдруг я останусь жив и сумею рассказать всему миру о страшном оружии для человечества.
- Может действительно вы по своему и правы, но я с вами в одном не согласна. Если вы боритесь и хотите бороться, почему бы вам не делать эту работу. Это ведь тоже форма сопротивления.
- Если б я не согласился здесь работать, меня бы давно сгноили, как и большинство правдолюбцев, которые придерживались вашей теории.
- У меня ее нет.
- А жаль. Каждый должен иметь что-то.
Валя опустила голову в тарелку и замолчала. Гул и женский смех все больше наполняли звуками застолье. Водка и вино пились с тостами и без. Алла обернулась ко мне.
- О чем вы там говорили, голубки? Валька, ты чего затихла? Толя, Витек, давайте отодвинем стол. Будем танцевать.
Гости зашумели. Мы отодвинули стол и включили магнитофон. Алла пристала ко мне. - Толя, не отказывайтесь, я танцую с вами.
Она обхватила меня руками за шею и крепко прижалась своим телом ко мне.
- Витек мне морду бить не будет, за то что мы танцуем.
- Он женат, ему не на что претендовать.
- Он что, претендует?
Алла наклонилась к моему уху, вся приклеившись к телу.
- Согласитесь со мной, - сказала она шепотом - что это не ваше дело.
- Соглашаюсь. - так же шепотом сказал я.
- Лучше скажите, чем вы околдовали Вальку. Смотрите стоит и зверем смотрит на меня.
- Согласитесь со мной, - сказал я ей на ухо - что неприлично разглашать секреты колдовства.
- Соглашаюсь. - засмеялась она.
Мы ехали на "жигуленке" Витька по городку, развозя девушек по домам. Пьяный Витек мотал руль то вправо, то влево, вызывая визг охмелевших пассажиров. На улицах не было транспорта и пешеходов и это позволило избежать проишествий. Первой высадили Люсю. Потом подъехали к дому Вали и высадили ее.
Когда машина остановилась у гостиницы, Алкаю вышла со мной из машины.
- До завтра, Толя. - она чмокнула в щеку - Я утром приеду за тобой.
Потом она наклонилась к моему уху и сказала.
- Хочешь, я останусь с тобой?
- Хочу и даже очень, но ты сегодня паинькой пойдешь к себе. Я хочу хоть немного выспаться за два дня переездов.
- Как скажешь, Толя.
На этот раз она размазала свою помаду вокруг моих губ.
Номер встретил меня тишиной. Я пошел в ванну и попытался смыть под душем события вечера. В комнате царил порядок, но меня насторожила аккуратность, с какой были уложены мои вещи в ящиках шкафа.
Кто-то рылся в моих вещах.
Марк Андреевич принял меня в своем кабинете.
- Здравствуйте, Анатолий Петрович. Я в курсе всего. Знаю о ваших работах, о ваших выступлениях, так что спрашивать ни о чем не буду. Возьмете новую для вас тему. Даю вам весь второй этаж четвертого блока с персоналом. По поводу работы. Вам предстоит работать с новым необычным вирусом.
Впервые "огневка" была отмечена в Англии в 1897 г. Источник возникновения неизвестен. Характерные приметы: На коже сначала появляются красные пятна, которые потом увеличиваются в размере и меняют цвет до бурого. Пятна раскрываются и начинается быстрый процесс отмирания человеческой плоти. Сначала у человека повышается температура до 40 градусов, появляется зуд и страшные боли в районе пятен. Зараженный человек живет сутки и умирает.
Вид заражения: Мельчайший вирус в виде палочки с крючком на конце. Может передаваться с поверхности кожи больного на кожу - здорового. Есть предположение, что его можно распылять по воздуху. В воде чувствуют себя превосходно. Активно делятся в питательной среде. Что еще? Ага. Чувствительны к температуре. При минус пять - умирают. При плюс пять прекращают активную деятельность. Также и при высоких температурах. При 45 градусах пропадает активность, при 55 - погибают. Вы что-то хотите сказать?
- В Англии она затихла из-за изменения температуры?
- А бог его знает. Это надо выяснить вам, почему она активно не распространилась. Здесь в России выявлены первые случаи возникновения "огневки". Сначала в Ставрополе в 1987г., потом в Херсоне. 12 человек, которые мгновенно заразились друг от друга - погибли. Пострадал и медперсонал. По незнанию умерло 6 человек. Сам вирус сумели выделить и привезти к нам в центр. Так что давайте творите.
* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *
"ОГНЕВКА"
Четвертый корпус оказался насыщенным современным оборудованием. Мне досталось 6 девушек, в числе которых была Валя и Алла.
Алла повела меня в морг. В специальном железном ящике лежал мертвец, покрытый бурыми пятнами, некоторые из них раскрыты и черная, почти сгоревшая поверхность выделялась в рамках пятна.
- Здесь минус 5. Так распорядился Марк Андреевич.
- Откуда он? Из Херсона привезли?
- Да вы что Анатолий Петрович, с луны свалились. Нам присылают живой материал все время.
Она так и сказала, не человек, а "живой материал"
- Там, на нашем этаже, специальные камеры для них. - продолжала она.
- А кто-нибудь сейчас есть?
- Так заявку не давали, ни кого и нет.
- Ему ввели здесь препарат?
- Ему даже не вводили. Прямо с Агар-Агара сделали мазок и на кожу перенесли.
- Кто проводил работу?
- Сам Марк Андреевич.
- Пошли, я уже замерз.
Девушки были в сборе.
- Значит так. Валя, займись исследованием действия органических кислот и спиртов на вирус. Постарайся проследить влияние концентрации этих веществ на жизнеспособность вируса. Вы, Алла, добудьте кроликов или крыс и постарайтесь их заразить "огневкой".
- Лучше кроликов, я крыс боюсь.
- Делайте, как вам говорят.
- Не кричите на меня. Хорошо.
- Вам Ира и Саша, ответственная работа, надо продумать прививки, неактивного вируса в разных вариантах, от больших доз до малых. Вы знаете, что такое неактивный вирус?
- Да, да, Анатолий Петрович.
- Если у Аллы будут удачные результаты, возьмите кроликов у нее. Понятно?
- Да, Анатолий Петрович.
- А вам девочки, - я обратился к оставшимся - необходимо изучить водные варианты. Не только чистых вод, но и дождевых, и сточных, и с разными примесями, хлорных, фтористых соединений и других. Необходимо выяснить действие водных растворов вируса на человека, при поглощении и попадании на кожу. Если у Аллы, кролики будут заболевать, присоединяйтесь к ней. Все ясно?
- Если будут вопросы, мы зададим их по ходу работы. - сказала Саша.
- Будьте очень осторожны. Мыться все время в слабых щелочных растворах. Без перчаток и масок не ходить. Вся одежда и использованные препараты и вспомогательные инструменты, должно быть разовыми и сжигаться сразу. А теперь, по местам.
- Ну, Алкаю, теперь ты у нас главная персона. - пыталась пошутить Саша.
- Ха, кролики. Дуры вы дуры. Если у меня ни чего не получиться, вы всеравно делать будите то, что вам дали. Нам заключенных натолкают, вот и будет подопытный материал.
Меня вызвал к себе Марк Андреевич.
- У вас есть хватка, Анатолий Петрович. Но по поводу кроликов и крыс, вы заблуждаетесь. Мне кажется, что вирус "огневки" не пристает к шерсти и коже животных, но это надо конечно еще проверить. Вы правильно дали Алле исследовать это направление.
- Простите, откуда вам известно, как я распределил работу? Неужели кто-то уже пришел к вам и рассказал?
- Зачем это. У меня другой источник. Смотрите.
Марк Андреевич включил под столом кнопку и в углу вспыхнул экран телевизора. Раздался голос Иры.
- Толечка то наш ни чего мужичок. Что скажешь Алкаю?
- Ох девочки, как посмотрю на него у меня по телу аж мурашки ползают.
- Алкаю тебе что Витька мало?
- Я с ним порвала. Все.
- Это ты так думаешь. Витек садист, он еще тебе покажет себя.
- Пусть попробует.
Экран погас. Марк Андреевич улыбался.
- Вот таким путем я все слышу и знаю.
- А они еще ни разу не догадались об этом?
- Конечно нет. Но вернемся к вам. С водой, это замечательно. Если "огневка" заражает воду, можно отравить целые города. А вот с воздухом сложно. Это надо выяснить. Замечено, что "огневка" распространяется по поверхностным клеткам кожи мгновенно, но у человека есть оказывается активные центры, вот вокруг них вирус начинает интенсивно группироваться, где и получается очаг. Вам все понятно?
- Вроде все.
- Вот и хорошо. Вы неплохой специалист, я это понял. Лет двадцать тому назад, я был такой же, как вы. Тогда тоже мне попался неизвестный вирус, привезенный из Африки. Я долго бился над ним, а потом мы привили его проституткам на Окинаве и перезаразили массу американских солдат, а те разнесли вирус по всей Америке. Сейчас это известный вирус - СПИД.
- Что?...
- Да, да. Это моя работа. Я горжусь этой работой. Сейчас может быть появиться вариант с "огневкой" и это тоже будет здорово. Я доволен вами. Можете идти работать.
Вечером, после работы, я пришел в гостиницу.
- Ключи, пожалуйста. - обратился я к администратору.
- В вашем номере посетители.
Ее рот скривился от слащавой улыбки. Я пошел наверх.
В моем номере в легком халате лежала на кровати Алкаю. Стол был накрыт закусками и фруктами. Два стакана стояли возле бутылки шампанского.
- Я тебя уже час жду. - приоткрыла глаза Алкаю - Чего ты так долго?
- Марк задержал.
- Старый пердун. Помнишь Инночку, на дне рождения, это его любовница. Она даже сына от него родила, так и не вышла за муж. А у него самого семья и двое взрослых детей.
- Дети хоть от сюда, я имею в виду этот чертов городок, могут выехать?
- Нет. Практически ни кому не удается. Это отдельный мирок, где все есть и никому не вырваться. Здесь влюбляются, рождаются дети. Дети растут, опять влюбляются, опять дети и все местные.
- Ты сказала практически, значит кто-то есть, кому может выбраться?
- Конечно. Дети академиков, например.
Алкаю поднялась с кровати.
- Чего стоишь? Марш в ванну.
Я ополоснулся под душем и в трусах и в майке вышел к Алке.
- Хорош. Давай открывай шампанское. Этот вечер будет мой, с марсианином, прилетевшим к нам с другой планеты.
У Алки с кроликами и мышами ни чего не вышло. Они не хотели заражаться "огневкой" и Марк Андреевич выписал нам трех заключенных. Когда я их увидел, то ахнул. Двое мужчин были из партии нашей оренбургской тюрьмы. Один был Матерый, а другой - сосед по койке.
- Лекарь?! - они с изумлением смотрели на меня.
- Вот так новости. Когда ж вас привезли, я вас в этапе не видел?
- Вчера. Лучше скажи, что здесь такое? Что с нами делать будут?
- Что и с другими.
- Значит, хана, - сделал вывод Матерый.
- Наверно, так.
Матерый виртуозно выругался. Бывший сосед, молчал и трясся, вцепившись руками в решетку.
В наших камерах также оказалась одна женщина.
Мы тщательно готовили эксперимент с водой. И вот начался опыт.
Двое здоровенных санитаров из зеков, служивших в зоне, привели женщину в изоляционную камеру, представляющим громадную нишу в стене, огороженную от нашей комнаты толстыми стеклами от потолка, почти до пола. Там несмотря на ее крики, они содрали с нее одежду и привязали за руки и за ноги к высокой лежанке-столу. Это была крупная здоровая женщина с не очень красивым, но чем-то привлекательным лицом. Ее тяжелые груди свисли по бокам. Санитары спешно удрали из лаборатории, вероятно знали чем здесь занимаются.
После за нее взялись мы. Я и Алла наклеили на ее тело массу датчиков.
- Что вы со мной будете делать? - встревоженно спрашивала она.
- Будем исследовать ваш организм. - ответила Алла.
- А вы меня не убьете?
- Нет...
Я оделся в химзащитный костюм с фильтрационной маской на лице. Девочки дали мне закрытую колбу с отравленной водой и стакан. Я вошел в камеру. Девочки с той стороны прилипли к стеклянной стенке. Я подошел к женщине. При виде меня она закричала. Столик с реактивами и дезинфекционными щелочами находился со стороны головы подопытной женщины. Я отлил в стакан жидкости и обхватив ее голову рукой, влил ей в открытый рот воду. Она захлебнулась, брызги полетели во все стороны в том числе и на меня. Я не обращал на это внимания, пока не добился того, что она сделала глоток.
1 2 3
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я