https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/vstraivaemye/ 

новая информация для научных статей по истории: теория гражданских войн,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   национальная идея для русского народа  и  ключевые даты в истории Руси-России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кукаркин Евгений
Долгая дорога в преисподню
Евгений Кукаркин
Долгая дорога в преисподню
ПРОЛОГ
Февраль 1999г.
Черт знает, что твориться. То ли освободили, то ли нет. Только вчера был заключенным, а сегодня качу в шикарном купе в сопровождении двух молодчиков. И все произошло так быстро, что даже попрощаться в тюрьме ни с кем не успел, утром вызвали к начальнику, переодели и швырнули этим типчикам. Оба малоразговорчивы и следят за мной день и ночь. Для профилактики прицепили наручник, приковав к кронштейну столика.
- Куда мы едем?
Молчат, только глазами поводят. Мне нечего делать и всматриваясь в окно я вспоминаю.
Послесловие к тексту:
"Секретно.
Исх.....1361/068 от...02.99г.
Иркутская обл.
Татищевский изолятор.
........................................... г. Москва.
...........................................Главное управление ФСБ
......................................... Начальнику отдела генерал-лейтенанту
...........................................Фомину С.М.
Заключенный Морозов Николай Андреевич передан московской прокуратуре для дальнейшего доследования дела N113 по поводу событий Первомайской демонстрации 1992г. . Мой запрос в местное управление ФСБ, о расконвоировании заключенного и передаче его сотрудникам ГУВД, вызвал полное недоумение последних. Никаких сведений о возбуждении дела к ним не поступало. Прошу проверить данную информацию.
.............................................Начальник Татищевского изолятора
.............................................Полковник Каратаев В.Г."
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
Август 1988г.
Победа. Надо же, я чемпион мира по борьбе дзюдо. Мой тренер напился от радости и весь вечер приставал ко всем в команде борцов. Спортивный врач команды, молодой парень, сидит рядом со мной и хрустит кукурузным печеньем.
- Коля, тебе надо уйти от тренера.
- Очумел, он мне сделал победу, а я его по боку...
- Ты сам ослеп, разве не видишь, что творится, его в Союзе с говном смешают. Он же здесь такие интервью давал, что наш "генерал" два раза валидол сосал.
"Генерал" это человек из комитета безопасности, специально приставленный к каждой команде, чтобы бдить и настраивать молодых людей на подвиги.
- Мало ли что бывает. Я думаю ничего не будет.
- Дурак. Беги пока не поздно. Я тебе уже тренера нового подыскал.
- Интересно и кто же это?
- Лукомский из Люберец.
- Это из спец лагеря?
- Из спорт лагеря, - уточняет "генерал".
- Нет. Макарыча не променяю. Лучше не упрашивай.
- Ну смотри, я тебя предупредил.
Мы едем домой и уже в самолете мое место оказывается с "генералом".
- А это ты, Коля?
Как будь то не видит. Что еще выложит.
- Молодец, не подвел родину. Так им и надо. Я газеты читал, такие отзывы. У... Вот, Пашка, стервец, пороху видите не хватило. В Союзе еще с ними поговорим.
Пашка вылетел в первом поединке с аргентинцем и теперь его этот старикан добьет в Москве.
- Дали бы газеты, где обо мне..., - прошу я.
- Это дам. И совет дам. Переходи в Люберцы. Твой тренер уже не тренер.
- Макарыч самый лучший тренер в Союзе.
- Был... Незаменимых нет.
- Но это же глупость. Выгонять толкового человека, за то что он покритиковал наш спортивный комитет.
"Генерал" сопит, потом тянет.
- Я вижу, ты еще не вырос, Коля. С тренером умирает его спортсмен.
Во до чего докатилось уже.
- Даже если он приносит славу государству?
- Даже так.
Мы молчим.
- Так переходишь или нет? - спрашивает "генерал".
Я молчу. Макарыча не так-то просто спихнуть, как мыслит этот КГБист. Но теперь ни ему, ни мне, хода не будет. Что же делать? Мой сосед вытягивает ноги и потягивается.
- Не хочешь отвечать, не надо. Я пока вздремну.
Может пронесло?
В аэропорту ловим свой багаж и я иду к таможне.
- Откройте чемодан, - просит человек в синем костюме с погончиками.
Открываю чемодан и таможенник начинает копаться в шмотках.
- Что это?
Он показывает завернутый сверток. Черт его знает, что я помню что ли. Таможенник разворачивает сверток и я столбенею. В тряпках лежит... черный пистолет.
Протокол заноситься с большой тщательностью. Наконец все закончено и таможенник выходит за дверь. Его сменяет пожилой, человек с прилизанной прической.
- Ай, яй, яй. Как не хорошо получилось. Лет десять обеспечено. Как никак, нелегальный провоз огнестрельного оружия.
- Мне подсунули. Это не мое оружие.
- Это уже не доказать. Так что с вами делать? Чемпион мира по дзюдо и вдруг... А впрочем, хотите помогу. Все замнем и надо подписать всего-то две бумажки.
- Две бумажки за десять лет?
- Согласны?
- Так что там за бумажки?
- Это другой разговор. Вот они.
На столе сразу возникли два листа. Читаю первый.
" В комитет государственной безопасности.
От гражданина Морозова Николая Андреевича
Проживающего по адресу: г. Ленинград, ул. Марата д.14, кв....
..........................................ЗАЯВЛЕНИЕ
Сообщаю вам, что мой тренер Макарычев Анатолий Иванович, во время чемпионата неоднократно подбивал меня бежать за границу, соблазняя прелестями капиталистической жизни. После того, как я завоевал золото, он предлагал сразу же покинуть команду и даже угрожал оружием, которое как он меня уверял, свободно купил. По его словам, некто Купрейчик в Филадельфии пообещал устроить нас в спортклуб, где мы будем иметь за месяц денег больше, чем за всю жизнь в Союзе ССР.
.........................................................../Морозов Н.А./
.............................................................08.88г.
- Ну и чушь?
- Ты так считаешь?
- Бездарно написано.
- Как будь то бы ты лучше напишешь. Подписывай лучше.
Вот и все. Выбирай, Коля. Лучше, выбирай жизнь.
- Ручку можно?
Он улыбается и достает ручку. Я подписываю злополучный лист.
- Теперь другой.
Этот я подписываю не глядя.
Послесловие к тексту:
Второй лист гласил:
"В комитет государственной безопасности
От гражданина Морозова Николая Андреевича
Проживающего по адресу: г Ленинград, ул. Марата 14, кв...
.......................................ЗАЯВЛЕНИЕ
Я хочу оказать помощь своей родине от всех внутренних и внешних врагов, посягающих на ее. Прошу принять меня в ряды сотрудников КГБ.
....................................................../Морозов Н.А./
...........................................................08.88г.
(Снизу приписка)
Товарища Морозова Н. А. перевести в внештатные сотрудники и отправить на спорт базу в Люберцы.
......................................Генерал-лейтенант Парамонов С.Т./.............../
.............................................................08.88г."
Апрель 1989г.
- Коля, проснись.
Меня трясет начальник спортивного лагеря Федор Иванович.
- Что случилось?
Я смотрю на часы. На них 15 минут седьмого.
- Тебя ждет Сергей Васильевич.
Сон сразу пропадает.
- Вот черт. Никак не выспаться.
Сергей Васильевич из аппарата КГБ. Я его побаиваюсь, да и наш начальник при виде его тоже бледнеет. Наш спортивный лагерь выдумка КГБ. Здесь есть всякие люди: и нормальные ребята, и с подмоченной репутацией, и даже явные уголовники. Но зато можно сказать, что наиболее перспективных и лучших спортсменов Союза собрали здесь и во всю тренируют. Мы выходим на международную арену, получаем призы, звания, а за это помогаем КГБ, выполняем некоторые... полицейские функции.
Сергей Васильевич сидит как хозяин в кабинете начальника лагеря.
- Здравствуй, чемпион.
Полгода назад я получил звание чемпиона мира по дзюдо в Мельбурне и теперь, в знак уважения Сергей Васильевич не зовет меня по имени.
- Здравствуйте, Сергей Васильевич.
- Не выспался? Гулять надо меньше. Небось Дарья мозги тебе совсем закомпостировала.
Все знает, гад. А гад продолжает.
- Дело есть. Сегодня повезешь ребят в Москву. Там намечается демонстрация националистов, надо их разогнать.
И все я. Ребята, конечно с подсказки Сергей Васильевича, выбрали меня старшим, теперь и отдуваюсь за все. Отвожу их в горячие точки, планирую операции, а начальник лагеря даже пальцем не пошевелит мне помочь, только грязные писульки на каждого составляет и отправляет в ведомство Сергей Васильевича. Про Дарью он, наверняка, тоже накатал.
- Где и когда?
- На площади Маяковского в 11 часов. Учти, там будет много корреспондентов, поэтому и не поручаем разогнать милиции, а надо, что бы это сделали недовольные граждане.
Он хмыкнул при последней фразе.
- Машины дадите или самим добираться?
- Грузовики будут у вас в 9. Все понял, чемпион?
- Все.
- Тогда я поехал, мне лучше не светиться перед твоими парнями.
- Ребята, подъем.
Я и начальник лагеря, ходим между койками, стаскиваем одеяла с упорных сонь.
- Быстро мыться, завтракать.
- Чего так рано? Еще час до подъема.
- Сейчас подойдут машины и нас отправят в Москву.
Ребята переругиваются и, протерев глаза, бегут к умывальникам, кое как побрызгавшись, спешно одеваются. После завтрака все собираются в спортивном зале. Я забираюсь на коня и начинаю речь.
- Ребята, в городе некоторые личности хотят организовать беспорядки. Они подбивают молодежь и собираются пройтись по городу со своими плакатами и знаменами. Властям не хочется привлекать милицию для их разгона, так как десятки иностранных корреспондентов уже ждут сенсации и готовы почесать языки по поводу нарушений прав человека. Они хотят показать всему миру, как у нас расправляются с инакомыслящими. Надо, что бы все выглядело как обычная драка, возмущенных парней с улицы и манифестантов, которую потом разгонит милиция.
- Коля, добавка сегодня на обед будет? - спрашивает маленький Марат, чемпион Европы по карате.
- Сегодня тренировок не будет. После... операции, хороший обед и отдых.
Гул одобрения проносится по залу. На улице засигналили машины.
Крытые грузовики вывозят нас в Москву.
На Манежной все высаживаются и я даю подробную инструкцию старшим групп.
- Вася, пойдешь к площади Маяковского. Возьмешь еще человек двадцать штангистов и силовиков. Твоя задача встретить их на подходе с Садовой. Постарайся не пропустить их на площадь.
Гигант Василий чешет голову.
- Но у меня всего тридцать человек, ежели их много, они же нас сомнут и обойдут, - говорит с сомнением он.
- Ты только начни. Мы же не можем сразу выставить всех. Иностранцы на вас должны подумать, что это возмущенный народ лупит недоброжелателей и ни какой организационной подготовки к их разгону не было. Тактика простая. Кто-то начинает и вал дерущихся постепенно нарастает, наши парни должны по одиночке и группками вступать в драку из подворотен, из толпы, бежать через площадь, в общем появляться ото всюду и ни каких развернутых цепочек или строя. Понятно.
- Понятно.
- Георгий, Ахмед, пусть ваши прячутся в подъездах или болтаются в толпе чуть левее группы Василия. А ты, Сергей, наоборот как бы пропустишь головку колонны и нападешь на нее с боку. Старайтесь держаться вместе. Если придется туго, лучше уходите. Вам ребята, - я с уважением обращаюсь к грузинам и могучим кавказцам, в основном борцам, - придется побывать в резерве. Вы стоите в стороне и даете комментарии, кричите всякие гадости, а потом тоже втягиваетесь на помощь товарищам. Все ясно, Аслан?
- Обижаешь, Коля, все понял.
- Остальным. Мирон, пройдешься по корреспондентам и кое-кому попортишь аппаратуру и физиономии. Гаврилову с двумя группами тяжелоатлетов выйти в тыл. Марс, где ты?
Выскакивает маленький кривоватый татарин, который всегда хочет есть.
- Здеся я.
- Со своей группой достань палки, камни, прутья и лупите всех. Отбой, когда милиция ворвется в ваши ряды, вы тут же выходите из игры, а если вас схватят, то предъявите пропуск вашей спортивной школы. Я же пойду с группой Василия. А теперь все по местам.
Это была небольшая колонна, человек 600. Впереди цепочкой шли стриженные парни в полувоенных черных френчах, обтянутые ремнями. За ними инициаторы выступления и , а дальше члены организации, примкнувшие и любопытные. Над колонной мелькали плакаты националистического толка, а впереди светлое знамя с ярким зеленым крестом. Везде метались корреспонденты и кинооператоры. Я даю знак моим ребятам и мы начинаем дразнить демонстрантов.
- Эй, ты увалень, у тебя еще от напряжения сапоги не лопнули. Давай, мы их помочим, сразу лучше идти будет.
- Иди ты...
- Чего прешь? Думаешь ремень одел, так пахнуть говном не будешь.
Я толкаю ближайшего парня, тот отмахивается. Тогда врезаю оплеуху. Это сигнал. Теперь мы начинаем метелить стриженную охрану. Ребята неплохо подготовлены и свалка приобретает солидный вид. Подтягиваются по одиночке и группами спортсмены и вскоре на улице идет побоище.
Я раскидываю трех мальчиков и добираюсь до вожаков. Вот он жирный боров. Боров не испугался, в руках бита и я чуть не нарвался на удар. Опять увернулся от взмаха и сильный удар наношу ему ногой в скулу. Только голова мотнулась и хоть бы что. Теперь его бита задевает мое плечо. Опять бью по голове и тупым ботинком в ногу, ниже колена. Ему больно. Вожак кривится и пропускает удар в нос. Кровь брызнула во все стороны. Боров медленно валиться на асфальт.
Сзади толпы вой, там Макс со своими ребятами лупит беззащитные тылы, палками и камнями. Драка и крики идут по всей части Садовой улицы. Демонстранты начали поддаваться и разбегаться, но кое-где идут бои группками - это сопротивляется хорошо подготовленная охрана. Тут в дело вступают кавказцы и началось всеобщее бегство демонстрантов. Завыли сирены, появились машины милиции и солдаты с пластмассовыми щитами. Мы начинаем разбегаться.
Меня остановил майор милиции с двумя сержантами.
- Стой. А ну подойди ближе. Подойди, подойди, иначе хуже будет.
- Я свой.
Протягиваю им спортивный пропуск. Лицо майора смягчается.
- Ваши пошли туда, - показывает он рукой в сторону Манежной.
На Манежной возбужденные мальчики делятся впечатлением.
- Я ему как врежу и красные сопли на метр.
- А я...
- По машинам, - ору я. - Нечего маячить перед городом в таком виде.
Кое-кто из ребят испачкан кровью, у некоторых разодрана одежда..
Послесловие к тексту:
Выписка из личного дела...
"Морозов Николай Андреевич, 1969г. рождения, русский, образование не полное высшее, член ВЛКСМ. В 1987 г. чемпион Европы по дзюдо в своей весовой категории, в 1988г. чемпион мира. Коммуникабелен, пользуется уважением у товарищей. Обладает прекрасными организационными способностями. Оригинальность мышления, позволяет разрабатывать уникальные операции..."
Май 1989г.
Мы сидим в кабинете начальника лагеря.
- Ты хорошо все организовал в прошлый раз, - хвалит меня Сергей Васильевич, - но у меня к тебе опять просьба. Необходимо выступить еще раз.
- Сегодня?
- Нет, завтра. В одной школе собирается молодежь, явно не советской ориентации. У них там какой-то съезд. Там так же будут ваши старые знакомые, которых вы вздули на демонстрации. Надо еще раз преподать им и остальным урок.
- Корреспонденты будут?
- Будут. Но для вас это дело знакомое, поэтому, как обычно, вздуешь за одно всю эту журналистскую братию и попортишь им аппаратуру.
- На нас в тот раз все зарубежные газеты катили бочку за это...
- Так им и надо. Пусть не лезут куда не следует. Школа в Марьяной роще, собираются в 14 часов.
Сергей Васильевич мнется, потом доверительно кладет свою руку на мое плечо.
- Тут понимаешь какое дело... Мы тогда, на демонстрации, забыли тебя предупредить, что человека, которого ты лупил, нужно было сохранить...
- Это которого, я их много лупил?
- Того, руководителя колонны с битой в руках.
- Действительно, ему досталось.
И это тоже узрел. И все-то этой организации известно, кого лупил, как лупил.
- Так вот, в этот раз ты его... спасешь.
- Я???
- Да, тихонечко выведешь через всю свалку и посадишь в машину. Так надо, чемпион...
Вечером я собираю всех руководителей групп в раздевалке и представляю им план действия.
- Мальчики, вот план школы. Макс и Ахмед идут на центральную парадную. За вами в резерве Сергей. Я с группой Василия иду с черного хода. На всякий случай, думаю, подтянем туда все стальные силы. На центральной будет, наверняка, большая задержка.
- Коля, не дрейфь, мы их всех положим, - бьет себя в грудь Ахмед.
- У них есть хорошо подготовленные ребята. Я уверен, что вы их сломаете, но не сразу. Вам придется потрудиться, а время идет.
Макс и Ахмед ломятся в парадную, там крики, девичий визг и звон битого стекла. Мы ломаем дверь с черного хода. Один из парней бьет стекло окна первого этажа и с помощью товарищей залезает через него в школу. Вскоре он открывает дверь и все несутся по пустой лестнице на третий этаж, где находится актовый зал.
В зале уже паника. Мой жирный знакомый стоит на трибуне и успокаивает публику.
- Граждане не...
И тут он увидел нас.
- Ах, сволочи, - рычит Боров.
Графин полетел в мою сторону. Я пригнулся. Сзади звон разбитого стекла. Мои ребята уже скидывают со сцены президиум собрания. Я подбегаю к трибуне и всей массой тела опрокидываю ее. Мужик не устоял и тоже валится на пол. Он пытается подняться и я рывком выбрасываю его за сцену, потом наваливаюсь и говорю в ухо.
- Тише. Я сейчас вас выведу.
Мужик замирает. В зале идет потасовка. Мы выжидаем и я опять говорю.
- Пошли.
Вскакиваем и я опять бегу по черной лестнице, но уже вниз. Толстяк за мной. На улице меня встречают наши резервные группы.
- Как там?
- Все на верх. Основная группа с трудом пробивается к актовому залу, а наших там мало.
Никто не обратил внимание на человека, стоящего за моей спиной. Все спортсмены ринулись к лестнице. Мы торопливо идем по улице.
- Где ваша машина? - спрашиваю я.
- Там.
Он указывает пальцем на красавицу "Волгу".
- Быстрее.
Добегаем до машины. Толстяк открывает дверь и вдруг задерживается.
- Чего же вы первый раз меня так отлупили?
- Для конспирации. Что бы все видели в вас жертву.
- Вообще-то правильно. Вот вам моя визитка. Я ваш должник. Приходите к нам по указанному адресу. Всегда приму.
Машина отъезжает. Я читаю кусочек картона.
"Григорий Иванович Виноградов. Национально патриотическое общество." Внизу адрес.
Послесловие к тексту:
"Совершенно секретно.
.......................................................Начальнику секретной части
........................................................Полковнику Матвееву Г. П.
.............................РАПОРТ.
Наш сотрудник, наблюдающий за Акулой (Виноградов Г.И.) сообщает. Во время налета спортсменов на школу в Марьяной роще ...Мая 1989г., один из них вывел Акулу через черный ход и посадил в машину. Фамилию спортсмена удалось установить. Морозов Николай Андреевич.
.......................................................Майор Звонарев Г.И."
............................................Мая 1989г.
Август 1990г.
Я сижу в кафе с Сергей Васильевичем.
- Сейчас в стране возникают большие перемены, чемпион, - говорит Сергей Васильевич, - поэтому пора уже тебе взрослеть.
- Это как?
- Завтра ты исчезнешь из спортивной школы. Ее закрывают.
- Что уже спортсмены родине не нужны?
- Нужны, но в ЦК поступил донос от некоторых недоброжелателей, что в спортшколе в Люберцах, оппозиция Горбачеву готовит тайные вооруженные отряды, под видом спортивных команд. Завтра туда приедет комиссия. Если мы там всех оставим, наверняка кое что всплывет наружу. Поэтому в управлении решили лагерь срочно распустить.
- И куда же всех ребят?
- Будем распихивать, чтобы как-то трудоустроить, кое кого устроим по спорт обществам по республикам, других пристроим к делу. Сейчас спортсмены везде нарасхват..
- Что же вы предложите мне?
- А ты..., - Сергей Васильевич замялся. - Понимаешь, в управлении решили, что ты должен пойти к своему старому знакомому и стать его правой рукой.
- Не понял, куда это?
- К Виноградову Григорий Ивановичу.
Я с недоумением гляжу на КГБешника.
- Мы же их только что лупили, разгоняли, считали не советскими...
- Все меняется, чемпион. Мы их создали на свои деньги, закалили в борьбе с вами. Теперь выпускаем на большую дорогу.
- Но почему я? Разве нет других, офицеров, например...?
- Офицеры пока туда не идут. Еще рано. А тебя? Мы слишком хорошо тебя изучили, теперь твое место там. Не забывай, ты наш сотрудник.
- Я хочу заниматься спортом. Только недавно стал чемпионом мира и вдруг бросит все. Нет, мне нужно новое спортивное общество.
- Не артачься, чемпион. Делай что тебе говорят и с завтрашнего дня в Люберцах никого не должно быть, запомни.
Мы весьма холодно простились друг с другом. Вот она благодарность. Попользовали, теперь на свалку.
Я попробовал устроиться сам, но все спортивные общества Москвы, как сговорились, мне отказали везде. Пришлось идти в логово национал- патриотов.
Григорий Иванович долго тряс мне руку.
- Значит к нам. Мне уже передали друзья о твоей просьбе, перейти в наше общество и служить идеям национал социализма. Похвально.
Если бы он мог читать мои мысли, то пришел бы в ужас...
В первый же день я схватился с бывшим заместителем Григория Ивановича по оперативной работе Сашкой Казаком. Это его работу, по рекомендации КГБ, Виноградов передал мне.
- Ты, блатная крыса, - шипел как змея здоровенный двухметровый парень, - я тебе здесь житья не дам. Сдохнешь у меня.
- Заткнись.
- Сам, лучше закрой свое хлебало.
Я ударил его пальцем меж ребер. Он охнул и от второго удара в лицо упал на пол.
- Завтра мне все сдашь, а сегодня подготовь все документы. И не дай бог, если что-нибудь намудришь. Шею сверну.
На следующий день Сашка с непроницаемой физиономией на которой отливалось фиолетовое пятно, сдал дела.
Послесловие к тексту:
Газета Известия от ...08.90г.
"Как сообщили нам в министерстве безопасности, в Люберцах был раскрыт лагерь, для подготовки вооруженных отрядов. Под видом спортсменов, готовились бойцы для свержения существующего строя. Прокуратура ведет следствие".
Июль 1991г.
Дарья взбесилась. На кукольном личике, охваченном густотой каштановых волос, вспыхивают молнии глаз.
- Коля, рванем на Юг.
- Я не могу, у меня много дел.
- Вечно ты со своими делами, а я что... Не жена, не шлюха, так игрушка для тебя.
Мы сидим в кафе и тянем через соломинку соки.
- Что ты завелась? Немножко раскидаю все дела, может в Августе съездим куда-нибудь.
У меня действительно полно дел. Война в Карабахе втянула нашу организацию в свою орбиту. Мы занялись нелегальным набором добровольцев для той и другой стороны, их подготовкой и экипировкой. Сейчас новая партия любителей приключений готовиться к отправке в Армению. Хорошо, что хоть деньги дают по всем каналам, из Азербайджана, Армении, КГБ и других организаций. Наше правительство делает вид, что ничего не знает и не видит, хотя нас знает вся уголовная шушера и милиция.
- В Августе опять скажешь, занят, - нудит Дарья.
- Успокойся, поедем.
Дарья страшно не любит свое имя и просит, чтобы я называл ее Дорри. Кто-то плюхается на стул рядом.
- Не занято?
Рядом сидит бородатый мужчина с чертами южанина.
- Свободно.
- Вы не Морозов?
Теперь я обращаю внимание на его акцент.
- Да, это я. С кем имею честь разговаривать?
- Я менеджер фирмы "Нарус", Сайман Малех.
- Вы из Турции.
- Нет, из Ирака. Разрешите, я закажу для вас и вашей дамы коктейль. Честно говоря, я гоняюсь за вами месяц и никак не могу поймать вас.
- Вы бы могли зайти ко мне в офис...
- Вот как раз туда-то мне и не следует ходить. Я думаю за вами следят все кому не лень и ваши и наши. Даже уверен, что ваш офис прослушивается. Поэтому и ловлю вас на стороне.
- Но если следят в офисе, почему не могут проследить нашу встречу и здесь?
- Все в руках аллаха, может быть и так, но мои друзья сейчас отвлекают внимание посторонних. Эй, официант, три фруктовых коктейля.
У угла улицы напротив кафе драка. Трое парней метелят жилистого мужика. Нам приносят коктейли.
- Так что же вам надо, господин Малех? Почему вы так упорно отлавливаете меня, как вы говорите, на стороне?
- Надо поговорить, но не здесь.
- Может, мне уйти? - спрашивает Дашка.
- Нет, нет, - поспешно говорит Сайман, - такой красивой женщине нельзя уходить. Здесь не место для серьезных разговоров. Я просто хотел бы господину Морозову назначить место встречи. Предположим завтра, здесь же у угла будет стоять машина, которая вас и повезет куда надо.
- Хорошо, завтра в это же время, здесь.
- Ну вот и замечательно, - облегченно вздыхает Сайман.
Он быстро встает, расплачивается с официантом и уходит за угол дома напротив.
На следующий день машина Саймана отвозит меня за город на небольшую дачу. Кроме Саймана и охраны там никого. Сайман угощает коньяком и развлекает анекдотами, взятыми из русских книг и журналов.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы и  идеальная школа


загрузка...

А-П

П-Я